АКАДЕМИЯ ОТВЕРЖЕННЫХ. Избранница зимы

06.12.2017, 18:38 Автор: Анна Одувалова

Закрыть настройки

Показано 1 из 10 страниц

1 2 3 4 ... 9 10


Анна ОДУВАЛОВА
       АКАДЕМИЯ ОТВЕРЖЕННЫХ
       Избранница зимы
       


       Пролог


       
       Париж был прекрасен, но из-за срочного совещания, на которое вызвали отчима, нам пришлось уехать на два дня раньше.
       Сюрприз должен был выйти приятным. Я даже прихватила, купленную во Франции бутылку брюта. Знакомая квартира, дверь в которую он почему-то не запирал, если был дома. Разобранная кровать, ваза с цветами в изголовье и два тела на смятых простынях.
       Я всегда завидовала Евкиным волосам. У нее были длинные, густые кудри совершенно нереального огненно-рыжего цвета. И сейчас эти чертовы распущенные волосы скользили по груди парня. Моего парня! Полагаю, теперь уже бывшего.
       Я быстро выходила из себя и тратила уйму времени для того, чтобы научиться самоконтролю. Но сейчас он дал сбой. Я даже не успела осознать, что творю. Бутылка брюта грохнулась на пол и разбилась вдребезги, забрызгав мои замшевые туфли и оставив неопрятное пятно на светло-персиковом ковре. А я выкинула вперед руки, ощущая жжение в кончиках пальцев, и длиннокудрая грива рыжей вспыхнула.
       В комнате мерзко запахло жженой шерстью. Ева была в шоке. Она смотрела на меня широко открытыми глазами, пытаясь прикрыть голую грудь и беззвучно, словно рыба, открывала рот. Полыхающие волосы она заметила не сразу, зато Глеб… он смотрел прямо на меня и все видел. На его лице отразился настоящий ужас. Парень взвизгнул по-девичьи, а я опомнилась. Схватила с тумбочки вазу и вылила ее содержимое на голову соперницы. Теперь уже завизжала Ева, отплевываясь от тухловатой воды и скидывая у себя с головы алые розы на длинных стеблях. Волосы погасли, а я развернулась на каблуках и выскочила в подъезд, чувствуя, как дрожат руки.
       Догонять меня не стали, даже остановить криком не попытались. Мне хотелось верить, потому что оба были голые и в шоке, а не потому, что им на меня наплевать.
       Пока неслась вниз по лестнице, трясущимися пальцами искала кнопку быстрого вызова. Едва закончились гудки, не дожидаясь приветствия, протараторила в трубку.
       - Давид, помоги! Я опять облажалась. Мама меня убьет.
       


       Глава 1


       Снег в сентябре
       
       Последняя выходка обошлась мне слишком дорого. Угрозы отчима, увы, оказались не просто угрозами. Мама узнала о моей неосторожной и опасной демонстрации силы, и вместо любимого политеха, передо мной открыла двери Академия Отверженных – место ссылки для таких как я, не умевших договориться с собственной магией.
       Я проводила взглядом машину, которая взвизгнув тормозами, умчалась вдаль по медленно тающей дороге, смахнула с глаз слезу и замерла перед массивными коваными воротами, которые вели к огромному особняку, скрывающемуся в тени старинного сада.
       За ручку взяться было сложно. Я знала, как только открою дверь, хода назад не будет. «Впрочем… кого я обманываю? – Горько усмехнулась и сделала решительный шаг вперед. – Дороги обратно уже нет». Причем, и в прямом, и в переносном смысле.
       Я бросила взгляд через плечо и увидела, что прямо за спиной начинается густой лес. Я слышала завывание из чащи. Говорят, там в поисках легкой добычи рыскают вечно голодные адские псы, которые питаются душами, таких как я – отверженных магов, не способных контролировать собственные силы.
       Академия, находящаяся в межмирье, собирает в своих стенах отверженных изо всех миров и пытается сделать из них людей, неопасных для общества. Не всегда получается, некоторые погибают, так и не вернувшись обратно, но не стоит думать о плохом. Существовало и другое мнение. Именно его придерживалась моя мама. Академия – это шанс для таких, как я. Шанс получить по-настоящему огромную силу и научиться ей пользоваться.
       Я решительно дернула дверную ручку и вошла во двор. Калитка захлопнулась за спиной, а я, не оглядываясь, торопливо направилась в сторону здания, которое походило на старинный, величественный замок из путеводителя. Например, по Германии – такие же остроконечные башенки, строгие геометрические формы, узкие стрельчатые окошечки. Может быть, не так все и плохо?
       Я шла все быстрее, поражаясь царящей вокруг тишине, и чувствуя, как усиливается ветер. Он поднимал с тропинки первые опавшие листья, закручивал их у меня между ногами, а небо, еще минуту назад ясное, начали затягивать тучи – сизые, тяжелые.
       Во дворе академии не было ни единой живой души. Ни студентов, ни обслуживающего персонала. Странно и жутковато. «А что если…. – сердце упало куда-то в желудок. - Здесь просто никого нет. Ни единой живой души?» Впрочем, мысли были идиотскими. Мама же с кем-то договорилась, и вещи мои передала.
       Ветер усилился. Я с тоской поняла, что до крыльца добежать не успею – попаду под дождь, но все равно ускорилась, пытаясь прикрыться от непогоды воротником. Но вопреки ожиданиям пошел не дождь – мне на нос и рукав легкого плащика упали самые настоящие снежинки. Я остановилась и с удивлением посмотрела на небо. А снег все сыпал и сыпал, превращаясь в настоящую метель, засыпая деревья, кружась вокруг меня, заставляя стучать зубами и ежиться. Черные волосы растрепались, и я поняла, что, наверное, сейчас похожа на Бабу-Ягу. Худенькую, несчастную Бабу-Ягу. А ведь с утра специально делала укладку, хотела не упасть в грязь лицом в новом учебном заведении.
       Двери академии распахнулись, и на крыльцо выбежало несколько человек. Я замерла в нерешительности, пытаясь их разглядеть - две девушки в строгих черных юбках ниже колена и темно-вишневых блузках с длинным рукавом и парни тоже одетые по форме. На меня смотрели настороженно, я бы сказала даже с ужасом. Нас разделяла метель, но, судя по всему, я привлекала больше внимания.
       Я не двигалась с места, а народ на ступенях перед входом в академию все прибывал и прибывал. Парни, девушки, несколько человек постарше – явно преподаватели. Я отсюда толком не могла рассмотреть тех, с кем мне предстоит провести ближайшие несколько лет. Заметила только, что форма на всех одинаковая. Черный низ и темно-вишневый верх.
       - Избранница зимы! - крикнул кто-то, и толпа чуть подалась назад, словно в испуге.
       Я с изумление оглянулась, не сразу поняв, что речь идет обо мне. «Избранница зимы»… звучит красиво. Откуда же тогда ужас в их глазах?
       Я осторожно, на негнущихся ногах, двинулась в сторону толпы, чувствуя исходящий от нее страх, и не понимая, что происходит вокруг.
       Хорошенькая блондинка, с тонкими чертами лица и чуть заостренными ушками спустилась по ступеням и посмотрела на меня с недобрым прищуром.
       - Снег в сентябре – плохая примета… - обвиняюще заявила она, словно я была виновата в отвратительной погоде. Зуб на зуб не попадал, я растерялась и чувствовала себя неуютно под пристальными взглядами многих глаз, но все равно огрызнулась.
       - А я-то тут причем? Я что гисметио, что ли? Могла бы предсказывать погоду, приехала бы попозже, когда эта гадость закончится. Или хоть шубу бы прихватила…
       - Ну… причем здесь ты… думаю, мы скоро узнаем, - фыркнула она и развернувшись ушла ближе к дверям под небольшой навес. Плотная толпа перед ней расступалась. Мне надо бы идти следом, но я не была уверена, что меня также легко пропустят. Видимо, я появилась в неудачный момент. Смотрели на меня с враждебностью. А это плохо. Я надеялась, что мое появление пройдет спокойно и незаметно для большинства. Я не любила быть на виду, и уж тем более не любила находиться в эпицентре конфликтов. Но судя по настроению моих будущих сокурсников, избежать конфликтов вряд ли удастся. Атмосфера становилась все более наряженной, и каждый шаг давался мне с трудом. Почти у самых ступеней я замерла. С удовольствием заметила, что не все на меня смотрят враждебно. Поймала несколько заинтересованных мужских взглядов, парочку безразличных. А рыжеволосая девчонка вообще ловила языком снежинки. Это заставило почувствовать себя чуть свободнее.
       - Разве занятия закончены? – раздался язвительный голос с крыльца, и я испуганно уставилась на высокого светловолосого мужчину, появившегося в дверях. Его длинные, белоснежные волосы были заплетены в косу, а синие глаза метали молнии. Одет он был странно. Высокие сапоги, черные узкие штаны, светлая рубашка с небрежно повязанным лазурным шейным платком и камзол.
       - В чем дело? - поинтересовался он.
       - Избранница зимы… - пискнул кто-то совсем робко и тут же заработал презрительный взгляд.
       - А, может, еще кто? Кровавя Мэри? Баба Яга? Или в какие сказки вы еще верите? - В его голосе было столько сарказма, что, хоть он и не был направлен против меня, по спине пробежали мурашки. – Ладно дети, а вы? – Он повернулся к худенькой достаточно молодой преподавательницес забранными в высокой пучок русыми волосами, и мужчине неопределенного возраста, стоящему рядом с ней. – Вы-то что? Тоже верите в нелепые страшилки?
       - Но… - мужчина тоже, видимо, чувствовал себя не очень уютно, но старался не показать робость перед студентами. – Снег в сентябре все же плохая примета, согласитесь, лорд Рэмол.
       - Безусловно, а еще плохая примета – черная кошка, перебегающая дорогу. Мне вон попалась три раза за утро….
       - Не трогайте Миссс, - удивительно уверенно отозвалась хрупкая с виду преподавательница, мигом став будто бы выше.
       - А я и не трогаю, леди Льюисса. Просто, потакать различным суевериям – это непедагогично!
       - Возможно. – Она пожала плечами. – Но снег в сентябре - это не черная кошка. Это плохое предзнаменование. Вы лучше нас всех знаете историю этого места. Хоть раз сентябрьский снег, да еще когда он шел в момент появления новой ученицы, заканчивался чем-то хорошим?
       Не дождавшись ответа, она первая ушла в здание. Блондин рыкнул и следом за ней словно тараканы, бегущие от тапки, в академию умчались студенты и второй преподаватель, а лорд Ремол обратил свой взгляд на меня.
       - Диана Воронцова, правильно полагаю? – Я осторожно кивнула и спрятала замерзшие ладони в рукава. – Добро пожаловать в Академию Отверженных, - заметил он, развернулся и исчез за дверями. Я не нашла ничего лучше, кроме как отправиться следом.
       Странное все же место. Что этот лорд и проводить меня не мог? Показать? Объяснить? Куда я сейчас пойду там, внутри? Похоже, блондина это не волновало.
       
       21.12
       
       С глухим хлопком за моей спиной захлопнулись тяжелые двери Академии Отверженных, и я попала совсем в иной мир. Тут было шумно, людно и непривычно. Я словно перенеслась назад в прошлое. «Хогвардс, чтоб его» - пробормотала себе под нос и поднялась по трем ступенькам, ведущим в широкий холл. На меня смотрели со всех сторон, но никто не подошел и не заговорил, кроме странного старичка вахтера, похожего на сморчка и едва доходящего мне до плеча.
       - Новенькая? – недовольно проскрежетал он, а после того как я кивнула, безразлично. – Третий этаж восьмой кабинет.
       Я даже не успела спросить, что там находится и зачем мне именно туда, а он уже развернулся и растворился сизым облачком в воздухе. Я замерла, беззвучно открывая рот, как рыба, а сбоку раздался мужской смех. Ржали явно надо мной. Я даже оборачиваться не стала, чтобы посмотреть, кто именно веселится. Мне было все равно. Тряхнула мокрыми волосами, напоминающими извивающихся змей, и пошла искать лестницу. Не была уверена, что получится это сделать сразу. Почему-то в центральном холле ее не нашлось.
       Лестница оказалась за поворотом – кривая, с деревянными перилами и очень величественная, несложно было представить, как по ней спускались принцы и принцессы в шикарных нарядах, но сейчас по ней сломя голову носились парни и девушки моего возраста. Некоторые слетали, причем не в переносном смысле. На меня здесь не обратили внимания, видимо, не все выскакивали на улицу и видели меня во время снежной бури. Что же. Это не могло не радовать. Хотя, я прекрасно понимала, новости разнесутся со скоростью света и скоро не останется ни одного человека или нелюдя (я слышала тут и такие учатся) кто бы не знал обо мне.
       - Представляете, - услышала я высокий голос темноволосой грудастой девицы, которая стояла вполоборота ко мне, облокотившись о перила на площадке между первым и вторым этажом. – Это новенькую чудачку, которая притащила к нам снег, поселили ко мне! Вы вообще можете подобное вообразить?
       Потенциальная соседка мне совершенно не понравилась – вызывающе броская, вульгарная и в блузке, которая была расстегнута так, что виднелся черный кружевной лифчик.
       - Да ты что? – стоящая рядом рыжая, удивленно вытаращила глаза. – Они совсем сдурели? Неужели нельзя было пихнуть ее к кому-то из перваков.
       - Не понимаю, я год жила одна и меня все устраивало! И не подумаю что-либо менять! - возмущалась брюнетка, а мне стало интересно, как же она привыкла проводить вечера. Впрочем, я скоро получила ответ на свой вопрос.
       - Что и Брюса будешь таскать, как и раньше? - засмеялась третья собеседница - худая блондинка, стоящая рядом. В ее глазах мелькнуло злорадство.
       - А что бы и нет? - Черноволосая посмотрела на подружку с вызовом. - Пусть она стесняется. Я не буду.
       Разговор был неприятен, но я все равно замедлила ход, и постаралась услышать, как можно больше. Было интересно, что еще обо мне скажут. Я предпочитала быть в курсе всего.
       - Ты хоть ее видела?
       - Нет. - Брюнетка брезгливо передернула плечами. – Делать мне, что ли больше нечего, кроме как бегать по улице из-за каких-то дур! Брюс сказал страшненькая и забитая. Я ее очень быстро построю. Будет сидеть, как мышка в уголке.
       Ну про «забитую» это они плохо меня знают. Забитых не выгоняют в академию отверженных. Я разозлилась, но вида не подала, просто прошла мимо, намеренно задев плечом, брюнетку. Понимала что нарываюсь, но не боялась. Девица пошатнулась – удар у меня был, сильным. Я всегда много занималась спортом и хрупкой была лишь с виду.
       - Ой, простите… - без намека на сожаление извинилась я и посмотрела на брюнетку сияющими изумрудными глазами потомственной ведьмы. Девица отшатнулась. Нас боялись. Таких зеленоглазых было немного, а я улыбнулась и пошла дальше. Догонять меня не стали. Думаю, переваривали.
       Но сдается мне, девица поняла, кто я и мне казалось, она так это не оставит. Будет мстить. Ну ничего, я тоже была серьезно настроена отвоевывать себе место под солнцем. И чем раньше я заявлю свою позицию, тем лучше.
       21.12
       
       Я ускорилась и следующий пролет преодолела на одном дыхании. В душе клокотало бешенство. Когда мне три дня назад родители объявили, что на второй курс я пойду учиться не в свою группу, не на свой курс и не в свой университет, я думала, хуже быть не может. Но сегодня внезапно поняла – бывает и хуже. И я не смогу даже позвонить им и поделиться своими переживаниями. Из другой реальности звонки не проходят. В ближайшие три года я предоставлена сама себя и лишена связи с родней и друзьями. Меня даже на праздники не выпустят. В первый год точно, а там может быть, если буду вести себя хорошо.
       Но вот с хорошим поведением у меня не ладилось нигде и никогда. И здесь я еще часа не провела, но привлекла себе внимание и нажила недоброжелателей, а вот друзей нет. Может измениться мир, но вряд ли изменюсь я сама, а значит, моя жизнь тут не будет легкой. Чего-чего, а неприятности на вторые девяноста я находить умела. И никогда не молчала, даже тогда, когда и стоило бы оставить при себе драгоценное мнение.

Показано 1 из 10 страниц

1 2 3 4 ... 9 10