Лунная тень (бесплатная выкладка)

06.05.2019, 12:20 Автор: Эра Эльто

Закрыть настройки

Показано 25 из 41 страниц

1 2 ... 23 24 25 26 ... 40 41


Я любила свой дом, мать, братьев и сестер. Любила бродить по берегу в вечерний час и слушать шепот волн. Любила даже полуденную жару. Но тихий голос внутри говорил мне, что место мое не здесь. И однажды я приняла решение. Пришла к матери и сказала, что хочу отправиться в путешествие. Хочу найти свой настоящий дом.
       Тор повернулся к ней, и Мина, вздохнув, опустила глаза.
       - Что сказала на это твоя мать?
       - Она была опечалена, но решила не препятствовать. Я собрала вещи, в последний раз заглянула в храм для того, чтобы попросить Великого Бога о доброй дороге, смелости и открытом сердце и в ранний утренний час ушла, куда глаза глядят. Я не знала, куда иду, не знала, чего ищу. Но я верила, что Его воля направит меня. И оказалась здесь. Храму в этих землях далеко до того удивительного сооружения, в котором я сделала свои первые шаги и принесла первые жертвы тому, кто создал всех нас, и, если бы не Великий, мы бы жили очень бедно и вряд ли наладили бы торговлю с людьми и темными существами, но… - Она погладила принца по щеке и улыбнулась. - Я не узнала бы всего этого, испугавшись неизвестности и решив остаться в тех местах, где родилась. Я бы не познакомилась с главной жрицей и не стала бы одной из ее подруг - а ведь именно на мне, девушке, когда-то зажигавшей масляные лампы, она остановила свой выбор, хотя могла бы одарить такой милостью кого-то из своих дочерей. Я бы не узнала Великого, Вавилонянку Дану, Луноликую Весту. Я бы не встретилась с тобой, мой принц. Разум говорит нам, что лучше оставаться среди знакомого и привычного. Среди членов семьи, если мы говорим о жрецах Великого Бога. Среди эльфов с волосами цвета белого золота и голубыми глазами, если мы говорим о тебе. Но там ли наш настоящий дом?
       - А если у меня вообще не будет дома? Если я обречен на вечные скитания, как… Незнакомцы?
       Мина рассмеялась и посмотрела вдаль, опершись на перила балкона.
       - Возможно, в этом и есть счастье, мой принц. Лучше скитаться с тем, кого ты по-настоящему любишь, чем провести вечность среди существ, которые так и не начнут почитать тебя за одного из них.
       - Да. Ты пойдешь на ужин?
       Жрица, все еще улыбаясь, покачала головой.
       - Нет, мой принц. Сегодня - ночь темной луны.
       - Ох, да. Совсем из головы вылетело. - В ночь темной луны, предшествующую полнолунию, жрецы соблюдали строгий пост - не прикасались ни к пище, ни к вину, ни к обыкновенной воде. - И Великий, конечно же, тоже останется у себя…
       - Надеюсь, твое решение будет правильным, мой принц.
       

***


       Тор бродил по саду до полуночи. Несколько раз он думал о том, что нужно навестить Тиру, но сестра, скорее всего, спала. Или пребывала в тех мирах, куда отправляются тяжело больные существа, сделавшие несколько глотков дурманящих травяных отваров. Кроме того, ее вид - бледное лицо, широко распахнутые глаза, устремленные в потолок, бинты на запястьях, скрывающие еще не зажившие раны от кандалов из храмового серебра - был ему невыносим. Он заглянет к ней завтра. Или послезавтра. Тогда, когда позволит Великий.
       Великий. Ох, боги, светлые и темные. О том, что нужно нанести визит хозяину виллы, Тор, увлеченный печальными мыслями, совершенно забыл. Если он не отправился в свои покои, то где же его теперь искать?
       Остатки ужина со столов трапезной уже убрали, и большая часть гостей угомонилась. На кухне Тор нашел главного повара Мукти, молчаливого вампира Леонида и Давида, личного слугу Великого. Первый, как всегда, трещал, не закрывая рта, второй без особого аппетита ел фрукты, размышляя о своем (разумеется, о волчице - эту историю принц слышал уже раз двадцать). Последний в ответ на вопрос «где можно найти Великого» пожал плечами с таким видом, будто это было очевидно:
       - В храме, ваше высочество. Полагаю, пробудет там до утра.
       Мукти, верный себе, отпустил очередную едкую шутку по поводу той части поста Великого, которая приводила в ярость его подругу.
       - Вавилонянка Дана сегодня будет спать в холодной постели, если ее не согреет какой-нибудь молодой вампирчик, - сказал принцу повар. - На месте вашего высочества я бы обошел покои Великой стороной. Сделаете небольшой крюк, но голову вам точно никто не оторвет.
       Тор поблагодарил всех, вежливо поклонившись, и поспешил убраться из кухни до того, как Муки и Давид в один голос принялись уговаривать Леонида занять место того самого вампирчика: может, тогда он хотя бы ненадолго забудет о своей ненаглядной волчице?..
       

***


       Храм жрецов богини (или бога, как утверждали более древние последователи культа) сладострастия располагался в получасе ходьбы от виллы, возле леса, на берегу небольшого озерца с чистой водой. Говорили, что некогда строение было очень скромным, но Великий распорядился сменить безликий серый камень на лазурный, и доставили эту драгоценность прямиком из Фелота, родины жрицы Мины. Под полной луной стены храма меняли цвет на серебристо-голубой, а в ночи полной и новой лун - на красный. Вокруг костра, разожженного на поляне, сидела небольшая группа жрецов. Приблизившись, Тор разглядел Геру, служанку Великого. Рядом с главной жрицей, женщиной, чью голову венчал украшенный драгоценными камнями обруч, сидели ее подруги - светловолосая красавица с бледной кожей, чьего имени принц не знал, и сама Мина.
       - … Великая Богиня учит нас, что в самые темные ночи наш внутренний свет должен быть особенно ярок, - говорила главная жрица. Все, включая ее, были одеты одинаково - в лазурный шелк. - В самые темные ночи нам дарована возможность заглянуть в свое сердце и задать самые главные вопросы. Мы отказываемся от Ее священных даров - пищи, вина, воды и удовольствия - не для того, чтобы наказать свое тело, но для того, чтобы сосредоточиться на своих мыслях и очистить их. Великая Богиня спрашивает нас: не забыли ли мы о пути, которым следуем? Не пустились ли мы в бездумную погоню за удовольствиями? Помним ли мы о том, что у нас есть не только тело, но и дух, и для того, чтобы служить Ей, тело и дух должны сосуществовать в гармонии, как мужчина и женщина, как сменяющие друг друга солнце и луна, как поступок, который следует за обещанием? Не потеряли ли мы самое главное - смысл? Помним ли мы о том, зачем следуем Ее голосу, зачем соблюдаем Ее обеты? - Главная жрица встала и подняла руки так, будто хотела обнять всех, кто сидел у костра. - Многие считают нас толпой необузданных в своих желаниях существ, которые не знают границ, когда пьют вино и веселятся на пирах. Многие считают нас безумными, потому что наша госпожа велит нам прислушиваться к голосу сердца. Сегодня, в ночь темной луны, в ночь, которая следует за днем строгого поста, я призываю вас вспомнить о том, что голос нашего сердца звучит не только в те моменты, когда мы веселимся или обнимаем того, кого любим. Слышать голос своего сердца - это знать, кто мы. В моменты радости и печали. В моменты наивысшего счастья и самой ужасной беды. Слышать голос своего сердца - это жить с открытыми глазами и принимать мир таким, каков он есть. Часто наша госпожа испытывает нас. Слышать голос своего сердца - это видеть и слышать Ее во всем, что нас окружает, и нести свет даже тогда, когда другие причиняют нам боль. Ибо Она, рожденная в чистоте истинной любви, являет собой эту истинную любовь. И все мы - плод Ее любви. Все мы - Ее любовь. И да будет так.
       Зачарованный Тор стоял в нескольких шагах от костра, не решаясь приблизиться. Главная жрица опустилась на траву, одна из ее подруг легко ударила в ритуальный бубен - и над притихшим ночным лесом полилась песня, каких принцу слышать еще не доводилось. Нежная, светлая и грустная мелодия, выводимая стройным хором мужских и женских голосов. Жрецы пели на не знакомом Тору языке, но что-то внутри него безошибочно улавливало смысл слов. То была чудесная баллада, тонкая и хрупкая, как тоска по убывающему лунному свету. Он на мгновение прикоснулся к магии, которую постигали эти существа в самых сокровенных уголках святилища своих храмов, возможно, даже взглянул в глаза их госпоже, могущественной богине, чья власть распространялась на смертных и бессмертных, прекрасной в своей чистоте и всепрощающей любви женщине, перед ликом которой разрушаются самые темные чары. Тор запоздало понял, что слушает эту чарующую песню, открыв рот и уставившись на исполнителей во все глаза. Он поднес руки к лицу и утер слезы, струившиеся по щекам.
       - Ты можешь сесть возле костра, юноша.
       Принц чуть не подпрыгнул от неожиданности, услышав обращение главной жрицы. Головы присутствующих как по команде повернулись к нему. Великий, сидевший рядом с Миной, улыбнулся внезапному гостю и кивнул, молчаливо подтверждая уже высказанное приглашение. Тор, поколебавшись, опустился на траву по левую руку от него. И осознал, что сделал маленькое открытие: хозяин виллы пел вместе со всеми. Пел очень хорошо, хотя предпочитал отмалчиваться даже на самых шумных пирах. Кто бы мог подумать, что у существа, которое говорит так тихо, что остальным приходится замолкать и прислушиваться, такой красивый голос?..
       - Добро пожаловать, ваше высочество. Надеюсь, путь до храма не утомил вас. Вы пришли для того, чтобы сообщить мне о своем решении?
       Тор прикрыл глаза и решительно выдохнул.
       - Я остаюсь.
       


       
       ГЛАВА ТРЕТЬЯ


       Тир, средиземноморское побережье
       - Нет, ну ты видал такого глупца, а, Валид? Я ему: три золотых монеты за этих кроликов. Не помню, когда в последний раз ел нормальное мясо, соскучился - сил нет. А он уперся - и ни в какую! Дескать, несет их богатому господину. Я ему: ладно, вот тебе пять монет. Ты видишь, что это вампирское золото, пустая твоя башка? Этот мерзавец делает вид, что задумался, уходит на минутку и возвращается… со светлой эльфийкой! И пытается мне ее продать! И соловьем поет: смотри, какая красавица. Десять золотых монет - и она твоя. За такую цену светлых эльфиек не купить даже на базаре в Фелоте. Вот угощусь - и забуду про свое мясо. Должно быть, я соскучился по женщинам в своих путешествиях. И как, скажи на милость, объяснить человеку с печатью Прародительницы, что темные эльфы - это не вампиры, и кровью мы не питаемся?
       - Ну эльфийку-то хоть взял? - вопросительно поднял брови Валид, делая глоток вина из стоявшей перед ним кружки.
       Филипп, один из путешествовавших с Ирфином воинов, воздел руки к потолку трактира в немой молитве известным только ему богам.
       - На что мне эта эльфийка сдалась, да еще и за десять золотых? Я тут познакомлюсь с кем угодно.
       Сказав это, он постучал пустой кружкой по столу и крикнул, обращаясь к работавшей в трактире смуглокожей девушке с длинными иссиня-черными волосами, собранными в скромную косу:
       - Эй, красавица! Я допил вино! Хочу еще!
       Щеки девушки залились нежным румянцем, и она, забрав у гостя кружку, скрылась на кухне. Филипп с довольным видом откинулся на спинку стула. Среди спутников первого советника он был самым молодым. Валид часто повторял, что голова у него слишком горячая, а желание пощупать юных дев до добра не доведет, но Ирфина это забавляло. Или же он завидовал жажде жизни и огню, который горел в душе молодого эльфа? А ведь когда-то он был на месте этого мальчика. Его так же тянуло в чужие земли, он хотел испытать и узнать все. Хотел пить вино с вождями, переживать опасные приключения, покорять снежные вершины, любить самых прекрасных в двух мирах женщин. Теперь все, что у него есть - бесконечная череда дней, изредка прерывающаяся на короткий беспокойный сон, и мысли о Лотаре.
       Впрочем, они, эти мысли, не оставляют его и во сне. Уж лучше вообще не спать. Это решение Ирфин принял несколько дней назад, и пока что получалось у него неплохо.
       Прибрежный город Тир встретил чужаков неприветливо, но после долгих скитаний по лесам и напряженных мыслей о поиске пищи и безопасных мест для ночлега даже такой прием казался райским. Путешественники остановились в маленьком трактире с непроизносимым названием на местном языке, где подавали вполне сносную на вкус еду, а за небольшую плату предоставляли комнаты. Ирфин делил одну из них со своим третьим спутником, Дэвином. Дэвин, как и Валид с Филиппом, получили из рук Жреца Орлина парные клинки и пурпурные плащи, но ни разу не уходил в походы с воинами и покидал пределы деревни только тогда, когда его отец, винодел, посылал сына продать кувшин-другой светлым эльфам или людям в соседних городках.
       Он был близким другом Нофара, с огромным интересом слушал рассказы о первых богах и уверял сына советника Нарида: конечно, он станет одним из приближенных Жреца, иначе и быть не может. Он рожден для того, чтобы посвятить себя культу. Когда-нибудь он превратится в мудрого учителя, и к его словам будут прислушиваться все. За несколько лун до нападения вампиров Дэвин взял в жены Ранию, прекрасное создание, походившее на бестелесную лесную нимфу. Может, она жива и здорова, и согласилась стать служанкой в клане, спрашивал у Ирфина Дэвин? И Нофар тоже жив?
       Первый советник лишь качал головой. Боги ведают. Боги ведают, живы ли сестры Филиппа, младшая из которых едва встретила шестую весну. Боги ведают, жива ли рыжеволосая Бесса, любившая войну так же страстно, как танцы у костра, подруга Валида - они прошли бок о бок все, что могут пройти два сильных воина, и это сделало их союз вдесятеро крепче. Мансур, их сын, ушел вместе с остальными к карателю Эрфиану. Бесса сопровождала их, но боги ведают, чем закончится их путешествие. Опасностей так много: неспокойное море, густые леса, пустынные земли, пески, палящее солнце. Боги ведают и знают все - а людям и темным существам остается продолжать свой путь.
       - Твое вино, господин.
       Светловолосая женщина с большими серыми глазами, в которых притаилась усталость, поставила перед Филиппом полную кружку.
       - Эк вас тут много, - протянул эльф, прищурившись. Ирфин решил, что вина тот выпил достаточно, но одергивать воина при всех не стал. - И все красотки, как на подбор. Не стесняются же торговцы мне светлых эльфиек за вампирское золото подсовывать!
       Лицо женщины вытянулось от удивления. Дэвин прыснул со смеху, а Валид снисходительно кивнул молодому эльфу.
       - Будет тебе, Филипп. Не смущай госпожу. Принеси-ка нам четыре тарелки мясной похлебки, хозяйка, - обратился он к красавице. - И чтобы горячая, да поострее. Вот, посмотри на Ирфина. Он совсем исхудал, почти ничего не ест. От твоей похлебки он точно не откажется.
       Медленно, так, будто ей предложили посмотреть на дикое животное, женщина перевела взгляд с Филиппа на первого советника. Глаза ее потемнели, и в них вспыхнула искра, заставившая Ирфина напрячься. Древний инстинкт, который иногда подавал голос - и которого он боялся, пусть и не любил признаваться в этом даже самому себе. Если его отец и вправду был обращенным, то это жуткое чутье досталось ему в наследство вместе с магией холодного голубого пламени.
       - Это твой трактир? - спросил Ирфин у женщины.
       Та легко поклонилась, и уголки губ поднялись в едва заметной улыбке.
       - Да, господин. Меня зовут Дарлена. Когда-то трактир принадлежал моему супругу, но теперь… - Она осеклась. - Если вы немного подождете, то к похлебке мы подадим свежий хлеб.
       - Если он будет таким же белым и мягким, как ты, я готов ждать хоть до смены темных вех! - горячо уверил девушку Филипп. - Неужели ты сама готовишь хлеб в своем трактире, хозяйка? Уверен, у тебя есть слуги. Лучше посиди с нами, - он указал на стоявший рядом с ним стул. - Мы расскажем тебе о наших путешествиях.
       

Показано 25 из 41 страниц

1 2 ... 23 24 25 26 ... 40 41