Путь к славе. Дитя южного ветра

27.02.2017, 09:33 Автор: Гельтищева Елена


Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15


Глава 1


       
       - Тебе до сих пор кажется, что ты раздваиваешься? - поинтересовался Тепан Лавочкин у подруги.
       Мысли девушки остановили бег, счастливые объятия с женихом рассеялись, вернув её под старый дуб. Мираль открыла глаза и отбросила пожёванную травинку.
       - Ну да, с момента заклятия прошло не так уж много дней. Это даже стало занятно, ощущать эмоции и тут же их раскладывать на составляющие и докапываться до причин.
       - Я так и не понимаю, как это возможно. Испытывать эмоции и относится к ним как к чужим. Либо одно, либо другое, либо дом для болезных.
       - Надеюсь, ты меня туда не сдашь? - хмыкнула девушка.
       Тепан покосился на неё явно не понимая, зачем ему это делать, а ей такое предполагать. Мираль улыбнулась, показывая, что шутит. Приятель покачал головой и снял котелок с огня. Сегодня была его очередь дежурить, а на каждом дежурстве Тепан пытался показать девушке, что деревенские ребята готовят не хуже горожанок. Пока получалось у обоих одинаково вкусно.
       Тепан разлил по тарелкам суп и положил на пенёк два ломтя, а на них по зубчику чеснока.
       Мираль совершенно не хотелось на жаре есть горячий суп, и в ожидании, пока он остынет, девушка расстелила карту.
       - Судя по меткам, ещё верста, и будет граница, - сообщила она. - Жаль мы не смогли найти книг по кочевникам.
       - И чем бы нам помогли книги? - поинтересовался Тепан, отвлекаясь от супа, на который дул во всю силу лёгких.
       - Списком того, что ни в коем случае нельзя делать. За что они могут убить, - пояснила девушка, а приятель закашлялся. - Я знаю, что у них женщины в семье главные, и царством тоже правит женщина. Они зовут её Матерью.
       - Если они такие жестокие, смысл искать там учительницу? Подумаешь, тебе видение было...
       - Тёпка, не хочешь, не езжай, а мне нужно. Я хочу к конкурсу подготовиться.
       Мираль сложила карту и убрала её в кошелёк на поясе. Проведя рукой над миской, удовлетворилась. Сначала покрошила туда хлеб, после порезала чеснок. Хлеб развалился, и суп на вид стал гуще и чуть холоднее. Достаточно, чтобы есть, дуя на ложку.
       
       Чем ближе путешественники приближались к землям кочевников, тем реже росли деревья. Лесок, где они обедали, остался далеко позади. То, что попадалось по пути, с натягом можно было назвать рощицами. Прятаться от палящего солнца стало труднее. Мираль не выдержала и забралась внутрь повозки. Лошади шли не быстро, но достаточно, чтобы внутри сквозил ветерок. Девушка расстелила спальный мешок и легла на него. Не успела она расслабиться, как Тепан сообщил о приближении к границе.
       Мираль нехотя поднялась и присела у края повозки. Действительно впереди виднелся деревянный гарнизон, с одной стороны которого возвышалась одинокая смотровая башня.
       - Ты был когда-нибудь на границе? - поинтересовалась девушка.
       - Ну... подъезжал один раз к Каменрифу, но посты не видел.
       - В Алидве крепость каменная, там же время от времени живёт и граф.
       Когда повозка приблизилась к гарнизону на выстрел стрелы, ворота открыли и выехали два всадника. Поравнявшись, все остановились.
       - Охрана царской границы. Кто вы и что вас привело сюда? - сухо спросил мужчина на гнедом коне.
       - Мираль Клёнова, менестрель. Мы с кузеном едем в Венисаю на заработки, - ответила девушка и протянула грамоту.
       Они с Тепаном ещё перед отъездом из города договорились представлять друг друга кузенами во избежание лишних вопросов.
       - В Венисае уже бывали? - осведомился всё тот же мужчина, возвращая документ.
       - Нет, в первый раз едем.
       - Ясно. С вас семь полоорле: два за людей, остальное за поклажу.
       Мираль отсчитала нужную сумму. После второй стражник протянул ей сложенный вдвое лист, а первый пояснил:
       - Здесь основные правила и предупреждения в общении с кочевниками. Их жизнь сильно отличается от нашей, а обычаи лучше не нарушать - слишком много суеверий. Самое главное, ни в коем разе нельзя усомниться в величии женщин, а особенно Матерей рода или Великой Матери, их царице. Не трогайте порог, не спотыкайтесь об него, не подходите слишком близко к жилищу. Их поселения вы увидите издали: стада, юрты, повозки. Это самые главные требования. Остальные рекомендую прочесть сейчас во избежание недоразумений.
       Мираль поблагодарила их и развернула лист, оказавшийся довольно большим. Стражники отсалютовали и поехали обратно в гарнизон.
       - Что там пишут? - поинтересовался Тепан.
       - Мягко говоря, рекомендуют стоять и не двигаться. Запрет на запрете, не знаю, как мы всё запомним.
       Парень сгорбился и опустил голову. Мираль похлопала его по плечу и стала зачитывать по одному правила. Попутно девушка старалась их объяснить и рассказать разными словами, чтобы в голове отложилась картинка.
       Так они ехали до первого стойбища. Ассоциации у обоих иногда выходили забавные, так что они смеялись. Мираль время от времени сквозь смех просила только при кочевниках так не говорить.
       - Ой, смотри, что это? - резко сменил тему парень.
       Мираль выглянула из повозки и посмотрела, куда указывал приятель. На невысоком холме, к которому они подъезжали, лежала груда камней. В неё были воткнуты два копья с прикреплёнными к ним разноцветными флажками. Вокруг шалашом лежали палки. Между ними посуда, части лат и шлемов. Кое-где белели кости, а отдельные камни казались вымазанными кровью.
       - М-может это знак. И нам туда н-нельзя? - запинаясь, предположил Тепан.
       Мираль прислушалась к своим ощущениям. Не страшно, любопытно, у места есть какая-то притягательная сила, но опасность отсутствует.
       Послушав себя, Мираль заглянула в листок, но под описание ничего не подошло.
       - Сомневаюсь. Скорее что-то обрядовое, я чувствую магию, но не злую. В подсказке говорится - не трогать венисайские сооружения. Поехали дальше, потом узнаем.
       Тепан покосился на неё с подозрением, но лошадей разворачивать не стал.
       Вскоре ветер, постоянно меняющий направление, принёс лай. Затем показались маленькие точки, бегающие по степи. При приближении оказалось, это дети с собаками. Они во что-то играли и не замечали приближения повозки. Вскоре стали различимы низенькие постройки, пустые загончики, развешанные тряпки и хаотично раскиданные вещи. Казалось их хозяева бросили всё в том месте, где остановились после кочёвки. Слева чуть в стороне под присмотром огромной лохматой собаки паслись коровы. Взрослых людей путешественники не заметили.
       Дети тем временем заметили повозку. Они сбились в кучу, наблюдая за чужеземцами. Собаки тоже перестали бегать и уселись перед детьми, как первая линия защиты. Мираль даже показалось, что парочка оскалилась, обещая бой.
       - Так, Тёпка, похоже, с задней стороны подъезжаем, - сообразила девушка. - Нам надо всё это объехать по большой дуге и остановиться недалеко от входа. Иначе могут посчитать вторжением.
       - Да? В какую сторону поедем? И как узнаем, что мы ещё не вторглись.
       Менестрель поглядела на детей, на собак, на коров за их спинами и решила двинутся направо. Там пусто и есть надежда, что венисайцы не сочтут это неуважением к личной территории.
       Тепан послушно развернул лошадей и повёл по большой дуге направо.
       - Надеюсь, подъезд против солнца у них не считается дурной приметой, - пробормотала Мираль, оценив получающийся полукруг.
       Они проехали примерно в дюжине саженей от развешанных тряпок. Оттуда шла сильная вонь, так что назначение угадывалось без труда. За отхожим местом лежала большая куча сухого навоза, частично укрытая куском ткани. Дальше стояли телеги, какие-то каркасы со свисающими мешками.
       - Как-то тут всё раскидано, - прокомментировал увиденное Тепан.
       - Это так кажется из-за отсутствия стен. Главное им про это не говори, - в который раз предупредила девушка.
       - Я вроде не самоубийца, - оскорбился её приятель.
       Повозка проехала мимо телег и остановилась напротив расписанной двери. Как путешественники надеялись, на достаточном расстоянии, чтобы не вторгаться на личную территорию.
       Из домика тут же вышла хрупкая девушка в зелёном халате, расшитым жёлтыми нитями, так что весь халат казался покрыт цветами. Верхняя часть халата была запахнута на правую сторону, ниже тонкого тоже расшитого пояса полы свободно расходились. Под ними виднелись облегающие однотонные штаны зелёного цвета и жёлтые сапоги с тонким едва заметным узором и загнутыми наверх носами. Чёрные волосы у девушки были распущены и зачёсаны назад, на голове красовалась остроконечная шапочка под цвет халата, окаймлённая полоской шерсти.
       Когда хозяйка подошла ближе, оказалось, у неё узкие карие глаза с уголками, опущенными вниз. Девушка при этом совершенно не щурилась - на лице отсутствовали морщинки.
       - Чужеземцы, мой айл приветствует вас, - проговорила девушка, делая ударения на последние слоги. После скрестила руки на груди, слегка поклонилась и стала ждать реакции.
       Мираль постеснялась при ней лезть в подсказку. Поэтому спрыгнула на землю и повторила действия хозяйки, поменяв местами "айл" и "чужеземцев".
       - Я и мой кузен впервые на вашей земле, - добавила менестрель.
       - Кузен? - озадачилась венисайка.
       - Сын брата моей матери.
       - Ааа... двоюродный брат, - поняла девушка. - По обычаям нашего народа, мы приглашаем вас быть нашими гостями три дня. Вы можете там поставить повозку и там привязать лошадей. Вещи оставьте в повозке, только привяжите. Мать не допустит, чтобы их кто-то взял. Если будет сильный ветер, их может отбросить.
       Мираль с Тепаном забрались внутрь повозки и быстро завязали боковые части теста и задний вход. Их вещей девушка взяла самое необходимое - гитару и посуду. В подсказке говорилось о любви кочевников к музыке и том, что они едят руками и часто из общего котла.
       - О, прошу, положите что-нибудь в пиалы, - резко сказала венисайка, заметив с чем вылезла Мираль.
       Менестрель замерла, соображая, что сделать. После забралась в телегу и достала мешок с остатками провизии.
       - Ты чего? - шёпотом спросил Тепан.
       - Пересыпь это в свою посуду. - Мираль протянула ему мешочек с сухофруктами. - Подарим им и не нарушим правило - с пустой посудой порог юрты не переступать. С порогом тоже осторожнее - не дотронься до него.
       - И как я с этим буду привязывать лошадей? - возмутился Тепан.
       - На землю положишь или на козлы, нашёл мне проблему.
       Мираль насыпала себе крупу и осторожно слезла с повозки. С разрешения хозяйки поставила вещи слева от двери юрты, заметив, что внешняя белая стенка не только идёт кругом, но и сделана из войлока.
       Вернувшись к лошадям, менестрель вручила своей Звёздочке морковку и занялась отвязыванием её от упряжи. С тех пор, как Тепан присоединился к ней, им пришлось поменять оглобли, чтобы привязывать сразу двух параллельно. Старые, на одну лошадь, тоже возили с собой. Мираль надеялась на обратном пути заехать в столицу и поменять эту повозку обратно на свою карету.
       Распряжённая Звёздочка удивилась, что её не стали совсем распрягать, а привязали к столбу. Вскоре к ней присоединилась гнедая Леська, лошадка Тепана.
       - Хорошо. По нашим обычаям, я первой захожу в юрту, после вы. Через порог аккуратно, не заденьте, не тревожьте духов. Оружие оставьте на крыше юрты или в повозке - внутрь с ним нельзя. Зайдёте, и женщина пусть спросит: "Всё ли благополучно?" Я отвечу: "Всё благополучно" и проведу ритуал приветствия. После вы можете сесть в зависимости от своего положения. На севере важные люди, на востоке - женщины, на западе - мужчины, перед входом - бедняки. Я не знаю вас, и три дня вы можете ничего не говорить о себе.
       Хозяйка развернулась и зашла в юрту. Тепан испуганно повернулся к Мираль:
       - Я ничего не запомнил. Что делать-то.
       - Аккуратно переступаешь порог юрты, и встаёшь слева. Когда она закончит ритуал, садишься с левой стороны. Больше от тебя пока не нужно.
       - Я чувствую себя очень глупо, - шёпотом сообщил парень, после непродолжительного молчания.
       - Мы на чужой земле, здесь другие традиции. Это не изменить.
       - Может их духи на нас и не посмотрят?
       - Зато глянут на хозяев, а они на нас. Всё получится. Аккуратно переступай порог и стой.
       Мираль пропустила Тепана вперёд, чтобы подсказать в случае ошибки.
       Он, сжимая двумя руками вещи, пригнулся и переступил через порог. Девушка взяла посуду и зашла следом.
       В первый момент вокруг почернело. Менестрель захлопала глазами, стараясь быстрее привыкнуть освещению. Когда глаза привыкли, девушка заметила два столба, подпирающие крышу и между ними очаг и стол. Вокруг стояли низенькие и короткие скамьи. За ними множество вещей, выглядело это так, словно все имеющиеся вещи внесли в юрту и сдвинули к стене. От этого единственная комната казалось маленькой и захламлённой.
       Хозяйка ожидала гостей позади очага. На правой ладони у неё лежал длинный голубой шарф. Его концы едва не касались огромного котелка. На шарфе стояла маленькая миска, наполненная белой жидкостью. Женщина улыбалась уголками губ и ждала.
       Мираль почувствовала, что пауза неприлично затягивается, и громко спросила:
       - Всё ли благополучно?
       - Всё благополучно, - ответила хозяйка и опустила безымянный палец в миску.
       Взмахнула рукой, подбрасывая капли. Вновь опустила в жидкость и махнула уже в право. Так она повторяла, пока не побросала капли во все стороны света, очаг и себя. Одна из капель попала на лицо Тепану. Он стоически дотерпел до приглашения сесть и вытер лицо. Хозяйка это заметила:
       - Счастье улыбнётся гостю, окроплённому чаем.
       - Это чай? - хором удивились гости.
       - У вас он другой? - поинтересовалась женщина, наливая из котла в чистые мисочки.
       - Да, он у нас из растений.
       Хозяйка, придерживая левой рукой правую, протянула ей мисочку, и девушка заметила среди пятен жира стебли и листики.
       - Одни растения в чай невкусно, видно, нет у нас нужных трав. Дары нашего скота делают его вкуснее.
       Тепан за её спиной скривился и замотал головой. Когда хозяйка повернулась к нему, менестрель показала приятелю кулак и поднесла к лицу мисочку. В нос ударил резкий запах немытого барана, и Мираль едва подавила в себе тошноту. Пить или не пить... Может незаметно вылить? Вроде это не поощряется, тем более в доме. Хозяйка может их выгнать или даже убить за оскорбление. Девушка слышала, венисайцы всех обучают владению оружием.
       Пока Мираль размышляла, хозяйка юрты подала по маленькому комочку теста и села справа от менестреля.
       - Женщине нужно пожелать "Да будет процветание вашему дому", после все вместе отпиваем из чаши. Комочки съедаются после или можно их растворить в чае.
       Мираль выполнила просьбу хозяйки и после сделала глоток. Вкус у напитка оказался не таким ужасным, как запах. Жирный, похожий на молочный напиток с мёдом, которым девушку лечили в детстве, слегка солоноватый. Вкус листьев в чае совершенно не ощущался, они только застревали в зубах во время питья.
       - Да услышит вас сахиус, - ответила хозяйка. - Моя юрта приютит путников на три дня. Будет вам тут кров, еда, питьё, защита от ветра. Через три дня вы можете покинуть нас или рассказать о себе. Если мы будем рады таким гостям, оставим дольше.
       Мираль в раздумьях над сказанным откусила комочек. Он оказался жирным, в то же время нежным и вкусным. Напомнил об эклерах, иногда продававшихся на ярмарках. Только те были больше и с начинкой, а этот совершенно пустой.
       - О чём мы можем спрашивать или рассказывать сейчас? Как нам обращаться к гостеприимной хозяйке?
       

Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15


Комментировать произведение

Обсуждения у друзей автора20

Обсуждения на сайте20