Помоги моему врагу

12.01.2017, 21:02 Автор: Инна Разина

Глава 1


       Всё началось с курсов живописи. Моя подружка Владка уже давно на них подсела и еженедельно оставляла там, впрочем, не очень большую сумму. А если учесть, как она радовалась очередному шедевру и сколько положительных эмоций получала, то курсы явно стоили своих денег.
       Вначале я скептически относилась к этому увлечению. Но со временем рисунки подружки становились всё уверенней и уже вполне годились не только для украшения стен моей дачи, но и для подарков близким и дальним знакомым. И тогда моё сомнение плавно переросло в удивление, а потом в гордость за Владку. И даже в некоторую досаду, что полгода назад не поддалась на уговоры и не пошла на занятия вместе с ней.
       Неугомонная подружка до сих пор пыталась меня соблазнить, взахлёб делясь восхищёнными отзывами. Её результаты действительно впечатляли, особенно учитывая проведённые за одной партой школьные годы и наши вымученные каракули на уроках рисования. Зато сейчас Владка демонстрировала нешуточный прогресс. Так что, глядя на неё, в глубине души я уже была готова присоединиться, но из врождённого упрямства пока упиралась.
       — Нет, ты только послушай, как загадочно звучит! — восторженный Владкин голос легко перекрывал гул, стоящий в кафе. Мы встретились в нём после работы, и подружка сразу перешла в наступление. Видимо, чувствовала, что ещё немного, и я сломаюсь. — Интуитивный портрет в технике сухая кисть!
       — Действительно загадочно. Что значит сухая кисть? — вяло сопротивлялась я.
       — Понятия не имею, но очень хочу узнать! И тебе ведь тоже интересно, у тебя глаза блестят.
       — Просто я немного простужена. А почему интуитивный? Вы уже рисовали Мэрилин Монро, ты мне показывала — обычный портрет.
       — Ну, никакой в тебе романтики, Катерина. Сколько лет тебя знаю, а до сих пор удивляюсь. А с Монро был совсем другой мастер-класс, на этот я ещё не ходила, — Владка вытянула из сумки листок бумаги. — Вот слушай, что пишут, специально для тебя распечатала с их сайта. "Поскольку на данном мастер-классе не будет заданного образца, то до последнего момента сохраняется интрига, что за портрет у вас получится. Будет ли это мужчина или женщина, знакомое или неизвестное вам лицо, а вполне возможно, это окажется автопортрет". Ну разве тебе не интересно? — почти в отчаянии воскликнула подруга.
       — Звучит вроде ничего, — нехотя согласилась я, и Владка сразу взяла быка за рога.
       — Вот и отлично. Твоё "вроде ничего" в переводе на русский значит "очень даже". Так что жду тебя завтра в полседьмого у метро. Сейчас позвоню и запишу нас на этот курс.
       — Погоди, давай как-нибудь потом, — попробовала я притормозить. Но подружка быстро достала телефон и стала набирать номер, не обращая внимания на мои слабые протесты. Больше не желая спорить, я подумала: "Может и в самом деле сходить? Всё равно собиралась посмотреть на это дело изнутри. А если получится какая-нибудь мазня, тоже хорошо — Владка наконец от меня отстанет."
       

***


       В результате следующим вечером я дождалась у метро вечно опаздывающую подружку, и мы отправились на мастер-класс. Помещение школы живописи располагалось в центре города в подвале старого дома, но было уютным и хорошо организованным. Мы заняли места за длинным столом поближе к преподавателю. Комната постепенно заполнялась людьми, и я поразилась, сколько желающих приобщиться к искусству набралось в обычный будний вечер.
       Вскоре в зал вошла ведущая курса — милая улыбчивая женщина. Она хорошо поддерживала атмосферу дружелюбия, комфорта и расслабления. Это напоминало своеобразную арт-терапию. Казалось, все проблемы остались далеко позади, беспокойные мысли улетучились, присутствовала лишь спокойная радость и удовольствие.
       К большому удивлению, у меня что-то получалось. Было странно и забавно наблюдать, как схематичный набросок медленно обретал объём и жизнь. Сначала я никак не могла понять, мужское или женское лицо рисую, и попеременно склонялась то к одному, то к другому варианту. Но когда на портрете проявились жёстко очерченные скулы и квадратный подбородок, стало ясно, кто это.
       Преподавательница постоянно ходила между рядами, помогая, подсказывая и подбадривая участников. Она подошла и ко мне, немного поизучала мой рисунок и спросила:
       — Это не первый ваш портрет?
       — Вообще-то, первый.       
       — Отлично получилось, очень живое лицо.
       — Просто вы хорошо объясняете, — польстила я ей, что, впрочем, было правдой. Она улыбнулась и уточнила:
       — А как у вас с настроением? Мужчина кажется немного сердитым. Никого из ваших знакомых не напоминает?
       Я отрицательно качнула головой, и когда ведущая отошла, стала разглядывать своё творение. Странно, но мне человек на портрете совсем не казался сердитым. Я ткнула локтем Владку, сидящую на соседнем стуле и старательно выводящую буйные кудри у молодой женщины на своём рисунке. Она оторвалась от увлекательного занятия и повернулась ко мне.
       — Посмотри, он выглядит сердитым?
       Подружка ненадолго задумалась, потом сморщила нос.
       — Ну, если честно, он и правда какой-то мрачный или напряжённый. Даже не знаю...
       Я с досадой пожала плечами — мрачный, так мрачный. Хорошо, что у меня вообще хоть что-то вышло.
       Справа раздался громкий смех, один из учеников — мужчина в возрасте — показывал желающим свой рисунок. Похоже, он нарушил пропорции человеческого лица, которые в самом начале объяснила ведущая, и злоупотребил чёрной краской, в результате портрет напоминал обитателя зоопарка. Но преподавательница и тут нашла слова похвалы и поддержки, обратив внимание на удачные детали.
       Мастер-класс подходил к концу. Люди с удовольствием демонстрировали друг другу то, что у них получилось. Стоило отметить, что за исключением мужчины, который всё равно остался доволен своим "шедевром", результаты остальных вполне впечатляли. Лица на портретах были интересными, естественными и живыми.
       — И так каждый раз! — заметила Владка. — Причём даже когда рисуем с одного образца, у каждого выходит своя, отличная от других картина. Со своим настроением, своей цветовой гаммой и своим характером!
       Пока мы добирались до дома на метро, а жили мы в соседних подъездах, подружка всячески выпытывала у меня впечатления от сегодняшнего вечера. И когда я рассеянно похвалила курсы — злополучный портрет почему-то не выходил из головы, вызывая лёгкое беспокойство, она обрадовалась и сразу стала строить дальнейшие планы. Я её немного остудила, сообщив, что мне нужна передышка. Но не возражала чуть позже посетить ещё один мастер-класс. Впрочем, Владка осталась довольна и этим.
       Примерно две следующих недели интуитивный портрет часто занимал мои мысли. Я периодически его доставала и подолгу разглядывала, пытаясь понять, что он может означать. Вернее, кого? Бывая у меня, Владка тоже строила свои предположения. Её бурная фантазия превращала мужчину с портрета то в человека, которым я сама была в прошлой жизни, то в суженого мне в этой.
       Посмеиваясь над подружкой, я старалась определиться с чувствами, которые вызывал во мне рисунок. Но ничего похожего на её версии не ощущала — ни духовного родства, ни тем более каких-то романтических порывов. Скорее, это было похоже на жгучее любопытство от интересной, но неподдающейся загадки, и всё ту же странную тревогу. В конце концов, гадания на кофейной гуще мне надоели. Я прекратила попытки расшифровать этот ребус и с досады засунула портрет в дальний угол секретера.
       

***


       В тот день, поздно вечером, я возвращалась одна с курсов живописи. Владка, как обычно, собиралась со мной, но на этот раз ей срочно пришлось менять планы. Подружку пригласил на свидание новый кавалер. И она, хоть и после некоторых раздумий, всё же предпочла его мастер-классу.
       Погода для ранней весны стояла на удивление тёплая. Я медленно брела по полупустынной улице, стараясь подольше растянуть приятную прогулку. Оставался последний переулок перед метро, когда меня быстро обогнал парень и свернул в темноту.
       Я шагнула к обочине, намереваясь перейти дорогу, как вдруг рядом резко затормозила большая чёрная машина. С пассажирского сиденья выбрался мужчина и обратился ко мне:
       — Девушка, вы тут никого не видели? — его раздражённый голос немного озадачил. Может, у него что-нибудь украли? Пока я думала, что ответить, из машины выглянул водитель и позвал мужчину:
       — Матвей Григорьевич, да нет здесь никого!
       Тот отмахнулся и снова повернулся ко мне.
       — Так что, видели или нет?
       Я пожала плечами:
       — Только парень свернул в переулок, и всё.
       — Я же говорю, он всегда где-то рядом! — зло произнёс мужчина. Водитель с неудовольствием взглянул на меня и продолжил увещевать своего спутника:
       — Если девушке не почудилось, скорее всего, это просто прохожий. Ну что ему тут делать?
       — Очередную пакость, что же ещё? Мы можем туда попасть? — он кивнул в сторону тёмного проёма между домами.
       — Вы же видите, здесь шлагбаум. Пока будем объезжать, он всё равно удерёт. Поехали домой.
       Не обращая больше на меня внимания, мужчины загрузились в машину. Глядя, как она удаляется, я недоумённо покачала головой — кого только не встретишь на улицах нашего города. Когда всё же решила перейти дорогу, мимо меня на большой скорости промчался мотоцикл. Я невольно отшатнулась и посмотрела ему вслед. Но в тусклом свете фонарей смогла разглядеть только ярко-красный шлем водителя.
       

***


       В следующий раз Владка вытащила меня на курсы через неделю. Я хотела выбраться туда попозже, но она, испытывая вину за то, что изменила любимому рисованию с кавалером, решила отыграться на мне. И я, устав от её напора, согласилась.
       — Вот что ты за человек, и мёртвого уговоришь, — ворчала, шагая с подружкой в сторону подвала, — я сегодня не успела пообедать и теперь, вместо рисования, буду думать о еде. У меня в желудке урчит.
       — Надо было сразу соглашаться, а не в последний момент. Тогда бы успела всё спланировать, — резонно заметила Владка и взглянула на часы. — Ладно, накормлю тебя, времени у нас хватит. В доме, где наша школа, есть кафе. Давно собиралась туда заглянуть, вот сейчас и посмотрим.
       — Где это? Я не видела никаких вывесок.
       — С другой стороны, где главный вход. Там разные офисы, а на первом этаже кафе.
       Через несколько минут мы устроились за столиком. Изучив меню, сделали заказ, и в его ожидании я с любопытством оглянулась по сторонам. Обычно мы перекусывали в самой школе живописи. В одной из комнат всегда был накрыт лёгкий фуршет: чай, кофе и разные сладости. Но очень удобно, что рядом есть и кафе.
       Зал был оформлен сдержанно, но со вкусом. Я обратила внимание, что большинство посетителей, как мужчин, так и женщин, одето в строгом деловом стиле. Видимо в здании располагались серьёзные офисы, и публика в заведении была в основном оттуда.
       Продолжая вертеть головой, я неожиданно заметила у окна мужчину, который неделю назад расспрашивал меня ночью о прохожих. Сейчас он ел в одиночестве всё с тем же мрачным выражением лица. Как там его звали? Я напрягла память — а, кажется, Матвей Григорьевич. Словно почувствовав мой взгляд, мужчина поднял голову. Встретился со мной глазами, нахмурился, будто что-то вспоминая, и быстро отвернулся. "Интересно, нашёл он того, кого искал?" — подумала я, и сама же удивилась своему интересу. В это время принесли еду, и я сразу переключилась на неё, до начала занятий оставалось совсем мало времени.
       На этот раз мы рисовали маслом горный пейзаж. Сейчас, после двух месяцев в школе живописи, я уже разделяла восторги подружки. И хотя считала себя гораздо менее эмоциональной, чем она, тоже ощущала особый настрой в процессе рисования. Но как только мы вышли на улицу, чувство радости быстро сменилось недовольством. Проливной дождь совсем не способствовал хорошему настроению. Да ещё у Владки очень вовремя заело зонт. И она, ругаясь, отчаянно трясла его, пока я старалась прикрыть нас обеих от льющейся с неба воды.
       Рядом притормозила машина, плавно открылось окно, и мужской голос поинтересовался:
       — Помощь нужна?
       — До метро подбросите? — моментально среагировала подружка.
       — Садитесь быстрей, подброшу, — ответил мужчина, но я уже успела его разглядеть и схватила Владку за рукав.
       — Спасибо, мы как-нибудь сами, здесь близко.
       — Ты что? — возмущённо зашипела она. — Мы же вымокнем до нитки и картины намочим.
       — Картины хорошо упакованы, — я продолжала упираться.
       — Они — да, а я? — подружка открыла заднюю дверь, мгновенно залезла в машину и уставилась на меня. — Давай скорее, салон зальёшь.
       Оставаться дальше на улице было глупо, и я тоже забралась внутрь.
       За рулём был тот же водитель, что и в прошлый раз, а Матвей Григорьевич повернулся к нам и спросил:
       — Не сильно промокли? Вас точно у метро высадить? Можем отвезти, куда вам надо.
       — Нет, нет, спасибо. У метро нам удобно, — быстро произнесла я, стараясь опередить Владку. Она покосилась на меня, но не стала возражать. Мужчина кивнул и отвернулся, больше он не произнёс ни слова. Впрочем, езды здесь было всего несколько минут.
       На эскалаторе подружка устроила мне разнос:
       — Ты что такая дикая? Совсем разучилась знакомиться? Приличный мужик предложил подвезти, а ты шарахаешься!
       — Откуда знаешь, что он приличный?
       — Да я его несколько раз уже встречала. У него офис в доме, где наши курсы.
       — А что за фирма? — против воли уточнила я.
       — Понятия не имею. Просто слышала, как он кого-то приглашал к себе и показывал на это здание.
       — Это ничего не значит, в офисах разные люди работают.
       — Что-то ты какая-то странная, — задумчиво протянула подружка. — Тоже с ним сталкивалась?
       Я удивилась про себя — ну и нюх у Владки. Но рассказывать о ночной встрече с Матвеем Григорьевичем не захотела и просто отмахнулась от неё.
       

***


       Следующие две недели я не ходила на рисование, ощущая смутное сопротивление и беспокойство. Но, в конце концов, желание снова взять в руки кисть пересилило — выбрав на сайте школы интересный мастер-класс, я позвонила Владке. По дороге подружка рассказала, что пока ездила на курсы без меня, ещё пару раз видела Матвея Григорьевича.
       — У него, похоже, рабочий день заканчивается примерно в то время, когда и наши занятия.
       — Так поздно? — удивилась я. И быстро перевела тему разговора на другое, обсуждать мужчину почему-то совсем не хотелось.
       Когда мы вышли на улицу после рисования, я сразу заметила знакомую машину, припаркованную у обочины немного левее нашего подвала. Водитель прогуливался рядом и курил. Я подхватила Владку под руку и потащила к метро, но как назло у неё зазвонил мобильный. Подружка достала его и остановилась. Она вела оживлённый разговор, а я ждала и нервно оглядывалась. Слава богу, хозяин машины пока не появлялся.
       Посетители курсов уже все разошлись, когда Владка наконец отключила телефон, повернула голову и вдруг улыбнулась и кивнула. Я машинально проследила за её взглядом и поморщилась. Матвей Григорьевич стоял у своего автомобиля и смотрел в нашу сторону.
       — Добрый вечер, вас подвезти? — очень вежливо спросил он у подружки. Ну уж нет! Сегодня погода была отличная, и я больше не собиралась пользоваться его помощью, даже если Владка со мной не согласится. Пусть тогда едет сама! Она бросила на меня вопросительный взгляд, но разглядев выражение моего лица, поблагодарила мужчину и отказалась. Тот не стал настаивать и сел в машину.
       — Интересно, пока я была одна, он ни разу не предложил меня подвезти, — задумчиво произнесла подружка, шагая рядом.

Показано 1 из 22 страниц

1 2 3 4 ... 21 22

Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, если Вы впервые на ПродаМане.

5 часов назад Инна Разина Инна Разина

   Дарья:
   Спасибо за вашу работу. Очень понравилось. Творческих вам успехов
Дарья, благодарю за отзыв и пожелания! Я очень рада)

22.02.2017, 23:07 Дарья Дарья

Спасибо за вашу работу. Очень понравилось. Творческих вам успехов

Обсуждения на сайте20