Мои двенадцать увольнений

15.11.2018, 12:20 Автор: K A A

Закрыть настройки

Показано 1 из 58 страниц

1 2 3 4 ... 57 58


Часть. Увольнение первое. Новое начальство или карты не лгут


       
       
       Умные люди китайцы, страшное пожелание они оставляют для своих врагов – Чтоб ты жил в эпоху перемен. Вот кто-то и наслал на нашу контору китайское проклятие – новое руководство. Вторую неделю офис жужжал как улей, все волновались и занимались гаданием. Николь Александровна Ерец, то есть я, в очередной раз раскинула карты Таро для страждущей узнать свою судьбу Анфисы Меркуловой, главы отдела снабжения.
       - Ну, Ники, что ты там видишь?
       - Дорогу дальнюю в лес далекий за древесиной качественной для баньки на дачке.
       - Хватит, прикалываться. Что карты говорят?
       - Всё у тебя хорошо будет, в ближайшее время перемен не предвидится.
       - Правда?
       - Карты не лгут. А там ещё много желающих?
       - Очередь аж до лифта.
       - У меня обед, скажи, что всех желающих приму после окончания рабочего дня.
       - Да кто останется?
       - Вот они задержаться не могут, а меня обеда лишать можно. Всё, хватит баловаться. Карты не любят суеты.
       Меркулова ушла, и я закрылась на ключ. Вот уж действительно «и покуда стоит белый свет, для цыганки со старой колодой хоть один, да найдется клиент». Много лет назад я увлекалась карточным гаданием и вот теперь расплачивалась за свой интерес.
       Давайте знакомиться, я, Николь, да странное имя, не знаю, где его выискала моя мама, но в советском детстве это имя воспринималось неадекватно, да и сейчас, во времена дикого капитализма, вызывало массу вопросов. Работаю я - заведующей канцелярией или попросту завканц, совковое название, от которого веет нафталином.
       Что рисует ваше воображение при словах «завканц»? - пожилая тетка в очках с пережженными перекисью водорода волосами и вечным начесом на голове, ничего не знающая, читающая газеты, рявкающая на всех входящих и грудью перекрывающая доступ к начальству.
       А что рисует ваше воображение при словах секретарь? – красивая женщина в строгом костюме, компетентная, готовая помочь вам во всем, знающая все обо всех. Ну, мужское воображение дорисует ещё сцены соблазнения, но это, дорогие мои кобельки, имеет отношение к секретаршам и секретуткам, так что оставьте ваши сексуальные фантазии при себе.
       Я работаю завканц, и боюсь вас разочаровать - я не старая, пока не в очках, волосы мои натурального черного цвета и желание сделать начес у меня не возникает, и на посетителей не кричу, но я и не являюсь стройной красавицей знающей все на свете. Мне двадцать семь лет, я низкая немного полноватая женщина со скверным характером, немного молчаливая, немного злобная, немного вздорная, в меру подлая, сварливая, слегка взбалмошная, ну, в общем, стандартная женщина со стандартным умом и стандартной женской логикой. Есть у меня одна неприятная особенность – если есть в радиусе десяти километров, хоть одна возможность влезть в неприятности, я её не упущу.
       Это было мне свойственно ещё в раннем детстве. Мой отец был военным, и мы часто переезжали с места на место, и везде я находила свою кучу навоза. Если все ребята прыгали в озеро с тарзанки и благополучно ныряли в водную гладь, то на мне канат обязательно обрывался, и я кубарем летела по крутому берегу и плюхалась в воду с грацией бегемота. Если где-то разбивалось стекло или бились лампочки, то обязательно на месте преступления оказывалась я, и родителям в очередной раз приходилось возмещать ущерб, хотя большая часть этих обвинений была безосновательна.
       Когда мне было двенадцать, отец погиб – он просто шел домой и не дошел, бандитские разборки, охватившие всю страну в лихие девяностые, многих сделали сиротами, он просто оказался в ненужном месте в ненужное время, шальная пуля отрикошетила и попала в висок, он умер мгновенно. Мама не осталась в военном городке, а приехала со мной в свой родной город в ближайшем Подмосковье.
       И в первый же день в новой школе я умудрилась побить сына директора, тот привык, что на него нет управы, и постоянно отбирал деньги у малышей, вот за это я его и поколотила. Пришлось перебираться в другую школу.
       Жить было трудно, все, что было когда-то накоплено, сгорело, пенсии по случаю потери кормильца хватало только на еду, мать, переводчик по образованию, была вынуждена пойти работать продавцом, но тогда многие пошли торговать, и многие прогорели. Постоянные недостачи, вся её зарплата уходила на уплату долга. Позже, благодаря соседке по лестничной площадке, она смогла зарабатывать частными уроками, готовила оболтусов для поступления в иняз. А потом появились и заказы от издательств. Мы выжили и даже стали строить планы на будущее, все рухнуло в девяносто восьмом - все деньги в очередной раз сгорели в банке.
       Каким-то чудом мне удалось поступить на вечернее отделение института и пройти по грантовой программе поддержки семей погибших военнослужащих. Я училась и работала. Первый год работы со мной ничего примечательного не случилось, я работала в государственном учреждении, принимала жалобы и отвечала на звонки. Зарплата была мизерной, хорошо ещё хоть столица, в Москве самый большой МРОТ по стране, если кто не знает МРОТ – это минимальный размер оплаты труда, и бесплатный проезд. Денег хватало на покупку салатика на обед, но даже тогда на такой строгой и продуктивной диете, мне было далеко до лани. На второй год службы я всё же умудрилась вляпаться. Это сейчас все государственные учреждения напоминают непреступную крепость под вневедомственной охраной. А тогда все двери были открыты – заходите, кто хотите. Вот и зашли. Генеральские сыночки – Егор и Веня, привыкли, что им все потакают и всё им дозволено. Завалились в нашу канцелярию и давай командовать – принеси то, подай это. Но мы уже привыкли к их визитам и, стиснув зубы, терпели их присутствие, ну кому хочется неприятностей на работе. Пока одному из них совсем башню не снесло – Веня зажал Олечку и стал с неё юбку стягивать. Но тут уж моё терпение лопнуло. Кинутый дырокол попал в голову и на некоторое время угомонил обидчика. Егор решил отомстить за друга и отвесил мне оплеуху, синяк у меня был знатный. Благо начальство на шумок заглянуло. Сынков спровадило, нас просило молчать и в скорости перевело в другое подразделение. Ольгу я больше не видела, а вот сынки, то и дело мелькали на экране, чиновники, радеющие о благе народа. После этого я начала искать новую работу, но никто не хотел брать студента. Мне удалось устроиться в компьютерную фирму – зарплата было не очень большой, работы много, но без вопросов отпускали на учебу. Я проработала относительно спокойные два года и ушла на более оплачиваемую работу. Там я задержалась ненадолго – размер бюста не устроил руководство. Как говорил тот мой начальник - все в тебе хорошо, только спать с тобой я не буду. Да и у меня особого желания спать с ним не было, как только он нашел свой идеал, я опять встала на скользкий путь поиска работы.
       Эти конторы в подвалах, не оформляющие на испытательный срок, эти кадровые агентства, обещающие так много, а дающие так мало, эти поточные работы, с которых люди сбегают через неделю.
       И вот очередное объявление «в издательство требуется секретарь со знанием иностранного языка, опыт работы от года, оклад на испытательный срок семьсот долларов». Я пришла на собеседование и к своему удивлению меня приняли. Тогда я ещё не знала, что за дурдом меня ожидает. Но первые месяцы я была счастлива, меня все устраивало – и работа, и коллектив, и зарплата. Постоянные звонки, визиты, рукописи, писатели, гении, непризнанные гении, беготня, как это все быстро стало привычным и необходимым.
       Проблемы возникли месяцев через шесть после моего трудоустройства – многие непризнанные гении считали меня злейшим врагом, не передающим их вечные творения главному редактору и таким образом, строящим козни для их величия. Одним весенним вечерком один из таких гениев поджидал меня в темном переулке недалеко от издательства, там было быстрей до метро, да и, глядя на меня, мало кто мог позариться на мою честь. Шла я себе, ничего не подозревая, и вдруг из темноты на меня выскочил мужичишка….. ну разве я виновата, что в сумке был купленный в обед утюг? Хорошо хоть дело не завели за причинение тяжких телесных повреждений.
       После это злоключения меня стал провожать до метро курьер Вася, но однажды в том же темном переулке нас ждала его жена, после этой памятной встречи я осталась без провожатого, а издательство без курьера.
       Еще через полгода меня повысили до секретаря приёмной – теперь мне приходилось общаться с признанными гениями, редакторами, корректорами, я активно организовывала командировки, рекламные туры по городам и весям нашей необъятной Родины, а также мероприятия в нашем веселом учреждении. Периодически влипая во всякие мелкие неприятности и конфузы, о которых потом судачило все издательство. И за все это время, мне так и не пришлось воспользоваться знанием иностранного языка, ну только если для себя переводила информацию с сайтов.
       Издательство росло, увеличивалось количество отделов, начальников и кабинетов, для организации документооборота потребовалось создание структуры с архаичным названием канцелярия, и мне предложили возглавить новую структуру. Теперь официально я стала козлом отпущения нашего любимого коллектива, если в кране нет воды, значит, я не доглядела, если автор сдает роман с опозданием, значит, я не смогла стать его музой. С любой проблемой прибегали ко мне, нужны скрепки – пожалуйста, бросил муж - и здесь поможем.
       А какая битва была за архив, сколько нервов пришлось истратить и доводов привести, что нормальный архив это насущная необходимость, а не моя блажь. Зато теперь можно бороться за звание образцово-показательного архива города, да что там города, региона.
       А подбор кадров – эти молодые да ранние с кучей амбиций, массой претензий, с минимальным набором знаний и мозгов. Каждый мой сотрудник – это бриллиант тщательно ограненный, за любого из сотрудников готова перегрызть горло, но если виноваты, то головы летели с плеч.
       И вот уже больше пяти лет я несу на своих, ну не совсем хрупких, плечах этот груз под названием канцелярия.
       Однажды на один из праздников мне подарила колоду карт Таро, я так увлеклась, что скупила несколько колод – от эротических до сказочных, скупала всю возможную литературу и гадала, гадала, гадала… что-то даже сбывалось. Обеспокоенный директор по развитию даже подумывал начать выпускать книги по гаданию, но карты не сошлись. Это стала моя отдушина, способ снятия стресса и раздражения.
       И вот в эпоху перемен моё хобби стало пользоваться бешеной популярностью, в обед приходилось баррикадироваться и уходить в глухое подполье.
       До конца обеденного перерыва оставалось ещё несколько минут, и я со скорость метеора проглотила припасенный бутерброд и залила его изрядной порцией кофе. Мне ещё предстояло в трудовом порыве составить отчёт о деятельности издательства за прошедшие шесть месяцев текущего года, но информацию из отделов нужно было выколачивать с упорством инквизиции, разыскивающей ведьм, жаль, что пытки запрещены, а, то бы клещи и иглы ускорили процесс. В понедельник официально будет представлен новый собственник издательства, и возможно он своей волей все здесь переменит и переставит, но показать издательство с хорошей стороны все же было нужно, а кто это лучше меня сделает, ну правда, не заместителю же по пиару или коммерческому директору этим заниматься? Главный довод руководства «там семья, а у тебя ни ребенка, ни котёнка, ну что тебе ещё делать», раздражал, и хотелось чем-нибудь швырнуть в родного директора, но достаточно тяжелого предмета под рукой не оказалось и пришлось только испепелять взглядом.
       Вот и буду выбивать до вечера информацию, и придется в субботу приходить, на дому все равно поработать не удастся. Прям сейчас и пойду в тернистое путешествие по дебрям нашей конторы.
       В приёмной бушевал очередной «гений» и бедная Лена никак не могла его успокоить и выпроводить. И где наша доблестная охрана, как этого товарища пропустили на этаж? Для порядка я нацепила очки на нос и приклеила соответствующее выражение лица – бесконечно деловое, занятое и усталое. С грозным видом я поинтересовалась у посетителя, в чем проблема.
       - Мне нужно начальство!
       - Я вас слушаю.
       - Это вы?
       - Я. Молодой человек у меня мало времени. Что вы хотите?
       Дебошир растерялся, так часто случается - с людьми борешься, рвешься, а получаешь, что хотел и не знаешь, что со всем этим делать. Весь праведный гнев испарился, и вместо крика послышался жалкий писк.
       - Вот, это великое творение.
       - Хорошо, давайте.
       Молодой человек протянул увесистую пачку бумаги. Он все стоял и смотрел на переданный шедевр.
       - Это всё?
       - Всё. До свидания.
       - А когда?
       - Что когда?
       - Напечатают?
       - Вам сообщат.
       Вот и охранник пришел, и где он был? Лицо молодого человека озарилось надеждой, и он удовлетворенный в сопровождении охранника покинул здание.
       - Лена, отнесите редакторам.
       - А кому именно?
       - Прочти пару страниц и реши, мне что вас и этому учить надо?
       - Нет, Николь Александровна.
       - Замечательно, подберите всю корреспонденцию по Праге, мне она нужна через час.
       - Сделаю.
       Отдав распоряжения, я величественно продолжила свое шествие по кабинетам, но на повороте успела краем глаза увидеть, как Леночка суетливо забегала по приёмной. Елена Игоревна Самойлова, всего пару месяцев работала в нашем дурдоме, она была устроена по знакомству, минуя конкурсный отбор под моим строгим председательством. Эта была её первая работа, училась она на экономиста, но её папочке почему-то не удалось впихнуть её в коммерческий отдел, видимо рассудив, что помощник генерального директора хороший старт в будущее, её подсунули мне. Я заняла позицию оскорбленной невинности и заявила, что учить никого не стану. Девочка была старательной, но, к сожалению там, где нужны знания, старательность не всегда выручает. Леночка меня боялась, и я старательно поддерживала имидж вредной стервы. Пусть не думает, что все в этой жизни решают папы и мамы, потом будет жить проще. Хотя я все же не столь вредна, как мне хотелось бы, записала её на вечерние курсы секретарей-референтов, пусть хоть основы выучит, с понедельника начнутся занятия, может ещё будет из неё толк, ещё и меня сместит.
       Следующий пункт моего вояжа была бухгалтерия, и видимо довольная предсказаниями, главный бухгалтер Марина Сергеевна Марфина выдала мне всю необходимую информацию, и мне не пришлось выслушивать обычные «мы работаем, это вам вечно нечем заняться». Начало обнадеживающее, может я все необходимое соберу раньше, чем планировала. Но, на этом моё везение и закончилось, большинство усилено работало, но готово все будет не раньше пяти вечера.
       По возвращении в кабинет меня ждала небольшая стопка документов по Праге, ну что ж, сработано оперативно. Нужно было сопоставить договоренности и составленную программу, а то пару раз случались накладки, и бедному автору приходилось разрываться между несколькими местами одновременно. В Чехии предстояла высадка десанта, состоящего из трёх популярных авторов-детективщиков, у каждого из них была своя программа, свои выступления на радио и телевиденьи, и единственное, что их объединяло совместный вечер в Посольстве в день прилёта. Несколько дней беготни и нервотрёпки.

Показано 1 из 58 страниц

1 2 3 4 ... 57 58