Я тебя ждал

14.10.2018, 22:46 Автор: Маргарита Дюжева

Закрыть настройки

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24


ГЛАВА 1


       
       За окном мелькают фонарные столбы, освещающие дорогу желтым унылым светом, темные силуэты деревьев, больше похожих на чудовищ, огни стоящих в стороне от дороги деревень.
       Ночь.
       В междугороднем автобусе кроме меня всего человек семь. Все спят. Тишина. И только я, скинув босоножки, сижу, поджав под себя ноги, и смотрю в окно, думая о том, что жизнь штука странная. Странная, жестокая и, наверное, все-таки немного несправедливая.
       Я еду домой.
       После трех лет жизни в столице возвращаюсь в свой захудалый провинциальный городок. И это не триумфальное возвращение. Это бегство. От "красивой" жизни. От "сказочного принца". От своих иллюзий.
       Я возвращаюсь домой, поджав хвост, как побитая собака, боясь оглянуться. Потому что позади осталась горечь разбитых фантазий, надежд, так и не сбывшихся желаний.
       Наверное, надо рассказать, как я оказалась в этом автобусе, у этого грязного окна, покрытого дорожной пылью и высохшими каплями дождя?
       Пожалуйста. Мне нечего скрывать.
       
       Меня зовут Диана. Для друзей просто Ди.
       Родилась в маленьком городке, в обычной семье. Все как у всех, ничего особенного. Есть младшая сестра, Арина. Мы с ней погодки. Всегда не разлей вода, лучшие подружки. Правда, не виделись уже почти два года. По моей вине. Но, не стоит забегать вперед.
       Школа была для меня весьма неприятным местом. Потому что маленькой, несуразной девочке с острыми коленками, огромными глазищами и большим ртом не просто было ходить изо дня в день туда, где ее дразнили глазастым гномом, лягушонком, большеротым пучеглазом и еще не менее неприятными прозвищами.
       После девятого класса, сдав несчастные экзамены, уехала на все лето в деревню. Чтобы отдохнуть, переключиться, а по возвращению уйти из ненавистной школы в техникум, начать все с чистого листа. Мои планы смешала Арина. Несчастная сестра, будучи таким же лягушонком, как и я, слезно умоляла не бросать ее в этом аду. Поэтому сдалась. Осталась. Смиренно решив, что раз уж девять лет терпела, то еще два дотерплю.
       
       Первого сентября, волоча чуть ли не по земле пресловутые гладиолусы, хмурясь, словно вели на заклание, отправилась на первый звонок. Встала в стороне от класса, мечтая, что бы никто из этой жестокой стаи не обратил на меня внимания. Дождь моросил, ветер промозглый, настроение на нуле.
       
       Именно в тот момент произошло то, что изменило дальнейшую жизнь.
       Ко мне подошел самый популярный парень из школы и спросил как дела.
       — Нормально, — буркнула в ответ и отвернулась, надеясь, что он сейчас же исчезнет из поля зрения.
       А он не исчезал. Так и остался стоять рядом, упрямо пытаясь продолжить разговор. На нас уже все косились, хихикали.
       От стыда хотелось провалиться сквозь землю, раствориться, стать тенью, а Сергей, как ни в чем не бывало, продолжал разговаривать со мной, не обращая ни на кого внимания. Затаив дыхание, я все ждала. Когда из его уст прозвучит жестокая шутка, выставляющая меня полной идиоткой перед всеми? Ну, когда же? Когда? Не томи.
       Но она так и не прозвучала...
       Мало того, после торжественной части он, прежде чем уйти, пообещал, что позже снова увидимся.
       
       Выходя из школы, встретила его на крыльце.
       — Я тебя жду, — бодро ответил парень, вызывая искреннее недоумение.
       Краснею, когда мимо проходят одноклассницы, одаривая сердитыми взглядами. Для чего все это? В чем смысл жестокого розыгрыша?
       — Зачем? — подозрительно покосилась в его сторону.
       — Проводить хочу.
       — Не стоит, — подняв воротник куртки, пытаюсь обойти его и сбежать по ступеням. Бесполезно. Этот амбал, широко улыбаясь, перегородил дорогу и уверенно заявил:
       — Конечно, стоит!
       В общем, отделаться от него не удалось. Так и шел со мной до самого дома, развлекая нелепыми историями. Я даже пару раз улыбнулась через силу, потому что мысли были заняты только одним. В чем подвох? Меня снимают на скрытую камеру, чтобы потом выложить в сеть, сдобрив видео злыми комментариями? Или сейчас из подворотни выскочит толпа любимых одноклассников с криком "а, вот и мы"?
       
       Оказалось, нет никакого подвоха.
       Просто пучеглазый гном, незаметно для самой себя превратился в миниатюрную ладную девушку с огромными выразительными глазами цвета северного неба, и вовсе не большеротую, а с аппетитными пухлыми губами.
       Внезапно все изменилось. Парни стали заглядываться в мою сторону, девчонки, почувствовав, что власть переменилась, стали приглашать в свои компании. Первое время было странно, все ожидала, что сейчас игра закончится, и все начнут смеяться, что это вселенский заговор против меня, шарахалась ото всех.
       Помню, тогда даже подошла к маме с этим вопросом. Она посмотрела, ласково-ласково и тихо рассмеялась. До сих пор в памяти этот смех, как перезвон хрустальных колокольчиков:
       — Дианка, не переживай, — ободряюще приобняла за плечи, — Порода у нас такая. Долго зреем, красиво цветем. Ты бы видела меня в твоем возрасте — без слез не взглянешь, а потом изрослась.
       — И я израстусь? — с надеждой в голосе вмешалась в разговор Аринка.
       — И ты, — потрепала младшую дочь по голове, — Пойдемте, я вам кое-что покажу.
       Весь вечер рассматривали старые семейные альбомы. Я то и дело недоверчиво косилась на свою красавицу маму. Неужели на фотографиях она? Вот эта нескладная, угловатая девочка, с глазами, как у совенка?
       Потом изображение на фото начали меняться. Исчезла и угловатость, и совенок, осталась лишь улыбающаяся счастливая девушка.
       
       Дальше происходило все так, как и говорила мама.
       Мы с сестрой действительно израстались, и как в сказке из гадких утят превратились в прекрасных лебедей.
       Школу я уже заканчивала веселой, довольной жизнью девушкой, уверенной в том, что весь мир прекрасен и готов встретить меня с распростертыми объятиями.
       
       Затем универ. Развеселая студенческая жизнь. Первая настоящая любовь.
       В это время мама вышла второй раз замуж и уехала жить к мужу, в соседнюю область. В результате мы с сестрой остались одни, вдвоем в двухэтажном кирпичном доме. Нравилось ли нам? Конечно! Свобода, взрослая жизнь, вседозволенность.
       Мы чувствовали себя такими взрослыми, такими самостоятельными, и такими деловыми. Хорошее время было. Веселое.
       Вот только одно не давало покоя. Мне отчаянно хотелось в большой город, где стеклянные небоскребы подпирают тяжелые облака, где есть метро, где театры, музеи и суматошная жизнь.
       Мне хотелось испытать ритм большого города, погрузиться в его атмосферу. Ну и естественно, как у любой наивной барышни, теплились мечты покорить столицу. Я тогда мечтала стать репортером, брать интервью у знаменитых людей, посещать важные мероприятия, быть в центре всего самого интересно. О любви конечно грезила. О такой, чтобы раз и навсегда. О принце на белом лимузине.
       В общем, классические мечты провинциальной простушки.
       Я любила мечтать. Ранним утром стоя на крыльце своего дома, слушая пение птиц, наблюдая за тем, как ночной прохладный туман медленно, как бы не хотя, отступает, чтобы следующей ночью опять окутать все вокруг, погружая в серебристую мглу.
       
       * * *
       Может мои детские мечты так бы и остались мечтами, но в один прекрасный миг я решилась. Поняла, что не могу больше прозябать в этой Тмутаракани, что хочу чего-то большего. Хочу идти к мечте.
       Ну, что же, захотела идти, и пошла. Полетела на крыльях наивности и эйфории, и веры в то, что у меня все получится, что я особенная.
       Немного смутил и охладил мой пыл пессимизм сестры, которая отказалась ехать со мной, мотивировав тем, что любит наш город.
       Она действительно его любила. Искренне, от души. Арина была уверена, что лучшего места на земле просто не существует. Рай, да и только.
       В общем, в этом вопросе мы с ней не сошлись, и покорять столицу я отправилась одна. Без привычной поддержки и верного плеча рядом. Было страшно, но безумно волнительно, трепетно до дрожи. Я вся горела от нетерпения, от предвкушения новой светлой жизни, радужных перспектив расстилающихся передо мной.
       
       Помню, Москва встретила проливным дождем, суетой, нескончаемым гулом машин. Дезориентировала. Оглушила, сбивая с ног своей сумасшедшей энергетикой.
       Нет, я не ехала на удачу, наивно полагая, что меня там ждут, с распростертыми объятиями, и всеми прелестями красивой жизни на блюдечке с голубой каемочкой. Нет. Конечно, нет. Моя наивность не расплывалась настолько широко.
       На вокзале меня встречала мамина родственница, у которой в дальнейшем и стала жить. Я уже заранее была записана на пару собеседований, на карточке хранилась определенная сумма скопленных сбережений.
       Так что какой-никакой, а стартовый набор у меня был.
       
       Как ни странно, но Москва благосклонно приняла мое появление. Первое же собеседование закончилось удачно. Я нашла работу в небольшой газете. Сначала стажером, на три месяца, с возможностью перехода в штат, при условии, что покажу достойные результаты.
       Я была на седьмом небе от восторга и делала все, чтобы этот результат был. День и ночь пропадая на работе, выполняя все, абсолютно все, что поручали. И свое. И чужое. И совершенно несвязанное с моей непосредственной работой. Вообще все, вникая в каждую деталь, в каждую мелочь. И мне это нравилось, безумно.
       Работа на износ принесла долгожданные плоды. В штат меня взяли, и я стала на одну ступеньку ближе к своей мечте.
       Почти год пролетел как во сне. Счастливом сне. Не скажу, что все было легко и радужно. Нет. Иногда через силу, через стиснутые зубы, но шла вперед к своей цели.
       
       Потом все изменилось. Внезапно, за какую-то долю секунды.
       Я встретила ЕГО и забыла обо всем...
       На одном мероприятии заметила высокого татуированного парня, и пропала. Не смогла отвести от него взгляд, жадно вглядываясь в притягательный образ, ловя каждый жест. Он заметил мой интерес, шуточно отсалютовал бокалом с шампанским, подмигнул, и все внутри разлетелось в прах. Влюбилась. Впервые в жизни. По-настоящему. До дрожи, до истерики, до слез по ночам, до бешеного трепета сердца.
       Это было прекрасно. Это было великолепно. И это стало началом конца.
       Но тогда я не поняла, что встала на нетвердую тропинку, и постепенно скатываюсь к пропасти, погружаюсь в темное болото.
       Наши отношения развивались стремительно, красиво. Напоенные романтикой, чувственностью, обжигающей страстью, они отодвинули на задний план весь остальной мир. Было все. И прогулки под луной, и миллионы алых роз, и многочасовые разговоры по телефону перед сном.
       Тетя Катя ворчала, настойчиво рекомендуя, не терять голову из-за первого встречного, потому что в Москве далеко не все так, как кажется с первого взгляда. "Надо держать ушки на макушке" — напутствовала она меня, не вызывая ничего кроме раздражения. Да, что она понимает в любви, которая накрыла словно цунами?
       Я лишь неосмотрительно отмахивалась от родственницы, летя к своему любимому на крыльях счастья, в очередной раз забывая обо всем.
       
       В конечном итоге переехала к нему.
       Хоть мы никогда и не обсуждали дальнейшие совместные планы, но я уже мысленно примеряла белое платье с фатой, золотое колечко на палец и его фамилию. Купалась в своем счастье, не замечая, как постепенно, неумолимо все меняется.
       Романтика незаметно сошла на нет. Страсть утихла. Остались только мы.
       Вадим медленно, но верно стал превращаться в бытового тирана. Все чаще его настроение можно было трактовать, как скверное. То он не в духе возвращался с работы, то его не устраивало то, что я делаю, как я делаю. Но я любила его, и терпела, объясняя такие перемены усталостью, проблемами на работе и еще не известно чем. А он тем временем незаметно, но планомерно изолировал меня от остального мира, полностью переделывая под свои желания.
       Его раздражало то, что я с кем-то еще общалась, могла сходить погулять, посидеть в кафе. Поэтому сначала он отвадил всех моих подруг. Не знаю, почему позволила ему это. Наверное, была слишком наивна, слаба, и все еще влюблена.
       Теперь мой маршрут был каждый день одинаковым: дом-работа-дом. Шаг влево— расстрел, шаг вправо— казнь. Без суда и следствия.
       Потом резко сократились мои поездки домой. К сестре и матери. Когда звонила Аринка, я сияла, оживала, клятвенно обещала приехать в ближайшие выходные, но потом приходил Вадим, и мой свет гас. Я становилась просто тенью. Бледной, размытой. Глаза в пол, и страх не угодить. Да, именно страх. Потому что он с каждым днем все больше и больше открывал передо мной свое истинное лицо. Жестокий, грубый, циничный. От парня, в которого я влюбилась, не осталось и следа.
       Следующим шагом к моему полному уничтожению стало увольнение. Помню, как вечером рыдала от отчаяния, но передо мной был поставлен ультиматум. Или работа, или он. И я выбрала его. Опять. Сама не знаю почему. Скорее всего, сработала психология жертвы. Больше нечем объяснить, почему я добровольно превратилась в затворницу, со страхом ожидающую возвращения своего хозяина.
       Дома всегда чистота, всегда вкусная еда. А иначе и быть не могло. Ведь чуть что не так — Вадим на меня орал, словно я была последним человеком в этом мире. Надо было уходить, а я не могла. Было стыдно возвращаться к тете, после того, как я столь неосмотрительно пренебрегала ее советами и предупреждениями.
       И я терпела, хотя с каждым днем становилось все хуже и хуже. Он мог вернуться ночью пьяный, или придти под утро и от одежды несло противными сладкими женскими духами. Терпела, хотя от любви уже ничего и не осталось, превратившись в одну из тех запуганных женщин, которые всегда носят одежду с воротником и длинными рукавами, чтобы скрыть синяки. А они были. Вадим, совсем перестал себя контролировать, и начал распускать руки.
       Тогда я первый раз попыталась от него уйти. Он не дал даже выйти из подъезда. Бросился следом с извинениями, с обещаниями все исправить, держать себя в руках. Ползал на коленях, умолял остаться. Повелась. Дура. Поверила.
       Второй раз была попытка уйти через месяц. Тот же разговор. Тот же результат. Правда, в этот раз меньше обещаний с его стороны, меньше извинений, и на колени уже никто не вставал.
       Третий раз — звонил в трубку и орал, чтобы шла домой.
       Четвертый раз — волоком затащил обратно в квартиру.
       Пятый раз лучше не вспоминать. Долго ходила не только в одежде с длинными рукавами, но и в солнечных очках. Зимой.
       Шестой раз — сам распахнул дверь и, глядя в глаза, произнес: "вали, но я завтра же поеду к твоей родственнице, и сделаю с ней все, что сделал бы с тобой". Я стояла, ревела, глядя на это чудовище, а он лишь хмыкнул, закрыл дверь и пошел на кухню за пивом.
       Днем, пока он был на работе, я его ненавидела, представляла, как уйду, как отомщу, как стану счастливой назло ему. Но все мечты испарялись, стоило только Вадиму появиться на пороге дома. Хмурый, с поджатыми губами, тяжелым взглядом. Сжималась, закрывалась, опускала глаза в пол и боялась даже дышать.
       Вот во что превратилась моя жизнь. Принц оказался монстром. Потеряла работу, друзей, мечту. Сидела в четырех стенах и медленно сходила с ума, не находя в себе сил бороться. Он меня полностью подавил, лишил силы к сопротивлению, превратив в свою послушную игрушку.
       
       

***


       
       Зря столько мучилась, ждала чудесного избавления. Ой, зря! Надо было давно бежать от него сломя голову, спасая себя от удавки, все сильнее стягивающей горло, перекрывающей кислород. Но видимо чаша терпения еще не до конца переполнилась. Наверное, такой тихушнице как я нужно было что-то такое эдакое, чтобы окончательно пробрало и заставило действовать.
       

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24