Сердце девичье не камень

20.03.2019, 10:53 Автор: Снежная Марина

Закрыть настройки

Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15


СЕРДЦЕ ДЕВИЧЬЕ НЕ КАМЕНЬ
       

АННОТАЦИЯ


       Четыре боевых мага, пытающихся завоевать твое сердце – хорошо это или плохо? Что-то терзают смутные сомнения насчет первого, особенно учитывая их репутацию в Академии магии, где мы когда-то учились вместе. Угораздило же меня получить работу в охране того же обоза!
       Кроме того, один из этих магов еще и мой бывший, которого давно вычеркнула из жизни. И вот что делать? Решиться связаться с кем-то из них или послать куда подальше всех четверых?
       А тут еще и непонятный убийца, идущий по моим следам, нарисовался. Чего он хочет от девушки, у которой даже с финансами более чем скромно? И чем вызван интерес такого количества поклонников, тоже загадка. Но ничего не поделаешь. Придется разгадывать все эти тайны и определяться!
       


       ГЛАВА 1


       Кипя праведным гневом, я пробкой вылетела из торговой конторы господина Нурме. Еще и напоследок сделала то, чего хотелось уже давно – хлопнула дверью так, что стекла задребезжали. А потом расправила плечи и, уставившись в ясное голубое небо, приветливо улыбающееся мне ярким солнышком, глубоко вдохнула немного удушливый летний воздух.
       Чувствуя себя так, словно сбросила тяжкий груз, спустилась со ступеней и бодрым шагом двинулась по оживленной улочке бурлящего жизнью Тадара – города, в котором прожила всю свою сознательную жизнь.
       – Ты еще пожалеешь, девчонка! – раздался за спиной басовитый гневный голос теперь уже бывшего хозяина.
       – Тварь неблагодарная! – добавился вслед за ним противный визг племянничка господина Нурме – глубоко ненавидимого и презираемого мною Эмиля. – Дядюшка тебя из грязи поднял, кормил тебя и твою нищую семейку! И вот благодарность!
       Стиснув зубы, с трудом удержалась от того, чтобы развернуться и высказать все, что думаю о так называемой доброте господина Нурме. Да я не покладая рук трудилась от заката до рассвета! Корпела над бухгалтерскими книгами. Разбиралась с поставщиками и клиентами. Бегала по поручениям не только хозяина, но и приказчиков. Приходила в контору первая, чуть ли не с рассветом, а уходила последняя, едва волоча ноги. А платили мне за это сущие гроши по сравнению с тем, что получали остальные. Всего лишь потому, что я женщина!
       Конечно, когда закончила Академию по специальности «Торговое дело и финансы», я была счастлива устроиться в контору господина Нурме – не последнего человека в городе. И согласилась на то, что поскольку мне не хватает опыта, первое время платить будут меньше. Но ведь не два года же! Прошел положенный трехмесячный испытательный срок, а о поднятии жалованья никто и не заикался.
       Набравшись смелости, я заговорила об этом сама. Хозяин же стал отнекиваться тем, что дела у него идут сейчас не слишком хорошо, и он не может позволить увеличить зарплату работникам.
       Самое противное, так это то, что я прекрасно знала о его доходах. Ведь самолично подводила итоги в бухгалтерских книгах. Дела у господина Нурме шли отлично! Но когда тебе нужно кормить два голодных рта, не считая себя самой: больную мать и младшую сестру, – особо права не покачаешь. Я прекрасно понимала, что если начну проявлять недовольство, хозяин изрядно подпортит мне жизнь. Распустит в городе такие слухи, как о работнице, что ни один торговец не возьмет в свою лавку.
       Оставалось надеяться, что у господина Нурме проснется совесть, и он заметит, как сильно я стараюсь оправдать его доверие. Да в последний год на меня вообще, фактически, свалили все дела! Приказчики совершенно обнаглели, закидывая все новыми и новыми поручениями. Иногда хотелось просто сесть и разрыдаться от бессилия и тоски. Но удерживала мысль о родных, о которых, кроме меня, позаботиться некому.
       Конечно, пока был жив отец, все не казалось таким удручающим, пусть он и появлялся дома редко. Ездил в охране торговых обозов по всему миру, но зато и получал за это приличные деньги. Их хватало на то, чтобы содержать уютный двухэтажный домик в хорошем квартале и баловать маму и нас с сестрой.
       Вспомнив о том, как отец всегда привозил нам из дальних стран какие-нибудь интересные подарочки, я грустно улыбнулась. Как же счастливы мы были тогда! В доме царили спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.
       Все изменилось, когда отец погиб во время схватки с темными тварями. Нам даже тело его не привезли. О том, что происходит с человеком после столкновения с существами «темных пустошей», лучше вообще не думать. Слуга купца, в обозе которого ездил тогда отец, стал для нас вестником смерти.
       Наверное, болезнь матери начала развиваться именно после этого. Она в считанные месяцы из цветущей красивой женщины превратилась в тень себя прежней. Часто ее охватывала такая слабость, что даже с постели не могла подняться. Мне, тогда еще тринадцатилетней девочке, пришлось очень быстро повзрослеть и взять на себя заботу о семье. Мать утратила всякий вкус к жизни, и я даже не пыталась заставить ее вспомнить о своих прямых обязанностях. Уж слишком жалко было эту сломленную горем женщину! А от восьмилетней Виржини не стоило ожидать особой помощи.
       Мне пришлось думать о том, как прожить на те сбережения, что остались после отца, чтобы не проесть их за несколько месяцев – ведь к экономии никто из нас не был приучен. Наверное, сказалось то, что я всегда интересовалась математикой и цифрами. Отец даже нанимал для меня наставников, чтобы я развивала эти странные для женщины интересы. Говорил, что гордится мной, считает умной и особенной девочкой, и чтобы я не обращала внимания на то, что будут говорить глупые люди.
       Так вот, подсчитав имеющийся капитал и то, сколько уходит на содержание дома и двух слуг, а также наши нужды, я пришла к неутешительным выводам. Придется сильно ограничить свои потребности, иначе через два года мы окажемся на улице без гроша за душой. Я убедила мать, что нам стоит переехать в менее респектабельный квартал и найти жилье поскромнее, а также продать большинство ценных вещей. Она восприняла все с пугающим безразличием. Единственное, на что оказалась способна – это подписать документы на продажу дома. Обо всем остальном пришлось заботиться мне.
       Слуг, разумеется, пришлось рассчитать – мы не могли больше позволить себе им платить. Отныне уборку, готовку и прочие домашние обязанности должны были выполнять сами.
       Когда мы переехали в скромный жалкий домишко на окраине Тадара, от царящей там беспросветной серости даже я не смогла сдержать слез. Мать же еще больше впала в уныние и почти не вставала с убогого ложа, заменившего ее роскошную двуспальную кровать. Сестра не жаловалась, чем изрядно меня удивила, и даже пыталась помогать по мере своих скромных силенок. Наверное, только благодаря ей я не сломалась тогда, чувствуя поддержку и тепло этого маленького доброго существа.
       Постепенно мама начала отходить от горя и тоже включаться в домашние дела. Мы с ней устраивались на любую, самую грязную работу, чтобы заработать хоть немного денег. Мама жалела меня и старалась взвалить на себя больше, испытывая вину за то, что недавно проявляла несвоевременную слабость. Именно этим и подорвала здоровье еще больше. Начала развиваться легочная болезнь, и почти все заработанные деньги уходили на лекарства.
       Я понимала, что это замкнутый круг. Без образования и какой-то профессии мы никогда не сможем зарабатывать достаточно, чтобы жить не на грани нищеты. Вот тогда и возникла у меня безумная мысль поступать в Академию. Благо, сестра уже немного подросла и стала больше помогать матери. Я могла бы учиться и подрабатывать по вечерам. Конечно, будет неимоверно трудно, и я прекрасно это понимала, но это хоть какой-то шанс на лучшее будущее. Решила – попробую, а дальше буду справляться с трудностями по мере их поступления. Загадала себе, что если пройду конкурс на бесплатное обучение, что само по себе тяжело, то остальное уже мелочи.
       


       ПРОДА 1.2 от 14.02.2019


       Будущую специальность выбирала тщательно, обсуждая с матерью и размышляя над тем, какая работа лучше оплачивается. Наверное, будь жив отец, я бы даже не сомневалась и пошла по его стопам. Тем более что во мне открылся такой же дар, какой был у него. «Чувствующая». Так называют тех, кто обладает особым восприятием реальности – способен издали ощущать существ «темных пустошей».
       Вспомнив все, что знала об этом, содрогнулась. Пять веков назад энергетические контуры нашего мира начали словно бы расслаиваться. Сквозь них проступала иная реальность – пугающая и враждебная людям. Были места на картах, которыми полностью завладела тьма. Их старались обходить стороной и называли «темными пустошами». Причем были они нестабильны и могли как разрастаться, так и уменьшаться. То, что оставалось после ухода темного марева, представляло собой практически мертвую землю, лишенную всего живого.
       Были еще «темные пятна» – перемещающиеся сгустки темной энергии, что возникали где угодно и так же неожиданно исчезали. Живое существо, попавшее в плен такого марева, погибало в считанные мгновения, буквально превращаясь в тлен. Но это еще не самое страшное. Из таких вот «темных пустошей» и «пятен» появлялись твари самого разнообразного вида. Безжалостные, агрессивные, одержимые одной лишь целью – поглотить любое живое существо, что встречалось на пути. С ними нельзя было договориться, попытаться наладить контакт. Это была воплощенная смерть, от которой нужно или бежать без оглядки в надежде спастись или сражаться.
       Первые «чувствующие» появились еще тогда, когда в наш мир пришла эта напасть. В некоторых людях проснулся дар чувствовать темную энергию до того, как она становится видимой остальным. Иногда это помогало избежать больших проблем, позволяя вовремя уйти на достаточное расстояние от опасного места. Ведь твари ограничены в своих проявлениях и далеко от «пустошей» и «пятен» удаляться не могут. Постепенно люди научились и бороться с тварями, используя стихийную магию. Стали различать виды темных существ и способы их уничтожения. А установка защитных контуров вокруг городов и поселений сделала невозможным появление темной энергии внутри них. Так что здесь, в Тадаре, многие воспринимали истории о темных тварях как нечто далекое.
       Только выезжая за пределы города, следовало соблюдать меры предосторожности. Поодиночке старались не путешествовать, а в отряд сопровождения обязательно брать «чувствующего» и кого-нибудь из стихийных магов. Удовольствие недешевое, но жизненно необходимое. Иначе из поездки можно и вовсе не вернуться.
       О том, что у меня есть такой дар, я узнала из рассказов отца. Иначе, далекая от темных проявлений, даже не заподозрила бы этого. Но отец говорил, что когда я была еще совсем маленькая и они с матерью переезжали на постоянное место жительства в Тадар, по дороге присутствие темной твари почувствовал не только он, но и я. По характерным реакциям тела он понял, что у меня такой же дар.
       Размышляя об этом, я понимала, что это может дать мне неплохой заработок. Пусть женщины редко занимались охраной обозов, но меня бы это не остановило. Главное, выучиться всему необходимому. Выяснить побольше о темных тварях и о том, как пользоваться своим даром.
       Узнав о том, что хочу поступать в Академию на магический факультет со специализацией «чувствующая», мать категорически воспротивилась. Она приходила в ужас от того, что может лишиться еще и меня. Смерть отца внушила ей панический страх перед подобным занятием. Видя, что от тревоги за мою судьбу матери становится хуже, я согласилась выбрать другой факультет. Но для себя решила, что ничто не помешает мне прочесть нужные книги в библиотеке Академии и самостоятельно развивать дар. Мало ли, как в жизни может повернуться!
       Специальность же я выбрала тоже довольно перспективную. «Торговое дело и финансы». Приказчики в лавках получали, конечно, не так хорошо, как охранники обозов, но достаточно, чтобы избавиться от тревог за собственное будущее. Я могла устроиться помощницей в лавку, а в дальнейшем дорасти до управляющей. То, что я женщина, конечно, немного ухудшало положение, но надеялась, что мои трудолюбие и ум уравняют шансы. Насколько же наивной я была!
       Пять лет учебы в Академии, где я подрабатывала тем, что выполняла домашние задания, контрольные и курсовые вместо нерадивых коллег, были годами поистине каторжного труда. У меня редко находилось свободное время даже чтобы навестить родных. Приходила к ним пару раз в месяц, чтобы передать заработанные деньги и узнать о том, как они там. Сон для меня тоже стал чем-то вроде роскоши. Спала от силы по четыре часа в день, чтобы все успеть. Думала, когда учеба закончится, станет полегче. Но видно, не судьба.
       После пяти отказов меня все же взяли на работу чем-то средним между помощницей и секретарем. Господин Нурме, смекнув, что в моем лице получил дешевую рабочую силу, не лишенную мозгов, стал нещадно эксплуатировать. В общем, даже вспоминать не хочу о том, как я выбивалась из сил, не получая взамен ни уважения, ни достойной оплаты. Мной помыкали все кому не лень и считали, что я должна быть еще и благодарна за то, что мне дали работу.
       Последней каплей стало появление в конторе племянника господина Нурме – Эмиля. Сопливый юнец тоже закончил Академию, и его решили пристроить в семейное дело. Хозяин даже не скрывал, что в дальнейшем видит племянника сначала управляющим, а после и наследником – у него самого были только дочери, так что к Эмилю относился как к сыну. Только вот парень оказался на редкость глупым и ленивым. И как еще Академию закончил, непонятно! Наверное, оплачивал услуги таких же бедолаг, как я, делавших все за него.
       Эмиль, смекнув, что на меня можно сплавить все поручения дядюшки, без зазрения совести так и делал. Но это еще полбеды! Говнюк стал делать недвусмысленные намеки на оказание кое-каких услуг, помимо профессиональных. Мол, если не хочу вылететь из конторы, должна ублажать его как женщина. Вот это уже было выше моих сил!
       Когда эта сволочь, не ограничиваясь намеками, начала распускать руки, я накинулась на него как разъяренная кошка. Эмилю пришлось отдуваться за все те месяцы, что я вынуждена была молча терпеть несправедливость. Я расцарапала ему лицо, лишь чудом не задев глаза, отвесила несколько пощечин, повалила на землю и стала наносить бесчисленное количество ударов своими слабыми кулачками. Ярость придавала сил, и хлипенький молодчик противостоять мне просто не смог.
       Правда, на его вопли в мою каморку ворвались приказчики и сам хозяин. Меня оттащили от окровавленного перепуганного Эмиля и попытались воззвать к моему благоразумию.
       Немного успокоившись, я рассказала хозяину, из-за чего весь сыр-бор, и этот гад, вместо того чтобы отвесить еще одну оплеуху племянничку, встал на его защиту. Мол, вместо того чтобы строить из себя незнамо что, я радоваться должна, что на меня обратил внимание достойный молодой человек. Что на старую деву двадцати трех лет, у которой кроме цифр, в голове и нет ничего, никто больше и не позарится.
       Укол в еще одно больное место стал тем, что заставило меня дойти до ручки. Да лучше снова начну выполнять самую грязную работу, чем еще хотя бы день проведу в этом месте! Именно это и объявила хозяину и ринулась прочь, слыша за спиной возмущенные возгласы и ругань.
       


       ПРОДА 1.3 от 15.02.2019


       

Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15