Мечтала? - Получи!

12.12.2017, 23:31 Автор: Ольга Булгакова


Ирина Дмитриевна Белянко была женщиной милой и приятной во всех отношениях. Аккуратное овальное лицо, живые веселые зеленые глаза, ласковая полуулыбка, мягкие волны пшеничных волос, забранных на затылке в узел, украшенный старинной заколкой. Даже полтора десятка лишних килограммов, отделяющих от модельного стандарта, не портили ладную фигуру Ирины Дмитриевны, добавляя формам приятную мужскому глазу пышность. Но полноты своей учитель французского и немецкого стеснялась, старательно скрывая как недостатки, так и достоинства фигуры под балахонистыми топами и длинными свитерами грубой вязки.
       В свои без малого тридцать пять лет Ирина Дмитриевна была одна. Несмотря на то, что ее мама отчаянно пыталась устроить личную жизнь дочери, периодически регистрируясь от ее имени на разных сайтах знакомств. Но Ирина была непреклонна, отсеивая почти сто процентов кандидатов, предложенных жаждущей внуков мамой. С оставшимися мужчинами переписка тоже была короткой. Настолько короткой, что до телефонных разговоров, а тем более свиданий, доходило за последние два года всего раз пять. Ирина Дмитриевна опасалась давать свой телефон незнакомцам, упрямо не заводила скайп и не делилась адресом электронной почты.
       Можно было, конечно, утверждать, что причиной неудач в личной жизни были стеснительность, неуверенность в себе и полнота. Можно было говорить, что Ирина слишком капризно перебирала мужчин. Но правда заключалась в том, что Ирину вполне устраивала привычная устоявшаяся холостяцкая жизнь. Менять что-либо, подстраиваться под малознакомого мужчину, заботиться о нем, готовить для него и принимать к сердцу чужие проблемы ей не хотелось.
       Понятно, что такое отношение к жизни было для ее мамы загадкой. И, свято веря, что знакомство с тем единственным кардинально изменит ситуацию и подарит давно ожидаемых внуков, мама не оставляла надежд найти счастье дочери на просторах интернета. А поэтому Ирину Дмитриевну периодически захлестывали волны новых принудительных сетевых знакомств. В такие недели Ирина заезжала после работы к родителям, терпеливо прореживала ряды избранных, пополняя объемные списки игнорируемых, а потом с чистой совестью ехала домой.
       В тот вечер Ирина Дмитриевна задержалась после уроков в гимназии. Проверять контрольную работу было необходимо, а тетради за собой возить не хотелось. Кабинет, освещенный только настольной лампой, уютная шаль, четыре десятка тетрадей, жасминовый чай из китайского термоса. Ирина не торопилась домой, ведь кроме нескольких фиалок и орхидеи на подоконнике ждать ее в пятницу вечером было некому.
       Закончив работу, Ирина Дмитриевна вышла из гимназии, пожелав охраннику хороших выходных. Он предложил довести ее до остановки, но это было близко, всего лишь за углом. Поэтому женщина вежливо отказалась. Устроившись на заднем сидении маршрутки, Ирина Дмитриевна задумалась о режиссуре детской театральной постановки и даже сделала несколько пометок в блокноте. Дважды в год именно Ирине Дмитриевне поручали организовывать спектакли. Нужно отдать ей должное, она прекрасно справлялась. Продуманные декорации, оригинальные костюмы, репетиции, на которые дети рвались после уроков. Но у директора, каждый раз назначавшего Ирину режиссером, была еще одна причина не менять руководителя детского театра. Директор точно знал, именно у Ирины Дмитриевны, единственной незамужней учительницы, будет на постановку достаточно времени.
       Все еще раздумывая о пьесе, Ирина вышла на улицу. Последний январский мороз пощипывал лицо, недавно выпавший снег хрустел под ногами, над головой в черном небе светили, проигрывая в яркости огням города, звезды. Родной подъезд встретил теплом и привычным полумраком. Ирина Дмитриевна поднялась на второй этаж, достала из сумки ключи, отперла дверь. В темной прихожей положила на шкафчик для обуви сумку, одновременно закрывая дверь, включила свет. Сняла дубленку, переобулась, прошла на кухню, чтобы поставить чайник. И тут услышала, как в гостиной упало что-то тяжелое.
       Ирина Дмитриевна замерла, боясь пошевелиться. В голове одно за другим возникали дикие и пугающие предположения. Из всех этих панических мыслей, Ирине нравилась только одна.
       - Мне послышалось, - прошептала женщина. Чтобы убедить себя, повторила громче: - Мне послышалось.
       Больше звуков из комнаты не доносилось, и Ирина, собравшись с духом, решилась туда зайти. Хоть и повторяла, что в собственном доме ей бояться нечего, пришлось уговаривать себя делать каждый шаг. Сердце колотилось, морозило, дрожали руки. Казалось, минут десять понадобилось, чтобы преодолеть несчастные три метра. Но Ирина храбро нажала на кнопку выключателя и замерла в дверях каменным истуканом.
       Ровно в центре ковра лежал окровавленный мужчина.
       Многие женщины в подобной ситуации упали бы в обморок. Соблазн поступить именно так был велик, но Ирина твердо помнила, что она к падающим в обморок женщинам не относится. К тому же решила, что терять сознание, если рядом кто-то истекает кровью, просто безответственно. Стряхнув оцепенение, Ирина побежала на кухню за коробкой с перевязочными материалами. Весь страх бесследно улетучился и не подумал вернуться, когда женщина встала на колени рядом с незнакомцем. Она знала, что должна помочь, что в первую очередь нужно остановить кровь, поэтому не сразу, далеко не сразу обратила внимание на странную одежду мужчины. Если черные брюки, высокие кожаные сапоги и белая рубашка еще как-то укладывались в представления Ирины о мужском гардеробе, то темный камзол с серебряным шитьем из привычного шаблона выбивался.
       Раздумывая о том, что нужно бы вызвать милицию, Ирина наложила жгут на кровоточащую ногу незнакомца. Представляя в красках, как будет объяснять хмурым следователям, что в ее запертой квартире оказался неизвестный раненый мужчина, осторожно поворачивала бессознательного незнакомца. Снимая с него камзол, четко понимала, что обязательно окажется в глазах милиции виновной. И что выкрутиться из ситуации без дознаний и судебных разбирательств будет очень сложно. Повернув, насколько это было возможно, мужчину на бок, женщина осмотрела спину. К счастью, там крови не было, и Ирина занялась раной на животе. Резаное ранение оказалось неглубоким и даже почти перестало кровить. Вздохнув с облегчением, Ирина хотела встать, собираясь вызвать скорую. Но незнакомец неожиданно схватил женщину за запястье и прошептал:
       - Лекарь?
       - Нет, - качнула головой Ирина. – Но я сейчас позову врачей.
       - Не смей, - жестким нетерпящим возражений тоном велел мужчина. – Если скажешь обо мне кому-нибудь, хоть одной живой душе, прокляну весь род.
       С этими словами незнакомец снова потерял сознание. Угроза проклятия испугала Ирину безумно. Дрожа так, что постукивали зубы, женщина смотрела на бледного незнакомца и чувствовала, что он не шутил. Что его проклятие обернется большой бедой. Неистово заколотилось сердце, ужасом проморозило до костей. Не в силах отвести глаз от мужчины, Ирина понимала, что не вызовет скорую помощь и никогда никому не скажет о случившемся.
       Она промыла раны, с несвойственной ей мстительностью продезинфицировала их края жгучим йодом. Незнакомец застонал, не приходя в сознание. Ирине стало стыдно. Она даже шепотом извинилась перед ним, оправдывая лекарство. Стянув края ран пластырем, сделала повязки. Как быть дальше, Ирина не знала, поэтому сбежала на кухню и сделала чай. Те десять минут пока закипала вода, пока заваривался под бабой чай, женщина пыталась собраться с мыслями. Безрезультатно. Все старания хоть как-то сориентироваться в ситуации вызвали только лавину вопросов, ответов на которые у Ирины не было и быть не могло. Единственный человек, который мог прояснить ситуацию, лежал без сознания раненый на полу в гостиной.
       Эта мысль вызвала волну раскаяния и мозговой штурм. Вслух беседуя с собой, Ирина вспомнила, что от кровотечений должна помогать крапива, что отвар шиповника укрепляет сосуды, что раненым нужно усиленное питание, чтобы восстановить потерянную кровь. В результате Ирина переворошила коробку с гомеопатическими средствами, заварила нужные травы, поставила вариться курицу и разогрела котлеты с картофельным пюре.
       Вооружившись чашкой со смешанным отваром, Ирина рискнула вернуться в комнату. Незнакомец все так же лежал на полу и не пошевелился, когда женщина вошла. Испугавшись, что мужчина мог умереть, пока она возилась на кухне, Ирина бросилась к нему, стараясь не думать, как будет объяснять появление трупа в своей квартире милиционерам и родителям. Но к ее радости мужчина не умер, даже был в сознании.
       - В доме еще кто-то есть? – настороженно нахмурившись, спросил незнакомец, когда Ирина склонилась над ним.
       - Нет, я одна, - заверила женщина.
       - С кем Вы тогда разговаривали?
       - Сама с собой, - она пожала плечами и робко улыбнулась.
       - Понятно, - сухо ответил он. – Вы уж простите за вторжение. Не представляю, что пошло не так, почему я оказался у Вас.
       - А где должны были? – осторожно спросила Ирина, не рассчитывая особо на ответ.
       - Это сейчас не имеет значения, - красиво очерченные губы незнакомца изогнулись в вежливой улыбке. Она закономерно показалась ненастоящей, потому что темно-серые глаза оставались холодными и мрачными, как грозовые тучи.
       - Я принесла травяной чай, - поспешно сменила тему Ирина. – Должен останавливать кровотечение.
       - Спасибо, я очень признателен.
       Незнакомец приподнялся на локте и, поморщившись, потер ладонью левое плечо. Заметив обеспокоенный взгляд Ирины, мужчина, казалось, удивился и счел нужным пояснить:
       - Задело шаром молний.
       «Лучше бы он этого не говорил», - подумала женщина, подавая незнакомцу чашку. Объяснений происходящему у Ирины и без того не было, а упоминание шаров молний не делало ее жизнь легче.
       - Я не представился, простите, - возвращая опустошенную чашку, покаялся мужчина. - Иоаннис Аргатский.
       - Ирина Белянко.
       - Рад знакомству с Вами, - вполне правдоподобно ответил Иоаннис.
       - Мне все еще очень любопытно узнать, почему оно произошло, - пристально глядя на мужчину, строго сказала Ирина.
       Он снова улыбнулся одними губами:
       - Я Вас понимаю. Мне тоже очень любопытно.
       Ирина коротко выдохнула, пытаясь сдержать раздражение.
       - У Вас наверняка есть какие-то мысли по этому поводу. Так ведь? Знаете, окровавленный незнакомец в моем доме – не воплощение мечтаний, - голос Ирины звучал резко и жестко. – Вы задолжали мне объяснение.
       Ответ Иоанниса ее ошеломил.
       - Я уже назвался Вам, - сказал мужчина так, словно одного его имени было достаточно, чтобы все разъяснить.
       - Подождите-подождите, - Ирина тряхнула головой и снова глянула на неожиданного гостя. - Вы считаете, что Ваше имя должно быть мне знакомо?
       Его брови поползли вверх, в глазах на мгновение мелькнуло сомнение. Но голос остался таким же уверенным:
       - Разумеется.
       - Я Вас сейчас огорчу, - поведение мужчины Ирину злило, и она не считала правильным скрывать чувства. – Вы ошибаетесь. Я понятия не имею, кто Вы такой.
       - Я хозяин этих земель, милая леди. Это известно любому в Кирлоне, - глаза Иоанниса потемнели, лицо ожесточилось, в голосе слышался металл.
       - Возможно, в Кирлоне это известно, - отрезала Ирина, - но, вот незадача, мы не там.
       
       
       Полностью повесть на Призрачных мирах
       https://clck.ru/AKKd4