Выпускница Облачной академии

19.02.2018, 13:29 Автор: Ольга Бурцева


Показано 1 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28


Глава 1


       
       Сегодня у выпускников Облачной Академии особый день. Они собрались возле главного учебного корпуса на огромной поляне, залитой солнцем. Стулья, поначалу стоявшие ровными рядами, давно сбились, а студенты все продолжали томиться в ожидании.
       
       Уже второй час седовласый старик торжественно вещал с трибуны нудную поздравительную речь о стопроцентной сдаче теории.
       
       По толпе присутствующих летал чуть звенящий нетерпеливый гул. Еще немного, и каждому придется выбрать себе объект для практической части. Кому-то повезет больше, кому-то меньше, но защитить диплом хотят все.
       
       — Я так волнуюсь, — прошептала сидящая с краю блондинка, нервно теребя серебряный браслетик на правом запястье. В зеленых глазах отражалось беспокойство, делавшее ее миловидное личико еще прелестнее.
       
       — Триса, где наша не пропадала, — расправляя складки на белой мантии, беззаботно ответила расположившаяся рядом девушка. Она уверенным движением откинула за спину медную прядь и растрясла золотисто-русую копну, придавая вьющимся волосам объем.
       
       На фоне разномастных блондинов со своими рыжеватыми прядками девушка казалась слишком яркой.
       
       — Конечно, Эва, тебе не страшно. Если бы моя мачеха была деканом, я бы тоже не волновалась, — Лиатриса осуждающе поджала розовые губки. — Только благодаря ей ты и сдала теоретическую часть, а вот что с практикой будешь делать, не думала? — посмотрев на невозмутимую подругу, девушка нервно подула на сложенные в замок ладони. — А я постоянно об этом думаю и переживаю!
       
       — Не переживай, ты у меня такая умница, у тебя все получится, — вмешался в разговор широкоплечий парень в желтой мантии. Он взял трясущуюся ладонь Трисы и нежно поцеловал в самую середину.
       
       — Ах, Хейм, что бы я делала без твоей поддержки, — залилась девушка ярким румянцем.
       
       — А теперь я приглашаю декана факультета Ангелов Любви, профессора Аретаон ван де Вёр, для торжественного открытия церемонии жеребьевки! — повысив голос, ректор закончил свою речь и демонстративно захлопал, всем видом призывая аудиторию последовать его примеру.
       
       На деревянное блестящее на солнце возвышение поднялась стройная женщина в белой праздничной мантии, соответствующей ее факультету. Она порывисто пригладила пшеничные волосы, уложенные в строгий пучок. Внимательно изучая присутствующих, декан ван де Вёр произнесла заключительные наставления и пожелала удачи. Найдя глазами Эву, тяжело вздохнула в ответ на ее язвительную ухмылку. С тяжелым сердцем Аретаон водрузила на трибуну белоснежный ящичек с отверстием.
       
       — У меня сейчас сердце выпрыгнет, — опять зашептала Лиатриса, теребя серебряный браслетик.
       
       — Тоже, что ли, понервничать? — иронично улыбнулась Эвита.
       
       — Нельзя быть такой циничной, — упрекнул девушку Хеймдаль, — ты же Ангел Любви!
       
       — Пока не получу диплом, я не полноценный специалист, — она демонстративно закатила глаза.
       
       — Зачем только Аретаон устроила тебя на этот факультет? — недовольно хмыкнул парень, пожимая плечами. — Это совсем не твое!
       
       Эвита предпочла не развивать эту тему. Хотя уже прошел не один год, ее душа все еще болела из-за смерти мамы, которая была Ангелом Защиты. Она покинула Эву, когда та еще под стол пешком ходила. Боль приносили и вспоминания о потере отца — Ангела-Воителя. После гибели мамы он тоже долго не мог оправиться, но Аретаон — истинный Ангел Любви — охмурила его. После семи лет скорби папа не сильно сопротивлялся, сдался почти без боя.
       
       Арета хотела подружиться с Эвой, пыталась заменить ей мать, тем самым еще больше раздражая. Она как будто не понимала, что никогда не займет ее место! И только Велес — мальчишка, родившийся от союза отца и Аретаон, — он единственная родная душа, которую Эвита действительно любила.
       
       Воспоминания нахлынули тяжелой волной, встав комом в горле. В ее жизни все должно было сложиться не так! Она — потенциальный Ангел-Воитель, насильно засунутый на факультет Любви! Это все Аретаон! Она клялась отцу, что не позволит Эве воевать, и выполнила обещание.
       
       Девушка с трудом сдержала рвавшиеся наружу эмоции. Если бы она сейчас оказалась одна, то точно бы разрыдалась, а заодно разгромила все вокруг.
       
       — Кого вообще волнует, что мое?! — прошипела Эвита, сжав кулаки и топнув ногой по аккуратно подстриженной траве. — Уважаемая декан ван де Вёр лучше меня знает, каким я должна стать Ангелом.
       
       — Ты несправедлива к ней, — покачала головой Триса, — не забывай, именно Аретаон растила тебя с десяти лет, не бросила после смерти отца, и даже дотянула до выпускного практикума, хоть ты и дурила по полной и многие занятия прогуливала.
       
       — Ой, да ладно, я пропускала только то, что считала ненужным, — отмахнулась Эвита. — Вот если бы я оказалась на одном факультете с Хемом, то стала бы достойной дочерью своих родителей! Хватит об одном и том же, каждый останется при своем мнении, — она недовольно сложила руки на груди.
       Лиатриса посмотрела на парня, ища поддержки. Тот лишь почесал белесую бровь, показывая, что не хочет вступать в бесполезные споры.
       
       Поняв, что тема закрыта, Эвита переключила внимание на выпускников, тянущих жребий. Услышав названную деканом фамилию, волнующиеся студенты по одному подходили к заветному белому ящичку и доставали аккуратно сложенные листики. Громко огласив доставшегося кандидата, выпускник заносил его данные в протокол. Как только Ангел ставил свою подпись, на фоне лазурного неба проецировалась трехмерная фотография человека.
       
       — Меня назвали, — нервно выдохнула Лиатриса. Она испуганно посмотрела на Хеймдаля и получила в ответ ободряющую улыбку.
       
       — Удачи, — хмыкнула все еще рассерженная Эвита вдогонку подруге, чем окончательно вывела сдерживающего все это время молодого человека.
       
       — Эва, твоя мачеха совершенно права, что не пустила тебя ни к защитникам, ни к воинам, — жестко проговорил Хейм, как только Триса отошла на приличное расстояние. — Тебе сначала нужно научиться любить, и только потом воевать, иначе ты уничтожишь все живое, — для убедительности своих слов он с силой кивнул, и аккуратно убранные за уши белоснежные волосы рассыпались по плечам.
       
       — Кого тут любить? — зашипела в ответ Эвита так, что на них зашикали рядом сидящие студенты, призывая к порядку.
       
       — Рыжик, ты невыносима! — парень рубанул рукой по воздуху, показывая, что разговор окончен.
       Эва так и кипела от злости. Хейму никогда ее не понять! Но продолжать спор она не решилась — не так много у нее друзей, чтобы растерять их из-за «дорогой мачехи». Тем более Триса и Хеймдаль поддерживали неугомонную подругу в любых ситуациях, и даже когда они выказывали недовольство, все равно не подводили.
       
       — Следующая, Эвита ван де Вёр, — разнесся над поляной размеренный голос декана.
       
       Изобразив на лице полное безразличие, девушка неспешным шагом направилась к трибуне. По дороге встретив возвращающуюся и весьма довольную жребием подругу, услышала от нее пожелание удачи. Дружба с мягкой и добродушной Трисой всегда грела душу Эвы.
       
       Дойдя до трибуны, она одарила мачеху ехидной улыбкой, в ответ декан лишь тяжело вздохнула. Едва раскрыв заветную бумажку, девушка почувствовала, как Аретаон больно сжала ее локоть.
       
       — Дорогая, пожалуйста, пока ты не огласила имя вслух, человек не привязан к тебе. Поменяй, я тебя умоляю, поменяй жребий, все равно никто не смотрит, — лихорадочно зашептала мачеха. — Ты не справишься с этим заданием с твоим уровнем знаний, — и она чуть придвинула ящичек к Эвите. — Вообще не понимаю, как он тут оказался… — растерянно пробубнила под нос.
       
       — Спасибо, дорогая, но я справлюсь, — Эва в очередной раз ядовито улыбнулась и громко зачитала: — Данила Андреевич Новиков, двадцать девять лет.
       
       Аретаон обреченно опустила глаза и дрожащей рукой подала протокол.
       
       Направляясь на место, Эвита с интересом рассматривала проекцию темноволосого молодого человека с правильными чертами лица и яркими серыми глазами.
       
       — А он ничего такой, — усмехнулась девушка, как только подошла к друзьям.
       
       — Двадцать девять, симпатичный и до сих пор без серьезных отношений, — задумчиво протянула Триса, — у меня объект значительно проще.
       
       — Справлюсь, — усмехнулась Эва, — ты подскажешь, если что.
       
       — Рыжик-Рыжик! — неодобрительно покачал головой Хейм, глядя на покорно потупившуюся Лиатрису.
       Заунывный голос ректора, объявивший об окончании жеребьевки, заставил замолчать гудящих, как улей, студентов.
       
       В полной тишине декан ван де Вёр повторила инструкции, которые и так давно знали все выпускники, но протокол обязывал проговорить это еще раз:
       
       — На данную работу вам отводится полгода. Цель — найти подход к душе и сердцу вверенного объекта и подобрать ему достойную пару, с которой впоследствии он свяжет жизнь. Напоминаю, что это должен быть не абы кто, а именно подходящий человек. То есть сначала подыскиваются половинки, затем анализируется их совместимость, и только потом устраиваются судьбоносные встречи.
       
       Запомните, счастье должно быть совместным, практическая работа считается выполненной только при этом условии! Также напоминаю, что прямой контакт с людьми допустим в исключительных случаях, и его целесообразность должна согласовываться со мной или ректором.
       
       Данные по вверенным объектам вы можете найти в информационных носителях. В течение получаса закончится полная загрузка текстов и фотографий. Списать у соседа не получится, все объекты разные! Каждому Ангелу придется работать самостоятельно, доказывая профпригодность!
       
       Через месяц на Земле начнутся новогодние праздники. Люди верят, что в эти дни возможны любые чудеса, поэтому руководство академии считает данный период самым благодатным для проведения практических работ. Как правило, они всегда заканчиваются успехом, даже не у самых опытных выпускников, — Арета тяжело вздохнула и продолжила наставительным тоном: — Впереди у вас два выходных. Желающие могут навестить родных, но в понедельник необходимо вернуться в академию и со всей ответственностью приступить к подготовке.
       
       

***


       
       Радостная Эва торопилась в родовое поместье. Подойдя к дому, она остановилась на лужайке и глубоко вдохнула такой любимый запах детства — аромат яблонь, смешанный со свежескошенной травой. Насладившись приятным моментом, с улыбкой зашла в двухэтажный особняк из светлого травертина. Когда-то давно его строил отец Эвиты, а мама настаивала на этом материале, потому что белый травертин ласкал глаз теплым оттенком, в отличие от холодного мрамора.
       
       Перепрыгивая через две ступеньки, с ликующими воплями в просторную гостиную со второго этажа слетел Велес. Тринадцатилетний мальчишка повис на шее у сестры.
       
       — Обожаю, когда ты дома! — прокричал он, задыхаясь в пышных волосах Эвиты.
       
       Она расцеловала голубоглазого Ангелочка в розовые щечки. В ответ брат еще сильнее сжал объятья, демонстрируя, как он скучал.
       
       — Ну все, прекрати, — смеясь, девушка попыталась убрать руки Велеса со своей шеи, — ты уже тяжелый!
       
       — А вот и не прекращу, — мальчишка задорно тряхнул белыми кудряшками.
       
       — Да перестань! — возмутилась Эвита, понимая, что уже не справляется с достаточно рослым и крепким братом.
       
       — Ха-ха! Что, сил не хватает? — торжествовал Велес.
       
       — Не хватает сил! — раздраженно выкрикнула Эвита. — Да я тебе сейчас нашлепаю так, что даже хитон с хламидой не прикроют твою горящую попу!
       
       Чувствуя, как руки сестры потянулись к обозначенной цели, мальчишка отскочил, ударившись ногой о бархатный диван. Чуть скривившись от боли, он мельком взглянул на Эву и понял, что та настроена выполнить обещанное. Недолго думая, рванул через со вкусом обставленную гостиную к уличной двери, сшибая на ходу резной стул и бархатный пуфик.
       
       Выскочив на лужайку, подросток зажмурился от лучей заходящего солнца и весело закричал в оставшуюся открытой дверь:
       
       — Чтобы отшлепать, тебе придется сначала меня догнать, а с твоей большой попой это не так легко!
       
       — Ну все, ты напросился! — всерьез разозлилась Эвита, швырнула сумку на инкрустированный перламутром столик, который чудом не снес Велес, и выбежала за братом.
       
       Мальчишка, заливаясь задорным смехом, со всех ног бросился через лужайку к яблоневому саду.
       
       — Все равно догоню, зараза такая! — возмущалась ему вслед сестра, путаясь на бегу в длинной тунике.
       
       — Рыжая-бесстыжая, не догонишь! — оглядываясь, смеялся Велес.
       
       Эвита собрала все силы и, приблизившись к обидчику, дернула его за развевающийся подол хитона. От неожиданности Велес повалился на спину, а Эва моментально запрыгнула на него, зажав извивающегося брата между колен.
       
       — Это кто у нас рыжая-бесстыжая? Это у кого попа большая?! — шипела она, удерживая руки мальчишки над его головой.
       
       — Отцепись! — выворачиваясь, верещал подросток.
       
       В какое-то мгновение ему удалось спихнуть с себя сестру и резво вскочить на ноги.
       
       — Стоять! — завопила Эвита, поднимаясь вслед за запыхавшимся братом.
       
       Она уже приготовилась продолжить борьбу, когда увидела, как испуг в глазах Велеса сменился решимостью, и мальчик выставил руки вперед, развернув ладони к небу.
       
       В ужасе Эва замерла на месте, а через секунду зажмурилась от белого пламени катаны, засверкавшей в руках брата. Инстинкт самосохранения тут же заставил ее выбросить два огромных золотистых, с рыжими прожилками, крыла и, взмахнув ими, отлететь на безопасное расстояние. Зависнув на полминуты, она со страхом взирала на Велеса, который опустив оружие, испуганно посмотрел на сестру. Взяв себя в руки, девушка вернулась на землю.
       
       — Как ты это сделал? — выдохнула Эва, вытирая вспотевшие ладони о складки голубой туники. В лучах заходящего солнца она видела, что мальчишка взволнован не меньше нее.
       
       — Эвочка, прости меня, — потерянно залепетал он, — я не хотел тебя напугать, — ангельские глаза умоляюще смотрели на сестру.
       
       — Как ты это сделал? — требовательно повторила Эвита, подходя ближе. — В школе не учат призывать оружие как раз из-за того, что дети еще не в состоянии контролировать эмоции.
       Велес подбросил катану, которая тут же растворилась в воздухе, и виновато опустил голову.
       
       — Вэл? — по яблоневому саду разнесся угрожающий рык.
       
       — Ну прости, — чуть не плача, выдавил мальчишка.
       
       Его руки задрожали, и нос начал хлюпать. Эва, тяжело вздохнув, обняла брата за плечи и уткнулась в шелковистую макушку.
       
       — Я очень испугалась, — прошептала она, — но не за себя. Ты понимаешь, как это опасно? — Эвита отстранилась от Велеса и заглянула ему в глаза. — Это же металл в живом пламени! Ты еще слишком мал, чтобы управиться с ним. Меня в академии только на пятом курсе научили владеть катаной…
       
       — Понимаю, — Вэл опять всхлипнул. — Я у мамы учебник стащил и кое-чему научился, — мальчишка прижался к сестре. — Просто я остался единственным мужчиной в доме… — он запнулся, — кто-то же должен вас защищать, — горестно закончил Велес.
       
       Эвита закусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться вместе с братом.
       
       — Ты же не расскажешь маме? — умоляюще прошептал он.
       
       Эва в ответ покачала головой. Конечно она не предаст Вэла, он мог даже не просить об этом. Девушка нежно потрепала его по плечу и предложила вернуться в дом.
       
       — Эвочка, — Велес потянул ее за руку, когда они вышли на лужайку. — Я хотел тебя еще кое о чем попросить, — он застыл на месте, собираясь с мыслями.
       

Показано 1 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28