Жить ярче!

24.05.2017, 09:20 Автор: Смеклоф


Показано 1 из 33 страниц

1 2 3 4 ... 32 33


Жить ярче!
       
       Роман Смеклоф
       


       
       Глава 1. Черный кот.


       
       
       Глупо замирать посреди улицы, но он выглядел точь-в-точь как во сне. Такой же родной и притягательный, единственный и необыкновенный. Повинуясь напряженно заколовшему сердцу, Настя сделала шаг. Девушке казалось, что парящий неподалеку купидон достал стрелу. Натянул тетиву и прицелился. Солнечные блики брызнули на оперенье. Необузданное чувство слетело с лука, пронеслось над серой бесчувственной толпой и врезалось в ее грудь. Внутри все сжалось. На короткий миг образ стал еще ярче и прекрасней, но стрела любви неожиданно отскочила и упала в грязь. Потерявшись среди десятков ног случайных прохожих.
       Она потянулась за незнакомцем, пытаясь продлить чудесные ощущения, но опаляющего чувства больше не было. Осталась пустота.
       – Ты чего? – удивилась подруга.
       – Показалось.
       – Давай поторопимся, а то перерыв скоро закончится, а я есть хочу.
       – Успеем.
       Настя перепрыгнула через низкое ограждение и вышла на трамвайные пути.
       – Давай здесь перейдем! – крикнула она, оборачиваясь.
       Мимо ларьков тянулся бесконечный поток людей. Сжатые, угрюмые лица. Скованные движения. Усталые мысли. Вместо подруги стоял притягательный незнакомец. Он обиженно покачал головой, и насмешливо проговорил:
       – Нельзя быть такой легкомысленной, везение отпугнешь!
       Издалека тревожно зазвенел колокольчик, и заскрипели колеса.
       Настя повернулась. Трамвай накатил и сбил с ног. Она даже увидела испуганное лицо водителя.
       Темную пелену и боль отогнал чужой голос.
       – Сходите?
       Она почувствовала, что ее трясут за плечо, и испуганно обернулась.
       – Сходите? – повторил сухой старик, с осуждением глядя на ее отсутствующий вид. – Встанут у дверей и стоят! – громко добавил он и, оттеснив Анастасию, пролез к выходу.
       Она ошарашенно огляделась, пытаясь понять, где находится и что тут делает. Автобус дернулся с места. Пришлось хвататься за поручень, чтобы не упасть. Что произошло? Она что, уснула?
       Анастасия встряхнула головой, разметав копну каштановых волос. Стоя только лошади спят, и то когда чего-то боятся, чтобы в случае опасности быстрее убежать. Но лучше признать, что это был сон, даже согласиться со званием «кобылы», чем хотя бы на секунду представить, что видела галлюцинацию.
       На работе начало сезона. Все носятся, как оголтелые. В институте последний семестр, а потом диплом. Еще бабушка заболела. Пришлось занимать деньги на лекарства, своих не хватило. Цены на таблетки умопомрачительные, будто выпьешь и сразу поправишься. Еще эта геркулесовая диета. Так есть хочется, что уже сил никаких нет. Может, видение от нехватки витаминов?
       Анастасия помотала головой. Нет. Все-таки не да такой степени еще оголодала.
       Она вышла на следующей остановке. Из офиса сегодня отпросилась. Начальник недовольно пожевал губу, но отгул, после обещания отработать, все-таки дал. До института придется топать через парк, не ехать же еще на другом автобусе. Идти пешком, а потом слушать нудную консультацию жутко не хотелось, но Анастасия успокаивала себя, что это в последний раз. Скоро защита диплома и конец мучениям.
       Она устало вздохнула и свернула на заваленную желтыми листьями аллею. На скамейке сидел молодой человек, поглощенный толстой потрепанной книгой. Анастасия невольно присмотрелась. Острые скулы и нос с едва заметной горбинкой что-то напоминали.
       – Родной и притягательный? Единственный и необыкновенный, – удивленно прошептала она и остановилась.
       Анастасия огляделась, ожидая увидеть переливающийся силуэт купидона. Сама над собой посмеялась и подошла к скамейке.
       – Извините, вы из нашего института?
       Молодой человек недовольно оторвался от чтения и, подняв глаза, замер с открытым ртом.
       – «Не везет», – подумала Анастасия. – «Родной, единственный, но недалекий».
       Она уже хотела уйти, но он прочистил горло и хрипло сказал:
       – Я тебя во сне видел.
       Сердце сжалось. Анастасия почувствовала вонзившуюся стрелу.
       – Берегись! – раздался испуганный голос сопровождаемый звоном колокольчика.
       Она повернулась, успев подумать: «Откуда в парке трамвай?». Велосипедист пытался повернуть, но руль прокручивался. Анастасия не успела отскочить и от удара ее отбросило назад. Она упала, ударившись головой об чугунную урну.
       – Не везет! – просипел молодой человек.
       Снова темнота.
       – Просыпайся! Вставай, лежебока, на работу опоздаешь!
       Настя повернулась, не отрывая голову от подушки.
       – Я отпросилась, – пробормотала она, и испугалась собственных мыслей.
       Бывает, снится, что спишь, но два раза увидеть во сне настоящую любовь и умереть – это уже чересчур.
       Она вскочила, оглядываясь. В комнате ничего не изменилось. Все по-прежнему, компьютерный стол, встроенный шкаф и столик с телевизором. Окно занавешивают те самые недавно купленные шторы.
       Настя пригладила растрепанные волосы. Институт она давно закончила, и никакого парка рядом с ним никогда не было. Да и где в наше время стоят чугунные урны, разве что на ВДНХ. Что за ерунда приходит во сне?
       Она встала и потянулась. Накинула халат и вышла в коридор.
       – Ну, наконец-то! – крикнула с кухни мать. – Поторопись. Завтрак я сделала, но времени уже много.
       – Я быстро, – соврала Настя, и заперлась в ванне, пробурчав. – Заболеть, что ли?
       Она разочаровано посмотрела на помятое отражение в зеркале. Чуть курносый нос. Немного пухлые губы. Слегка раскосые глаза. Все в ее внешности имело приставку «пере» и не стремилось к совершенству.
       Настя включила воду. Набрала в ладонь и, закрыв глаза, окатила лицо. Вздрогнув, то ли от дверного звонка, то ли от ледяного умывания, она поморщилась. Кого принесло с утра пораньше?
       – Открой! У меня руки грязные, – попросила мать.
       Настя недовольно вышла из ванны в прихожую. Заглянула в глазок и чуть не вскрикнула. За дверями, переступая с ноги на ногу, нетерпеливо пританцовывал парень из сна. Так ведь не бывает? От него одни беды. Сначала трамвай, потом велосипед. Что дальше? Кран с шаром как в "Ну, погоди!", и дом в щепки?
       – Кто там? – не своим голосом спросила она.
       – Сосед новый! – крикнул молодой человек. – Не сверлите, пожалуйста, у меня штукатурка с потолка сыплется!
       – Мы не сверлим! – ответила Настя, оторвавшись от двери, и прижалась спиной к стене. – У нас дрели нет, – тихо добавила она и съехала на пол.
       Так, наверное, и сходят с ума. Сначала сны. Потом галлюцинации, а затем соседи-маньяки. Ведь не бывает же таких совпадений?
       – Кто там? – спросила мать, вытирая руки полотенцем.
       – Сосед, – растерянно сообщила Настя, поднимаясь с пола. – А тебе когда-нибудь снились мужчины, которых ты потом встречала?
       – Постоянно.
       – Я серьезно!
       – Давай завтракать и бегом собираться, а то опять опоздаешь!
       Анастасия надула губы, но на кухню пошла. С отвращением посмотрела на геркулесовую кашу. Сразу вспомнился сон, и перед глазами всплыла физиономия молодого человека.
       – А папа тебе снился?
       – Редко, – отозвалась мать. – Во сне бывает все как раньше, а потом просыпаешься, а его-то уже давно нет.
       – Извини, – пробормотала Настя.
       Отец умер пять лет назад. Воспоминания приходили все реже. Она начала забывать, как он выглядел. Не помнила голоса. Того, что он говорил и как смеялся, но тоска осталась.
       Подавив брезгливость при виде тянущейся склизкой жижи, Настя проглотила овсянку, запила чаем и, чмокнув мать в щеку, побежала одеваться.
       Второй раз за неделю опаздывать не стоило. Начальник обязательно впаяет штраф. Тем более, завтра суббота и можно будет вдоволь выспаться. Скоро мучения закончатся!
       Она вздрогнула. Снова дежавю. С этим надо что-то делать. Если так пойдет дальше, можно на самом деле получить нервный срыв. Стоит посоветоваться с Машкой, она психологический институт заканчивала.
       Написав смс, Настя оделась и подхватила сумочку. Крикнула «До вечера» и выскочила из квартиры, захлопнув дверь.
       Вниз она всегда спускалась пешком. С четвертого этажа недолго, да и какая-никакая, а тренировка мышц.
       После утренних событий день не мог взять и вдруг стать обыкновенным. У почтового ящика стоял тот самый сосед снизу и напевая под нос, гладил развалившегося на перилах черного кота.
       Обернувшись на звук, он улыбнулся.
       – Здравствуйте!
       – Доброе утро, – сглотнув, пробормотала Настя и, оступившись, подвернула ногу. – Ай!
       Прихрамывая, она спустилась к двери.
       – Вот невезение. Вам помочь?
       Настя даже не оглянулась. Он как черный кот, попадается на пути и приносит несчастья. Стоит держаться от него подальше. Зачем он вообще переехал в их дом?
       Нога болела. Она долго ковыляла до остановки, пропустила автобус и, конечно же, опоздала. Резво влетев в офис, натолкнулась именно на того, на кого меньше всего хотела. Вместо того чтобы заниматься своими бесполезными делами, начальник стоял в коридоре, помешивая только что налитый кофе.
       – Опять опаздываем, Хвостова? – вместо приветствия крикнул он.
       – Доброе утро. Я ногу подвернула, – ответила Настя. – Может, даже сломала, но все равно геройски доскакала до работы.
       – Штраф за опоздание, чтобы в следующий раз скакала побыстрее.
       Он с недовольным видом отвернулся и зашагал в кабинет.
       – Тебя бы сначала трамваем сбило, потом велосипедом, а сверху урной по голове. Я бы на тебя посмотрела, – прошептала Настя и, поздоровавшись с секретарем на ресепшене, прихрамывая, побежала на рабочее место.
       День не заладился.
       Компьютер не хотел грузиться. Телефон выдавал короткие гудки. Подписанный директором договор, который она забыла вчера отправить с курьером, некстати подвернулся под чашку и жадно впитал утренний чай.
       – Надо было заболеть, – обиженно протянула Настя, пытаясь спасти договор, но заварка как назло попала именно на чернила, и подпись расплылась. А когда на мониторе наконец-то появилось изображение, то оказалось, что бесследно исчезли все ярлыки.
       – Я проклята, – расстроилась она, закрывая лицо руками.
       Пусть снова под трамвай, велосипед, лишь бы проснуться и начать все заново. Она сжала виски.
       – Ну, пожалуйста.
       Зазвонил телефон.
       – Тебя ждут в переговорной! – сообщила секретарь.
       – Кто? – удивилась Хвостова.
       – Какой-то Би-Ти-Ди Индастриал Инкорпорейтед.
       – Я таких не знаю! – вскрикнула Настя, но связь уже оборвалась.
       Она резко вскочила, и окаянная чашка совершила вторую подлость за пять минут. Перевернулась и обрызгала блузку, расплывшись чаем по брюкам. Вытираясь на ходу салфеткой, сдерживая предательские слезы, Хвостова выбежала в коридор.
       Приведя себя в более-менее презентабельный вид, она вошла в переговорную. Там уже сидело двое мужчин. Один седовласый раскладывал на столе яркие проспекты, второй, помоложе, теребил планшет.
       – Очень рады встрече, – заговорил старший. – Мы рассмотрели ваше портфолио и пришли к выводу, что наше сотрудничество может стать перспективным и взаимовыгодным.
       Настя кивнула и, выдавив улыбку, села напротив. Молодой человек оторвался от экрана и с интересом посмотрел на нее. Сосед снизу. Хвостова даже не удивилась. Только щека дернулась. Подруга Машка тут не поможет, нужен психиатр.
       Гости протянули визитки.
       – Давайте знакомиться!
       – Одну минутку, – попросила Настя, и выскочила из переговорной.
       Да что же происходит, в самом деле? Он ее преследует? Ишь, какой навязчивый – единственный и необыкновенный. Ее передернуло. Так ведь бывает только в кино. В настоящей жизни все наоборот.
       Она хотела принести визитку, но передумала. Вернулась в комнату, села и, впившись глазами в молодого человека, строго спросила:
       – Что вам от меня надо?
       Он улыбнулся.
       – Какая вы хваткая! Тридцатипроцентная скидка устроит и вас, и нас!
       – Конкретно от меня? – разозлилась Настя.
       Сосед снизу недоуменно пожал плечами.
       – С вами все в порядке? – уточнил старший гость.
       – Нет! – вскрикнула Хвостова.
       – Тогда, может быть, отложим переговоры до понедельника.
       Молодой человек, продолжая улыбаться, поднялся.
       – Не волнуйтесь. Это только начало, – пообещал он. – Два фантома уже скончались. Очередь за вами и еще одной несмышленой девицей. Не подскажете, где ее искать?
       Старший уже вышел в коридор, и Настя наклонилась к соседу снизу.
       – Что за чушь? Кого искать? Угрожаешь?
       Он кивнул, поклонился и вышел, с усмешкой притворив дверь.
       Из-за его шутовства почему-то стало еще страшнее. Настя осталась в переговорной, пытаясь собраться с мыслями. По спине бегали мурашки, а от недоброго предчувствия холодели руки. Время тянулось медленно, скрежеща минутной стрелкой по настенным часам. Решив, что все равно не сможет работать в таком состоянии, она пошла к начальнику.
       – Извините, – жалобно проговорила Настя, заглянув в кабинет. – Мне нужен отгул, я себя плохо чувствую.
       – Проходи, садись.
       Он снова пил кофе. Когда только успевает наливать.
       – Наши партнеры не получили договор.
       – Я случайно пролила на него чай. Я все исправлю! – заверила Настя.
       – Представители Би-Ти-Ди сказали, что ты неадекватная, и попросили другого менеджера.
       – Там, мой, снизу, – жалко пробормотала Хвостова.
       – Ты систематически опаздываешь на работу. У тебя двадцать пять незакрытых договоров. Я проверил. Самая низкая эффективность в департаменте.
       – Я…
       – Ты можешь идти домой, – перебил начальник. – И в понедельник можешь не приходить. Расчет получишь в бухгалтерии.
       Настя, сглотнув, кивнула и закрыла за собой дверь. А что еще ожидать от такого дня? Теперь остается одно ¬– месть. Найти и убить соседа снизу, он заслужил. Глупость конечно, но она так злилась.
       Молча собрав вещи, не отвечая на вопросы коллег и, повесив голову, Хвостова вышла из офиса. Мама расстроится. Теперь бегать работу искать. Опять нервотрепка. Отвлек зазвонивший телефон. Взглянув на экран, она прижала мобильник к уху.
       – Привет, Маш! Да, хочу встретиться. Да хоть сейчас, меня с работы выгнали. Ага, давай в «Шоколаднице».
       Настя спустилась на улицу. До кафе можно было дойти пешком, но нога по-прежнему болела. О поездке на трамвае не хотелось даже думать. Такси дорого, а безработным надо экономить. Оставалось метро.
       Доковыляв до ближайшей станции, она спустилась по эскалатору, попав в давку. Под землей непрекращающиеся людские пробки стали такой же данностью, как на дорогах.
       – Почему вы все не на работе? – проворчала Настя, пробиваясь к платформе.
       – Поезда следуют с увеличенным интервалом, сохраняйте спокойствие! – объявили по громкой связи.
       Кто-то дернул за сумочку. Хвостова обернулась. Ее толкнули. Она оступилась, и подвернутая нога взорвалась от боли. Сделав еще один неловкий шаг, Настя наклонилась к приближающемуся поезду. Люди расступились, и она чуть не упала на рельсы. Женщина в длинном старомодном платье, перчатках и шляпке ловко придержала ее за локоть.
       – Аккуратней, милая, – ласково проговорила она.
       – Спасибо, – испуганно пролепетала Хвостова, но из открывшихся дверей хлынул поток пассажиров, и женщина в шляпке потерялась.
       С трудом выдержав одну остановку в душном вагоне, Настя выскочила на станцию и, старательно перепрыгнув начало эскалатора, поднялась наверх.
       Непрекращающиеся неприятности становились страшнее и опаснее. Добираясь до кафе, она чуть не попала под неожиданно выскочившую из подворотни машину. Водитель не только не извинился, а еще и обругал ее последними словами.
       Хвостова ввалилась в Шоколадницу совершенно разбитой, испуганной и удрученной. Заказала "Облепиховый твист" и с чувством решительного мазохизма калорийный салат.
       

Показано 1 из 33 страниц

1 2 3 4 ... 32 33