Хранитель Тринадцатой Заставы

19.09.2017, 20:16 Автор: natAsha Shkot


Показано 1 из 32 страниц

1 2 3 4 ... 31 32


Пролог


       
        Шелор Равар, молодой горный, три года назад вступивший в права Хранителя одной из Застав их Каменного Королевства, сидел в своем кабинете и пытался напиться. Когда выпитое настолько затуманивало мозг, что он отключался – наступала долгожданная передышка. Уходила боль, раздирающая сердце, отступала пустота, черным туманом заполнившая душу. Пока тело находилось в пьяном беспамятстве, его наконец отпускало ощущение безысходной потери. Он планировал и дальше напиваться, видя в этом единственное для себя спасение. И пусть окружающие думают, что он - жалкий трус, слизняк, слабак, нарекают его другими емкими эпитетами, ему все равно! Более не было сил выносить эту боль, выворачивающую его наизнанку, дробящую зубы, ломающую кости.
       -Проклятие! - от удара кулака подскочила бутылка и опрокинулся, к счастью, пустой стакан. Да он даже руки на себя наложить не может! Он пробовал! Но его тело не так-то легко убить. Но рано или поздно он найдет способ… И тогда они наконец будут вместе! С его сияющей, обворожительной любимой. С той, с кем его так жестоко разлучила Смерть. Нет! Не смерть, -поправил он себя. ХамгаАла! Ее убила хамгаАла, его мерзкая уродливая супруга! Он горько усмехнулся и залпом опрокинул в себя очередную порцию опьяняющего варева.
        Как жить, зная, что больше никогда не увидишь ее улыбку, чарующий взгляд небесных очей? Не услышишь шепот: «Я так люблю тебя…»? Не почувствуешь прикосновение, постоянно прохладной ладошки, к своей щеке? Не проведешь губами дорожку поцелуев от ее уха до ложбинки на груди? Не почувствуешь непередаваемый экстаза от слияния с ней, его особенной женщиной, половинкой его сердца? Как жить? Да разве это жизнь? Он предпочел бы физические пытки!
        Тело найти не смогли. Разбившееся о камни глубокого ущелья тело, унесла река. Может это и к лучшему. Он не был уверен, что смог бы перенести вид ее раздробленного черепа, белых костей, разломанных о камни…
       -Проклятие! – измученный мужчина уже двумя кулаками бил по столу. Дерево было крепким и не сдавалось. Бутылка опрокинулась, стакан покатился и рухнул на пол, осколки стекла рассыпались по ковру.
        Он не может отомстить за ее убийство! Испытать удовлетворение, видя, как ее убийца умирает медленной смертью. Уж он бы постарался продлить ее агонию… Но это невозможно, увы. Ему не позволят…
        Конечно, хамгаАла же не судят! Они же святые! Еще одна горькая усмешка. Да и кто в их обществе осудит жену, сбросившую со скалы любовницу? Скорее это его все осуждают за позорную связь. Но ему плевать! Он был так счастлив с ней, так безумно ее любил. А она любила его. Только она умела его любить!
        Из когтей воспоминаний его вывел голос:
       -Очнись, Шелор! Хранитель! – рука трясла его плечо, - очнись!
       -Закрой рот, Кьет! – отмахнулся от своего лучшего друга и Советника Хранитель, - от твоих воплей раскалывается голова! – он хотел налил себе еще один стакан, но вспомнил, что тот разбился. Придется встать и сходить за еще одной бутылкой.
       -Прости, что не даю тебе напиться до смерти, - ехидно сказал друг, - но я пришел сообщить, что у твоей супруги отошли воды!
       -Мне это не интересно, – безразлично ответил Шелор, - оставь меня в покое.
       -Ты что, совсем спятил? – грубо спросил Советник, трухнув его еще раз за плечо. Конечно с Хранителями так не говорят, но на правах лучшего друга он все же скажет, - пойди умойся и займись женой!
       -Пошел ты вместе с ней, знаешь куда? – крикнул в ответ разгневанный мужчина, - я же просил, не говорить мне ни слова о ней, не произносить поганого имени, иначе я за себя не ручаюсь!
       -Шелор! Ты ведешь себя недостойно! – друг покачал головой, - я прошу тебя образумиться…
       -Мне плевать на нее! Мне плевать на ребенка! Мне плевать на тебя! Мне плевать на каждое сказанное тобой слово! – заорал он пьяным голосом! – Ненавижу! Ненавижу! Ты слышишь меня? – Советник Кьет вздрогнул. Но не сдвинулся с места, нужно как-то отрезвить этого олуха и отправить помочь рожающей жене. Но как это сделать? Шелор совсем обезумел.
       -Шелор, друг, - примирительным голосом начал он, опустившись на соседний стул и дотронувшись до плеча давнего товарища, - забудь на время о себе, о своем… горе… ты должен выполнить долг… Друг… ты сам знаешь, что должен быть на родах. Помоги ей родить, а потом уже мы вместе сядем и напьемся! – но Шелор молчал, словно гневный порыв полностью лишил его сил. Пустым взглядом он смотрел мимо товарища и не отвечал. Кьет посидел еще немного, но ничего не добившись, ушел.
        Приходил Советник еще два раза. Первый, спустя пару часов. Взвалил, спящего за столом друга на плечо, вынес на морозный воздух и окунул с головой в лохань с ледяной водой. Плюясь и ругаясь пьяный Хранитель забарахтался и вскочил на ноги.
       -Пришел в себя? Отлично! Шелор, ты должен пойти к ней! – Советник был серьезен, как никогда, - она мучается, но повитуха не может ей помочь!
       -Мучается говоришь? – мокрый Хранитель вдруг улыбнулся счастливой улыбкой, его затуманенный взор скользнул по слугам и солдатам, собравшимся во дворе. Все они с осуждением смотрели на него, хоть и старались спрятать презрительный взгляд, - спасибо за хорошие вести! Я рад, что эта мерзкая тварь мучается! – он словно выплевывал злые слова, - Хотя ее муки – ничто, по сравнению с тем, что чувствую я! – он вышел из лохани и побрел назад в кабинет, оставляя за собой мокрые следы. Из хозяйского дома, сквозь открытое окно раздался женский крик. Хранитель замер. Слуги обрадовались, решив, что он передумал и все-таки пойдет к молодой супруге. Но Шелор лишь еще раз удовлетворено улыбнулся и скрылся за дверью служебного домика.
        В третий раз Кьет пришел поздно ночью. В этот раз Шелор был трезв. Он молча смотрел в открытое настежь окно. Горящая на столе лампа тускло освещала комнату. Советник ударом ноги распахнул дверь и влетел вихрем. Он развернул Хранителя лицом к себе и заорал прямо в лицо:
       -Сволочь ты! Мы уже не можем этого выносить! – Кьет был перепачкан кровью, рукава рубашки закатаны до локтей, брюки в саже, - я твой Советник! И я требую от тебя выполнения долга! Она же умирает! Ребенок убивает ее и себя!
       -Я знаю, - совсем тихо и абсолютно спокойно ответил Шелор, - я даже окно открыл, чтоб лучше слышать, - словно подтверждение этого из окна донесся глухой женский крик и затем стон.
       -Ты обезумел? – оторопело сказал Советник, - это же твой ребенок! Твоя плоть и кровь! Пусть ты ненавидишь Миранду, но невинное дитя не причем…
       -Я приказывал не произносить никогда это имя! – Хранитель сбросил с себя руки друга, - мне не нужен этот ребенок! Пошел вон отсюда! Ты мешаешь мне наслаждаться ее криками!
       -Шелор… это убийство… это не прощается даже Хранителю, - Советник сказал это в пол и развернувшись ушел.
        На рассвете, уже совсем слабые крики жены, оборвал треск загоревшегося дома. Пламя вырвалось из окна ее спальни и лизнув крышу, помчалось покорять деревянные стены. Из дома выскочили слуги, те, кто помогали роженице, остальные ушли еще вечером, не в силах вынести крики. Огонь распространялся быстро, старое дерево трещало и разваливалось на глазах. Хранитель ждал этого, знал, что конец будет именно таким. Глядя, как огонь уничтожает его дом, он не испытал не единой капли сожаления или огорчения. Он был рад, что вместе с женой умирает дом, в котором он познал столько горя. Он не мог отомстить лично, но Судьба отомстила за него! Смерть пришла за его вероломной женой и ее мерзким ребенком!
        Сноп искр взвился ввысь в том месте, где когда-то было парадное крыльцо. Хранитель пригляделся и опешил. Из огня вышел огромный ящер, его чешуя в лучах предрассветного солнца казалась иссиня-черной. Величавой походкой древнее существо покинуло горящий дом. Передними лапами он прижимал что-то к своей груди. У Хранителя бешено заколотилось сердце, он пытался рассмотреть, что тот несет. Морозное утро пронзил крик младенца.
       


       Глава 1


       
       27 лет спустя
       
       
       -Хранитель! К тебе еще один посетитель, - раздался голос дежурного.
       -Сколько их там еще? - устало спросил хозяин.
       -Любимый, ты устал, - Архана положила свою нежную маленькую ладошку на старую, но еще крепкую ладонь Хранителя, - давай завершим на сегодня, как раз время ужина.
       -Всего одна осталась, - ответил дежурный, глядя в пол.
       -Одна? Ты сказал одна? – воскликнула Архана, - это что, женщина?? – ее красивое лицо исказила гневная гримаса.
       -Хм, интересно, - безразлично протянул Хранитель, - не кричи так громко, Сияние мое, голова болит, - обратился он ласково к сидящей рядом любовнице, и продолжил, повернувшись к дежурному, - по какому вопросу?
       -Сказала по личному, - пожал плечами молодой солдатик, - это отшельница.
       -Отшельница??? – уже вместе воскликнули Хранитель и Архана.
       -Она самая. Вся замотанная такая, - дежурный отвечал, не поднимая головы, боясь, что женщина Хранителя увидит ликование в его глазах, он из всех сил изображал безразличие, - так что ответить? Пусть придет через неделю или примете?
       -Любимый… - начала женщина, повернувшись лицом к Хранителю, рядом с которым восседала на троне в приемной зале, но он не дал ей договорить, перебив:
       -Веди, отшельниц не отвергают, это невежливо! – затем повернулся к любовнице и произнес: - тебе нечего переживать, Сияние мое, забыла разве, что их чары на меня не действуют? Тем более отшельница и хамгаАла – не одно и тоже. – на его немолодом лице заиграла задорная улыбка. Дежурный развернулся и неторопливо пошел выполнять приказ Хранителя Тринадцатой Заставы, хотя очень хотелось пуститься бегом.
        В зал вплыла она, именно вплыла, не вошла, словно памятник, который ввезли на невидимой тележке. Отшельница, в голубом плаще с капюшоном и плотной вуалью на лице, слегка кивнула головой в знак уважения, но не поклонилась. Гордая, как и положено отшельнице. Хранитель недоумевал, что могло от него понадобиться самой служительнице Двух Богинь. Обычно к ним обращаются, а не наоборот.
       -Приветствую тебя, Хранитель Тринадцатой Заставы! – раздался ее звонкий мелодичный голос, от чего Хранитель искренне удивился, ожидая услышать каркающий старческий.
       -И тебе всех благ, уважаемая! – ответил мужчина, - принесите отшельнице стул, - крикнул он дежурному, который уже закрывал дверь в приемную залу.
       -Благодарю, не нужно! – вежливо отказалась вошедшая.
       -Как угодно, - пожал плечами Хранитель, - что тебя привело ко мне?
       -У меня личное дело, -отшельница напоминала каменное изваяние, даже одежда не шевелилась на ней, лишь голос выдавал, что вошедшая - живой человек, - если это возможно, я бы попросила приватной беседы…
        Любовница фыркнула. До этих слов она пристально вглядывалась в отшельницу, пыталась понять, опасна ли она ей, но безуспешно, вошедшая была заперта от любого воздействия из вне. «Сильна, зараза! – с горечью подумала Архана, - но спровадить меня тебе не удастся!»
       -Можете говорить, Архана – моя любимая, от нее у меня секретов нет, - устало ответил Хранитель. Внезапно ему захотелось оказаться в кровати и отдохнуть, первый интерес от прихода отшельницы прошел, теперь же появилось желание поскорее спровадить визитершу. Любовница победно улыбнулась. А отшельница заметила неуловимый жест, которым Архана нажала на камень в кольце Хранителя.
       «Так я и думала, морион в кольце, вот как она влияет на него, - отметила отшельница, - ничего, сейчас главное спровадить из залы и не нажить в ее лице врага, пока не разберусь что и к чему», - поэтому она предельно вежливо сказала:
       -Прошу прощения у уважаемой, - легкий поклон в сторону любовницы, - но мое дело, хоть и личное, но касается Великого Храма… - короткая пауза, чтоб они осознали, что это значит, - и озвучить его я могу лишь в присутствии Хранителя, -«или его законной супруги» - закончила фразу уже в уме, помня, что не стоит настраивать любовницу против себя.
        Архана недовольно нахмурилась. Но законы она знала и вынуждена была покориться. Издавна, дела Великого Храма были темой за семью печатями. Их могли обсуждать лишь избранные – Хранители, их жены и конечно же отшельницы. Она гневно вскочила со своего места и вновь неуловимо нажала на камень в перстне, закрепляя действие мориона.
       -Хорошо, я покину вас ненадолго, - гордо заявила женщина, - но не задерживайте Хранителя, он очень устал и в его возрасте нельзя перенапрягаться! – Хранитель от этих слов скривился, что тоже не ускользнуло от взгляда отшельницы. А выводы она делать умела.
       -Конечно, не волнуйтесь, - успокаивающе ответила женщина, - я не стану волновать Хранителя и не задержу надолго.
        Любовница удалилась из приемной залы с видом королевы, покидавшей грязных холопов. Стоило ей удалиться, как отшельница почувствовала, что дышать стало легче, а Хранитель наоборот, обессиленно откинулся в кресле. «Надо подойти ближе, чтоб оценить его состояние». Женщина сделала несколько шагов вперед и произнесла:
       -ХамгаАла пришла к тебе за помощью, брат! – тот вздрогнул, услышав от нее слова, которые надеялся никогда не услышать, выпрямился на троне, глядя на нее во все глаза, не веря ушам своим. Губы разомкнулись мимо воли и он произнес ответ, который был вынужден произнести:
       -В любое время, пока бьется мое сердце, тебе будет оказана помощь, сестра! – его лицо исказила злость, поэтому следующее он прорычал сквозь зубы, - так ты не отшельница!
       -Нет, Хранитель. Не отшельница… пока нет, - сказало существо и сбросило с себя голубую хламиду. Под ней оказалась еще одна, но белая, точно так же скрывающая свою обладательницу с головы до ног.
       -К чему этот маскарад? – недовольно гаркнул Хранитель, покосившись на голубой наряд на полу.
       -Это не маскарад, - ответила она гордо, - хамгаАла никогда не врет, забыл? Я имею право носить батину отшельницы!
       -Не понимаю! Так кто ты такая и почему требуешь от меня исполнения клятвы? Я обязан выполнить ее лишь для хамгаАлы! – пылко заявил мужчина.
       -Я еще хамгаАла, но уже практически отшельница, - ответила женщина, - я все тебе расскажу.
       -Хорошо! Тогда поторопись, я негативно отношусь к твоему присутствию здесь! – он брезгливо поморщился.
       -Отчего же такая реакция, горный? – послышалось из хламиды.
       -Я в своем праве! – отрезал тот, - одна из твоих сестер крайне… разочаровала меня и отбила всяческое желание общаться с тебе подобными!
       -Кто? Это была твоя жена? – спокойно поинтересовалась женщина.
       -Да, жена, бывшая к счастью! – Хранитель махнул рукой в воздухе, показывая, что на этом тема закрыта, - изложи суть своей просьбы!
       -Ладно, - согласилась та, - я прибегла к твоей клятве, потому, что кроме Хранителя Тринадцатой Заставы мне никто помочь не сможет… Дело в том, что у меня крайне сложная ситуация, прошу, дослушай до конца! – и она начала рассказывать, - десять лет назад в Великий Храм прибыл брачный посланник одного горного. Сердце жениха выбрало мой камень… - она проглотила ком в горле, слишком тяжелым было то воспоминание, но заставила себя рассказывать далее, - мое сердце… в ответном порыве приняло камень жениха, но в момент, когда я должна была отдать половину своего камня, посланник жениха упал замертво!
        Девушка замолчала, ожидая вопроса, но Хранитель молчал, тогда она продолжила:
       

Показано 1 из 32 страниц

1 2 3 4 ... 31 32