Оборотни. Зверь без страха и упрека

11.12.2017, 13:48 Автор: Жанна Лебедева


Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15


Оборотни. Зверь без страха и упрека
       


       Пролог


       
              Гвидо Люпус, альфа стаи Черного дома, стоял на балконе загородной виллы и смотрел на пролив. Его сыновья робко жались за спиной могущественного отца. Они ждали, когда строгий родитель завершит свои раздумья и обратит на них внимание.
       - Поздравляю вас, волки, - глухим басом прорычал Гвидо, соизволив, наконец, обернуться к притихшим сыновьям. – Ангелиополис наш, а вскоре и все Серогорье окажется во власти Черной стаи. Я уже стар, а, значит, вам пора забыть о развлечениях. Охота, женщины, балы и азартные игры – все должно остаться в прошлом. Теперь, если охота, то только на врагов и конкурентов, общение с женщинами – только для продолжения рода и рождения могучих наследников.
       - Не беспокойся, отец, - уверенно и пылко заговорил старший сын альфы, Эдриан. – Мы самые сильные! Оборотней других видов уже одолели, скоро и с чужими стаями разберемся. Серогорье, а потом и весь материк падут перед нашей мощью. Весь мир должен принадлежать волкам!
       - Уже, считай, принадлежит, - поддакнул ему младший брат, которого звали Альберт, - осталось преодолеть пролив и…
       - Забудь об этом! – гневно рявкнул на отпрыска Гвидо. – Соседний материк – не место для волков!
       - Что значит «не место»? – удивленно нахмурился Эдриан. Его нервный, остроносый профиль искривился на фоне тяжелой луны.
       - На той стороне наших нет. - Альфа вскинул руку. Дорогая ткань белой рубашки засеребрилась над черной водой пролива. Оборотень медленно стянул кожаную перчатку и со скрипом пошевелил пальцами, демонстрируя механический протез. – На той стороне водится зверь, битву с которым волки проиграли.
       - Что за зверь?! – хором воскликнули взволнованные наследники.
       - Страшный зверь.
       - Это тигр или лев?
       - Не тигр и не лев. Местные зовут его кикуто, куро или фиси, а оборотня, обладающего его ипостасью, кличут боудой.
       - Мы волки, отец! Наши клыки быстры и остры! Неужели мы не одолеем этого боуду? – горячился Эдриан, не терпевший чужого превосходства.
       - Не одолеем! Его зубы с легкостью крушат кости носорогов, а тело почти не чувствует боли. Он оставляет после себя пустоту…
       - Какую еще «пустоту»?
       - А вот такую… - Гвидо отстегнул от локтя протез, чтобы показать «волчатам» культю. – В молодости я был также горяч и наивен, как вы, поэтому однажды пересек пролив во главе небольшого отряда, желая отыскать новые территории для своей будущей империи. Там я и встретился с боудой… Ему хватило одного укуса, чтобы лишить меня руки. А от моих волков не осталось ни косточки, ни клочка шерсти – лишь чисто вылизанная трава…
              Повисла напряженная пауза. Красная луна скрылась за тучами, погрузив мир во мрак. Из этого мрака зелеными маяками сверкнули глаза Эдриана.
       - Отец, - не унимался он. - Неужели нельзя одолеть лютого зверя?
       - Можно, но для этого нужно заручиться поддержкой его врагов на той стороне пролива.
       - Отец, я обещаю, что заключу необходимый союз, - выкрикнул Эдриан и ударил себя кулаком в грудь. – Не будь я волк!
       - Не торопись, сын, - осадил потомка альфа. – Сперва разберемся с теми, кто живет по соседству в Ангелиополисе.
       - Я думал, что в столице мы разгромили всех иных оборотней?
       - Нет. Осталась одна семейка. Опасная и хитрая. Сколько лет не могу отыскать их следы.
       - Кто же они?
       - Ловкие, изворотливые твари, что величают себя девами Мантидай!
       
       
       Сделай то, чего ты больше всего
       боишься, и обретешь свободу.
       Роберт Тью
       


       Часть 1. Волчий бал


       
              В тот год в моду снова вошли фокстерьеры и колли. Дети играли с ними на газоне городского парка. Весенняя парочка, стоя в клумбе, нахально целовалась у всех на глазах. Отрешенные от мира влюбленные, смеющиеся до упада дети, звонкоголосые фокстерьеры и пушистые, словно шары сладкой ваты, колли, золотящиеся в солнечных лучах - это была идиллия, совершенная гармония счастья, утра и весны.
              Ольга смотрела на парочку с завистью, потягивая из стеклянной бутылки лимонад. Капля жира, выпавшая из румяного мясного пирожка, заляпала рукав замшевой куртки, помада размазалась по щеке, а на носках новых туфелек образовались непозволительные трещины, заполненные землей.        Красота!
              Ольге безумно нравились такие моменты. Моменты, когда она могла выглядеть буднично и неопрятно, есть и пить всякую гадость, почти полностью отождествляя себя с людьми.
              Люди. Как же она им завидовала! И пусть Маэйра – глава их семейства – всегда посмеивалась над подобными мыслями, называя людей слабыми и никчемными, Ольга знала – вместо магии, силы, могущества, люди получили нечто гораздо большее! Нечто, что на первый взгляд кажется незначительным, а на самом деле является основой всего и вся – любовь!
              Как жаль, что она не человек. Она бы с удовольствием поменялась местами вон с той счастливой девчонкой, что целуется, закрыв глаза, будто в первый, последний и единственный раз в жизни… Да, что она знает об этом единственном разе? Она – человеческая дева, рожденная для бесконечной любви!
              А вот Ольга знает! Вернее догадывается. Ее раз всегда будет единственным для нее и последним для суженого. Такова природа. Таковы правила. Суженый – это слово не нравилось Ольге, но назвать обреченного на смерть «возлюбленным» язык вообще не поворачивался. Ей любить нельзя. Уж лучше ненавидеть. И ложиться в постель с ненавистью, чтобы потом утром встать и не пожалеть…
       - Эй! Опять ты тут? – громкий требовательной голос разрушил идиллию.
              Ольга вздрогнула, чуть не выронила пирог. Перед ней стояла Кристина.        Ох, уж эта Кристина! Дерзкая, грубая, своевольная, она была флагманом наступающей моды на эмансипе - носила короткие волосы и одевалась, как девушка с завода паровых машин. Платье слишком короткое – чуть ниже колен – открывает высокие сапоги из грубой кожи, на них шнуровка до голени. Эти жуткие сапоги вызывали ярость у консервативной главы семейства, но Крис – та еще упрямица – стойко сносила все претензии и ругань.
       - Напугала, - успокоившись, Ольга вновь принялась жевать, желая скорее прикончить лакомство.
       - Ты думала, это Маэйра за тобой следит?
              Кристина расхохоталась раскатисто, по-мужски, резким движением поправила сбившуюся набок кожаную шляпу – маленький черный цилиндр с золотой лентой и брошью в виде шестеренки... А ведь в присутствии Маэйры она всегда вела себя иначе – старалась унять природную грубость, спрятав ее под маской серьезности. И обычно это у нее не получалось.
       - Нет. Она не следит, - Ольга спешно допила лимонад и аккуратно положила бутылку в чугунную урну с узорами в виде винограда. – Она знает, что я хожу в парк, и в подробности не вникает. Думает, наверное, что ищу партнера.
       - Не партнера, а суженого, - с усмешкой поправила ее Кристина. – Маэйра не любит, когда кто-то в доме выражается неправильно. Кстати, она велела помочь тебе с поисками.
       - Зачем?
       - Затем, что ты слишком долго ищешь. Красная Луна поднимется совсем скоро, и твое предназначение будет исполнено. Вернее, должно быть исполнено. А как ты собираешься зачать судьбоносного ребенка без… суженого?
       - Я сама все знаю, - мягкое, кукольное Ольгино личико вдруг сделалось жестким и злым. – Ненавижу предназначение! Не хочу его выполнять. Это все Маэйра и ее дурацкие правила!
       - Тише-тише, - Кристина заговорщицки улыбнулась, приставила палец к губам. – Не кричи так.
              На них смотрели. Наверное, приняли за парочку конфликтующих барышень. А что может быть интереснее ссорящихся барышень? Вдруг подерутся: будут пищать, щипаться и выдирать друг у дружки волосы! Сейчас нравы сильно упали – бывает и такое. Сочный корм для желтых газет… Но барышни не дрались, и наблюдатели сразу потеряли к ним интерес. Фокстерьеры и колли вновь понеслись по площадке за розовым мячом …
       - А ты не повторяй мне в сотый раз про предназначение. Я жалею, что во всем доме Мантидай я одна оказалась столь невезучей…
       - Глупая, - Кристина улыбнулась. В этой улыбке скрылись осуждение и легкая зависть. – У тебя самый мощный магический потенциал, а, значит, продолжать род будешь именно ты, хочется тебе того или нет.
       - Не хочется. Будь моя воля, я вообще бы ушла в монастырь, - с чувством выдала Ольга, в очередной раз насмешив Кристину неуместным в столь серьезном деле максимализмом. – Мне вообще не нравятся правила, заведенные в доме Мантидай.
       - Вот и поменяешь их, - в глазах Крис мелькнули озорные изумрудные искры. – Родишь себе доченьку, воспитаешь ее так, как считаешь нужным, а потом она станет главой и изменит неугодные порядки Маэйры. Элементарный расчет.
              Она снова зашлась зычным смехом.
       - Ничего веселого, - вспылила Ольга, - для тебя это шутки, Крис, а для меня -серьезные вещи. Ну, как… как ты представляешь себе мою первую ночь? Вот я представить не могу! Буду я… будет какой-то парень… А какой, Крис? Хороший, красивый, любимый? Нет! Мне подумать страшно, ведь после ночи любви и страсти я должна буду убить его! Даже случайного, незаметного, первого и последнего встречного – не могу. Жалко! Страшно…
       - Так пусть он будет врагом, ур-р? – кровожадно мурлыкнула Кристина, а потом утвердительно добавила. – А он и будет врагом. 99 процентов даю. Здесь, в Ангелиополисе, из чужих оборотней только волки, а с волками мы не дружим. Так что не печалься, сестренка. Волка не жалко. Волки заслужили смерть.
              Собеседница ухмыльнулась, довольная собственной находчивостью. Ольгу это окончательно вывело из себя. Разозлило до алых пятен на шее и щеках.
       - Да о чем ты вообще, Крис! Понимаешь хоть, что советуешь? По-твоему я должна лечь в постель с ненавистным врагом? Должна быть нежной с ним, целовать, ласкать, отдаваться ему.
       - Да, - невозмутимо кивнула Кристина, - зато потом, когда он сделает свое дело, ты отыграешься.
       - Слушать не хочу…
               Солнце как будто сразу потускнело, в детском смехе и собачьем лае вместо первозданной радости стала сквозить издевка.
       - А ты не слушай. Давай лучше делом займемся, - расстегнув высокий ворот модного платья, Кристина вытянула оттуда цепочку с парой круглых кулонов. Один, с рисунком мистической звезды, был нужен, чтобы скрадывать магический фон. Второй – с полумесяцем – чтобы этот фон искать у других. – Так-так, смотри-ка, на ловца и зверь бежит…
              Через парк и вправду двигался зверь. Кто-то из младших волков Черного дома. То, что он был именно из младших, Ольга поняла по недовольному комментарию Кристины, которая искренне надеялась на рыбу покрупнее.
              Оборотень тем временем пересек декоративный канал в белом мраморе, по мощеной булыжником тропе миновал поляну и клумбу. Прошел совсем близко. Ольга отчетливо рассмотрела его и поежилась. Типичный волк из волчьей золотой молодежи. Самоуверенный, надменный, холеный. Красивое лицо напряжено, длинные пепельные волосы убраны в небрежный хвост. К этому стоит добавить верховой костюм последней моды и нервно зажатый в пальцах хлыст. Хлыст дергается в такт шагам. Ноздри трепещут, подрагивают – всегда вынюхивают добычу…
              Они все такие – волки. У Ольги от них мороз по коже. Любить их, а тем более спать с ними – это слишком!
       - А он ничего, - улыбнулась Кристина и издевательски толкнула подругу в бок, - как тебе, а?
       - Отстань, - Ольга насупилась, скрестила на груди руки, но Крис не унималась.
       - Милашка же, посмотри! Сначала он будет заноситься и хвастаться перед тобой, как истинный альфа-самец, всем видом показывая, какое счастье тебе выпало, потом немного поромантизирует – наобещает тебе пару звезд с неба и… что-то там еще. А закончится все банально – в постели. И – самое смешное – до конца процесса он будет считать себя победителем, сердцеедом, поймавшим в сети очередную хорошенькую дурочку. А потом – раз! – и голова его, отсеченная, как мячик, по полу запрыгает…
       - Хватит уже, а? Не могу это слушать.
              Ольга не выдержала, зло уставилась на собеседницу. Крис, ведь, может еще долго фантазировать, если ее вовремя не заткнуть.
       - Да ладно тебе, я же шучу.
       - Устала от твоих шуток.
       - Ну, что с тобой, старуха? – Крис панибратски хлопнула Ольгу по спине.- Последнее время ты совсем сдала. Киснешь, ноешь, того и гляди в ванную вены вскрывать побежишь.
              Ольга не ответила, только нервно закусила губу. На глаза полезли предательские слезы. Крис ведь права, после того, как Маэйра объявила Ольгу следующей продолжательницей рода, на душе потяжелело.
              Все случилось из-за того, что во всем доме Мантидай у Ольги обнаружился самый мощный магический потенциал. И – вот ирония! – абсолютно никаких возможностей полноценно им воспользоваться. Вся польза от него – передать волшебную силу по наследству.
              Когда Маэйра говорила об этом Ольге, призвав ее в свой кабинет, та беззвучно плакала от досады и бессилия. «Мы тебя в детстве упустили, - вещала глава, - не заметили сразу, что контролировать собственную магию ты не можешь. Теперь поздно что-то менять, но мы исправим ошибку. Ты родишь дому Мантидай могучую наследницу, она получит всю твою силу. Тут уж мы время не упустим. Научим девочку всему необходимому, даже если у нее обнаружится твой порок. И не спорь. Эта единственная польза, которую ты можешь принести дому, так много давшему тебе».
              В тот момент, стоя навытяжку перед сухощавой, грозной Маэйрой, Ольга поняла: она не равноправный член семьи, как наивно полагала раньше. Она – бедная родственница и приживалка, которую пригрели под крылышком, и теперь настало время расплатиться за полученные добро и заботу…
              Маэйра подошла незаметно. Положила тощую, но очень тяжелую руку на Олино плечо, второй рукой, вернее, костяными жесткими пальцами, больно щелкнула Крис по затылку.
       - Что ты пялишься так открыто среди бела дня? У волков тоже могут быть и экраны и поисковики. Заметят, что тогда?
              О перспективах Кристина расспрашивать не стала. Поспешно спрятала свои кулоны и с обожанием взглянула на главу дома. Крис грезила местом Маэйры. Ее статусом, влиятельностью и силой. Она была самой ярой фанаткой госпожи Мантидай.
       - Глава, вы так тихо подошли! Это магия, да? – благоговейно залепетала Кристина, потирая отшибленный затылок.
       - Это твое невнимание, - холодно отрезала Маэйра.
              Крис хотела еще что-то спросить, но глава царственно махнула на нее рукой – молчи, мол. Сама подплыла к Ольге, костистая, высокая, вся какая-то скрюченная, словно старый сук. Осмотрела с ног до головы и обнюхала, поморщилась.
       - Срочно переодеться, обеим. В экипаж, живо!
              Ольга и Кристина бросились по дорожке к экипажу. Он стоял в отдалении, за оградой парка. Две черные лошади нервно грызли удила, встряхивались и перестукивали копытами.
              Шмыгнув в карету, девушки сели и принялись ждать главу.
              Та подошла, что-то тихо шепнула кучеру и тоже погрузилась.
       - Ну? И что вы делали в городском парке?
              Допрос начался. Бойкая Кристина, как всегда, ответила за обеих провинившихся.
       - Мы искали Ольге суженого, госпожа.
       - Серьезно? - Маэйра сердито скривила губы и нервно щелкнула веером. Раскрыла его, обмахнулась пару раз, распространив вокруг себя приторный аромат розовых духов.
              Это были безумно дорогие духи. Кристина в тайне копила на такие же уже полгода, а Ольге они казались старушечьими.
       - Да, госпожа! Мы искали и нашли…
       - Нашли? Вы отыскали Ольгиного суженого в городском парке? Ха-ха.
       - Не то чтобы отыскали, - замялась Крис, - но мы видели одного волка…
       

Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15