Путешествие в Драконьи горы

19.10.2018, 20:46 Автор: Герасимова Галина

Закрыть настройки

Показано 1 из 7 страниц

1 2 3 4 ... 6 7


Глава 1


        — Слышала? Говорят, к нам городского франта везут! — черноглазая Луша подобрала подол, уселась на мокрые доски вышки и впилась крупными ровными зубками в румяное яблоко, с любопытством поглядывая на дорогу — не покажется ли карета? Слухи о том, что в доме начальника Хорта должны поселить важного гостя, разлетелись быстрее пожара. Теперь в гарнизоне гадали, кто он и когда появится. Старый вояка хранил интригу, так что домыслы становились один чуднее другого.
        — Ты ещё скажи, наследника драконьих гор! — расхохоталась слушавшая подругу Яда, откинув толстую рыжую косу за спину. Сок от яблока брызнул в разные стороны: — Я думаю, это очередной бастард барона Ворона. А ты что скажешь? — повернулась она к низкорослому крепышу, пристроившемуся на верхней ступеньке лесенке.
        Милеш, сын кузнеца, затесавшийся в компанию к подружкам, покачал головой.
        — Кто бы он ни был, долго у нас не протянет, — пробасил он, сжимая кулаки. Милеш помогал отцу отгонять нечисть от границы, хвастался оставленными мантикорой шрамами и мог согнуть подкову голыми руками. Городских он недолюбливал, не без оснований считая их слабаками и пижонами. Из столицы вечно приезжали ворчливые чиновники, считающие, что город зазря кормит гарнизон. Но стоило им увидеть прущую с гор нечисть, тут же бросались обратно в столицу. — Спорим, после первого нападения этот хлыщ слиняет?
        — До второго продержится, — больше из упрямства сказала Яда, и Милеш протянул ей ладонь. Но закрепить спор они не успели. Луша узрела долгожданную карету и во всё горло закричала: «Едут!».
        От громкого возгласа девушки немногочисленный гарнизон пришел в движение: у всех нашлось дело неподалеку от дороги, лишь бы одним глазком взглянуть на таинственного гостя. Даже мать Яды вышла на крыльцо, держа на руках годовалую дочку. Луша торопливо спустилась с вышки и помчалась к дому — карета как раз должна была проехать мимо их двора. Милеша грозным окриком согнал отец. Нечего показывать к гостю столь неприкрытый интерес, да и в кузне нужна была помощь. На вышке осталась только Яда, сегодня наступила её очередь дежурить.
        Карета тем временем приближалась. Несла её четверка крепких вороных, и Яда завистливо вздохнула: на таких красавцах гарцевать на турнирах, а не в карету впрягать! И, правда, не иначе как сын барона пожаловал, иначе с чего такие почести?
        Девушка привстала на цыпочки от нетерпения. Двор Хорта раскинулся перед ней как на ладони. Удача была на её стороне — Яда могла посмотреть не только на карету, но и на гостя! Вот карета приблизилась к дому начальника, и Яда затаила дыхание, глядя, как возница ловко останавливает лошадей, а затем спрыгивает с облучка и торопливо открывает лакированную дверцу.
        Из кареты вышел молодой человек лет двадцати пяти, и, к разочарованию Яды, на сына Ворона он был похож как ястреб на курицу. На внебрачных отпрысков местного барона Яда насмотрелась: все как на подбор черноглазые и смуглые. Они частенько заворачивали на Заставу перед охотой. В детстве Яда бросала в задирающих нос парней колючками из-за кустов и с хохотом убегала прочь. Но когда подросла, рыжей красавицей заинтересовались: пару раз попытались ущипнуть за мягкие места и зажать за сараем. С тех пор Яда предпочитала во время их приезда оставаться дома, чтобы не дразнить гусей, как любила выражаться её мать.
        Гость на барона не походил никоим образом. Он был светловолосый и белокожий, в дорогой одежде, расшитой золотыми нитями. Зато презрительным выражением лица переплюнул всех сыновей Ворона вместе взятых. На почтительно склонившего голову Хорта он даже не посмотрел, только бросил что-то вознице, прежде чем пошлепать по грязи к дому.
        — Подумаешь, важная птица! Небось, увидит нечисть — в штаны от страха наложит, — фыркнула Яда, догрызла яблоко и наклонилась, чтобы взять из корзины еще одно. Когда снова повернулась, гостя уже не было видно.
       
        Незнакомца звали Змаром. Поговаривали, что его выслали из столицы за какую-то провинность: не случайно он первую неделю только и делал, что отправлял письма с почтовыми галками. Ответное содержание не слишком его радовало: Змар был мрачнее тучи, на местных красавиц не заглядывался, сидел в доме отшельником да пару раз выбрался в лес, чем заслужил невольное уважение Хорта. Ни у каждого приезжего хватало смелости отправиться туда в одиночку!
        Чем Змар собирался заниматься на Заставе, никто не знал. Хорт был ему не указ, за постой парень заплатил на год вперед. Так что таинственный ореол вокруг гостя не пропал, а только обзавелся новыми подробностями.
        Эти новости рассказала Луша, попутно смазывая на Яде взбухшие полосы от вицы. Яда лежала на кровати с приспущенными штанами и с задранной рубахой и стонала, стараясь не завыть в голос. Запах мёда, входящего в состав мази, осточертел, но даже на третий день после порки спина и то, что пониже, горели огнем. Досталось ей за дело: Яда собралась вместе с Милешем поохотиться на виверну, и об этом узнали родители. Поймали самоуверенную парочку за частоколом, там же веток наломали для розог.
        Давненько Яде не доставалось — она-то считала себя взрослой, но как оказалось, мать может высечь и в двадцать лет.
        Что обиднее всего, Яде запретили идти на праздник осени. Оставалось только наблюдать, как наряжается туда подружка, и стараться не сильно охать, садясь на лавку.
        Впрочем, любви Луши к нарядам Яда не разделяла. Ей интереснее было вместе отцом пойти в дозор, выслеживать спустившегося с гор пещерного тролля, чем вышивать крестиком и вздыхать о будущих женихах.
        Обидно было пропустить не сам праздник, а состязания по стрельбе. Яда участвовала в них не первый год и намеревалась, наконец, выиграть. Она столько тренировалась, стреляя по мишеням до стертых в кровь пальцев. Неужели зазря!
        — Как думаешь, Змар придёт на праздник? — убирая мазь из пчелиного воска до следующего раза, спросила Луша. — Мама мне новое платье пошила. Понравлюсь ему?
        Она покружилась по комнате, словно по бальному залу. Алая юбка колоколом взвилась вокруг стройных ножек, на запястьях зазвенели медные браслеты. Настоящая красавица, такой не в гарнизоне сидеть, а на балах отплясывать! Злые языки поговаривали, что мать Луши прижила её от барона Ворона, но вслух этого никто не произносил. — Вот бы пришёл! Расскажи мне ещё раз, каков он?
        — Самый обычный парень, — Яда закатила глаза. Она уже оскомину на языке набила, описывая гостя. Мало кто рискнул подобраться к карете так близко, а Хорт не спешил удовлетворить чужое любопытство: — Бледный, как покойник. Увидишь — не перепутаешь. А еще от него самомнением за версту прёт.
        — Злая ты, — подружка осуждающе покачала головой, но затем увидела, с какой тоской смотрит Яда на пригорок, на расставленные мишени для соревнований, и приобняла её за плечи. — Хочешь, останусь с тобой? Что я на празднике не видела? — предложила она, чтобы подбодрить подружку.
        Но принять такую жертву Яда была не готова.
        — Иди уж, повеселись, — похлопала она Лушу по спине. К тому же не в привычках Яды было сдаваться так просто. Она собиралась сбежать на праздник, только надо было немного переждать, чтобы усыпить бдительность матери.
        Когда Луша ушла, Яда взялась за вышивку. Ровные стежки ложились на полотно, создавая картину залитой солнцем лужайки, но мыслями Яда была далеко: она вспоминала предыдущий год, когда от победы на состязании её отделил всего один выстрел. С тех пор её навыки улучшились — возвращаясь с охоты, она всегда приносила дичь, даже старый охотник Фай отметил её успехи! Она определенно должна была выиграть!
        Дверь скрипнула, и мама зашла в комнату. Посмотрела на трудящуюся дочь, подошла и погладила распушившиеся волосы, пряди которых никак не хотели собираться в косу. Яда упрямо мотнула головой, злясь за наказание. Мама мечтала, чтобы старшая дочь была похожей на Лушу — спокойной, доброй, покладистой. Но разве Яда была виновата, что охота и приключения нравились ей куда больше, чем мирная семейная жизнь?
        — От Роста пришло письмо. Их отряд перебросили ближе к Гнилому Болоту. Высокие Сосны месяц назад накрыло проклятие окаменения, теперь солдаты ищут наславшую его ведьму, — тихо сказала мама, присев рядом и обняв Яду за плечи. Её руки немного дрожали от страха за сына, и, мигом забыв о собственных обидах, Яда с сочувствием посмотрела на мать.
        С магией она встречалась однажды: в шесть лет, когда в деревни неподалеку от гарнизона пришла Чёрная Хворь. Пришлось звать ведьму, чтобы она защитила Заставу. Тогда Яда не понимала, почему взрослые с такой опаской смотрят на худенькую старушку, что-то шепчущую у частокола, и после ее ухода сыплют у ворот соль. Лишь спустя несколько лет она узнала, что магия — темный дар, и отдавшие душу тьме волшебники рано или поздно сходят с ума и накликают на других проклятия.
        — Пока твой брат не найдет ведьму, не ходи одна в лес, будь осторожнее, — поцеловав ее в лоб, сказала мама и вышла.
        Новости о спятившей ведьме Яду не напугали. Что ей старуха-колдунья, когда недавно к Заставе целая стая горгулий прилетала, еле отбились? Но на душе всё равно стало тревожно и, подозвав сидящую на заборе галку, Яда отправила записку старшему брату — как он? Нашли ли ведьму?
        Посчитав свой сестринский долг выполненным, Яда отсчитывала минуты, поглядывая в окно. Вот мама прошла мимо с румяной шарлоткой в руках, собираясь заглянуть к соседке, а значит, останется там на чай. Дождавшись, когда её фигура скроется из виду, Яда отложила вышивку и бросилась к двери. У неё было от силы пару часов, пока мама не зайдет проверить неугомонную дочь.
       
        Желающих состязаться в стрельбе из лука было немало: на Заставе служили молодые парни с окрестных городов и деревень. Кто-то хотел покрасоваться перед девушками, другие собирались побороться за приз — самострел, сделанный на заказ в самой столице, стрелками из которого можно было пробить шкуру василиска. Для гарнизонного стражника — оружие что надо!
        Девчонок на состязание звали разве что в качестве зрителей, но Яде делали исключение. Её с детства тренировал отец, бывший сотник, и востроглазая девчонка могла дать фору многим ребятам из гарнизона.
        Однако наказание из-за виверны перечеркнуло целый год тренировок, и такого Яда стерпеть не могла. Умом она понимала, что военная карьера ей не светит: девушек не брали на службу, а значит, единственная дорога оставалась в наемницы, слава о которых шла дурная. Но сердце трепетало, стоило взять в руки лук, и хотелось настоящих подвигов! С какой завистью Яда слушала истории Роста о его службе!
        Луша, единственная, с кем Яда рискнула поделиться своими мечтами, только пожимала плечами и говорила, что блажь пройдёт. Сама она мечтала выйти удачно замуж, перебраться в город, купить там домик и открыть лавку. Болтушка и хохотушка, Луша влюблялась во всех новеньких и приезжих, лишь бы был молод и красив, но пока не нашла своего избранника.
        Яда предпочитала держать сердце холодным, и сейчас, на празднике Осени, ей гораздо интереснее было пострелять из лука, нежели покружиться в весёлом танце у костра. Поэтому на гуляющую молодежь она поглядывала не с завистью, а с опаской. Если кто расскажет родителям, что видели её на празднике, трёпки не избежать. Разве что с Лушей словечком переброситься… Один раз вдалеке показалось красное платье подружки, но так быстро затерялось в цветастом водовороте юбок, что Яда махнула рукой и отправилась к месту состязаний.
        — Дядька Фай, запишите меня на стрельбу, — Яда протиснулась мимо деревянных колод к одноглазому охотнику. В руках у него был длинный список участников, а сами готовящиеся к состязанию парни толпились неподалеку, громко бахвалясь подвигами и обсуждая самострел.
        Яда тоже посмотрела на огороженный бечевкой приз. Ради такого оружия постараться не жалко! Вот и желающих собралось больше обычного: несколько приезжих, специально заглянувших на праздник, а остальные — знакомые вояки. Молодые парни, с которыми Яда пару раз ходила в дозоры, приветственно махнули ей рукой, и Яда весело помахала в ответ.
        — Дядь, ну вы чего ждете? Скоро начнется уже! Запишите, пожалуйста! — просительно добавила Яда, предвкушая интересное соревнование.
        Охотник с недовольным видом покосился на бойкую девчонку, на её решительно поджатые губы и сверкающие азартом глаза.
        — Дать бы тебе розгами по заднице за «пожалуйста»! — неожиданно рявкнул Фай, и Яда отступила на шаг, испугавшись его крика. Среди приезжих раздались смешки. Им было забавно смотреть на девчонку, решившую бросить вызов мужчинам. — Думаешь, я о твоих «подвигах» не наслышан? Тоже мне, великая воительница нашлась! Одна на виверну решила поохотиться, дурочка?!
        — Не одна. И мы подготовились, — пробормотала Яда, вспыхнув, что её отчитывали прилюдно, а Фай добавил:
        — Твой отец предупреждал, что ты можешь прийти. Наказал оттаскать за уши, если появишься, — он сделал шаг к Яде, но та ловко отскочила, увернувшись от протянутой руки. С дядьки Фая, знавшего её с пеленок, сталось бы выполнить свою угрозу.
        — Значит, не запишите? — выкрикнула она, стоя на безопасном расстоянии. В носу предательски защипало, но Яда сдерживалась.
        — Мало тебе одной порки? Так я добавлю! — Фай предпринял еще одну попытку её поймать.
        Пришлось позорно драпать с пригорка в лес, оставив надежду поучаствовать в состязании.
       
        Лес вокруг Заставы Яда знала, как свои пять пальцев, так что заблудиться не боялась. Несмотря на то, что бежала, не разбирая дороги, и оказалась в самой чаще. Зато там она накричалась, давая волю своему гневу. Как сдержаться, когда столько сил потрачено впустую! Яда остервенело била кулаками о старый дуб, срывая на нём злость, пока не насадила заноз и не сбила костяшки в кровь.
        Чёрт с ним, с самострелом, но что делать с собственной гордостью? Повод для шуток на год вперед она обеспечила…
        Негромкое рычание и треск веток привели Яду в чувство, и девушка отвесила себе мысленную оплеуху. Расслабилась, забыв, что у Драконьих гор нельзя терять бдительность! Стряхнув с рук дубовую труху, она огляделась, положив ладонь на рукоять охотничьего ножа и медленно поворачиваясь на пятках. Причудливо изогнутые деревья и густые кусты не давали разобрать, кто скрывается в тени. В лесу можно было встретить дикого кабана, волка, даже нечисть, потревоженную криками.
        Сердце застучало быстрее. Некстати вспомнились смешки в спину, когда она убегала с места состязаний. Может, кто-то из участников последовал за ней? Яда решительно направилась к зарослям. Кто бы там ни был, он пожалеет о своем любопытстве! Она еще покажет, на что способна! Яда самоуверенно пробиралась на звук, подгоняемая азартом и злостью… И, раздвинув ветки орешника, замерла, наткнувшись на взгляд чёрных бусинок-глаз хозяина леса.
        Медведь был огромным, мохнатым и очень сердитым. Его злость была слышна в утробном рычании. Зверь оскалил пасть, тяжёлый запах Яда ощутила на расстоянии сажени. Бежать не было смысла, да и не смогла бы она убежать.

Показано 1 из 7 страниц

1 2 3 4 ... 6 7