Огонь испепеляющий

13.08.2018, 19:39 Автор: Александра Князева

Закрыть настройки

Показано 1 из 6 страниц

1 2 3 4 ... 5 6


       Пролог.


              Я никогда не любила свои сны. На то было несколько причин. Во-первых, они имели особое свойство приходить в реальность и сбываться. Что бы я ни делала, как бы ни старалась, никоим образом предотвратить что-то, что я увидела во сне, я не могла. Будь то белый шторм или черная буря, реальность всегда оставалась неизменной. Мои сны предупреждали о том, что будет, показывая картины будущего, но не давали мне никаких советов, как с этим справиться. Это выматывало. Хвала Адану, со временем такие вещие сны стали приходить ко мне реже, а сейчас и вовсе ушли. Во-вторых, мне иногда снилась моя несбывшаяся казнь. Я опять стояла в кольце огня, как и тогда, и с ужасом смотрела, как оно постепенно сжимается вокруг меня; но с таким же ужасом я смотрела на свой народ, который боялся меня настолько, что решил казнить. Я не прощу их. В моем сердце нет места для их раскаяния, не было, нет и не будет. Я ненавидела этот сон еще и потому, что часто не могла проснуться и вынырнуть из него, а порой и чувствовала жгучую боль от прикосновений огня. Не хотела вспоминать о том, что было после того, как он приблизился вплотную. Но сегодняшний сон был другим: в нем огонь был моим, моей силой, которая подчинялась мне целиком и полностью. Пылающие волны окружали меня, но не обжигали; вдруг я почувствовала, что во сне я не одна. Обернулась и увидела неясный силуэт, которому подчинялся огонь другого цвета. Вдруг алый всполох от незнакомца полетел ко мне, и я проснулась. Я не видела во сне казни, а значит, этот сон был вещим. Может ли это быть правдой?..
       

       Глава 1.


              Меня изгнали на Землю, и это было величайшим наказанием из всех, ибо на Земле почти не осталось магии. В моем мире все было пропитано магическими нитями разных оттенков в зависимости от бога, которому поклонялись. Адан был богом воздуха, моим богом, так как меня всегда притягивали небеса, Гарону почитали как бога земли, а Эрана была особой богиней, в ее ведении были две стороны всех судеб и жизней – свет и тьма. Изначально пантеон состоял из четырех богов, но, согласно легендам, бог огня предал других, и его низвергли, лишили всех божественных сил. Когда-то и у него было имя, теперь он был известен как Безликий. Очень давно его стали противопоставлять трем другим богам, называя их врагом и врагом всех народов. С тех пор магия огня стала закрытой, а казнь происходит через огонь. В рукописях еще остались некоторые огненные заклинания, поэтому каждый раз это что-то новое. Только жрецам было позволено использовать эту магию в качестве наказания. В моем случае это была Огненная Плеть: человека помещают в круг огня, который постепенно увеличивается и становится неким коконом, перекрывая приток воздуха, а из него появляются огненные плети, истязающие жертву. У приговора было несколько значений: лишение жизни и последняя проверка способности к магии. Но в этот раз казнь должна была меня погубить.
       Несмотря на то, что по сравнению с Землей мой мир был переполнен магией, встречались люди, у которых не было никакого дара. Для знати это был позор, ведь как же может великий магический род прерваться на какой-то ветви потомков!? Простые же люди были даже рады этому, потому что отсутствие магии значило спокойную жизнь. Иногда для пополнения императорской личной гвардии проводились открытые отборы и для обычных людей, когда они могли показать себя во всей красе. Это был их шанс вырваться из привычного круга, чтобы хоть как-то помочь семье. Мааров – так называли гвардейцев Императора – в обществе уважали, а это распространялось и на их семьи.
       С силой рождались только ведьмы и ведьмаки, у магов же могла быть только предрасположенность к ней, но до некоторого времени она не проявлялась. Была граница, после которой проявление магии считалось невозможным: двадцать три года. Моя сила пришла ко мне в двадцать семь лет, поэтому я была изгоем. Она приходила медленно, с приступами боли во всем теле; когда я думала, что ко всем моим бедам добавилась и некая болезнь, это была всего лишь она. Приступами боли магические потоки постепенно заполняли мое тело, и в момент, когда я была на краю безумия от непрекращающихся мучений, боль отступила, а глаза, прежде темно-зеленые, приобрели синеватый оттенок. Меня принял Адан. Как же я ошибалась, думая, что это на этом все закончится. Но нет, это было лишь начало. Адан дал мне неконтролируемую стихию, которую я едва могла сдержать. Мне пришлось покинуть свою семью и поселиться вдали от людей. Я была опасна. Не я контролировала силу, а она контролировала меня. Резкие порывы ветра, смерчи, что с каждым разом становились все больше, падение температуры, когда все вокруг меня покрывалось льдом – все это лишь малая часть того, с чем я столкнулась после обретения магии. Обычно ведьмы в нашем мире после получения той или иной стихии развивали ее годами, что хоть приблизиться к моему уровню, а я же не знала, куда бежать, чтобы никому не навредить. В теории я знала многое, с раннего детства читала о магии все, что могла найти. Но разве я думала, что мне придется столкнуться с таким?
       Я с болью осознавала, что долгожданная магия стала моим проклятием. Однажды ночью я проснулась от ощущения тревоги и поняла, что грядет очередная вспышка. Как и всегда, я встала, надела темно-зеленое платье, мамин подарок, теплую жилетку и отправилась в лес. Там я чувствовала себя свободнее, искренне надеясь, что глубокой ночью людям там делать нечего; к тому же вековые деревья немного сдерживали мою магию, не давая ей развернуться. Я не знала, почему это происходит именно здесь, но эти деревья словно были менее восприимчивы к стихии, нежели другие. Слава богам, пару приступов назад я нашла это место недалеко от своего дома, который стал мои убежищем. Две комнаты, темная от времени крыша, все еще крепкий сруб; там я проводила большую часть времени. Внезапно резко похолодало, а меня чуть не сбил резкий порыв ледяного ветра. «Начинается», - подумала я и поглубже вздохнула. Самое важное во время приступа – сразу отпустить потоки, не пытаться их сдерживать. Это я и сделала. Со всех сторон ко мне приближался холод, порывы ветра хлестали не хуже плетей, и неожиданно пошел снег. Крупные хлопья метались в потоках ветра, разлетаясь на более мелкие снежинки, а на землю уже падала только снежная пыль, чтобы тут же взметнуться вверх. Вихрь выл так, будто стая разъяренных снежных волков открыла на меня охоту. Прислонившись спиной к стволу, я ждала момента, когда можно читать заклинание, единственное из всех, что могло чуть сдержать не знающую преград стихию. За полтора года, прошедшие с того дня, когда я перестала быть обычным человеком, снег появился первый раз. Это было очень странно.
       Наконец мне показалось, что буря немного успокоилась. Я отошла от дерева, и, раскинув руки, произнесла заклинание. На пару минут все затихло, но потом она обезумела, взревела и очередным порывом отшвырнула меня к деревьям; удар был настолько сильным, что я потеряла сознание. Очнувшись по моим ощущениям через полчаса, я увидела, что все вокруг, в том числе и я, было покрыто пологом снега, смешанного с ветками и листьями. Я отряхнулась и, слегка прихрамывая, отправилась домой. Приступ прошел.
       
       День еще не успел начаться, как я услышала стук в дверь. В полной уверенности, что это мама или брат, я открыла дверь и опешила: передо мной стояли три маара. Гвардия в глуши? У моего дома?
       - Попутного ветра. Леди ир’Нард?
       - Да, это я. Чем могу помочь? Что могло привести вас сюда?
       - Леди ир’Нард, где Вы были вчера ночью?
       - Здесь. Ночью я была здесь, - мне пришлось ответить именно так. Маары могли всерьез заняться мной, если бы узнали про выбросы. Адан берег меня до этого времени от ненужных слухов о девушке, которая поздно обрела неподвластную ей силу, иначе гвардия пришла бы очень давно.
       - Где именно «здесь»? В доме? – продолжал задавать вопросы тот, что постарше. Виски уже тронула седина, но статность он не утратил. Двое других тщательно рассматривали меня, бросая взгляды мне за спину.
       - В чем дело, господа? Я служу Императору так же, как и вы, но не понимаю траты вашей времени здесь. Скажите мне, что случилось? – я напомнила о своем происхождении. Пусть я была изгоем, но происходила из знатной семьи.
       - Вчера ночью здесь был убит человек с использованием магии, поэтому именно мы занимаемся этим делом.
       - Это ужасно! Кто мог сделать такое!?
       - Это мы и пытаемся выяснить. Скажите, миледи, так Вы выходили из дома ночью? – почему-то вопросы задавал только старший маар. И я знала, что лучше сказать правду.
       - Да, прошлой ночью я покидала дом. Ненадолго.
       - С какой целью? – вдруг подключился к разговору один из молчавших до этого момента.
       - Меня мучила бессонница, решила пройтись, - раздраженно ответила я, понимаю, к чему все идет.
       - Пройтись? Здесь, ночью, в одиночестве? – насмешливо поинтересовался человек, проявивший внезапный интерес к моей персоне.
       - Да, именно так. Не люблю людей, знаете ли, поэтому здесь и живу, в глуши и покое, - еле сдерживая гнев, я вдруг подумала, что приступ же был необычно сильным. Может, это как-то было связано с волнениями фона из-за убийства.
       - Леди ир’Нард, мы вынуждены арестовать Вас до выяснения всех обстоятельств. В замке мы сможем проверить след Вашей магии. Если Вы к этому непричастны, мы тут же Вас отпустим, - заверил меня старший гвардеец, но я почему-то не очень верила ему.
       Поняв, что спорить бесполезно, я устало произнесла: «Хорошо. Подождите, мне надо собраться».
       Через полчаса я собрала необходимые вещи для поездки в Роан, столицу империи, написала для семьи записку, и, бросив прощальный взгляд на свое убежище, села в экипаж. Мне хотелось верить, что я смогу вскоре вернуться, но что-то в глубине души подсказывало, что я ошибаюсь.
       


       Глава 2.


       Роан представлял собой величественное зрелище. Не зря приезжали люди из дальних земель, чтобы погрузиться в атмосферу этого города. Он поражал своей мощью и силой. Огромные строения, в основном, из камня, множество статуй, увековечивающих прежних правителей или ученых, огромные императорские сады, куда можно было войти лишь в определенное время суток. Но главной изюминкой столицы было три храма для каждого бога. Храм моего бога представлял высокую узкую башню, взмывающую вверх, на вершине которой периодически были видны синеватые всполохи. Тем, кто желал обратиться к богу, приходилось подниматься на верхнюю площадку вне зависимости от погоды, уповая на то, что они будут услышаны. Святилище Гароны, наоборот, было приземистым зданием в несколько этажей, входом в которое служила каменная арка исполинских размеров. Она располагалась на расстоянии десяти метров от здания отдельно от него. Секрет заключался в том, что обычно она была просто аркой со всех сторон. Я помню себя в детстве. Все не могла никак понять, как можно войти в строение без дверей? Раз за разом я обходила эту арку, пытаясь выяснить, как она может быть входом. Как оказалось, может. Человек, вошедший в нее с одной стороны, выходил уже в храме. Но больше всего людей привлекал другой храм, храм богини Эраны. Кипенно-белый, со стрельчатыми арками и всегда открытыми воротами; то и дело по нему пробегали тени неясной формы и размера. Иногда и вовсе его окутывала темная дымка, которая – как мне иногда думалось – жила своей жизнью. В это время даже самые рьяные почитатели богини опасались туда заходить. Все-таки Эрана была богиней двух стихий, и никто не мог знать, что преподнесет им визит в храм на этот раз.
       Погруженная в свои воспоминания, я все же заметила, что экипаж не остановили около дознавательного корпуса, а направили прямо к императорскому замку, что было, мягко говоря, пугающе. Обычная процедура состояла из нескольких этапов расследования, во время которого человек находился у дознавателей в отдельной камере. Только опаснейших преступников отправляли в подземелье Императора, так как там стояла особая защита. Казалось бы, зачем подвергать главу империи опасности? Но нет, в данном случае охраняли людей от преступников. Правитель прекрасно мог защитить себя сам, ведь он был чистокровным драконом с многовековой историей. Такие же драконы входили в его личную охрану. Вообще он окружил себя только представителями своего вида. Причина – доверие. Он чувствовал их, как никто другой. Единственное исключение составляла его гвардия в лице мааров. По некой причине он благоволил людям без врожденного дара настолько, что брал их на службу, даже давал возможность научиться магии без начальных сил. Я когда-то не думала, что это возможно, но у него получалось. И помогал ему в этом маг-советник, познавший свет и тьму.
       Ситуация мне решительно не нравилась.
       - Господа, я требую хоть какой-то информации! – я нарушила многочасовую тишину.
       - Простите? – тут же подал голос старший маар.
       - Я обязательно вас прощу, всех вас, как только мне доподлинно станет известно, что происходит! Вы пришли в мой дом, задержали, обвиняя в убийстве, а теперь вместо дознавательного корпуса мы направляемся в замок! – с каждым словом во мне крепла уверенность, что простой проверкой следа магии все не закончится.
       - Миледи, прошу Вас, сохраняйте спокойствие.
       - Не собираюсь его терять, знаете ли. Я прекрасно осознаю, что это ни к чему хорошему не приведет. Но я прошу вас объясниться!
       - А как Вас зовут, миледи? - вдруг заговорил сомневавшийся ранее в моих ночных прогулках гвардеец.
       - Серьезно? Вам дали задание привести в замок человека, но не сказали имени? А как Ваше имя? – что ж, хочет поговорить, так давайте поговорим.
       - Леат Доарон, я к вашим услугам, - произнес маар, слегка прищурившись.
       - Марика ир’Нард, несказанно рада встрече с Вами, - проявила я мнимую вежливость. – Скажите мне, лорд Доарон, раз Вы готовы мне помочь, зачем меня везут в замок.
       Неожиданно разговорчивый гвардеец, переглянувшись с собратьями, через пару минут все-таки произнес:
       - Вас хочет видеть маг-советник. Он решил лично проверить след Вашей магии, поэтому и приказал доставить прямо в замок.
       Я вдохнула и выдохнула, пытаясь успокоиться. Айтар Яртх был неоднозначной личностью. Он не любил людей без дара, но для мааров лично иногда проводил испытания. Он был темной лошадкой, и я не знала, что от него ждать. Должно быть, хочет лично убедиться в справедливом приговоре. Но у меня еще были вопросы:
       - Есть еще подозреваемые?
       Ответил опять лорд Доарон:
       - Да, другие группы уже задержали одного оборотня и двух магов.
       - Их след проверяли?
       - Нет, миледи.
       Значит, Император посчитал нужным устроить показательную проверку. Или все же маг-советник? Подозреваемых будут изучать всех вместе. Это я произнесла уже вслух, а Леат лишь согласно кивнул. Вдруг экипаж качнулся и остановился. Маары вышли первыми, а я замешкалась, не желая видеть того, что будет за дверью. А там было на что посмотреть: огромный замок из темно-серого камня, местами уже почерневшего, с множеством башен производил гнетущее впечатление. Я заметила у ворот какое-то движение: к нам направлялось двое. Судя по ауре, маг и дракон.
       Драконов ни с кем нельзя было спутать. Их выдавали глаза: огненные, горящие, словно само пляшущее пламя. Даже в человеческом обличье они выделялись из толпы, ибо от них веяло силой и мощью.

Показано 1 из 6 страниц

1 2 3 4 ... 5 6