Лорд Орвуд... и прочие неприятности одной юной особы

01.02.2019, 00:48 Автор: Алёна Вулфи

Закрыть настройки

Показано 1 из 42 страниц

1 2 3 4 ... 41 42


Алёна Вулфи
       Лорд Орвуд… и прочие неприятности одной юной особы
       


       Пролог


       В мире, где маги и люди без дара живут бок о бок, всегда идёт противостояние, всегда плетутся интриги и имеют место козни. Хуже, когда противостояние идёт между магами, и хорошо ещё, если оно открытое, в таком случае оно не длится долго, а резко вспыхивает и так же резко затухает. Но если это скрытая война, негромкая, ведущаяся подлыми методами? Что тогда? Тогда она может тянуться годами, десятилетиями, а возможно, даже веками… И тогда страдают все.
       Последние столетия в королевстве Горимир царили странные порядки. Во вроде бы цивилизованном государстве процветало рабство и было чёткое разграничение сословий. Аристократы имели неограниченную власть в то время, как простолюдины практически не имели прав. Хуже всех приходилось девушкам-сиротам, особенно если те были из простых. Аристократкам, лишённым родителей, тоже приходилось не сладко, но всё же шансов прилично устроиться у них было куда больше. Для таких девушек создавались школы-пансионы, где сироты-аристократки обучались наравне с девушками из семей, их учили грамоте, манерам, этикету и другим аристократическим премудростям. В некоторые из таких пансионов принимали и сироток-простолюдинок, не без корыстных целей, разумеется. Они были «товаром», хотя обучались по общей программе, иногда таким счастливицам всё же выпадал счастливый билет в жизнь, но это было так редко, что никто на это не надеялся и выживал, как умел.
       Но, впрочем, наша история не об этом. О чём же она? О людях, судьбах и чувствах. А ещё о неприятностях… и приятностях, которые могут ожидать на пути юную особу, которая волей случая оказалась не в том месте не в то время… или всё же совсем наоборот: в том месте и в то самое время? Что это — судьба или игры богов? А может, и то, и другое? Время покажет…
       


       Глава 1


       Лорд Максимилиан вер Орвуд, молодой человек, едва перешагнувший порог в четверть века, входил в Школу имени святой Леретты в смешанных чувствах. С одной стороны он понимал, что это традиция: забирать себе в услужение девицу из пансиона для девочек. С другой — это было гадко. Гадко от осознания того, что у воспитанниц нет другого выбора, нет шанса на другую жизнь. А ведь большинство из них родились в богатых семьях, но так случилось, что по тем или иным причинам их семьи потеряли свой статус и достаток. И теперь отправление в этот пансион было последним шансом для девочек из таких семей на то, чтобы остаться при дворах высоких лордов. В противном же случае их ждала ссылка в северные земли, где избалованные, изнеженные девушки вскоре погибали от болезней и тяжёлого труда. Если же они получали место в пансионе, их судьба могла сложиться и иначе. Многие воспитанницы рано или поздно попадали на службу, а, по сути, в рабство, к лордам. Эти самые лорды, наигравшись с новой игрушкой всласть, оставляли их при себе в качестве служанок и давали разрешение на устройство личной жизни. Такие счастливицы заводили семьи и жили долго и счастливо. Были, конечно, и другие «сценарии», но всё же большинству везло.
       В дверях высокопоставленного лорда уже встречала бессменная наставница пансиона — леди Рамира Морти, высокая худощавая женщина «за шестьдесят», хотя выглядела она значительно моложе. Тонкие губы были будто презрительно поджаты, объёма им не добавляла даже яркая пигментная смесь, которой пользовались все столичные модницы. Портрет дополняли острые черты лица и цепкий, хищный взгляд. Между собой ученицы называли наставницу не иначе, как вороной, и Орвуд с этой характеристикой полностью согласился бы, если бы услышал подобное. Именно об этой птице он подумал, когда впервые увидел леди Рамиру на одном из официальных приёмов при дворе. Каждый жест этой женщины, строгий и высокомерный взгляд, величественная осанка выдавали в леди Морти аристократку. Максимилиан едва содержался, чтобы не скривиться, он-то знал, какими делами промышляет эта «леди».
       —О, лорд Орвуд! Наконец-то и вы решили посетить нашу скромную обитель. Вам давно пора было взять себе прислужницу из моих девочек, они лучшие в наших краях, — слащавость в голосе леди наставницы смешивалась с гордостью. — Я выбрала для вас лучшую из лучших. Не смейте сомневаться! Это дочь покойного графа Ренаро, вы, вероятно, встречали её на приемах ещё совсем юной.
       Максимилиан слегка задумался, припоминая: «Да, действительно, была у графа девчонка… капризная блондиночка лет десяти. Последний раз я, кажется, видел её лет пять-шесть назад, именно тогда был убит на дуэли её отец. Видимо, после этого девочка и попала сюда. Жаль, из неё бы получилась типичная аристократка, красивая, требовательная, капризная. Но мне такая точно не нужна. Не имею никакого желания иметь вздорную девчонку при своём дворе!» — вынес вердикт лорд, о чём и сообщил леди Морти.
       —Что вы, что вы! — наигранно рассмеялась наставница, махнув рукой. — У нас за короткий срок и не с таких спесь сбивали, а эта девица у нас с одиннадцати лет обучается. Она будет послушна вам, как собачка, и ласкова с вами, как кошечка. Любой Ваш каприз будет для нее законом, лорд Орвуд.
       Наставница вещала сладким голоском, убеждая лорда в том, что лучше её девочек не найти нигде. А дочка покойного графа так и вовсе сущий ангел, разве что без крыльев.
       Тем временем на лестнице показалась девушка в сопровождении работницы пансиона. У девушки были светлые волосы, изящная фигура с уже оформившимися женскими чертами, и светлая, почти белая, кожа на кукольном личике. На ней было скромное форменное платье пансиона тёмно-серого цвета. Глаза она держала опущенными, а руки сцепленными спереди. В каждом жесте — полная покорность... если бы не взгляд, брошенный ею на лорда. Он поймал его — и очарование вмиг развеялось. В этом взгляде была лишь неприкрытая ненависть то ли к нему лично, то ли ко всем представителям мужского пола.
       Неожиданно шум на лестнице, ведущей в другое крыло, привлек всеобщее внимание, там явно что-то происходило.
       —Не обращайте внимания, там у нас простолюдинки обитают, у них вечно возникают свары, что поделать — дурная кровь… — щебетала наставница, пытаясь отвлечь гостя и переключить его внимание на предлагаемый ею «товар».
       Увещевания не действовали. Всё внимание лорда было направлено на ту, вторую лестницу, на площадке которой слышался шум. Не прошло и пол-минуты, как на ней появились двое мужчин в форме охраны. Они вели, точнее, пытались вести, отчаянно сопротивляющуюся девчонку с ярко рыжими волосами. Дважды в процессе спуска ей удалось вырваться, но её вновь перехватывали, выкручивая руки и фиксируя в жёстких захватах, заставляя вскрикивать от боли. Но рыженькая не сдавалась, вырываясь с яростью дикого зверя.
       

***


       Лорд Максимилиан вер Орвуд, красноречиво выгнув бровь, вопросительно посмотрел на притихшую наставницу — видимо, эта картина, которой он стал случайным свидетелем, была не для чужих глаз.
       —Девочку переводят... в другое заведение…она больше не может обучаться здесь, — с явными заминками пояснила леди Морти.
       Вопросительно-недоумённый взгляд лорда всё так же требовал пояснений.
       —Понимаете, лорд Орвуд, у нас очень строгие правила, — начала оправдываться женщина, видя недовольство лорда. — Воспитанница, которая не пожелала принять постоянный символ принадлежности или для которой не нашлось желающего его предложить в течении двух лет после относительного совершеннолетия, подлежит переводу... в заведение Эрика Блорда. Но это, конечно, в случае, если девушка не может выплатить отступные и уйти, получив аттестат об образовании. Эта девица отвергла всех желающих забрать её к себе, да и не соответствует она требованиям, которые необходимы для прислужниц, слишком неуправляема и никаким методам воспитания не поддаётся.
       К тому моменту, как наставница закончила свои объяснения, мужчинам всё же удалось спуститься с девчушкой по лестнице, однако уже в самом низу, на широкой площадке перед лестницей, ей удалось освободиться, выкрутившись из захвата одного и укусив за руку второго. Не глядя, она рванула к выходу под отборный мат охранников. Но одного рыженькая не учла — на пути к свободе была преграда в виде лорда и наставницы.
       Весь воздух выбило из лёгких девушки, когда она столкнулась с жёстким мускулистым телом, сильные руки схватили за плечи, не давая упасть, но в то же время лишая возможности продолжить спасительный бег от уже опомнившихся охранников. Она попыталась вырваться, но не тут-то было — хватка была просто стальной. Отчаяние захватило малышку, она кинула взгляд через плечо и, увидев приближающихся охранников, забилась в мужских руках с новой силой.
       —Пустите, пожалуйста, — всхлипнуло рыжее создание, понимая, что из этих рук ей не вывернуться. — Я не пойду с ними, всё равно сбегу!
       Столько чувств в срывающемся голосе… Дрожь хрупкого тела в сильных руках… Что-то дрогнуло в душе лорда Орвуда. Чем-то это юное создание цепляло его чувства. Девочку хотелось защитить и успокоить. Немного отстранил от себя, не отпуская, поймал взгляд перепуганных глаз и мягко спросил:
       —А со мной пойдёшь?
       


       Глава 2


       Удивление, испуг, очередная попытка вырваться. Удержал. Притянул к себе, обнимая, не давая увидеть подошедших почти вплотную мужчин. Те явно были в ярости, устав от борьбы со строптивой девчонкой. У одного из охранников под глазом наливался синяк, у другого щёку пересекала кровавая царапина. Лорд едва сдержал улыбку, невольно восхитившись уроном, который сумела нанести хрупкая девчушка двум совсем не слабым мужикам.
       —Что, судари, вдвоём не можете с юной девчонкой совладать? Она же совсем ребёнок! — насмешливо произнёс лорд, чувствуя под своими руками напряжение и безудержную дрожь рыженькой.
       —Ребёнок! Да какой она ребёнок?! Кошка дикая! — выпалил тот, у которого была расцарапана щека. Получив локтём в бок от напарника, тут же замолчал, вспомнив, кто перед ними. Взгляды мужчин метали молнии, но они более не решались огрызаться с высокопоставленным лордом.
       —Милорд, позвольте нам забрать эту... девочку, — явно желая назвать её как-то по-другому, сказал один из охранников. — Нас ждут, мы и так задержались.
       —Не позволю. Эта девочка поедет со мной, — в голосе лорда Орвуда появилась сталь. Девчушка вновь дёрнулась — ожидаемо безуспешно. Всхлипнула, задрожав сильнее прежнего. Большая тёплая ладонь лорда мягко погладила её по спине в успокаивающем жесте.
       —Но... — начал было один из охранников, но осёкся, увидев ледяной взгляд лорда.
       —Свободны, — отчеканил тот, и мужчины, переругиваясь, с хмурым видом покинули холл.
       —Но, лорд Орвуд, — отошла от шока леди Морти, в голосе наставницы звучало возмущение, — эта девица безродная, она вам совсем не подходит!
       —Позвольте я сам буду решать, кто мне подходит, а кто нет.
       Это было сказано тихо, спокойно, но даже суровая наставница вздрогнула и отвела взгляд. Работница пансиона и девочка, которую та сопровождала, наблюдавшие за всем происходящим с лестницы, так и вовсе поспешили исчезнуть, опасаясь гнева лорда. Незамеченными они поспешно скрылись в коридоре, откуда до этого пришли.
       —Она не примет ваш символ власти, — попыталась вразумить лорда леди Морти. — Вы не первый, кому чертовка приглянулась, но она всех отвергла. При передаче прав владения, как вы знаете, должен быть соблюдён ритуал, иначе активируется заклинание, и вы будете обвинены в похищении несовершеннолетней, за что предусмотрена смертная казнь. Это при передаче Блорду удается обойти закон, так как по сути это перевод из одного заведения в другое, а попечительскому совету всё равно, где именно находится их поднадзорная.
       Девочка, всё так же прижатая к мужской груди сильными руками, тихонько тряслась и, стараясь не всхлипывать, прислушивалась к разговору. Ей было страшно, неимоверно страшно. Как бы ни развивались события дальше, она не видела никаких перспектив в дальнейшей жизни. Только слепое отчаяние. Что её могло ожидать?
       Заведение Блорда было ничем иным, как домом для интимных утех, и перспективы туда попасть были безрадужными до самого фундамента мироздания. Можно было попробовать сбежать, что она и планировала сделать, когда боролась с охраной. Но сейчас она осознала, что, конечно, может бросить все свои вещи, (которых, к слову, было совсем немного, но они были дороги, как память о родителях и счастливом детстве), скитаться, перебиваясь случайными заработками, ночевать, где придётся, но… долго ли она так протянет? Первая же встреча с представителями правопорядка сулит ей либо ссылку, либо всё то же заведение Блорда. Теперь нарисовался и ещё один вариант: стать личной игрушкой высокопоставленного лорда, беспрекословно исполняющей любые, даже самые извращённые его желания. Терпеть изо дня в день унижения и не иметь от них абсолютно никакой защиты, так как добровольно принятый символ принадлежности передаёт все права на носителя его владельцу. Со своей свободолюбивой натурой она просто не выживет при таком раскладе, лучше уж сразу умереть.
       Её мысли о дальнейшей судьбе прервало движение. Девочка почувствовала, как её аккуратно оторвали от широкой груди, к которой, как она осознала только сейчас, сама прижималась. Отстранили, держа уверенно за плечи. Потом был взгляд — тёплый, согревающий. Синие, как вечернее летнее небо, глаза встретились с её изумрудно-зелёными. Через какой-то гул в ушах она услышала слова:
       —Успокойся, всё хорошо. Ничего не бойся. Сейчас ты примешь мой символ власти, который станет твоим символом принадлежности, после чего, без истерик и попыток побега, поднимешься к себе в комнату и соберёшь вещи. У тебя же есть вещи?
       Девушка кивнула, заворожённо глядя в глаза лорду, а тот продолжал:
       —Потом ты спустишься сюда. Я буду ждать тебя здесь и подтвержу своё желание принять тебя к себе в услужение, чтобы закончить ритуал, и мы уедем отсюда в моё имение.
       Рыженькая отрицательно замотала головой, не отводя взгляд.
       —Почему нет? Что тебя пугает? — голос лорда не дрогнул, тембр был всё тот же — мягкий, уговаривающий, почти ласкающий. Он видел ужас в её глазах, искрящихся едва сдерживаемыми слезами.
       Она не могла ответить. Слова словно не желали складываться в речь. Но лорду ответ, похоже, был и не нужен.
       —Не переживай, я тебя не обижу и оставлю достаточно свободы, чтобы ты не чувствовала себя, словно в клетке.
       В глубине зелёных глаз блеснула искра надежды, моментально исчезнувшая, погребённая под лавиной из недоверия, страха и сомнений. Максимилиан улыбнулся одними глазами. Девочка привыкла никому не доверять, везде и во всём искать второе дно. Видимо, именно это было причиной тому, что она всё ещё была свободна, хотя ей уже и исполнилось шестнадцать.
       Она не сразу поняла, что её отпустили, но уже через секунду ощутила, что в руки ей вложили полоску мягкой прохладной кожи. Даже не глядя, рыженькая поняла, что это такое. Ошейник! Символ власти для него и символ принадлежности для неё. Слова лорда не расходились с делом.
       —Смелее, — тихо сказал мужчина, в капкане синевы глаз которого девушка находилась до сих пор.
       Она опустила взгляд и уставилась на ошейник. Мягкая, явно дорогая, тёмно-голубая кожа, не широкий, с вязью серебристых узоров по всей длине. Металлическая аккуратная застёжка, которая исчезнет, едва она застегнёт её на своей шее, после чего снять символ власти и принадлежности сможет только хозяин.

Показано 1 из 42 страниц

1 2 3 4 ... 41 42