Между водой и небом

17.02.2020, 21:52 Автор: Анна Камий

Закрыть настройки

Показано 1 из 41 страниц

1 2 3 4 ... 40 41


***От автора***


       Приветствую всех присоединившихся к чтению романа!
       Прошу обратить особое внимание, что это драма. Здесь не будет хэппи-энда и ванильной любви. Эротических сцен и жести тоже не будет - я такое не пишу. Тем не менее история может показаться сложной для восприятия - здесь будет много рефлексии и переживаний. Персонажи адекватные, но неоднозначные - их мысли и поступки могут вызывать неприятие.

       


       Часть I


       Реймс, 6 июня 1981 года
       
       — Элен, поторопись, пожалуйста, Жозефина проснулась, — голос мужа за дверью ванной комнаты звучал спокойно, но требовательно. Захотелось ответить ему, что он мог бы и сам заняться дочкой, а ей дать спокойно привести себя в порядок. Элен надеялась, что Фифи проснётся позже, и в душ она успеет, но, разумеется, надежды разбились о реальность. Как обычно.
       Этот день не мог начаться спокойно. Вообще-то её дни уже очень давно не начинались размеренно — разумеется, иначе и быть не могло, она ведь мать троих детей. Но сегодняшний день был особенным — им с Марком предстоял выход в свет. Её первый выход в свет после рождения дочери. И она предпочла бы никуда не идти, но деваться было некуда.
       — Иду, — подавив желание огрызнуться, бросила Элен, поспешно вытерлась, накинула халат и выскочила за дверь. Она давно научилась принимать душ в рекордно короткие сроки. Марк ждал её у открытой двери второй детской комнаты.
       — Когда закончишь с Жозефиной, разбуди мальчиков, а я пока приготовлю им завтрак, — распорядился он. Как у него всё просто! Элен поджала губы и заспешила к малышке Фифи. Голова уже шла кругом от предстоящих сегодня забот и приготовлений.
       Дочка радостно заулыбалась при виде неё, и Элен машинально тоже улыбнулась, вынимая девочку из кроватки и крепко прижимая к себе. Однако мыслями она была далеко, лихорадочно соображая, что нужно успеть сделать за утро. Разбудить мальчиков, проверить, все ли вещи собраны для поездки к бабушке с дедушкой, накормить Жозефину, поесть самой… ладно, хотя бы выпить чашку кофе. Высушить волосы, нанести макияж, и всё это, глядя одним глазом за шустрой дочкой. Экономка предупредила, что придёт только около полудня — у неё какие-то дела, — и…
       Жозефина завозилась, требуя спустить её на пол, и прямо в пижамке заспешила к выходу из комнаты. Элен пошла за ней: первый пункт плана — разбудить мальчиков и отправить их завтракать.
       Элен прошла в комнату Робера и Стефана. Войдя, с неудовольствием отметила, что вчера мальчишки убрали за собой не все игрушки, а может, снова успели раскидать их перед сном. Обычно Марк по вечерам педантично заставлял сыновей приводить детскую в порядок, но мальчики на то и мальчики, чтобы тут же возвращать беспорядок обратно.
       Элен отодвинула штору и делано бодрым голосом велела им просыпаться. Мальчишки завозились, но не спешили тут же вскакивать.
       — Иначе поездка к бабушке с дедушкой отменяется, — пригрозила Элен. Это подействовало лучше: Стефан послушно сел, потирая глаза, Робер на своём верхнем ярусе кровати приподнялся на локтях.
       — Вот и отлично, шевелитесь быстрее. Марк уже готовит вам завтрак, а вы же знаете — отец не любит, когда его заставляют ждать.
       Пока Элен помогала трёхлетнему Стефану одеться, Робер спустился по лесенке и тоже стал приводить себя в порядок. Ему было уже пять с половиной, и он, наверное, ощущал себя очень взрослым. По крайней мере, спокойным и покладистым младшим братом он командовал вполне успешно — тот ходил за Робером хвостом.
       «В кои-то веки почти идиллия», — подумала Элен, застёгивая пуговицы на рубашке Стефана, послушно стоявшего перед ней. Но, конечно, это была лишь краткая передышка. Разве могло быть иначе?
       — Фифи, куда ты, нельзя! — услышала Элен голос Робера. Поспешно обернулась, но было уже поздно: Жозефина решила попробовать покорить лесенку двухъярусной кроватки, но маленькие пальчики соскользнули, девочка шлёпнулась на пол (хорошо ещё высоко залезть ей не удалось), и комнату мальчиков огласил горестный плач, плавно переходивший в визг.
       К счастью, Стефан был уже одет, так что одно дело можно было считать сделанным. Элен подхватила Жозефину на руки и принялась утешать. Ей всегда казалось, что это у неё получается плохо. И чаще всего, слушая рыдания дочери, она пыталась подавить желание тоже зарыдать в голос. От бессилия. От осознания, что она ужасная мать. На удивление с мальчиками ей удавалось справиться легче, чем с дочкой.
       Сейчас ещё наверняка пожалует Марк, и она снова будет чувствовать себя виноватой. Муж не любил, когда дети плакали, но стоически это терпел. Жозефина, вцепившись в мать, продолжала судорожно всхлипывать. И тут на помощь пришёл Робер. Нельзя сказать, чтобы старший сын, который в этом году уже пойдёт в школу, был в восторге от сестрёнки, обычно он её просто не замечал. Но сейчас взял машинку и помахал игрушкой перед носом малышки.
       — Смотри, что у меня есть, — сказал он и вполне дружелюбно улыбнулся, хотя наверняка и у него уши закладывало от криков. — Не плачь.
       Фифи, конечно, не сразу успокоилась. Продолжала плакать, хотя уже гораздо тише, и хвататься за мать, но за действиями Робера наблюдала с явным любопытством. Элен смотрела на заплаканное личико дочери и удивлялась, как такая прелестная девочка может издавать звуки, способные заглушить вой любой сирены. В конце концов, машинка перешла во владения Фифи, и тут на пороге детской появился Марк.
       — Вы скоро? — спросил он, и все как-то разом подобрались. Марк никогда не проявлял нежности к мальчикам, но вот дочь пока ещё удостаивалась иногда его ласки. Увидев его, Фифи, которая продолжала, сидя на коленях у Элен, вертеть в руках машинку Робера, радостно закричала «папа» — это слово она начала говорить первым, чем отец несказанно гордился, хоть и в своей сдержанной манере. Марк неожиданно тепло улыбнулся и подошёл к жене, взяв у неё дочь и подняв повыше. Жозефина засмеялась и что-то сказала отцу на понятном ей одной детском языке (вообще-то малышка связно произносила уже довольно много слов для своего возраста, но когда нужно было выразить чувства, неизменно переходила на свою абракадабру). Марк в ответ только усмехнулся, поцеловал дочь и осторожно поставил на пол.
       — Что у вас тут случилось? — он, конечно же, имел в виду плач дочери.
       — Фифи упала с лесенки, — тут же ответил Робер, и Элен ощутила вину: муж в очередной раз получит повод для недовольства. Но Марк ничего не сказал, только спросил у мальчиков:
       — Вы собрались?
       Робер важно кивнул и указал на два лежавших рядом у стены рюкзачка, в который они со Стефаном уложили совершенно необходимые в гостях игрушки. Марк одобрительно улыбнулся старшему сыну и сказал:
       — Молодцы. В таком случае нам пора идти завтракать. Элен, ты с нами?
       — Да, я только проверю сумку, — ответила она, и Марк с мальчиками покинули комнату. Элен, между тем, вздохнула, и мысленно перечислила всё, что могло понадобиться сыновьям за уик-энд. Вроде она положила всё необходимое. Ну, в конце концов, если даже чего-то не хватает, об этом позаботится свекровь. С ней у Элен были вполне тёплые отношения, потому что с родителями Марка она была знакома с детства.
       Элен со вздохом подхватила на руки Жозефину и отправилась в столовую.
       
       — Жозефина, перестань немедленно! — Элен старалась, чтобы голос звучал спокойно. Она ведь читала книги по воспитанию детей и знает, что кричать на малышей нельзя. Но было ли там что-нибудь про то, как заставить маленькую, капризную девочку не мять в руках кусочек банана, а отправить его в рот? Не вняв приказу, Фифи сморщилась и вытерла испачканную руку о передник. Потом потянулась за ещё одним кусочком…
       Элен старалась думать о том, что, в конце концов, не так сложно будет закинуть детскую одежду в стиральную машину. Это ерунда.
       — Фифи, милая, давай ты съешь этот кусочек? — предложила она. Но вместо этого Жозефина сжала еду в руке, а потом снова вытерла ладошку, на сей раз о скатерть. И хитро глянула на мать. Значит, делает это нарочно…
       Жозефина схватила ещё кусок и, уже не пытаясь притворяться хорошей девочкой, швырнула его на пол и весело засмеялась. Элен хотела перехватить руку дочери, но та увернулась, заодно очень удачно опрокинув стакан с яблочным соком, который, конечно же, залил не только стол, но и пижаму Фифи. Завтрак удался.
       Мысленно считая до ста, чтобы не выдать раздражения, Элен встала, подхватила дочку на руки и отправилась с ней в ванную. Марк и мальчики уже успели поесть и после суматошных сборов уехали. Элен невольно охватило нехорошее чувство зависти. Как бы ей хотелось самой отвезти мальчиков в Шалон-сюр-Марн! Стоило только представить себе мелькавшую за окном машины дорогу, чудесное, хоть и прохладное, летнее утро, какую-нибудь популярную песню в динамиках магнитолы… И чувство хоть какой-то свободы. Конечно, мальчики тоже ведут себя не всегда идеально, но зато обратная дорога была бы настоящим наслаждением.
       Малышка Жозефина, наконец, была тщательно умыта и переодета в домашний костюмчик. Теперь Элен могла спокойно выпить кофе, но, конечно же, внимательно наблюдая за тем, как дочка возится на коврике со своими игрушками. Однако этим безумным утром даже обычно приятная маленькая передышка не приносила особого удовольствия. Элен долго вертела в руках уже пустую чашку, будто собираясь с мыслями.
       А что бы изменилось, если бы не эта предстоящая свадьба? Этот день был бы таким же, как сейчас, только мальчиков не отправили бы к бабушке с дедушкой, и они устроили бы шумные игры, которые приходилось бы постоянно пресекать. Потому что Марк сидел бы у себя в кабинете и копался в делах подследственных, у Люси был бы выходной…
       По сравнению с обычной рутиной поездка на свадьбу могла бы послужить отличным способом немного развеяться. Но после долгих месяцев послеродовой депрессии, которую она долгое время пыталась не замечать, чтобы окружающие не смотрели косо, сложно было встряхнуться. Элен вдруг вспомнила, что ей нужно предупредить свекровь насчёт лекарств Робера — у того были проблемы с желудком.
       Она поспешила к телефону, стоявшему в кабинете Марка. Жозефина, ещё недавно увлечённая машинкой старшего брата, пошла за матерью. Спустя несколько гудков в трубке раздался мелодичный голос.
       — Доброе утро, Марта, — поздоровалась Элен, — как вы себя чувствуете?
       — Здравствуй, дорогая, — отозвалась Марта. — Всё хорошо, а как ты? Как Фифи?
       — Всё замечательно, — дежурно ответила Элен. Марта не знала о её проблемах, и рассказывать о них она не собиралась. — Марк и мальчики уже у вас?
       — Да-да, только что приехали, скоро Марк уже поедет назад.
       — Я звоню сказать, что в большом кармане сумки лежат таблетки для Робера. Туда же я положила список того, что ему можно есть, а что нет.
       — Хорошо, дорогая. Подожди, я сразу найду и посмотрю. Вдруг появятся вопросы.
       Элен закатила глаза, пользуясь тем, что собеседница её не видит — в семье Марка все страдали излишней дотошностью. А ей уже хотелось поскорее завершить беседу.
       — Нашла, — снова послышался в трубке голос свекрови. — Вроде бы всё понятно… не давать жареное, шоколад…
       «Ну зачем, зачем повторять то, что я уже записала?», — мысленно простонала Элен, надеясь только, что Марта не станет зачитывать весь список, данный врачом.
       — Да-да, всё верно, — перебила она, стараясь ничем не выдать раздражения медлительностью свекрови. — Строго следите за этим, пожалуйста. А теперь простите, Марта, но мне пора идти.
       — Подожди, дорогая! Я давно хотела попросить у тебя рецепт того простого пирога с черешней, да всё время забывала. Ко мне в понедельник зайдут подруги, хочу попробовать испечь, он мне так нравится!
       Пришлось Элен оставить собеседницу висеть на линии и отправиться на кухню, где у неё хранились кулинарные книги и мамин подарок — тетрадь с рецептами, — совсем не подумав при этом, что оставлять дочку в кабинете Марка не очень дальновидно. И, конечно же, поплатилась за свою рассеянность — девочке удалось стянуть со стола какую-то лежавшую на краю папку. Бумаги красиво рассыпались по полу, что насмешило ребёнка. Элен зажмурилась. Ладно, соберёт потом.
       Наскоро продиктовав Марте рецепт, Элен вдруг услышала раздавшийся где-то в стороне кухни грохот и детский плач. Жозефина! Чёрт, она слишком заболталась и не заметила, что ребёнок куда-то делся.
       — Марта, простите, мне надо бежать, Жозефина плачет, — бросила Элен и помчалась на звук. Наверное, свекровь обиделась на такое резкое завершение беседы, ведь Элен даже не попрощалась. Но ей сейчас было всё равно.
       Оказалось, что шустрая Фифи отправилась на кухню и открыла шкаф, где хранились кастрюли. Малышка зачем-то решила достать одну из них, но та оказалась слишком тяжёлой, Жозефина уронила её себе на ножку и теперь горестно рыдала. Опять. Голову потихоньку начинала сжимать боль. И снова это жуткое, преследовавшее её много месяцев осознание, что она плохая мать. Почему именно с долгожданной дочкой ей приходилось тяжелее всего?
       Депрессию Марк считал блажью. Даже несмотря на то, что его друг, психиатр Филипп Жоффруа, говорил с ним на эту тему. Даже несмотря на то, что врач, к которому Элен обратилась по поводу перепадов настроения, бессонницы и полнейшего упадка сил, отправил её к психиатру, и Филипп поставил ей диагноз. Марк сказал только:
       — Филипп перестраховался, а ты просто устала. Летом поедем за город, рядом будет Люси. Отдохнёшь, наберёшься сил, и всё будет хорошо.
       Элен никогда не была робкой и застенчивой женщиной, но почему-то в присутствии мужа терялась и не могла ему противостоять. Ей было неприятно и немного стыдно признавать, что вместо счастья от рождения дочери она впала в полное уныние и не испытывает никакой радости от общения с малышкой. Нет, на людях нужно было держать лицо. Тем более даже муж не верил в её болезнь.
       И почему Марк так упорно не желал признавать это? Тоже боялся общественного мнения? Он ведь далеко не глуп, да и Филиппу доверял безоговорочно. Но упорно делал вид, что её состояние — ерунда и какой-то непостижимей уму каприз. Хорошо, что в конце концов болезнь отступила.
       Жозефина, наконец, успокоилась, но не желала отпускать мать. Пришлось присесть с ней на пол и немного поиграть. Спохватилась Элен, когда до приезда Марка по её расчётам оставалось совсем немного. Платье она приготовила ещё накануне вечером, теперь нужно было нанести неброский макияж и соорудить на голове что-то вроде пучка — просто и быстро.
       Вообще-то до начала свадебной церемонии оставалось ещё много времени, но приехать к мэрии нужно заранее, и лучше ей не заставлять мужа нервничать: он ненавидит опаздывать.
       Кое-как договорившись с Фифи, Элен быстро привела свой план в исполнение, сидя тут же за обеденным столом. Жозефина вела себя тихо и наблюдала за матерью. Потом Элен вспомнила про разбросанные на полу кабинета мужа бумаги. Марку не понравится, что она не уследила за Фифи, а значит, надо срочно собрать их. Хотя зная его дотошность… он и так может догадаться, что кто-то устроил беспорядок в его святая святых.
       Жозефина всё ещё изображала из себя послушную девочку, и Элен решила, что на бумаги много времени у неё не уйдёт. Ей теперь оставалось только переодеться, так что можно было выдохнуть. Уборка немного затянулась — нужно было тщательно проверить, не завалились ли куда-то ещё документы из папки.

Показано 1 из 41 страниц

1 2 3 4 ... 40 41