Листопад

18.10.2018, 20:15 Автор: Белая Дарина

Закрыть настройки

***Листопад***


       
       Он смотрел на женщину, которую когда-то любил, и понимал: предательство не сможет простить. Никогда-никогда.
       За окном догорал вечер среды…
       
       Тот же день, шестью часами ранее
       Проигранный тендер, украденные разработки, огромные убытки – если разобраться, это все не так уж и страшно. Эдуард успешно переживал как падения, так и взлеты бизнеса. Мужчина умел добиваться успеха и зарабатывать деньги. Ударом стало не само поражение, а способ. Его предали. Кто-то очень близкий. Человек первого круга.
       …Когда знаешь, что искать – это не сложно. Помощь службы внутренней безопасности – и та не потребовалась. Она никогда не умела ни таиться, ни лукавить… Как и не умела воровать – так он думал до этого дня. Его хрупкая, нежная, домашняя девочка.
       Свет и надежда.
       Жена.
       – Я все знаю, Рита. Знаю о передаче тендерной документации. Ответь лишь на один вопрос: почему?
       Она молчала. Поникшие плечи, потухший взгляд… И страх-страх-страх… Густой, осязаемый.
       – Рита! – о нет, он не повышал голос, но такой изморозью дохнуло, так холодно и властно прозвучало ее имя…
       «Это все, терять больше нечего», – промелькнуло в мыслях молодой женщины, и душу окутало странное отчужденное спокойствие. Словно она уже мертва и смотрит издалека на нелепую чужую жизнь.
       – Они сказали, что расскажут тебе… – Маргарита на миг взглянула в застывшее, почерневшее лицо мужа и не выдержала, запнулась. – Покажут видео, где я…
       И вновь в кабинете тишина.
       Их замок, их семейный оплот разрушается, в безмолвии срываются вниз балки, лепнина, каменные статуи…
       Сердце стучит рвано, быстро.
       – Отрабатываешь долг в сауне?
       Синие глаза – огромные, бездонные, зрачок практически поглотил радужку. Еще вчера он сходил с ума от ее взгляда, а теперь…
       – Мне нужны были деньги на операцию сестре. Много. Срочно. Ты знал?!
       – Давно, еще до росписи. Мы познакомились, и я собрал информацию о тебе.
       – Ты меня проверял?!
       Прикушенная губа – она часто так делала, когда волновалась или обижалась. Черт побери, она… обижается?!
       – А что, зря? Что еще ты должна у меня украсть?
       – Ничего! Клянусь, ничего!
       – Почему ТЫ НЕ ПРИШЛА КО МНЕ?
       – Кому нужна продажная девка?
       – Воровка лучше?
       – Я боялась тебя потерять!
       Вдох, выдох. Спокойствие, только спокойствие… Иначе…
       – Видео вернули?
       – Да.
       – Оригинал?
       – Они обещали, я не знаю…
       – Дура! Идиотка!
       – Эд! Прости меня, Эдичек! Я больше никогда…
       – Не предашь меня дважды?
       – Эдик, я виновата, я так испугалась! Я не смогу без тебя!
       – Убирайся, Рита! Чтобы в ближайшее время я тебя в этой стране не видел. Иначе я не знаю, что с тобой сделаю! Сейчас получишь билеты.
       Поисковый запрос. Цветные картинки. Все равно куда, все равно сколько. Он нажал «Оплатить» первый попавшийся тур, распечатал брошюру, бросил на край стола. Пусть делает, что хочет, но как можно дальше от него.
       Она знала, когда можно просить или спорить, а когда нет. Подхватила распечатку и стрелой вылетела из кабинета. Маленькая, хрупкая… Любимая… еще несколько мгновений назад.
       Черт с ними, документами, тендерами… Эдуард заработал бы еще. Но Рита предала. Предала та единственная, которой он доверял.
       Эдуард ушел с головой в работу и сумел продержаться до вечера. Землю окутали ранние осенние сумерки, заглянули в окно, просочились в дом. В кабинете осталось лишь одно светлое пятно – монитор. Он светился неестественно ярким, мертвым светом.
       Выпита первая стопка, за ней вторая, третья…
       Когда же не будет больно?..
       
       Утро четверга
       От пол-литра водки за двести баксов похмелье не мучает, но вставать не хочется. Не хочется работать. Зачем? Для кого? Детей у них нет и уже не будет.
       Стук в дверь.
       – Эдуард Олегович!
       На пороге начальник службы безопасности. Смурной, виноватый.
       Сердце тревожно замирает.
       – Говори.
       – Самолет с Маргаритой Игоревной разбился. Мне жаль.
       – Возможно… – говорить тяжело, в груди давит и колет, но надежда еще теплится.
       – Их сбили ракетой. Осколки разлетелись на двадцать пять километров. Никто не выжил.
       – Тела?
       – Пока информации нет, все сложно, эту территорию…
       Договорить безопасник не успевает, перебитый жестким, стылым:
       – Делай что хочешь, но привези мне ее… тело.
       
       Две недели спустя
       Осенний туман густой, молочный, он скрадывает очертания, ластится к ладоням… Рите силуэты могил показались бы инфернальными, она бы крепко вцепилась в его ладонь и не отпускала. Нет, вместе они бы не поехали на кладбище ранним утром в такую погоду. Но Риты больше нет. А Эдуард, прожженный циник, не верит в мистику и прочую чушь.
       Он смотрит на мертвую женщину, которую все еще любит.
       Без нее на душе пусто.
       Рита улыбается с фотографии, веселая и беззаботная. Касаются краешка ее волос лепестки багровой розы.
       Он думал, что никогда не сможет простить. Как глупо. А теперь ее нет…
       Он виноват.
       Он собственноручно купил тот злосчастный тур.
       Если бы не он, Рита была бы жива.
       Ветер сорвал ворох багровой листвы, закружил, роняя на плечи вдовцу.
       – Ты меня когда-нибудь простишь?
       Ветер вздохнул, словно живое создание, и Эдуарду почудился родной голос и мимолетное, едва уловимое прикосновение:
       – Прощаю…