Ведьма в академии магов

29.10.2019, 09:14 Автор: Боярова Мелина

Закрыть настройки

Показано 1 из 4 страниц

1 2 3 4


Я не верила, что выживу в лесном пожаре, но меня спасли. Не верила в другие миры, но угодила в один такой. Не верила в магию, но лишь благодаря ей осталась в живых. Ах, да, еще я не верила в переселение душ и, кажется, снова ошиблась. А еще я не верю в любовь. Ту, от которой дрожь по телу и бабочки в животе. Не верю, точно. Я уже не поверила, что сама стала магом и что буду учиться в столичной академии. Зря. Опасаюсь я во что-то не верить.
       


       ПРОЛОГ.


       
       Священный лес – последний оплот неприкосновенности и свидетель элийского наследия в Бхирте – погибал. Языки синего магического огня лизали стволы вековых деревьев. Драгоценные породы, которых и не осталось на континенте, трещали и гулко выли. То ли от ветра, разносящего смертельную угрозу, то ли стоная от боли и осознания того, что вот он, тот конец мира, что предсказали плетельщицы.
       Обезумевшие звери метались от одной стены огня к другой и в отчаянии кидались на копья имперцев, для которых происходящее было ничем иным, как жестокой забавой.
       Железная армия императора Агирру прошлась по Элийской земле, выкорчевывая остатки вражеского народа огнем и мечом. Давно сожжены ведьмаки и ведьмы. Сгорели города и деревни. Любой, кто посмел оказаться на пути непобедимой армады, уничтожен. Элия, маленькая лесная страна, покорилась, склонила колени перед Нтором эр Агирру и его невероятной силой. Имперские маги прочесали каждую пядь земли в поисках одаренных. Каждый подлежал уничтожению. И маги старательно истребляли тех, кто мог поднять голову и бросить вызов великой империи.
       На этот раз остатки Священного леса спасла последняя хранительница. Нтор эр Агирру уже поднял руку, чтобы дать сигнал магам, в ладонях которых горели синие всполохи безжалостного огня, когда горстка беглецов вышла на опушку и пала перед имперцами на колени. Элийцы – изможденные и израненные, гонимые по лесам и болотам, изгои, посмевшие дать отпор – сдались без боя и условий.
       – Взять! – сдержав самодовольную усмешку, скомандовал Нтор, – а лес сжечь!
       – Постойте! Подождите! – хрупкая фигурка отделилась из кучи оборванцев и выступила вперед, – прошу! Умоляю! Не уничтожайте Священный лес! Он символ нашей страны. Живая реликвия. Колыбель для каждого живого существа на земле. Мир погибнет вместе с ним.
       – Сжечь! – Нтор скривился и плюнул в траву, безжалостно стоптанную лошадьми.
       – Дар! – побелев, как полотно, крикнула девушка, – я отдам дар. Мы отдадим, – уверенно ответила за всех. – Я Золана, Верховная ведьма Элии, клянусь, что я и любая из нас отдаст самое ценное, что есть в жизни.
       – Дар? – император расхохотался, – зачем? Я и так сильнейший маг в империи. Что мне делать с хлипкой искрой? Ее не хватит, чтобы развести костер на привале.
       – Верно, – поежившись под издевательскими смешками магов, которые окружили пленников плотным кольцом, девушка продолжила, – наш дар никогда не будет силен так же, как ваш. Но есть тайна, которую ни один элиец не открыл ни под пытками, ни на смертном одре.
       – Вот как? Ты хочешь обменять тайну, которая, может, и не нужна, на что?
       – На жизнь для Священного леса, – прошептала девушка, – наши жизни в обмен на его.
       – Вы слышали? Она торгуется, – по рядам магов и воинов прокатился гулкий смех.
       – Тот, кому элийка добровольно подарит себя, усилит дар вдвое. Тот, кому достанется ее сердце, не будет знать равных.
       – Что? – смех застрял в горле Нтора, – хочешь сказать, что стоит провести с тобой ночь, как я стану вдвое сильнее? Бред. Да вся Элия побывала, кхм, в постели Бхирта.
       – Добровольно, Ваше Величество, – прохрипела девушка, шею которой стянула удавка, брошенная одним из магов, – только добровольно.
       – Вот как? – мужчина хитро прищурился, хмыкнул, – что же, вернемся в лагерь. Полагаю, мы быстро выясним, солгала ты или нет. И если солгала, отдам воинам на потеху, а после подвешу на ветке самого высокого дерева, откуда будешь наблюдать, как горит твой драгоценный лес.
       Золана не солгала. Уже на следующее утро Нтор проснулся вдвое могущественным, чем прежде. И тогда началась иная охота. Охота магов на молодых элиек. По всей стране таких, нетронутых, остались единицы. Император скрипел зубами, когда набрался всего десяток невинных девушек подходящего возраста. Ведьма, что теперь повсюду сопровождала Нтора, убедила несчастных принять новую судьбу. Элиек распределили между доверенными лицами императора, и девушки покорились незавидной участи.
       Одаренные стали редким товаром, которых отнимали у матерей, растили и содержали в специальных школах, где воспитывали из них будущих спутниц магов. Само понятие ведьма претерпело изменения. Подстилка, безропотная вещь для удовлетворения желаний.
       Постепенно чистокровные элийки выродились. Смешавшись с людьми, потомки лесного народа ничем не отличались от бхиртцев. Разве что трепетным отношением к живым существам и природе. Лишь раз в столетие в мир приходила сильная ведьма, способная возродить былое величие расы. В некоторых семьях, императорской и тех, из первой десятки, сохранились знания о том, для чего на самом деле магу нужна ведьма. Эта тайна объединила могущественных потомков, теперь уже элиту могучей Бхиртской империи. Те на протяжении нескольких веков искали ведьмочек и тайно свозили их в школу-приют, построенную вблизи Священного леса. Девушки росли и воспитывались вместе с обычными детьми, а достигнув совершеннолетия, отправлялись к будущему покровителю.
       Когда четырнадцать лет назад на пороге школы обнаружили корзинку с ребенком, главная мать-наставница тут же послала весточку в столицу. Та, которую так долго ждали в доме эр Агирру, наконец, появилась. Девочку нарекли Золаной в честь последней Верховной ведьмы и предназначили наследнику империи Нтору эр Агирру четвертому.
       С малых лет Золана отличалась кротким нравом и необычайной любовью к животному миру. Девушка привыкла к труду, бесконечным запретам и ежедневным наказаниям. Она не роптала и работала за троих, лишь бы дозволяли гулять в лесу и заботиться о многочисленных питомцах. Школа жила натуральным хозяйством. Плантации сладковатого потта, употребляемого в пищу простым народом, простирались так далеко, что край поля увидишь, если только заберешься на крышу трехэтажного дома. К школе прилегали сады с фруктовыми деревьями, огород и оранжерея. И все это богатство требовало постоянного ухода, который ложился на хрупкие плечи обитательниц школы. На занятиях девочек учили этикету, танцам, урокам соблазнения, чтению и письму, ведению хозяйства. Историю давали в урезанном варианте, зато многочисленные сонеты заставляли учить наизусть. Как и псалмы, посвященные великому богу Бахуру, покровительствующему империи Бхирт на протяжении десятков столетий.
       Золане нравилось возиться в земле, выращивать цветы и целебные травы. Любая веточка, воткнутая ее рукой в почву, приживалась и пускала корни. Под присмотром ведьмочки находились и немногочисленные животные: десяток молочных коз, куры, сторожевой пес Уголек и кошка Шуня – пушистая любимица матушки Гароны. Благодаря ученицам школа утопала в цветах и зелени, а с полей собирали по два урожая за сезон. В последнем немалая заслуга Золаны.
       Главная наставница с сожалением ожидала того момента, когда элийка покинет школу и отправится в столицу, чтобы занять положенное место рядом с наследником. Но никак не рассчитывала, что посланники императора появятся на полгода раньше срока. Золана и в четырнадцать не была готова к той участи, что ей уготована. Слишком медленно развивалось тело, слишком доверчивой и наивной та была. Пора взросления, что отличает девочку от девушки, наступила месяц назад. И если сама матушка Гарона не сообщала об этом имперцам, то это сделала одна из наставниц. Кто именно, умудренная опытом ведьма давно догадалась. Знала бы заранее, с какой целью шпионка появилась в школе, нашла способ от нее избавиться. Теперь же приходилось унижаться и лебезить перед напыщенным магом, наставником Нтора четвертого лордом Догмаром Занцем, который намеревался забрать Золану сегодня же.
       – Золана еще не готова, я подам императору прошение об отсрочке, – просила главная наставница, – элийки непохожи на коренных жителей империи. Поймите, не вошедшая в силу ведьма даст спутнику гораздо меньше сил, чем это возможно. Душой и телом она ребенок! Еще слишком рано.
       – Приказ императора, – фыркнул лорд, – к тому же со мной приехал и наследник. Он не любит, когда кто-то перечит его воле. Девушка поедет с нами. Это не обсуждается!
       – Но лорд Занц! Умоляю, хотя бы полгода. За это время я подготовлю девочку…
       – Нет! У вас было четырнадцать лет. Если не справляетесь с возложенной миссией, может, стоит подыскать замену? – скривив губы в усмешке, отчего те превратились в тонкую изломанную полосу, мужчина окинул фигурку наставницы масляным взглядом, – элийки ценятся в столице, так что без работы не останетесь.
       Женщина прожгла мага возмущенным взглядом. Она многое могла бы ему сказать, но сдержалась. Нет, местом наставница не дорожила – слишком тяжело растить девушек, как собственных дочерей, чтобы в итоге отдать на потеху таким вот напыщенным аристократам. Но несла тяжкий крест Гарона уже двадцать лет, давая воспитанницам семью и любовь, которых те лишились по вине имперцев, и подготавливала к той участи, на которую потомков обрекла Верховная. Едва подрастала очередная претендентка, ведьма, как могла, оттягивала момент расставания. Ну а когда та покидала школу, уходила в Лес в поисках поддержки и спасения от горького отчаяния.
       – Пусть собирает вещи немедленно, – распорядился лорд, уверенный в собственном превосходстве.
       – Дайте нам хоть немного времени, – сдерживая слезы, попросила Гарона.
       – До рассвета, – пошел на уступку имперец, медленно расстегивая пуговицы на мундире, – я готов принять благодарность за доброту.
       – Да, мой лорд. Вы не пожалеете, – вымученно улыбнулась ведьма. На миг закрыв глаза, она отрешилась от происходящего. Это ее долг. Это ради невинных девочек. Ради Священного леса.
       Спустя час, воспитанницы собрались в главной зале. Обычно там отмечались праздники – дни рождения или день Весны – но иногда, здесь прощались с одной из девушек. Сегодня очередь Золаны покинуть школу и отправиться в неизвестную и такую пугающую столицу. Кухарка расстаралась с угощением и даже испекла любимый всеми клубничный пирог. Воспитанницы прихорошились, надели красивые платья. Подобный вечер – это событие. В размеренной жизни учениц таких по пальцам перечесть. Старшие девочки выглядели невестами, потому что на танцы – кульминацию торжества – пригласили гостей из свиты имперцев. Такой порядок заведен издавна. Маги пользовались случаем, чтобы присмотреть будущую игрушку, а, может, и жену. Но последними становились редко, чаще элийки удостаивались статуса узаконенной любовницы – ллиры.
       Нтор эр Агирра на момент знакомства с Верховной ведьмой был женат, и иного способа оставить при себе девушку не придумал. Тем более, ведьма подстраховалась и сообщила императору, что тот обязан заботиться о ней до конца жизни, только утром. Мужчина, с которым элийка провела ночь, по закону становился супругом. Впрочем, Элия как страна исчезла еще двести лет назад, и бхиртцам не было никакого дела до чужих законов, если бы не магия Священного леса. Именно она наделяла древней силой рожденных в его окрестностях детей. Не без влияния живой реликвии потомство у ведьм появлялось только тогда, когда оба родителя любили друг друга. Аристократы потому и женились на имперках, чтобы получить наследников, а элийки, дарившие желанную силу, находились при них как ллиры.
       Постепенно мир, в прошлом не скупившийся на могущественных волшебников, слабел. Если раньше на каждую сотню магов приходилось по пять-шесть архимагов, один высший маг и десяток магистров, то спустя двести лет лишь каждый тысячный едва дотягивал до мастера и владел одной, максимум двумя стихиями. Для сравнения, Нтор эр Агирра Первый до встречи с Верховной достиг звания Высшего и владел четырьмя стихиями, а после памятной ночи стал Повелителем сил. Властвующий ныне Нтор Третий – магистр с доминирующей стихией огня, а по остальным параметрам едва дотягивает до звания мастера. Ну а четвертый – тот, что прибыл за девушкой, – мастер огня и воздуха, тогда как земля и вода ему недоступны.
       Золана впервые за долгое время боялась завтрашнего дня. Раньше переезд в столицу казался чем-то далеким, несбыточным, но с появлением затянутых в латную броню воинов стал вполне реальным. Однако не это страшило девушку, не перемены – к ним готовили с малых лет. А тот, кто станет парой и с кем она проведет оставшуюся жизнь. Когда матушка Гарона вызвала воспитанницу к себе и приказала собирать вещи, выяснилось, что девушка не готова расстаться с родным домом.
       – Позволите попрощаться с лесом? – взмолилась ведьмочка, глядя на наставницу лучистыми глазами цвета чащобного ратника.
       В облике каждой истинной ведьмы прослеживались отблески Священного леса. Первым признаком дара считалась яркая зелень в глазах. Молодые и сочные оттенки присущи слабым одаренным. Те же, в ком сочетались сильный дух и внутренняя сила, – обладатели темно-зеленой, болотной радужки. Такой, как у Золаны. Прибавить к этому тонкие черты лица, стройный стан в обрамлении волнистых локонов цвета жженой карамели, то элийка становилась похожа на гибкое деревце – эллорн, растущий в глубине Священного леса.
       По преданиям элийцев, с рождением одаренной ведьмочки в чаще появлялось новое деревце. Чем сильнее и могущественнее росла ведьма, тем выше и крепче становился древесный сосуд. Когда ведьма болела или получала увечья, страдало и дерево, медленно высыхая и уменьшаясь в размерах. Со смертью элийки исчезал и эллорн. Последний вздох – зерно души – запечатывался особой магией и хранился до тех пор, пока в мир не приходила родственная половинка, способная принять в себя частицу ушедшей ведьмы. В годы расцвета Элии, зерна «прорастали» в одном и том же роду, что позволяло сохранить знания предков и воспитать новое поколение. После войны население истребили под корень, не осталось тех, в ком искра жизни нашла бы достойное воплощение. Непроходимый лес, простирающийся на четверть континента, превратился в жалкую рощицу. А потому одаренные стали появляться у простых жителей окрестных земель, в чьей крови сохранились частицы древней крови. Зерна же приживались только в тех душах, чистота которых не вызывала сомнений.
       Жизненные соки эллорнов питали главное дерево элийского народа Реллорн – олицетворение самой жизнь элийской земли и хранилище знаний, собранных поколениями Верховных ведьм. Немногим посчастливилось увидеть древнюю реликвию, и только избранные испили из колодца мудрости.
       – У тебя мало времени, Золана. Мне едва удалось уговорить имперцев отложить отъезд до рассвета, – с грустью поведала матушка Гарона.
       – А как же лес? Неужели, я больше никогда не увижу его? – ужаснулась девушка.
       – Не знаю, милая. Нам всем приходится чем-то жертвовать.
       – Я мигом обернусь. Только до опушки и обратно, – Золана умоляюще посмотрела на матушку-настоятельницу.
       – Иди! – отпустила женщина подопечную, внутренне содрогаясь, чем придется расплатиться за малодушие. Ну не могла она отказать той, кто больше не вернется в родные места. Именно для Золаны близость Священного леса играла огромное значение. – Жду тебя на рассвете. Если не вернешься, быть беде.
       

Показано 1 из 4 страниц

1 2 3 4