Зеркало души моей

12.12.2017, 13:16 Автор: Екатерина Павлова


Показано 1 из 30 страниц

1 2 3 4 ... 29 30


Глава 1. День Рождения


       В ночь перед своим шестнадцатилетнием я долго не могла уснуть, как сейчас помню: с самого вечера мне не давал покоя подарок от папеньки — гарнитур из желтого золота с черным ониксом. Который час я, как заморская мартышка, крутилась перед зеркалом: то ручку с браслетом поднесу к подбородку, то поправлю прядку своих чудесных волос рядом с ушком, случайно прикоснувшись к сережке, то посмотрю на себя в профиль, то анфас... В общем, не до сна!
       Я, нужно признаться, вообще любила проводить время перед зеркалом и рассматривать себя до мельчайших подробностей. Нарцисс, скажете вы, а я всего лишь белоснежно улыбнусь и покорно опущу глаза, соглашаясь. Неужели нечто более серьезное можно ожидать от шестнадцатилетней девчонки?
       Возвращаясь ко дню рождения и моему превосходному гарнитуру, кому—то покажется, что плохая примета — дарить подарки до праздника. Так вот, я не верю в это! Но и на этот случай, мы договорились, что папенька дарит мне не один, а целых два подарка! Первый — это тот, который я сама выберу. Есть ли необходимость пояснять, что именно я выбрала? А второй — уже полностью на его усмотрение. И уже этот подарок должен быть вручён непосредственно в самый день рождения. Сама себе завидую, какая же я мудрая и прозорливая!
       Что касаемо самого подарка, то, по моему мнению, ничего сверхъестественного я не пожелала! Да, папеньке пришлось хорошенько поискать комплект камней у заезжих купцов, чтобы все были идеальной формы, потратить время на поездку в Старрим, договориться с лучшими столичными мастерами ювелирного ремесла... Но это же сущий пустяк, что не сделаешь ради любимой дочери! Тем более, что я, к примеру, не прошу привезти мне мифический аленький цветочек, как это бывает у легкомысленных сказочных девиц. Я вообще, будет упомянуто к слову, не понимаю эту Красавицу! Сразу видно, не всё в порядке с головой у девчонки! Мало того, что весь день ходит, носом водит по книжным строчкам, так еще и какую—то внутреннюю красоту умудряется разглядеть в заколдованном принце. Я, скажу вам по секрету, книги люблю, но читать предпочитаю в строго отведённое время и в правильно освещённом месте. Но вернёмся к принцу, который, хочу заменить, отличается не только ужасающей внешностью, но еще и в придачу характером скверным! Какой уж там влюбиться?! За что любить его такого всего страшного и вредного? Самое верное решение для принца зачарованного, как это не прискорбно, но смириться со своей участью и спрыгнуть с высокой скалы да на острые камни, перед этим, конечно, завещав все своё имущество: замок да сундуки с золотом, нашей сказочной Красавице. А она для счастливого книжного конца и красивого словца вышла бы замуж за храброго охотника, а в прочем, в ее обеспеченном материальном положении — вообще, за кого угодно. Вот это достойное завершение сказки!
       Довольная своим умозаключением относительно сказочных персонажей, я затушила свет и погрузилась в волшебный мир сновидений.
       

***


       Утро было не менее прекрасное, чем вечер. Батюшка отменил повседневные занятия с преподавателями, и я предавалась утренней неге в теплой постели. Когда мой желудок понял, что не прочь бы и подкрепиться, я решила позвать служанку, чтобы та помогла мне с платьем и прической.
       Беата явилась на удивление быстро, сразу же поздравила меня с сим великим днем и потупила глаза, уткнувшись в пол. Скажу честно, я не из тех людей, которые ничего в своей жизни сделать без чужой помощи не могут, к слугам стараюсь относиться с позиции делового нейтралитета, но Беата выводила меня из себя одним только видом: эдакая рослая девица с огромными ручищами, рыжей косищей за спиной и лицом, испещренным то ли веснушками, то ли и вовсе прыщами. И в комплекте со всеми вышеперечисленными недостатками прилагалось полнейшее отсутствие воспитания и осознания своего места в этом доме.
       — Спасибо, конечно, за поздравление, но давай-ка побыстрее ты займешься делом! — поторопила ее я, нечего мое драгоценное время тратить на пустые слова, пусть свои пожелания при себе оставит, ей нужнее.
       — Неси платье, то что я подготовила!
       Любая другая нормальная служанка беспрекословно выполнила бы мое распоряжение, но только не Беата! Что вы думаете учудила эта деревенщина? Сделав вид, что не увидела мое шикарное алое платье, достала из шкафа простенькое кремовое платьице. С такой-то огромной пышной юбкой, в которой утонуть можно, и не заметить, как же! Нет, кремовое платье тоже замечательное и имеет место быть в гардеробе молодой девушки, но отнюдь не являет собой наряд для празднования шестнадцатилетия, которое бывает раз в жизни!
       Я полгода готовила с лучшими местными мастерицами свое алое великолепие: изящная вышивка ручной работы, огромная пышная юбка, глубокое умопомрачительное декольте. В свои шестнадцать я уже относилась к тому типу женщин, которым есть что продемонстрировать и сверху, и снизу, матушка-природа наградила меня шикарными формами, увеличив объемы там, где это поистине необходимо, и оставив стройными прочие части тела. Про лицо я вообще молчу, оставим заезжим менестрелям возможность слагать обо мне стихи и песни, но если в двух словах: волосы мои точно нити серебра, в смысле цвета, а не количества, а то подумаете, что раз-два и обчелся, глаза — изумруды, а губы — яркие кораллы с глубин морских. В общем, природная скромность, в отличие от красоты, не моя сильная сторона...
       И вот, перед моим взором возникает совершенно другой наряд, в котором можно, разве что, в гости на чай к баронессе Виго сходить, но не встречать гостей на балу в мою честь.
       — Беата, это что такое?! — зашипела я.
       — Ваш батюшка не велел одевать красное непотребство! Я сама вчера слышала! — непочтительно отозвалась эта девица.
       — С моим батюшкой я сама разберусь! Быстро неси мне красное платье! — взвизгнула я и ногой для пущего эффекта притопнула.
       — Не велено! — отрезала эта хамка, едва ли язык мне свой не показала.
       — Ах, так! — не было предела моему гневу, и как бы стыдно мне не было после, но упустить возможность и не вцепиться в ее рыжую косу я не могла! Беата, конечно, завопила для проформы, как недорезанный поросенок, но по существу, ничего уж такого серьезного я ей сделать не успела, да и не смогла бы: своей огромной пятерней она отодвинула меня за лоб на расстояние вытянутой руки и удерживала в таком положении. Со стороны это должно было смотреться весьма комично, точно так же, как когда на прошлой неделе ручная болонка леди Виолетты вырвалась на свободу во время циркового представления у нас в городе и начала визгливо лаять на огромного мамонта. Тот конечно, ни то что бивнем, ухом не повел в ее сторону!
       И пока мы с Беатой находились в таких забавных позах, про косу в моей руке забывать не стоит, в комнату на всех парах влетела Наина. Час от часу не легче!
       Как я упоминала ранее, к слугам я отношусь доброжелательно, за исключением, не трудно догадаться, вредной Беаты, но, к сожалению, и Наине не удалось избежать сей участи. Если Беата — глупая склочная выскочка, от которой ничего не ждёшь кроме препираний не по делу, то Наина опасная и расчётливая хищница. Вот уже как несколько лет она занимает в нашем доме почетную должность экономки, и по совместительству роль постельной грелки моего батюшки, лелея свои матримониальные планы на выгодное замужество. Нужно заменить, Светлые Боги внешностью Наину не обделили: черноволосая и кареглазая, немного смуглая от природы, с пышными формами, не женщина, а мечта восточных шейхов! Если бы я так тщательно не следила за моральным обликом главы нашего семейства, то, наверняка, батюшка еще три года назад поддался ее чарам и угодил под венец. Я думаю, что нет необходимости продолжать и приводить примеры того, что бывает с папиными дочками, когда дом оккупирует злая мачеха...
       Моя же родная матушка скончалась от лихорадки, как только мне исполнилось три года. И я, к моему безграничному сожалению, совершенно ее не помню, в моих памяти не сохранилось ни единого воспоминания о сладких колыбельных песнях на ночь, о нежных поцелуях, заботливых руках и любящих глазах. В глубине души я всегда завидовала из-за этого своей сестре Элии, она старше меня всего на пять лет, но насколько счастливее было ее детство.
       Нет, батюшка старался с лихвой одарить нас любовью, никогда ни в чем не отказывал, исполнял любые прихоти и старался всегда быть рядом, но несмотря на это, заменить материнское тепло ему не всегда удавалось. Может, поэтому он и затеял все эти любовные отношения с Наиной, предрекая ей роль нашей второй мамы, но меня не так-то просто провести, я все ее коварные планы по захвату власти в одной отдельно взятой семье за версту чувствую!
       И вот, значит, эта замечательная дама, вбегает в мою комнату с самым, что ни есть, взволнованным видом:
       — Аннабель, Беата! Что здесь происходит, что за крики?
       — Госпожа Аннабель хочет ослушаться веления батюшки и надеть постыдное красное платье! — молниеносно выдала меня служанка. С моей стороны дополнить сказанное было нечем. Да, и кто такая эта Наина, чтобы я перед ней отчитывалась? Мне не требуется быть оправданной в глазах какой-то экономки. Вот еще, буду я опускаться до ее уровня. Я гордо подняла подбородок, выпустила рыжую косищу из своего захвата и отошла от платья в сторону. Жаль, конечно, но и кремовое подойдёт, как говорится, для сельской местности.
       — Ох, Беата! — устало вздохнула Наина и грациозно всплеснула руками, — Госпожа Аннабель достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать подобные решения о гардеробе. И, уж тем более, со своим батюшкой она всегда сможет договориться! Скорее повесь бежевый наряд на место, и марш на кухню помогать Шарлотте!
       Моему внутреннему негодованию не было предела: вот в этих сладостных речах и неуместном заступничестве вся Наина! Двуличная змея! Нет бы раскрыть своё истинное лицо и сразу же поставить все точки над "й", так нет же, изо дня в день, постоянно она пытается втереться ко мне в доверие, используя тонны необузданной лести и показательного дружелюбия.
       — Аннабель, милая, поздравляю тебя с Днем Рождения, — сладко проворковала женщина, будто совершенного ничего не произошло из ряда вон выходящего несколько минут назад, стоило Беате с перекошенным лицом выйти за дверь. — Давай, скорее наденем тот, наряд, который ты захочешь!
       Я чуть ли зубами не заскрипела от бессилия. Скажи она: "Аннабель, давай наденем то самое красное платье, которое ты выбрала до этого", я бы в миг ей ответила, что она ошибается и ничего подобного я не выбирала! Но нет же, эта хитрая лиса построила свою фразу таким образом, что право выбора по-прежнему остаётся за мной, а она неукоснительно исполнит все мои пожелания.
       — Благодарю за поздравление, — холодно отчеканила я, — Мой выбор остался прежним, и он в пользу красного платья.
       Наина с легкостью справилась с моим нарядом, за считаные минуты ловкими и быстрыми пальцами застегнув многочисленные пуговички и крючочки. Нужно отдать должное, что в этом ей не было равных, Беата бы на ее месте, долго копалась, пыхтела и сопела в самое ухо.
       — Что мы сотворим на голове, есть пожелания? — Наина быстро подмигнула моему отражению, раскладывая по плечам длинные светлые волосы.
       — Давай завьем их в локоны и украсим заколкой с россыпью драгоценных камней, той что батюшка недавно привез из Сарай-Ассы.
       — Замечательная идея, такая прическа должна гармонировать с платьем, — похвалила мой выбор женщина, а потом, добавила, потупив взгляд, — И кстати, в честь Дня Рождения, мне захотелось сделать вам небольшой подарок.
       С этими словами она достала из передника деревянный гребень с крупными зубчиками и положила его на стол передо мной.
       — Спасибо, конечно, Наина, — вяло поблагодарила я, поступить иначе мне не позволяли элементарные, привитые с детства правила хорошего тона, но и возможность добавить язвительную фразу я тоже упустить не могла, — Но, право, дело, не стоило! Не для этого батюшка тебе платит зарплату, чтобы ты ее назад возвращала в виде различных дарений.
       — Что вы, Аннабель, — искренне улыбнулась женщина. Как же, искренне! Нет ни капли правды, все наигранная ложь, уж меня ей не провести.
       — Я этот подарок преподнесла от чистого сердца, клянусь Светлыми Богами! — продолжила она щебетать надо мной, — И ничего он мне не стоил, только моего свободного времени! Я собственноручно этот гребень вырезала из красного дерева, а после зачаровала, чтобы волосы, которых коснется он, были здоровыми, густыми, блестящими. Со всей душой его делала для вас.
       — Я не ожидала этого, извини меня, Наина, — немного потупилась я, даже щеки немного порозовели от охватившего меня стыда за сказанное. Но я быстро смогла взять себя в руки, показательно отодвинула деревянный гребень в сторону, едва касаясь его кончиком пальца, и торжественно вручила экономке свой позолоченный гребешок, — И все-таки, воспользуйся этим, по-старинке, как говорится.
       Наина спокойно забрала предоставленный ей гребень, и, больше не проронив ни единого слова, принялась за прическу. И опять-таки, результат оказался достоин всякого уважения — через полчаса перед зеркалом сидела писаная красавица.
       — Наина, ты волшебница! — на радостях похвалила я ее, — Кстати, ты не находишь, что в доме довольно тихо? Не слышно повседневного клацанья Элии по фортепиано. Надеюсь, она не заболела в мой день рождения? Не хотелось, знаешь ли...
       Договорить я не успела, потому что Наина снова тепло улыбнулась и отрицательно покачала головой:
       — Нет, с госпожой Элией все в порядке, просто она знает, как вас возмущают ее музыкальные занятия, и сегодня она решила повременить.
       — Мило, с ее стороны. А где же она сама?
       — Как и обычно, в большой гостиной, просто на этот день придумала себе другое занятие.
       На этом беседа с экономкой мне показалась исчерпанной, я одарила ее вежливым кивком и выпорхнула из комнаты.
       — Элия! Элия, моя милая, Элия! — бросилась я обниматься к сестрёнке. Эли с улыбкой, ни капли, не выразив удивления, отложила пяльцы с вышивкой и приняла мои объятия, хотя, нужно признаться, подобное поведение я позволяю себе довольно редко.
       — С Днем Рождения, моя родная, — коснулась моей щеки поцелуем сестрёнка и выпустила из объятий.
       — Спасибо! Элия, что за глупости мне сказала Наина, будто ты из-за меня решила пропустить своё утреннее музицирование? — самым что ни на есть возмущенным тоном произнесла я. Эли снова удостоила меня улыбкой и лёгким кивком головы.
       — Повторюсь, это глупости! Ты так никогда не освоишь навык игры на фортепиано, если будешь пропускать занятия по незначительным пустякам! — строго завершила я своё назидание, вызвав очередную улыбку на лице сестры.
       Хоть мы и были родными сестрами, но, как часто это бывает, разительно отличались друг от друга. Элия являла собой спокойствие, рассудительность и добросердечность, правда, в моем понимании, это называется мягкотелостью. Я же всегда была живым, активным ребенком, порой немного шумным: мне с трудом удавалось усидеть на одном месте. Хоть чертами лица мы обе пошли в матушку, но мой облик пепельной блондинки с зелёными глазами явно выделялся на фоне русоволосой с блеклыми серыми глазами Элии, похожей на серую мышку.

Показано 1 из 30 страниц

1 2 3 4 ... 29 30