Подставная невеста

06.01.2018, 13:10 Автор: Варвара Федченко


Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15


Глава 1


       
       - Трогать я тебя не буду, можешь не волноваться. Если сама не захочешь, - с едкой ухмылкой затянулся сигаретой.
              Мне всегда нравилось смотреть как курят мужчины. Это зрелище всегда будоражило: они крепко затягиваются, вальяжно держа сигарету, или наоборот, сильно сжимая ее между большим и указательным пальцами, с прищуром выпускают дым из легких, одновременно с этим говорят что-то, или просто в процессе разговора в кругу других мужчин одобрительно кивают головой. Когда курит мужчина это не выглядит нелепо (хотя может и есть такие экземпляры, которые смотрятся глупо, не знаю, я таких пока не встречала), это выглядит скорее естественно и непринужденно.
              - Но в отношении секса есть условие: я категорически запрещаю тебе какие-либо отношения с другими мужчинами. У тебя же сейчас никакого нет? Вот в ближайшее время и не планируй. Эта авантюра и так может стать мне боком, а если еще рогоносцем меня прославишь, то это будет фиаско, - мужчина хрипло засмеялся, видимо, представив себя в такой ситуации.
              Хм, а его смех вызывает двоякие чувства. С одной стороны, хриплый звук настораживал, как будто какой-то инстинкт говорил: «Берегись! Это хищник!». С другой - он привлекал. Это смех самоуверенного, самодостаточного человека, к которому пропитываешься симпатией, с ним чувствуешь себя спокойно, в безопасности. Безопасность! Мозг пронзила мысль: вот что я ощущаю. Я потеряла бдительность, я развалилась на кожаном кресле в чужой машине, и хоть она стоит почти в центре города, она тонирована и если сейчас он решит меня оскорбить, ударить, каким-то другим образом применить силу – никто не придет на помощь! Я даже не знала, как открывается дверь, телефон далеко в рюкзаке (да и смогу ли я в случае чего им воспользоваться?), я физически слабее и не удивлюсь, если у него с собой оружие. Я расслабилась, находясь наедине с незнакомым мужчиной, при этом зная о нем достаточно, чтобы опасаться. Не то чтобы от этой мысли меня скрутил страх, но задуматься заставило. Раньше фраза «действует как удав на кролика» мне не нравилась, я просто не находила в своей жизни применения ей. Сейчас же я четко поняла значение этого выражения и более того, поняла ощущения того самого кролика. Наверное, если бы я была его настоящей женой, то эти чувства были бы мне приятны и лестны: рядом со своим мужчиной я в абсолютной безопасности. Но он не был мне мужем. Пока.
              - План такой: мы зарегистрируемся. Придется собрать моё окружение наподобие свадьбы. Ты, если хочешь, можешь позвать своих родителей, коллег там. - «Вот только моих родителей на этом цирке не хватало» - с тоской прошептал мой внутренний голос. - Это убедит всех, что всё по-настоящему, что я остепенился, готов перейти к более серьезным сделкам. На уровне региона, и даже Сибири я лидер без обсуждений. Но в центральной части страны давно правят силовые структуры, там почти не осталось настоящей власти криминала, и нет места таким как я, ушедшим из темы. Это перекрывает многие потоки, уменьшает доходы… - он задумчиво посмотрел на меня. – Хотя зачем я тебе это всё рассказываю? Можно подумать тебе это интересно.
              - На самом деле, да. Я не очень понимаю, зачем нужна я, и какую роль брак может сыграть в «открытии потоков и увеличении доходов».
              - Тенденция последних лет такова: только закрепившемуся человеку доверяют, только тому, кому есть что терять, тому, кто держится за мать, бабу, ребенка. Близких родственников у меня давно нет, друзья сами вполне успешно справляются с самозащитой. Репутация мужчины, не держащегося за женщину, мешает мне карты. Меня нечем припугнуть, для них я ненадежен, они хотят иметь гарантию моих намерений, серьезного отношения к делу. Стоящей кандидатуры на роль настоящей супруги не появилось, теперь тянуть некуда - сойдет любая, но брак будет уже фиктивным, на шуры-муры у меня нет ни времени, ни желания.
              - Звучит не очень.
              - Я тебе вроде любовь и вечную верность и не предлагаю. Мы вообще сведем общение к минимуму: разговаривать только по делу, жить будем вместе, но в разных комнатах. Хотя это и имеет значения, можно и в одной, я все ровно редко ночую дома. Придется тебе, конечно, потерпеть мое общество во время совместных выходов, так сказать, на люди. Все сходки, встречи массовые, свадьба опять-таки. Еще придется изображать нормальных людей и посещать чьи-то мероприятия: дни рождения и прочую херню... Ну, так вот: свадьба наша будет скоро, дорогая, - опять хриплый смех. – Можешь начинать готовиться, или за сколько вы, бабы, начинаете кипишить…
       С этими словами он настолько близко наклонился ко мне, что меня обдало запахом его парфюма, при этом он вытянул руку, задев мои колени. Уже через доли секунд я поняла, что он доставал из заднего кармана, расположенного на моем сидении, телефон, однако, я все же успела инстинктивно вжаться в сидение. Саша выпрямился и спокойно посмотрел на меня:
       - Ты чего? Я же сказал тебе, что не трогать тебя не буду. Точнее буду, но исключительно при людях и без целей сексуального характера.
       - Извините, это нервное. Это же не типичная ситуация, не каждый день кто-то предлагает мне сыграть роль его жены, и слишком много новой информации, - почему-то начала оправдываться я.
       Саша нажал кнопку приёма вызова и, забыв обо мне, углубился в телефонный разговор с каким-то Павлом. Я получила передышку, пару минут на обдумывание сложившейся ситуации: с одной стороны, это было как-то противно и неправильно, я помогала даже не близкому человеку, а довольно далекому родственнику, который даже вряд ли понимает, на что он меня толкает, обезумев от страха. С другой стороны, последнее время моя жизнь была бесцветной, и я настолько увязла в каждодневной рутине, что даже мысль о таком бесшабашном поступке заставляла бурлить мою кровь. Мне было интересно! Да, вот точное определение того, почему я (пока только мысленно) согласилась на эту авантюру. Интересен этот человек, его окружение, и сфера его деятельности. Когда-то давно, еще в детстве, я от скуки прочитала книгу с папиной полки. Это был детективный роман для мужчин, которые не испытывали выброса адреналина в реальной жизни, и заменили его на чтение подобной бульварной литературы. Содержание, сюжет, язык автора оставляли желать лучшего (это я понимала даже в 13 лет), но вот герой книги… Это были те самые братки 90-х, автор их романтизировал, добавив в сюжет, помимо перестрелок и разборок, пару девиц, с которыми эти братки развлекались. Роман даже содержал пару любовных сцен, и тогда они были для меня открытием, хотя сейчас я понимаю, что больше они были похожи на сцены насилия или скорее описание товарно-денежных взаимоотношений с дамами, не обремененными тяжелым поведением. С тех пор я периодически чувствовала потребность в чтении книг такого жанра: герой увлекали меня своей брутальностью и подчеркнутой маскулинностью. Преувеличений в книгах хватало, это была дань 90-м. Однако даже осознание этого не мешало мне интересоваться такими историями. Позже я начала смотреть фильмы, снятые в середине десятых годов XXI века, о тюрьмах, судьбе тех, кто выжил в 90-е и выживающих теперь, намного позже, я начала читать профессиональную литературу: исследования о явлении бандитизма, силового предпринимательства, феномена криминальной российской среды. Но тяга к романам с налетом бандитской романтики осталась.
       Что будет, если я соглашусь? Я просто сыграю свою роль, получу новые эмоции…. Ну, не убьет же он меня, в конце концов?! Эта мысль казалась абсурдной, хотя осознание того, что этот человек, скорее всего, уже убивал кого-то, и свидетель разыгранного им шоу с подсадной невестой ему не нужен, пугало. Но, видимо, не настолько, чтобы я категорически отказалась от мысли поучаствовать в этом шоу.
       Я прислушалась к разговору.
       - Позвони Вадиму, пусть заберет их. Мне сейчас некогда, но через пару часов я подъеду. – Горин искоса глянул на меня, ухмыльнулся. – Ага, занят.
       Саша вышел из машины, плотно закрыв перед этим окна. Видимо, разговор был не для моих ушей. Я начала рассматривать его, пользуясь тем, что все стекла были затонированы в круг. У него легкая небритость и уставшие глаза. Да, сейчас я поняла, что с его взглядом: легкая поволока говорит о том, что он не выспался, сильно устал. Он стоял с телефоном в одной руке и сигаретой в другой, при этом потирая глаза, так, как обычно делают, чтобы не уснуть. Походил перед бампером, обошел его, с моей стороны пару раз нажал ногой на колесо, пристально разглядывая его. Бросив окурок, легко сел обратно на водительское место (хотя я неловко карабкалась на свое место дольше положенного времени).
       - На чем я закончил? Мм, на том, что жить мы будем вместе, но встречаться не часто. Я большую часть времени нахожусь вне города. Иногда остаюсь ночевать в доме загородом, если не хочешь пересекаться – будешь жить там, машину я тебе дам, будешь сама на работу ездить.
       - У меня нет прав.
       - Сделаем.
       - Нет, вы не поняли, я вообще не умею водить машину.
       - Не «вы», а «ты». Ну, запишись в контору, в которой учат. Как они называются? Школа вождения или что-то такое, да?
       - Я сама не хочу садиться за руль. Думаю, это не мое.
       - Ладно, тратим время, не хочешь – не езди, будет водитель. Самому мне тебя катать некогда, а общественного транспорта там нет.
       - А где вы живете в городе?
       - В центральном районе. Кирпичные дома недалеко от парка.
       - Так это же недалеко от моей работы! Если вы хотите чтобы я жила с вами, то лучше в городе. Я буду пешком на работу ходить, - не понятно, почему я обрадовалась, наверное, это просто была первая абсолютно понятная мне за сегодняшний день мысль: что его квартира находится в пешей доступности от моего музея.
       Его воодушевила моя первая за весь разговор эмоция. Улыбнувшись, Саша сказал:
       - Договорились! Только не с «вами», а с «тобой». Завтра переезд, на неделе будет пару банкетов, через 2 недели более менее важное мероприятие. Я тебе карту дам, купишь шмотье, мазилки там какие-нибудь, короче подготовишься. В этом месяце будет юбилей у главы города, мне там быть по любому придется, ты посмотришь для разнообразия на весь этот свинарник, ну и попробуем, как вести себя на публике. Там все ровно моих конкурентов или сторонников, в общем, знакомых, не будет, но слух, что я не один, быстро разнесется. Согласна? Нет планов всемирного масштаба за завтрашний вечер?
       - Нет… Но как-то быстро события развиваться начали. Я даже еще согласие свое не дала на помощь вам…
       - Оо, дорогая, ты не мне помогаешь. Ты помогаешь своему родственничку-дебилу, таким образом, всей семье. Ты знаешь, сколько он мне должен? Знаешь. Пока ты тут колеблешься, проценты растут, и сумма увеличивается в геометрической прогрессии. И под конец завтрашнего дня она достигнет предела платежеспособности всей вашей семьи, - голос у мужчины был спокойный, он безо всяких эмоций рассказывал о возможных последствиях моего отказа. – И тогда будет два пути: первый, законный. Мои юристы отдают расписки твоего дяди в суд и в последующем сумму взыскивают с вас в судебном порядке. Второй путь, незаконный. Мои парни будут выбивать из твоего родственника деньги, пока он не распродаст всё, что у вас есть. Есть и третий путь: ты будешь хорошей девочкой, согласишься помочь дяде. В любом случае, советую пойти по третьему пути. До завтра можешь подумать, я заеду за тобой в 12:00. Отвезу тебя с твоими шмотками к себе. Если ты к 12:00 не готова, то звони дяде, поздравляй его с банкротством. Поняла меня, да? Отлично. – и будничным голосом добавил. – Куда тебя подвести?
       - Спасибо, я сама дойду. До свидания.
       Я побрела в сторону ближайшего кафе. Выбрав место в глубине зала, заказав чашку кофе, я углубилась в размышления. Наверное, выхода у меня не было. Я могла бросить непутевого дядю-бизнесмена наедине с его проблемами, но тогда я автоматически бросала всю семью. Таких денег у нас нет, но если продать все квартиры, машины… Не то чтоб их много: наша с родителями, бабушкина, собственно самого дяди. Машины были только у дяди и его жены, мой отец ездил на служебной. Но даже если всё это продать (а где будем жить мы?!), то полная сумма все ровно не соберется, с учетом процентов. А основания для взыскания средств у Горина были: расписки, договора. Я вспомнила лицо дяди, испуганное, с дрожащими губами. Стало противно. Противно больше, чем жалко. Жалко мне было только бабушку, которая, если узнает о ситуации, будет горевать гораздо больше самого виновника. И будет маниакально отстаивать его, пытаясь до последнего помочь – как и каждый родитель.
       Да, вероятно, выбор уже сделан. Если посмотреть на эту ситуацию с более оптимистичным настроем, то всё становилось окрашено в более светлые тона: он симпатичный, даже более того, он был в моем вкусе, взрослый мужчина. Да, с криминальным прошлым, и, наверное, настоящим. Но он не выглядел как зверь, способный завлечь меня к себе домой и расчленить. Я даже улыбнулась, представив его, такого сдержанного и холодного, с ножовкой (или чем там расчленяют?) в одной руке и моей ногой в другой. Брр, поежилась я, вот и черный юмор, как крайняя степень отчаяния, подъехал. Пора домой. Душ, таблетка успокоительного, сон. Я подумаю об этом завтра.
       


       Глава 2


       
       10 сентября день не задался с самого утра. Проснулась разбитой, с отзвуками страшного сна, от звонка того самого дяди.
       - Ты у него? Ты с ним? С ним? Скажи, что да, боже, скажи, что да! – вопил он с отчаянием. – Соня, расскажи мне! Я вчера не стал… не стал звонить, боялся… боялся помешать. Соня! Ты у него?
       - Здравствуйте. Нет, я дома.
       - Скажи мне, Соня! Что он тебе сказал? Он даст мне отсрочку? Ты дала ему то, что он хочет? Что он хочет? Соня!
       Начинало раздражать. И громкий голос, и требования, и навязчивость.
       - Миша, я вам потом расскажу. Я еще сплю.
       Положив трубку, не дослушав следующую тираду, я начала бесцельно бродить по квартире. Теперь к вчерашнему интересу примешался страх. Как в той поговорке – и хочется, и колется. Однако теперь больше колется. Постояв в душе под прохладными струями, я решительно начала собирать вещи с одной мыслью в голове: «Будь, что будет!»
       Часы на кухне пробили 12:00. Я выглянула во двор, «Мерседес» стоял под старой лиственницей. Ее желтые иголки засыпали лобовое стекло, и это было невероятно красиво: сочетание иссиня-черного, опасного, страшного цвета, с беззаботным, легким желтым.
       - Привет! Давай быстрее. Я уже опаздываю, планы поменялись. Софья, садись быстрее уже.
       Мужчина явно нервничал, но это никак не было связано со мной. Хм, а что ты хотела? Думала, он переживает, согласишься ты или нет? Не то чтобы я этого жаждала. Просто я настолько была взвинчена, взволнована этим событием…. А он воспринимает это как обыденное явление. Как будто он каждый день склоняет девушек к подобным играм, и уже даже успел устать от всей это возни. Саша легко выпрыгнул из машины, выхватив мою сумку, закинул ее на заднее сидение. Открыл дверь пассажирского сидения, в нетерпении показал на него рукой: мол, шевелитесь быстрее, мадам.
       Мы молча доехали до парка, после он свернул во двор одного из элитных домов этого района. Эти дома представляли собой 3-этажные строения из красного кирпича. Необычная планировка бросалась в глаза.

Показано 1 из 15 страниц

1 2 3 4 ... 14 15