Наследство с подвохом

14.02.2020, 19:10 Автор: Гельтищева Юлия

Закрыть настройки

Показано 1 из 17 страниц

1 2 3 4 ... 16 17


Глава 1


       Москва встретила духотой и пылью. Обычное дело для лета, только в этом году я намеревалась переждать жару вдали от бетона и асфальта.
       Другое дело, тётя умела убеждать. Она всегда находила аргументы. В этот раз тоже нашла. «Неужели ты хочешь огорчить бабушку», - спросила она на прошлой неделе и купила билеты на самолёт. Бабушку Марианну я любила, возможно, даже больше, чем вторую. Она всегда находила время для игр со мной и занимательных историй. Чего нельзя сказать об остальных членах её семьи.
       На станции я успешно лавировала между людским потоком, пока не внезапно не столкнулась с мужчиной в строгом костюме. Это было странно, навыком огибать людей я овладела в совершенстве, но по теории вероятности такое должно было однажды произойти. Я вряд ли бы придала значение этому инциденту, но он глянул на меня и произнёс «это она». После растворился в толпе.
       Я потрясла головой и на всякий случай проверила на месте ли ценности. Мало ли, вдруг это новый тип грабителей. Вещи оказались на месте. Я поспешила к эскалатору. Вот-вот начнут читать завещание, незачем заставлять людей ждать.
       На улице я огляделась. До нужного офиса идти в сторону набережной. Понять бы направление.
       Я сверилась с приложением и обогнула барабанообразный выход метро. Теперь между невысокими домами нежных кремовых цветов с лепниной к торговому центру, и за ним будет нужное здание.
       Я миновала необычный особнячок с высокими окнами в виде арок. Прошла через ажурные кованые ворота и повернула направо. Вход к бабушкиному нотариусу выглядел как поздняя пристройка, хоть и сочетался цветами: стена в виде голубых кирпичей, сверху лимонные прямоугольники с белой лепниной, крыльцо украшено двумя прямыми колоннами красно-коричневого цвета.
       Я подошла к стеклянным дверям и потянула створку на себя. Запиликала рамка металлоискателя, и охранник попросил раскрыть рюкзак.
       - Цель визита? - сухо поинтересовался он.
       - К нотариусу, - я застегнула молнию.
       - По лестнице, налево, третья дверь.
       Я повесила рюкзак на плечо и оправила футболку. Ещё пара минут и узнаю, что такое хочет передать мне бабушка, если сама тётя Алла оплатила перелёт. Цена билета для родственников - пустяки, но раньше они были столь щедры.
       Дверь кабинета распахнулась быстрее, чем я успела постучать. Видно, услышали мои шаги.
       - Станислава Кирилловна? - поинтересовалась молодая девушка с тугим пучком и в строгом синем костюме.
       Я кивнула.
       - Вы во время, ваши родственники уже на месте. Идёмте в зал.
       Она вышла в коридор и открыла дверь комнаты напротив. Первое, что мне бросилось в глаза, огромный лакированный стол. Вокруг него по периметру стояли стулья. За одним спиной ко мне сидел мужчина с небольшой плохо зачёсанной лысиной на затылке. Напротив него расположились кузины и тётя. Лица всех троих выражали высокую степень недовольства. Я машинально бросила взгляд на смартфон. Не опоздала. Значит, причина недовольства не связана с пунктуальностью.
       - Садись, - тётя Алла кивнула на стул возле Марго, моей старшей кузины.
       Я обогнула стол. Заметила в углу на диванчике двух людей, похожих на телохранителей, мужчину и женщину. На автомате поздоровалась с ними. Повесила рюкзак на спинку стула и села. Смартфон положила на колени и открыла приложение. Мне обещали скинуть данные по вчерашним пробам. Уж очень интересно, какова динамика.
       Марго скосила взгляд и поджала губы, но ничего не сказала.
       - Николай Константинович, раз все в сборе, предлагаю начать, - сказала тётя Алла.
       - А как же папа? - я оторвалась от смартфона и нагнулась вперёд, чтобы видеть лицо тёти.
       - Он не прилетел, - холодно ответила родственница и поправила очки. - Считает, что может получить своё так.
       - Тогда приступим, - нотариус взял верхний листок, на его манжетах блеснули запонки. В голове мелькнула мысль, что каждая из них стоит как моя годовая зарплата. - «Я, Марианна Фёдоровна Ястребова, завещаю моей дочери Алле Васильевне Ястребовой коттедж на Рублёвском шоссе…»
       Что и кому передают перечисляли долго, у возникло ощущение, что бабушка решила перечислить каждую мелочь в доме. От скуки я огляделась. Комната выглядела небольшой. Её оклеили светло-бежевыми обоями с выпуклыми цветами. Повесили на стены картины. Перед коричневым диванчиком находился журнальный столик. На нём стояли коробка с чайными пакетиками и вазочка с печеньем. Возле стены располагался кулер.
       Мужчина и женщина неспешно пили чай и, казалось, не замечали нашего присутствия. Я пригляделась к ним внимательнее. Для охраны слишком расслабленные и без гарнитуры. Интересно, кто они и зачем здесь сидят.
       Телефон на коленях завибрировал, привлекая внимание. Я активировала экран и открыла переписку. Света прислала скриншот отчёта по пробам воды в бухте. Я вгляделась в числа, тяжёлых металлов многовато, как углеводородов. Закономерно, от города иного и не ждёшь. Неудивительно, что плотность водорослей падает. Я вчиталась в заключение под числами. Оно было длинным, эмоциональным и определённо предназначалось для не сдачи, а только своим.
       Конец заключения прочесть не удалось, меня прервал возмущённый крик родственниц. Я обратилась в слух, чтобы понять, в чём дело. Вовремя, нотариус как раз перешёл к моей части завещания.
       - …Станиславе Кирилловне Ястребовой передаётся пять процентов акций и участок на двадцать пять соток в деревне Былое в Тульской области. Участок требует восстановления, деньги на все работы находятся в специальном фонде. Одно из основных условий принятия данного наследства - проживание на территории участка на протяжении тридцати дней и строгое нахождение в пределах забора с двадцати трёх часов пятидесяти минут и до четырёх утра. В качестве подтверждения, Станиславе необходимо делать фотографии, где видно время и узнаваемый фрагмент участка. Иных требований к Станиславе нет, для Аллы все дополнительные необходимые инструкции находятся в специальном подписанном конверте. По завершении тридцати дней при исполнении основных условий, усадьба переходит в собственность Станиславы и она имеет полное право распоряжаться ею по своему усмотрению. В случае отказа от своей части завещания, условия аннулируются. Участок и акции будут проданы, а деньги переведены в фонд развития и популяризации науки, - Николай Константинович закончил чтение. - Станислава Кирилловна, вы берёте участок?
       Я представила захолустье, коттедж вроде бабушкиного и загрустила. Его содержать нужно, охранять и жить, а мне с моими исследованиями совершенно не усадьбы.
       - Нет, я думаю, наука будет рада получить деньги на своё развитие. Мне сотки ни к чему, да и море ждёт.
       - Что?! - Марго подскочила.
       Стул с грохотом опрокинулся. Ещё пять лет назад я бы в ужасе отшатнулась, но сейчас оперлась щекой на руку и как можно спокойнее посмотрела на сестру.
       - Рита, успокойся, - Вика потянула сестру за локоть. - Она просто хочет нас позлить.
       - Уверена, ты намеренно отказываешься, - прошипела старшая кузина. Прядь выскользнула из пучка, и она заправила её за ухо.
       - Конечно, намеренно. Зачем мне эта возня? - я полностью развернулась к Марго.
       Кузина зарычала и ударила кулаком по столу.
       - Станислава Кирилловна, вы правильно поняли свою часть завещания? - уточнил нотариус. - Может быть, вам что-то нужно разъяснить?
       - Я всё хорошо поняла, - ответила я.
       - Рита, подними стул и сядь, - спокойно сказала тётя Алла. - С тобой, Стася, мы поговорим в соседнем кабинете.
       Она жестом приказала мне подняться. Я могла бы попробовать отказаться, но в итоге мы обе бы потратили время впустую. Проще сразу выяснить отношения.
       Секретарь проводила нас в комнату ожидания с мягкими диванчиками, пледами и уголком с чаем и печеньем. Тётя Алла предложила мне сесть и сама устроилась рядом. Дождалась, пока секретарь выйдет и прямо спросила:
       - Что ты хочешь? Денег? Квартиру? Больше акций?
       - Вернуться на море, а не заморачиваться наследством.
       - Ты сможешь вернуться через месяц. Всего один месяц. Отстроишь участок, мы поможем его продать. На вырученные деньги сможешь хоть переехать жить к своему морю.
       - Я пропущу слишком многое в экспедиции. Я столько сил вложила, чтобы попасть в этот проект.
       - Она сил вложила, - тётя хлопнула себя по колену. - Мы в компанию тоже кучу сил вложили. Управлять «Княжной Ястребовой» это не в микроскоп пялиться.
       - Ну, знаете! Не золото моря очищает.
       Я вскочила и направилась к выходу.
       - Стой! Знаешь, я не хотела к этому прибегать, но боюсь, придётся. - Тётя тоже встала. - Если ты откажешься от своей доли, я потребую вернуть деньги, потраченные на твоё лечение.
       Я развернулась и скрестила руки на груди. Вот значит как она. Угрожает из-за боязни потерять мизерный процент акций.
       - Это не ваши деньги, а бабушка могла распоряжаться своими счетами как ей хотелось.
       - Ошибаешься, - тётя открыла галерею и показала счёт. - Видишь, здесь моя подпись. Счёт был общим, а мама доверила оформление мне. Делай, как мы говорим, и не придётся судиться. Всего тридцать дней, Станислава, тридцать дней. Потом мы выкупим у тебя хоть всё наследство, и проваливай на все стороны.
       Я припомнила счета. Лечение зубов вылилось в зарплату за три года, если не больше. Так быстро я деньги не соберу. Только как я объясню ситуацию руководителю и коллегам. Они-то ждут меня завтра обратно. Возьмут следующего в очереди, а мне после тридцати дней придётся куковать остаток лета в московской лаборатории.
       - Я согласна. Тридцать ночей на этом участке. И всё.
       - Конечно, больше от тебя ничего не требуется. - Тётя Алла убрала телефон в карман юбки. - Поедешь туда завтра с утра.
       - Хорошо.
       Мы вышли в коридор. Я отстала и вызвала номер руководителя. Коротко и по-деловому описала ситуацию. Начальница экспедиции всё поняла верно, пожелала мне удачи и подтвердила, что моё место займёт счастливчик, а вещи соберут и отправят почтой.
       В зале меня ждали бумаги на подпись. Я внимательно прочитала их и расписалась. Мужчина и женщина оказались приглашёнными свидетелями и подтвердили, что я сделала всё добровольно. После чего секретарь всё завизировала и отдала мне на руки экземпляр.
       - Завтра утром за тобой заедет Марго, - сообщила тётя. - О продуктах не беспокойся, Маша всё купит.
       Маша, или Марья Леонидовна, больше двадцати лет служила в бабушкином особняке, сначала горничной, потом выросла до экономки. Она всегда помогала мне прятаться от кузин и угощала конфетами.
       - Ваши инструкции, - нотариус выдал тёте конверт. - Ваша мама составила завещание… ммм…. весьма экстравагантно.
       - Она это умела, - подтвердила родственница.
       Я с ней мысленно согласилась. Временами поступки бабушки было трудно понять.
       

***


       Мама выслушала меня с лицом мученицы и заохала, словно это её оставили без командировки на Чёрное море. Никогда не любила эти пустые псевдопереживания, но оставлять в неведении хуже. Всё же мама это мама.
       - Что намерена делать? - поинтересовалась она, закончив выплёскать эмоции.
       - Честно отбуду срок, а потом всё продам и буду восстанавливать репутацию.
       Мама со вздохом придвинула к себе папку. В метро мне так и не удалось изучить «усадебку», но я подозревала, хоромы получатся не меньше коттеджа на Рублёвке. Бабуля любила грандиозные проекты.
       - Ну, хотя бы после получения ты сможешь отдать долги. Но здесь что-то не то, почему Марианна Фёдоровна отписала тебе заброшенный участок? Могла отстроить или выдать деньгами. Здесь что-то не так.
       Я выключила воду и сняла с крючка полотенце. Естественно, какой-то подвох есть, как и желание бабушки обеспечить меня процентом акций. Вот их можно оставить и получать небольшую прибавку к зарплате, но участок явно лишний.
       - Ох и намучаешься ты с этим участок, - произнесла мама за моей спиной. - Тут столько мелочей перечислены. Размеры котлована до миллиметров, точное расположение камина, оборудование подвальных помещений, даже названия фирм прописаны.
       - Так фирмы этим заниматься и будут, - я открыла дверцы навесного шкафа и с грохотом поставила туда посуду. Не специально, они сами выскользнули.
       - Одни беды с этими Ястребовыми, - вздохнула мама.
       - Ма, не нагнетай, и так тошно. Уж тебе-то жаловаться. Могла бы давно развестись.
       Этот разговор всплывал всякий раз, когда упоминались родственники с отцовской стороны. Отец съехал от нас, когда мне было двенадцать, но первые годы они продолжали общаться, переписывались, устраивали свидания, а потом как отрезало. С тех пор оба делают вид, что другого не существует.
       На бабушкиных похоронах отрицание дошло до абсурда. Мама туда не поехала, посчитала, что будет лишней. Тётя не настаивала, восприняла спокойно. Отец, прилетевший ради похорон с Бали, тоже, пока дальний родственник, пожилой дядечка в очках, не спросил его, где Нонна.
       Папа, не задумываясь, ответил:
       - У них сейчас испытания аппаратов, она не смогла вырваться, заменить некому.
       Я подавилась соком, удивлённая его ложью, а тётка откинулась назад и громко расхохоталась. Впервые за тот день.
       - Вот братец вырос, - она покачала головой. - Даже на материнских похоронах выкручивается как уж на сковороде. И врёт, нагло врёт. Это в день похорон матери. Вот сынок вырос! Нонна Алексеевна решила не смущать «супруга», и не пришла. Иначе ему пришлось признать, что всё ещё женат.
       - Алла, моя личная жизнь никого не касается, - зашипел отец. - Особенно тебя.
       - Тогда не выкладывай её в инстаграм, - посоветовала тётя и сделала знак официанту наполнить бокал.
       Отец с грохотом отставил стул и покинул комнату. Я осталась в недоумении. Смысл врать об отношениях, которых нет.
       - Не люблю возню с бумажками, - мама отвлекла меня от воспоминаний.
       - Там всего одно заявление, и то можно оформить на сайте. Тебе даже фамилию менять не нужно, - заметила я. - Между прочим, по завещанию ему полагается некоторая сумма, и когда она закончится, с него станется оформить нас поручителями кредита.
       Я нажала кнопку на чайнике и поставила на стол шоколадный тортик. Раз уж мне досталось наследство, почему бы это не отметить. Я сняла крышку и отрезала два кусочка. Подняла лопаткой, разложила по блюдцам.
       - Держи, вот тебе с розочкой, - я пододвинула блюдце к родительнице.
       Та отодвинула бумаги и вытащила из-под низа запечатанное письмо.
       - Погоди, это тебе от бабушки, - она протянула мне конверт.
       Я взяла его, действительно, подписан для меня. Вскрыла. На глаза сами собой набежали слёзы. Я узнала бабушкин почерк.
       «Станислава, ты получишь это письмо уже после оглашения завещания. Уверена, тебя удивит, а может быть, и разозлит его содержание. Ведь вы с Нонной гордые, подачки вам не нужны. Так вот, эта земля с историей. И эту историю тебе придётся самой восстановить. Уверена, тебе это будет интересно: складывать мозаику шаг за шагом. Помни, всё не то, чем кажется, а правильное может оказаться неправильным. Только пройдя весь путь до конца, ты поймёшь: твой он или нет. Да пребудет с тобой великая сила знаний, как говорит тот мальчик с бородой».
       - Что там? - поинтересовалась мама.
       Я прочистила горло.
       - Загадочное послание от бабушки, а думает, что мне найдётся какое-то развлечение, пока я буду куковать на привязи.
       Причём она могла бы сразу объяснить, в чём дело, но намеренно хочет устроить мне квест. Значит, поиграем, раз ты так хочешь, бабуля.
       Я сложила письмо и сунула обратно в конверт.

Показано 1 из 17 страниц

1 2 3 4 ... 16 17