Элла покинула здание! (можно читать онлайн или скачать на ПМ)

06.02.2019, 21:31 Автор: Гринь Анна

Закрыть настройки

Показано 1 из 36 страниц

1 2 3 4 ... 35 36


ЭЛЛА ПОКИНУЛА ЗДАНИЕ!
       


       ГЛАВА 1


       
       – Не трясись, Элла! – приказала я себе и глубоко вздохнула. – У тебя в жизни было много нелепых, опасных и трудных ситуаций и первый день на работе – не худшее, что с тобой случалось, Элла. Соберись!
       Наверное, подбадривание имело бы силу, если бы прозвучало из уст какой-нибудь подруги или родственника, но мне не особо повезло с первыми, а вторые вечно исчезали из моей жизни. Родители, которым следовало бы сидеть рядом со мной в маленьком кафе и пить кофе из широких основательных кружек, умотали в свою очередную экспедицию и даже не озаботились мне подарком в честь выпуска. Но... Конечно, я немного винила их за это. Просто за многие годы научилась принимать их такими, какие они есть.
       Родители начали оставлять меня с родней с трех лет, без раздумий бросаясь во все новые и новые авантюры. Из-за этого я почти всё свое раннее детство провела то с бабушками, то с кем-то из тетушек, а потом меня и вовсе запихнули в не очень престижный, но вполне приличный пансион для девочек. Не то чтобы у родителей не хватало денег на оплату моего обучения в элитном учебном заведении, просто мои особенности накладывали... особый отпечаток на условия, в которых я могла жить в то время, а все престижные учебные заведения располагались или в столице, или вблизи крупных городов. Лишь поэтому я провела почти десять лет в совсем небольшом пансионе в одном уютном местечке, где мне по особой просьбе родителей дозволялось покидать стены учебного заведения в любое время, кроме, собственно, учебного.
       Вы спросите, почему? Что ж, об этом я расскажу, но как-нибудь потом.
       А пока я сидела за маленьким столиком, мелкими глотками пила кофе и пыталась подготовиться к тому, что мне предстоит выйти из кафе, пересечь улицу, войти в массивное здание, отделанное белым мрамором, и влиться в ряды работников магического правопорядка.
       – Уф... – Сунув в рот крошечную печеньку, которую официант принес вместе с кофе, я раздраженно ею захрустела, надеясь, что так смогу избавиться от нервного напряжения.
       А ведь еще вчера, когда прибыла на поезде на Восточный вокзал столицы и с улыбкой волокла свой багаж до крошечной квартирки в Лиловом переулке, я находилась в удивительно приподнятом настроении. Предстоящий труд на благо родного королевства радовал, квартирка казалась вполне уютной, а ужин в кафе через дорогу – вкусным.
       Квартирку – крошечное двухкомнатное помещение на втором этаже довольно старого здания – мне предоставило управление. Насколько я знала, всем иногородним молодым специалистам доставалась казенная квартирка в этом же переулке, располагавшемся в десяти минутах ходьбы от места работы, так что мне предстояло довольно часто сталкиваться с коллегами, уходя и возвращаясь домой. От управления же мне оплачивалось питание в ближайшем кафе.
       – Давай соберемся и не будем психовать, – медленно прошептала я себе под нос, вращая на запястье браслет-знак моей принадлежности к магконтролю. – Ты сможешь. Ты сможешь это сделать, тебя примут. И никто ни о чем не узнает. Да?
       Я глубоко вздохнула и проглотила последний глоток кофе. Вставать не хотелось, но я поднялась и внимательно осмотрела себя, убеждаясь, что за короткую прогулку и получасовое сидение в кафе мой наряд никак не пострадал. Разгладив невидимую складку на идеально скроенной юбке и одернув жакет, я притопнула, улыбнулась сама себе и решительно выпорхнула наружу.
       Когда я пересекала улицу и входила в здание, на моих губах играла заранее отрепетированная улыбка, высокие каблучки задорно мелко цокали, а ярко-розовые волосы, чуть завивавшиеся на концах, подпрыгивали в такт шагам. Оглядев огромный холл управления, убеждаясь, что изнутри здание мало чем уступает внешнему облику, я решительно направилась к ошеломленному моим появлением мужчине за высокой конторкой.
       – Здравствуйте! – с улыбкой поприветствовала я. – Меня зовут рейна Элла Бонс, и мне было хотелось узнать, где я могу найти рейяна Марьяна Белянского!
       Мужчина моргнул, явно ошарашенный моим вопросом, но я и бровью не повела. Все свои сомнения и переживания я оставила за порогом Центрального управления магконтроля.
       – А вы… по какому вопросу, уважаемая рейна? – уточнил мелкий служитель, главными задачами которого было пресечение беспорядков на первом этаже здания и раздача справочной информации для посетителей. Видимо, в разряд посетителей я не вписывалась от слова совсем.
       – Меня прислали в Центральное управление на должность секретаря глубокоуважаемого рейяна Белянского, – четко выговорила я, прижимая к груди толстенькую папочку с суконными завязками – полный комплект моих документов, которые мне предстояло вручить непосредственному начальству при личной встрече – и маленькую сумочку.
       – А-а-а! – сообразил вахтер. – Ясно. Тогда вам, девушка, на третий этаж, кабинет триста первый.
       – Благодарю, – снова улыбнулась я.
       Мужчина чуть растянул губы в ответной улыбке и, стараясь, чтобы я не заметила, прошелся по мне взглядом. Я ему подыграла. Мне не жалко! Данный субъект меня никак не интересовал. И дело не в том, что мне не нравились мужчины средних лет с явными следами почти неподвижного рода деятельности. Вовсе нет. Просто сюда я прибыла работать. И только работать.
       Еще секунду постояв у конторки и делая вид, что меня безмерно интересуют люстры на длинных цепях, я направилась к лестнице.
       – Рейна, – окликнул меня мужчина. – Уж простите… Просто хочу вас предупредить.
       – Да. О чем? – я оглянулась и с вежливой улыбкой приподняла бровь.
       – Белянский – худший из возможных начальников, – чуть помявшись, сообщил доброжелатель. – Вы не расстраивайтесь, если что.
       Я снова вежливо улыбнулась, кивнула в знак благодарности и последовала дальше.
       Что ж… Предупреждение не порадовало, но я и не рассчитывала на то, что мне повезет.
       На втором и третьем этаже – выше я не пошла – коридор устилал темно-синий ковер, отделанный по краю девятилучевыми звездами, как бы напоминая всем работникам, что мы не просто какие-то служащие, а служители правопорядка королевства и именно на нас возлагают надежды как обычные граждане, так и сама корона.
       Чуть полюбовавшись ковром и отметив, что тот изрядно затоптан и вытерт, – мы, конечно, надежда и опора, но в глазах короля и совета всего лишь одна из структур в государстве, нечего нас баловать! – я нашла нужный кабинет, постучала и, не дождавшись ответа, преспокойно вошла.
       Как и думала, за дверью пряталась приемная, а вовсе не кабинет Белянского. Помещение представляло собой продолговатую комнату, большую часть которой занимал угол для посетителей. И это место в комнате выглядело приличнее всего. По крайней мере, кресла и столик хотя бы опознавались, пусть даже на всех видимых поверхностях теснились чашки с засохшей чайной заваркой и кофейной гущей. А вот рабочее место секретаря терялось под грудой папок, наваленных на стол. Папки занимали даже кресло и широкий стеллаж за рабочим столом.
       Хмыкнув, я решила, что раз уж осматриваюсь, то надо пополнить свои впечатления кухней. За дверью рядом с входом обнаружился узкий коридорчик, откуда можно было попасть в кухню, крошечную кладовку и туалет. И кладовка оказалась самым чистым местом из трех только потому, что там царила пустота.
       Еще раз хмыкнув, я вернулась в приемную, подхватила свою папочку с горы других папок и решительно постучала в дверь кабинета.
       – Да! – раздалось изнутри короткое, но я легко уловила все, что осталось недосказано.
       – Занятно, – пробормотала я себе под нос и решительно открыла дверь, желая уже наконец узреть того, кто на ближайшее время станет моим непосредственным начальством.
       В первый миг я увидела примерно тоже самое, что и в приемной: папки на всех мыслимых и немыслимых поверхностях, толстенные справочники, газеты, журналы, разрозненные листочки и все остальные чашки, которым положено было находиться в шкафах кухни, а не балансировать на бумажных горах, прятаться под ними и даже сиротливо прижиматься к ножкам кресел. Хозяина кабинета я разглядела лишь парой секунд позже и едва не растеряла весь свой боевой настрой.
       За столом, заваленным по бокам папками, – кто бы сомневался! – сидел хмурый молодой мужик. На вид ему было лет тридцать. Его темно-русые волосы торчали во все стороны, черты лица казались рублеными и острыми, а взгляд мшисто-зеленых глаз – колючим. Подбородок темнел щетиной. Для собственного удобства рукава белой рубашки он закатал выше локтя, а за металлическую скобку подтяжки с левой стороны заткнул карандаш. Пиджак рейяна едва не падал с высокой вешалки, выполненной в виде оленьих рогов, примостившейся в углу кабинета.
       «Вот так подстава!» – подумала я с обидой, но тут же взяла себя в руки и широко улыбнулась.
       – Здравствуйте, рейян Белянский, – произнесла я и подошла к столу, остановившись так, чтобы иметь возможность опустить перед начальством свою папочку, но при этом не нарушить допустимое минимальное расстояние. Шаги я не вымеряла, по струнке не вытягивалась, не спешила проявлять свое рвение громогласным приветствием и вообще не вела себя, как суетящаяся мелкая сошка, какой мне предстояло стать при Белянском.
       – По какому поводу? – хмуро спросил мужчина. Под его глазами залегли глубокие тени, скулы отливали желтизной, но, несмотря на явную вымотанность, смотрел рейян внимательно.
       Он не отрывал от меня взгляда с того самого момента, как я вошла в дверь, и с каждой секундой выражение лица старшего следователя становилось все более и более кислым.
       – Меня зовут рейна Элла Бонс, – сообщила я и снова улыбнулась без какого-либо намека на кокетство, а после положила перед Белянским свою папку.
       Он уставился на нее, как на змею, поморщился и уточнил:
       – Секретарь?
       – Именно, – кивнула я, рассматривая собеседника ровно так, чтобы он уж точно ничего не увидел – я с интересом читала надписи на наградных листах, которые висели в рамочках на стене за спиной Белянского, при этом бросая короткие взгляды на начальство.
       Вблизи я с огорчением убедилась в своем первом впечатлении – начальник мне достался довольно молодой, высокий, с крепким тренированным телом человека, который не привык руководить своим делом, не выходя из кабинета. Хотелось вздохнуть, но я сдержалась и продолжила удерживать на губах вежливую полуулыбку.
       А ведь у меня была надежда, что руководить мной будет какой-нибудь седоусый дядечка с пузом, который лет эдак двадцать-тридцать шел к высокой должности и собственному кабинету! Но нет, мне достался явно деятельный мужик. Это не так плохо, но совсем не то, чего я ожидала.
       Белянский явно разделял мое недовольство, потому как папку открывать не спешил, а лишь таращился на титульник, где значилось, что я закончила профучилище и на самом деле являюсь той, кем представилась – секретарем и квалифицированным помощником.
       Глянув на папку, я едва заметно переступила с ноги на ногу, но от рейяна это движение не укрылось, и он вперил взгляд в район начала моей юбки.
       – Подождите в приемной, – велел он хмуро.
       – Да, – преспокойно ответила я и направилась к выходу, точно зная, что мужчина таращится на мои ноги.
       
       

***


       
       Марьян проводил девицу хмурым взглядом и решительно осмотрел свой стол, выискивая кристалл связи. Голубой хрусталик обнаружился под кипой бумаг и рейян едва ли не с рычанием его выудил, проклиная бумажки, управление и все начальство скопом.
       – Крис, – сдавив кристалл пальцами, позвал мужчина, – ты на месте?
       Через пару секунд на том конце магической связи послышался хрип, что-то упало, а потом Марьян услыхал далекий и сонный отклик приятеля:
       – Чего тебе?
       – Зайди ко мне.
       – Что на этот раз? – сонно спросил Кристэр, но потом встрепенулся: – Ты выяснил, кто напал на Хваранского?
       – Отстань ты со своим Хваранским, – проскрежетал рейян. – У меня будто других дел нет, кроме как распутывать, кто из девочек в борделе наложил на этого оболтуса чары молчания?! Это противозаконно, но не смертельно. И не по моему профилю! Сам им занимайся. Жалобы населения по мелким нарушениям – твоя работа.
       – Но он ведь важная шишка! – напомнил друг. – Близок к… кое-кому из совета! – Марьян мог поклясться, что в этот миг Кристэр загадочно воздел палец к потолку. – Он желает, чтобы мы разобрались с этим в кратчайшие сроки, бросили на это лучшие силы. А кто у нас лучший?
       – Марьян! Мне хватает разбирательства по делу о пропавшей пыли хаоса! – возопил Дубинский. – Чистейшее дело! Никто ничего не видел, а пыль пропала. Будто кто-то телепортировался напрямую в хранилище. Мне в этом деле надо землю рыть, а не с Хваранским разбираться. Может ты…
       – Вот когда он или его кто-нибудь пришибет магией насмерть, я возьмусь за это дело, – отрезал Белянский. – А ты зайди ко мне.
       – Марьян, ты… – проворчал Дубинский. – Никакого от тебя сочувствия! А я ведь могу повторить судьбу одного из следователей, что был до меня.
       – Какого из них?
       – Того, который так и не разобрался в деле о то ли пропавших, то ли не пропавших изобретениях много лет назад, – пояснил Крис. – Наследники магученого настаивали, что в дом в день похорон кто-то пробрался и выкрал все последние наработки умершего. Но никто не мог! Если только не телепортировался напрямую в дом.
       – Крис, не сравнивай своего Хваранского с этим. И тащи сюда свою персону.
       В ожидании приятеля, Марьян постучал пальцем по папке с документами Эллы Бонс, не желая ту даже раскрывать. Его корежило от почерка на титульнике папки, что уж говорить о самой девице, которую прислали ему в качестве секретарши.
       Крис появился в кабинете друга через пару минут и при этом его глаза горели почти демоническим огнем, а на щеке приятеля отпечаталась крылатая дева с обитой металлом обложки толстенного судебника, которую тот не раз использовал вместо подушки.
       – Слушай, что это за дивное создание у тебя в приемной? – громким шепотом спросил Кристэр, падая в кресло у стола Марьяна. – Не девушка – мечта!
       Белянский поморщился. Он ничего не имел против женщин, но предпочитал видеть их вне стен управления. Единственной, кого он признавал достойной работы в магконтроле, была рейяна Белчер – секретарша главного, проработавшая на своем посту почти полвека и представлявшая собой вовсе не женщину преклонных лет, а истинного питбуля при хозяине. С ней не могли тягаться даже вышестоящие из совета. При этом рейяна так ловко организовывала дела своего шефа, что давно стала его правой рукой, а заодно и его глазами в управлении. Женщина знала обо всем, что происходило на ее территории. И узнавала об этом настолько быстро, что Марьян не раз задавался вопросом о способностях пожилой дамочки. Но всем было известно, что на должность секретарей во все отделения магконтроля всегда набирали выходцев из магических семей, которые по той или иной причине не получили магического дара.
       – Эту мечту мне пытаются подсунуть в качестве секретарши, – хмуро сообщил другу Белянский. – Будто у меня других забот нет, кроме как терпеть рядом очередную безмозглую девицу!
       Кристэр понимающе хмыкнул. Все в Центральном управлении знали характер рейяна Белянского. Кто-то считал его трудоголиком, кто-то – просто сволочью, но все сходились во мнении, что ужиться с ним невозможно. При этом мелкие шавки, вроде жандармов, Белянского уважали, а к главному он входил без предварительной записи, потому как имел прекрасные отношения с питбулем Белчер.

Показано 1 из 36 страниц

1 2 3 4 ... 35 36