Счастье на снежных крыльях-1. Крылья для попаданки

08.08.2019, 12:42 Автор: Гусейнова Ольга

Закрыть настройки

Показано 2 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28


Возникло ощущение, что меня за шиворот дернули и замотали. Я нервно считала — парашют должен полностью раскрыться. В первый момент не испугалась, все еще бурлил восторг от свободного падения. Но как же так, почему ничего не изменилось? Вдруг упала часть строп, концы болтались, словно их мыши погрызли, или… разъела кислота. Замирая от страха, я задрала голову, а там — ветер словно играл с рваными парусами старой яхты. Трепал ярко-рыжее полотнище с дырами, которому уже никогда не стать красивым правильным куполом. Облака, обещавшие пуховую мягкость, и виднеющаяся сквозь них земля, недавно восхищавшая множеством квадратов зеленой травы, пашни и нитями речушек, вызвала удушливую панику, приближаясь с каждой секундой. Меня полностью затопил ужас от осознания происходящего. Судорожно опустив голову, я нашла взглядом и пальцами кольцо страховочного парашюта. Дернула. Но ситуация не изменилась: разбитой гоночной яхтой с рваными парусами я стремительно летела на рифы. Точнее, к земле.
       Я заорала, ища взглядом Игоря. Он пытался подлететь ко мне. Возможно, нам удастся образовать тандем. Но в этот момент завизжала и Машка — подлая дрянь, которая явно полила кислотой мой парашют. Вселенная, похоже, очень любит равновесие: новый парашют интриганки оказался бракованным. Она истошно звала Игоря, но сразу двух женщин наш общий герой, увы, спасти не сможет.
       Мы вновь обменялись с Игорем взглядами. В его глазах отразилась невыразимая боль и вина — а затем он неожиданно рванул к Машке. Я слышала вой ветра, трепавшего над головой рваное полотнище, бесполезное, словно сломанные крылья, и не могла оторвать взгляд от удаляющейся фигуры бывшего друга. Вот они схлестнулись, Машка вцепилась в него, как обезьяна, затем над ними раскрылся яркий, красно-синий купол, унося пару в небеса, прочь от меня.
       Время будто бы остановилось, падение замедлилось, я обреченно смотрела на чужой купол. Когда-то близкие мне люди сделали свой выбор: кому жить, а кому умереть. Ветер словно по носу щелкнул, я закрутилась, падая все быстрее, и неожиданно увидела под собой радугу! Неужели где-то идет дождь? Странно… Какие глупые мысли приходят в неподходящий момент. Вдруг взявшаяся откуда-то радуга приобрела более четкие очертания и расплылась, разлилась пятном, будто собралась в большую лужу. В следующий момент я ухнула в эту переливающуюся разноцветную лужу. По телу пробежала дрожь, будто от электрического разряда.
       Сначала меня оглушило, а дальше я пыталась понять, на чем же таком я лежу плашмя, не на радуге же, в конце концов. Секундное, но сильнейшее облегчение, притупившее панику, вновь сменилось страхом. Подо мной оказалось нечто странное, будто разноцветная пленка, откуда-то взявшаяся в небесах. Она дрожала, вибрировала, прогибалась, словно держала меня из последних сил. И я, каким-то седьмым чувством сообразив, что надо избавиться от бесполезного, рваного, но прилично весившего парашюта, извивалась ящерицей. Затем, проводив его дальнейшее падение взглядом, я заметила побежавшую подо мной трещину на радужной пленке. К моему ужасу, образовавшаяся щель стремительно увеличивалась, грозя отправить меня к земле вслед за оранжевыми клочьями бывшего парашюта.
       — Нет-нет-нет, только не это, — просила я небеса в отчаянье, судорожно оглядываясь, куда бы передвинуться.
       А рвавшаяся, расходившаяся пополам пленка дрожала сильнее, почему-то сияя все ярче. Под ней — лишь облака! Равнодушные, белые, холодные.
       — Помогите-е! — истошно заорала я, словно меня кто-то мог услышать.
       Скоро я болталась в небе, как над бездонной пропастью, отчаянно цепляясь руками за разноцветный край. Неужели это происходит со мной?! Разве подобное можно представить? Как можно висеть в небе, держась за бывшую радугу? Бред! Но реальность умеет удивлять. Я то кричала, то молилась, надеясь удержаться. А когда переливающийся сполохами радужный край истончился и наконец растаял под пальцами, в моей голове отчетливо прозвучала мысль: «Почему у меня нет крыльев?! Ведь они мне так нужны сейчас!»
       Словно согласились со мной, ярко вспыхнув, исчезли остатки радужного пятна — и я с криком полетела к земле, растопырив руки, пытаясь замедлить падение. Как учили. Вдруг рядом с моими руками небо с шумом разрезали белоснежные крылья. Откуда они, чьи? Поверить, что они мои, хоть и замедлилась, я была не способна и инстинктивно планировала, раз мне снова удача оскалилась.
       Сюрпризы на сегодня не закончились: подо мной между облаками, опять откуда-то взявшимися, — я же точно помню, что уже пролетела их, — совершенно неожиданно показались горные вершины, покрытые снегом. Какие, ко всем чертям, горы? Откуда здесь горы и снег? В голове у меня творилось невообразимое: ужас, паника, недоумение, шок… Но надо было отстраниться от всего, мешавшего сосредоточиться, и приземлиться. Не убившись при этом.
       Управлять чужими, непонятно откуда взявшимися крыльями, не получалось, но каким-то чудом я спланировала на склон горы. И с визгом заскользила вниз по обледеневшему снегу, пока не рухнула с небольшого обрыва в сугроб. Зад, локти, бедра нещадно горели от ожогов — ткань комбинезона не выдержала испытания льдом. Побарахтавшись в снегу, я с трудом выбралась на твердую поверхность, кое-как скрючилась на корточках, боясь пошевелиться и побеспокоить раны; положила голову на колени и тупо смотрела на раскинувшиеся вокруг меня, израненные крылья. Ободранные и окровавленные, жутко выглядевшие на белом-белом снегу. Смотрела сквозь застилающие глаза слезы, боль, страх… пока не потеряла сознание.
       


       Глава 2


       Жарко! И мокро! Я попыталась открыть глаза, но веки будто слиплись, как бывает под утро, когда сон не отпускает. Сделав еще одно усилие, коротко моргнула — на ресницах повисли переливающиеся на свету прозрачные капельки. Зажмурилась посильнее и стряхнула их. Побежавшие по скулам влажные дорожки сразу разбудили меня, словно умылась. Я пошевелилась — и тут же зашлась от боли, задрожала, заныла каждая клеточка моего тела. Никогда в жизни не испытывала подобного: холеная, изнеженная авантюристка поневоле. Но главное — я жива!
       Опершись на ладони и зашипев от боли, я с величайшим трудом приподнялась. Осмотрелась и замерла в изумлении: каким образом меня занесло в ледяную яму, на мокрые грязные камни? Я же точно помню, что рухнула в сугроб и там отключилась… вроде. Яма метра два глубиной и такой же шириной очень напоминала колодец, холодный и страшный, из которого нужно срочно выбираться. Сразу вспомнила о крыльях, испуганно обернулась и застонала: огромные белые, они никуда ни делись — росли из моей спины и занимали все пространство позади! Им точно не хватило места в ледяной ловушке. Мало того, бедным крыльям досталось еще: выглядели они более плачевно, чем тогда, на снегу, и болели… сильно болели. Как собственные руки и ноги!
       Только хотела осмотреть крыло — а оно неожиданно дернулось ко мне, раскрывшись шире. Я испуганно вскрикнула, отшатнулась, потом неуверенно, с опаской, нервно посмеиваясь над своими глюками, протянула к крылу руки. Осторожно сняла рваные перчатки, чтобы ощутить в полной мере, насколько же реальна новая часть моего тела. И наконец коснулась…
       Немыслимо! Мягкие, упругие перья плотно прилегают друг к другу, но кое-где некоторые были вырваны с корнем, проплешины пестрели бурыми пятнами спекшейся крови — крылья серьезно пострадали во время падения. Я нервно передернула плечами, чем вновь вызвала движение крыльев, и заодно ощутила, откуда у меня теперь растет лишняя пара конечностей. Между лопатками! И главное — что спину ломит от несвойственной мне работы — никогда махать крыльями не приходилось.
       «Кажется, ты слишком сильно ударилась головой!» — ошеломленно проскрипела я, подсознательно опасаясь поверить собственным глазам. Болезненно поморщилась и положила руку на осипшее и саднящее от крика горло. Сколько бы ни пыталась отрицать, крылья — это не глюк, а реальность, суровая и жестокая правда! Я потерла лицо ладонями, пытаясь привести мысли в порядок, — и зашипела от новой волны боли. Оказалось, не только мои ладони сплошной ледяной ожог — лицо местами тоже. Проверила кончиками пальцев: левая щека горит. Сглотнула и осторожно вытерла слезы, непроизвольно катившиеся по щекам и щипавшие кожу. Впрочем, спуск с горы отзывался болью во всем теле и особенно крыльях, еще и костюм порвался в самых «контактных» местах. Задом, локтями и бедрами я отчетливо ощущала сырое колкое дно ямы и свежий ветерок.
       Но я жива! Жива!
       Постанывая от боли и жалости к себе, я встала. Крылья повисли тяжелым лишним грузом. Как с ними обращаться? Как парашютом управлять? Или все-таки по-птичьи. Еще бы знать, как они это делают. Только подумала, что бы с крыльями сделать, чтобы разгрузить спину, — и едва не приложилась лицом о стену. Они с невероятной силой раскрылись в слишком тесном пространстве, а у меня в глазах потемнело от боли. Надо думать, ширина обретенных «конечностей» не два метра, как размер ловушки, а гораздо больше. Это тебе не бабочку в детсаду изображать. Выругавшись сквозь зубы, я отлепилась от стены и обеими руками попыталась сложить непослушные конечности. Получилось не очень. Видимо, сила мысли избирательно действует.
       «Как мне дальше жить с вами? — пробормотала я, испугавшись последствий, вновь упираясь руками о стену проклятой ледяной ловушки. — Ведь если меня такую вот крылатую «птицу» найдут спасатели» … Лавина образов всевозможных последствий выстудила душу. Еще сильнее напугала тонкая, узорная пленочка изморози, побежавшей от кончиков пальцев под рукава. В первый момент я залюбовалась серебристым кружевом, словно сплетенным из тысяч снежинок в единое искрящееся великолепие, покрывшее мои руки. А во второй — запаниковала: оттолкнувшись от стены, попыталась стряхнуть непрошенные снежные «перчатки». Еще не хватало отморозить руки. Сунула ладони под мышки и, сжавшись, зажмурилась, обмирая от страха и прислушиваясь к ощущениям на кончиках пальцев.
       Переждав пару минут, пока пальцы перестало покалывать, медленно вытащила руки из тепла и с колотящимся сердцем осмотрела. Невероятно! Я чуть не расплакалась от счастья: снежной пленки как небывало, а руки оказались целыми и… невредимыми! «А где?..» — потрясенно спросила я неизвестно у кого, пытаясь обнаружить следы ожогов и ссадин на руках. Ничего не нашла! Словно исчезли вместе с таинственной изморозью. Даже с горьким смешком пожалела, что с такой же легкостью можно было бы и горящий зад «отморозить».
       Я подозрительно покосилась на стену, о которую опиралась, когда руки волшебной изморосью покрылись. Может это природное воздействие? Что-нибудь наподобие полезного Теплого ключа на Алтае, святого источника, Стены Плача. Да мало ли в мире мест силы или целительных источников?! Бабушка, например, регулярно ездила на курорты и по святым местам: то суставы лечила, то нервы после очередной невестки. Поэтому я решила повторно приложиться к стене. Бедром. На штанах зияла заляпанная кровью дыра, а под ней… В общем, на красную ободранную кожу было страшно смотреть. Я осторожно прислонилась раной к ледяной стене, постояла, подождала — но чуда больше не произошло. Увы.
       Тяжело вздохнув, я пожалела, что чудес хватило только на крылья и руки, а все, что ниже спины, как обычно, с редким постоянством собирает неприятности. Задрала голову и над ледяным краем ямы увидела лишь часть пологой горной гряды, по которой, собственно, и скатилась сюда. Эта громада скрыла меня от солнца, оставив в тени. Но может там кто-то есть? Надеюсь, меня уже давно ищут. Мой отчаянный вопль «Помогите!» походил на карканье измученной вороны. Даже вместо эха — пугающая, буквально звенящая тишина.
       «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих!» — упрямо пробурчала себе под нос. Страшно было до обморока, до головокружения, ведь я никогда в жизни не оставалась одна. Всегда либо родные, либо няни были рядом, прислуга, потом охрана и Игорь заботились. Сейчас же, разговаривая сама с собой, я разбавляла страшную тишину, давившую на сознание, странно оглушавшую. А вокруг лишь ледяные стены. Лед гладкий, подтаявший, на таком бы на коньках кататься. Скользить будешь как по маслу… Не о том думаю. Надо выбираться. Во мне метр семьдесят два и вроде два метра глубины — пустяк. Всего-то подпрыгнуть и подтянуться, но, когда за спиной — тяжелые сломанные крылья, сама — сплошная рана, а препятствие — скользкие стены, задача усложняется. Пришлось острым камнем долбить ступени, чтобы выбраться наружу. А попутно, окончательно срывая горло, звать на помощь.
       Думать, как в разгар лета вместо Подмосковья я очутилась в заснеженных горах и с крыльями, запрещала себе. Проблемы правильнее решать в порядке очередности, так мне бабуля твердила. Иначе можно утонуть в их пучине. А так, возможно, что-нибудь само по себе рассосется. Немилосердно хотелось пить, есть, спать, но в горах промедление и смирение — смерть. О чем я знаю не понаслышке. Двое друзей Игоря вопреки метеопрогнозу ушли покорять не сложную, но оказавшуюся своенравной вершину. Их останки нашли случайно, спустя несколько лет, когда сошла очередная лавина, открыв небольшую пещеру, где эти несчастные пережидали бурю. А вот Лесин тогда с ними не пошел. Хоть и экстремал, но осторожный и дальновидный. Как мой папа.
       Мысли о подстерегающих в горах опасностях подстегивали меня быстрее долбить лед. Каждый удар отдавался болью в теле, но я терпела, сжав зубы и старалась. Сделав несколько ступенек, я полезла наверх. Срывалась пару раз и когда, наконец, перевалилась через край и подтянула за собой крылья, с облегчением уткнулась в снег. Несколько минут я лежала, пытаясь отдышаться и привыкнуть к режущему глаза ослепительному свету, а потом с трудом поднялась. Сначала на колени, затем во весь рост.
       Передо мной простирались горы, до самого горизонта, на все четыре стороны лишь снежные пики. Я словно видела себя со стороны: одинокая жалкая песчинка среди девственно чистого снежного безмолвия в драном рыжем костюме, стильных кроссовках последней коллекции, шлеме… и с истрепанными крыльями за спиной. Словно сделала селфи и удивленно разглядывала собственное на редкость незавидное фото. Жаль, мобильник потерялся…
       А вокруг… не Россия!
       Я отчаянно заорала, вернее захрипела, сжимая кулаки и задрав лицо к небу, и захлебнулась: куда меня занесло! На необыкновенно чистом светло-сиреневом небе целый парад планет выстроился. Большой полудиск с сиреневым оттенком висел настолько близко, что темные жерла кратеров просматривались еще лучше, чем лунные. Дальше расположился полудиск поменьше и побледнее, но «украшенный» кольцами. За ним третий, крохотный, словно дитя выглядывал из-за пышной материнской юбки. А напротив них, с другой точки небосклона, весь этот невероятный и неожиданный пейзаж освещало… Солнце, наверное. Хотя, уже очевидно, другая, неведомая звезда.
       Это не Земля!
       Чужие небеса настолько потрясли, выбили дух и полоснули по сердцу, что я невольно сжалась в комочек, страдая и жалея себя. И крылья вновь послушались, словно выполнили мой безмолвный приказ: обняли меня, укрыли, спрятали от незнакомого мира и бесконечного отчаяния. Ноги предательски дрожали, нет, каждая клеточка дрожала от страха, одиночества, бессилия и полного отсутствия мыслей как спастись, даже надежды, что кто-то спасет.
       

Показано 2 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28