Половина души. Смерть с ароматом жасмина

24.06.2018, 20:26 Автор: Katrina Sdoun

Закрыть настройки

Показано 1 из 6 страниц

1 2 3 4 ... 5 6



       Глава 1


       Прохладная ночь пахла сыростью и жасмином. Издалека несся вой полицейской сирены, но порыв ветра смешал его с шепотом листвы. Небо переливалось бисером звезд – нечастое явление в начале лета в Боско. Обычно мегаполис накрывало серым, густым смогом, которым дышишь и давишься в попытке проглотить. Но не этой ночью. После дождя воздух словно обновился, и был чист и свеж. Сквозь колышущиеся тени ветвей и кустов пробивались огни недремлющего города. Блики света уличных фонарей расплескались по мокрому асфальту. Шум фонтана, монотонный гул автострады, затихающий пульс в висках – где-то во тьме парка затаилась моя смерть.
       С той ночи минуло пять лет, а я до сих пор помнила ее, видела каждый раз во сне. Пять долбанных лет по ту стороны жизни! А казалось, что это было вчера…. Вчера я возвращалась с работы через центральный парк Боско и стала жертвой нападения. Лица своего убийцы не видела, лишь мелькнула среди деревьев тень, за которой не уследить взглядом. Удар, вспышка боли, и бархатное небо, усыпанное звездами, окрасилось алым. Перед тем, как тьма затянула сознание, и все вокруг стало далеким и пустым, я увидела лицо полицейского, склонившегося надо мной.
       По какой-то нелепой случайности я воскресла дампиром. Привычный мир перестал для меня существовать, но распахнул объятия новый – мир ночи, тьмы и холода. Мир вампиров.
       В дверь позвонили. Распахнув глаза, я уставилась в белый потолок. В голове еще звучали отголоски той ночи, во рту ощущался привкус крови, но умом я понимала, что нахожусь в своей ванной. Проклятый сон. Воспоминание, за которое отчаянно цеплялась часть меня – та, что не смирилась с произошедшим. Я бы многое отдала за то, чтобы не видеть по ночам парк после дождя, не чувствовать запаха жасмина. Он застрял в глотке тошнотворным комом. Заноза в сознании, до которой не дотянуться.
       Вода в ванной успела остыть. Подтянувшись одной рукой за бортик, я смогла сесть и не взывать от боли. Ушибленное тело пульсировало, как единый нерв. За пять лет я привыкла возвращаться домой в синяках и крови, но с болью смириться невозможно. Она надоедает. Намокшие волосы облепили лицо. Убрав их негнущимися от холода пальцами, я попыталась встать. Получилось, хоть и не с первого раза. Наконец, я вылезла из ванной и завернулась в полотенце персикового цвета. Стопы утонули в голубом пушистом коврике. Для меня важно ощущать простые вещи – они возвращают в реальность. Стены пестрили мозаичной плиткой всех оттенков синего и голубого. Пол был выложен белым кафелем, и на нем алели капли крови – моей, разумеется. Стоя спиной к зеркалу, я дрожала от слабости. По плечам и лицу стекали струйки воды с волос. Взяв еще одно полотенце, я промокнула их. И медленно обернулась, чтобы увидеть свое отражение. На бледном осунувшемся лице глаза светились красными угольками. На фоне черных волос смотрелось… пугающе - за неимением лучшего слова. Нормальный цвет глаз у меня зеленый, но сегодня я чертовски много сил потеряла, и восстановить их поможет только кровь.
       Снова прогремел звонок в дверь. Я вздрогнула и чертыхнулась, бросая полотенце в раковину. Плечо обжигало болью, махровая ткань касалась свежей рваной раны. Ее следовало бы зашить или как минимум обработать, но сначала займемся ночными гостями.
       Я вышла из ванной и стянула пистолет с комода в спальне. Прижимая его к берду, сняла с предохранителя и скользнула к входной двери. Квартира у меня небольшая: кухня плавно переходила в спальню, а спальня – в прихожую. В комнате мерно гудел кондиционер, тикали ходили на стене. Кого там принесло среди ночи?! Приблизившись к входной двери, я встала слева от нее, не заглядывая в глазок.
       -Кто?
       -Ваш сосед из квартиры напротив,- раздался тихий тягучий мужской голос.- Сахарку не найдется?
       Закатив глаза, я поставила пистолет на предохранитель и открыла дверь. На пороге стоял Адам, действительно мой сосед из квартиры напротив. И лучезарно улыбался. Он из тех ребят, на которых невозможно злиться, даже если очень хочется. Среднего роста, подтянутый, но узок в плечах и худощавый - на мой вкус. Я сама чуть выше метра с кепкой и не могу похвастаться пышными формами, поэтому вместе мы смотримся, как два подростка. Волосы у Адама темные, почти черные и коротко стриженные, но все равно видно, что они вьются. Черты лица приятные, даже миловидные, глаза большие, голубые и невинные, как у младенца. Но это обманчивое впечатление. Адам – хакер и разработчик оружия против нежити. У него два условных срока за взлом базы данных департамента полиции Вердландии. Однако, это не мешает ему помогать местным копам. Нелегально. На счету Адама ряд изобретений, способных завалить вампира или прочую тварь с одного выстрела. Пока, правда, он снабдил ими только меня и специальный отдел полиции по борьбе с потусторонними преступлениями (СОПБП).
       Адам был весь темным – от синей футболки с длинными рукавами до черных джинсов и домашних тапок-зайцев. Милые такие, с торчащими в стороны ушами. Только кожа его белела в полумраке прихожей. У него за спиной разливался холодный белый свет коридорной лампы, из-за чего лицо казалось еще бледнее, а глаза – синее.
       -Тебе не кажется, что твоя кодовая фраза устарела?!- проворчала я, впуская его в квартиру и закрывая замок.
       -Беспокоишься, что соседи решат, как бы у меня чего не слиплось?- усмехнулся он, убрав руки в карманы джинсов.
       -Мне все равно, что они подумают,- сказала я и направилась в кухню. Когда я обошла Адама, он присвистнул.
       -У тебя полотенце все в крови и ссадины на спине,- без тени испуга отметил он.- Выглядит так, будто ты страстно обнималась с диким зверем. Зная тебя, он должен выглядеть не лучше.
       -Ты как всегда тактичен, Адам.
       -Я говорю лишь то, что вижу,- он пожал небрежно плечами.- Надеюсь, у тебя осталась заговоренная вода?
       -Я не стану чем-то хуже, чем уже являюсь, если ты об этом,- я вздохнула, завязывая туже полотенце на груди.
       Он замер, прищурив глаза. Очевидно, ожидая, что я все ему выложу. Я кивнула и глянула на соседа через плечо.
       -Сегодняшний казненный оказался на редкость прытким - пришлось с ним повозиться. Он загнал меня на крышу дома и протащил по черепице. А потом воткнул в бок кусок ржавой арматуры.
       Адам покосился в открытую дверь ванной. По полу были разбросаны рваные и перепачканные кровью футболка и джинсы. Я поморщилась, невольно приложив ладонь к ране на животе. Адам проследил за моим движением серьезным взглядом.
       -Не успела обработать. Ты как раз вовремя зашел, Адам,- я выдала ему улыбку – пустую и ничего не выражающую.
       К сожалению, дампиры уступают в силе истинным вампирам, но я стараюсь компенсировать этот недостаток оружием. Иногда выходит, иногда – не так, чтобы очень. И я возвращаюсь домой побитой собакой. Адам привык. Мы знакомы с того момента, как я переселилась в Хайенвилл – почти пять лет. Он - хакер и знает обо мне больше, чем я сама, но держит язык за зубами. Ради своего же блага. На протяжении всех этих лет мы пытались выяснить обстоятельства, при которых я стала дампиром. Упыря, укусившего меня, так и не нашли. Но я стала достоянием мира нежити, знаменитостью среди кровососов. В Хайенвилле обосновался Верховный совет – высший орган власти вампиров. И мое появление не осталось для них незамеченным. Меня пригласили, поглазели, оценили и… приняли в клан. На то воля старейшины – его восхитило то, что я наполовину человек, и дневной свет не причиняет мне вреда. Такой я и останусь. Прочие члены совета считают меня цирковой зверушкой. На потеху им или ради собственного удовольствия старейшина назначил меня Мастером Смерти, карателем. Тем, кто убивает вампиров, преступивших законы совета. Нападения на людей запрещены и влекут за собой немедленную смерть. Поэтому, соглашаясь на сомнительную должность, я в тайне надеялась, что когда-нибудь наткнусь на своего убийцу.
       Адам хмыкнул.
       -Если только в обмен на чашку кофе.
       -Идет,- я вошла в темноту спальни, Адам – направился на кухню и включил там верхний свет.
       Жить среди вампиров я не смогла, поэтому сняла квартиру на окраине Хайенвилла. Искала полной изоляции от людей, но дом оказался мне не по карману. Я прошла босиком в спальню, развязывая полотенце. Стены в единственной комнате были молочно-коричневые, как и пол. Кровать цвета кофе с молоком, покрывало терракотовое, а диван перед белым декоративным камином – бежевый с коричневыми прожилками. Мягкое кресло в углу около окна – бежевое. Драпри – густо-коричневые с золотым блеском. Адам говорил, что спать здесь, как внутри коробки с шоколадными конфетами. Сквозь прорези штор лился бледный лунный свет, очерчивая углы стенного шкафа. Он стоял справа от кровати и тянулся до самой двери в кухню. Лампа на прикроватной тумбе была оранжевой, как палас и подушки на диване. Я достала из шкафа черную футболку и серые домашние брюки и бросила на кровать. Сняв с себя полотенце, я промокнула им кровоточащие раны. Та, что на животе, выглядела глубокой. Кожа по краям припухла и свисала лоскутами. Если быстро обработать, наложить повязку и восстановить баланс крови, то она исцелится за считанные дни.
       Переодевшись, я подошла к коричневому комоду с зеркалом у двери в ванную. Орнамент на нем был цветочный и поблескивал в темноте. На комоде стояла бордовая зантедеския в горшке – единственное растение в квартире. Глянув на свое отражение, я глубоко вдохнула и медленно выдохнула. От слабости перед глазами плыло.
       -Кофе готов,- в дверях появился Адам с чашкой в руках.- Но тебе я приготовил кое-что более питательное.
       Я осклабилась и, оттолкнув его, прошла в кухню. От яркого света заболели глаза. Серые и мятные тона мебели казались как никогда ослепляющими. На столе около раковины стояла черная керамическая кружка. И жидкость в ней была такая же темная и густая. В холодильнике у меня всегда хранятся несколько пакетов донорской крови. Без нее я могла бы обойтись, но она помогает быстрее исцелиться. Рядом лежали бинты, антисептик и аптечка с инструментами. Адам подготовил все необходимое. Застыв перед столом, я устало потерла лицо. Потянулась за чашкой - футболка задралась и обнажила рану. Адам подошел ближе и уставился на нее, опуская свою чашку на стол. Почувствовав, что я смотрю на него, он заморгал, не зная, куда деть глаза, чтобы не пялиться на мой живот.
       -Подлатай меня, и покончим с этим,- облокотившись одной рукой о стол, я поднесла чашку к губам и зажмурилась. В нос ударил резкий металлический запах, к горлу подкатила тошнота. Адам открыл аптечку и загремел инструментами. Совмещать неприятное с неприятным – что может быть лучше?!
       Когда он закончил с животом, то приступил к плечу. Руки у меня тряслись от боли и слабости, и я из последних сил давилась донорской кровью. Перед глазами плясали белые пятна. Я прикрыла веки и сделала последний большой глоток. И почти отключилась.
       -Вот и все,- раздался издалека фальшиво бодрый голос Адама.
       Я покачнулась, хватаясь за край стола, и заморгала. Одернув футболку, выпрямилась и медленно повернула голову, чтобы посмотреть на соседа. Адам вытирал руки окровавленным полотенцем и глядел мимо меня.
       -Быть может, мне пора задуматься о лицензии практикующего хирурга? Буду штопать твоих друзей.
       -Моих друзей не нужно штопать. У них само все зарастает.
       -Не все,- он расплылся в ехидной улыбке.
       -Спасибо,- осипшим голосом сказала я и облизала губы.- А теперь признавайся, зачем пожаловал?
       Адам бросил полотенце в раковину, выдыхая. И бесхитростно посмотрел на меня.
       -С чего ты…
       -Брось, Адам. Я тебя не первый день знаю. Кофе ты мог бы и дома попить, если, конечно, чистые кружки остались.
       Он сдавленно рассмеялся и провел рукой по волосам.
       Сложив руки на груди, я подошла к окну. За ним царила глубокая ночь. Три часа ночи – самая сердцевина тьмы. Я забралась на подоконник, Адам же не сдвинулся с места. Так и сверлил меня немигающим напряженным взглядом. Я видела его отражение в стекле, но смотрела на спящую улицу. Ночь в Хайенвилле темнее и гуще, чем в Боско, где я когда-то жила. Здесь и воздух был совсем иной – чище, прозрачнее. Городок, окруженный лесами, таил в себе множество загадок и мрачности. Неудивительно, что его облюбовали вампиры. Здесь было, где укрыться – от других вампиров, от людей, от себя.
       -Ну так…?
       -Звонил Алекс и передал новые координаты,- его голос прозвучал тихо, но было слышно, как он выдавливал из себя эти слова.- Ты была на казни и отключила телефон. Поэтому ему пришлось обратиться ко мне.
       Алекс был вампиром. Это он нашел мое тело в парке и унес из-под носа у копа, пока тот вызывал подмогу. Очнулась я в комнате с заколоченными окнами. В летней духоте скрипел ветхий вентилятор, пахло пылью и накрахмаленным постельным бельем. Запахи и звуки – благодаря им я вырвалась из непроглядной пустоты. И, конечно же, не без помощи Алекса. Он спас меня от неминуемой гибели и выходил. А после привел в склеп – место, где обитал клан вампиров города Хайенвилла, к которому он принадлежал. Так я попала в совет и стала карателем.
       Я хмыкнула, не оборачиваясь.
       -На завтра? Что-то он быстро.
       -Нет,- он качнул опущенной головой и исподлобья глянул на меня.- На сегодня. На сейчас, Кира.
       Я повернулась к нему – медленно, чтобы не тревожить швы. Лицо мое ничего не выражало, потому что сил на эмоции не осталось, но одна бровь уползла на лоб.
       -И ты его не послал?
       Адам поперхнулся и кашлянул в кулак.
       -Вампир, которого тебе нужно достать, нападает в парках на прохожих. Он решил, что ты заинтересуешься.
       Я плавно соскользнула с подоконника и направилась в комнату, не глядя на Адама.
       -Давай эти чертовы координаты,- сквозь зубы потребовала я.
       -Как? Ты меня с собой не возьмешь?- в его голосе прозвучало искреннее огорчение, как у ребенка, которого не берут на ярмарку.
       Я обернулась в дверях.
       -Тогда мне придется твою задницу прикрывать,- я нахмурилась.- Вот еще!
       


       Глава 2


       До рассвета оставалось чуть больше трех часов. Я прошла в спальню и открыла шкаф. Адам прибирался на кухне. За годы дружбы он успел освоиться у меня дома, пожалуй, лучше, чем у себя. Его квартира походила на склад деталей для компьютеров и прочего металлолома. Но царящий там бардак соседа чуть не трогал – если ему не хватало уюта и свежего кофе, то он шел ко мне. Я оделась, не включая свет. Черное белье, черные носки, черные джинсы и футболка. Черная кожанка довершала мой вечерний наряд. Внутренняя кобура с «глоссом», заряженным серебром, идеально терялась на фоне одежды. Обычно те, на кого я охочусь, сопротивляются, бьются из последних сил. А я, как правило, слабее. Поэтому Адам изобрел для меня несколько примочек. Пистолет с ультрафиолетовым фонариком или мини-арбалет, заряженный шприцами с зельем, состав которого я даже знать не хочу. Если первый лишь затормаживал противника, причиняя кратковременную боль от ожога, то второй убивал на месте. Арбалет я оставляла в машине - на самый крайний случай.
       Наручные ножны с серебряными ножами скрывались под рукавами кожанки. Чтобы ими воспользоваться, придется ее снять. Застегнув молнию, я подошла к камину. На полке стояло фото в рамке. Темноволосая девушка в бледно-голубом пальто беззаботно улыбалась на фоне окон ресторана. В день открытия навес, декорированный белыми и бордовыми пионами, украшали гирлянды.

Показано 1 из 6 страниц

1 2 3 4 ... 5 6