НЕСТАБИЛЬНАЯ

15.02.2019, 05:45 Автор: Рина Лесникова

Закрыть настройки

Показано 1 из 12 страниц

1 2 3 4 ... 11 12


Нестабильная
       

ПРОЛОГ


       – Роэнс! Как такое могло получиться! Что ты мне обещал все девять месяцев?! Где? Я тебя спрашиваю, где мой наследник?! – его величество Дейриг Восьмой Рогеннар был не просто зол, он был в бешенстве.
       –Э-э, ваше величество, – придворный маг магистр Роэнс старался встать так, чтобы между ним и разгневанным королём было хотя бы кресло. Благо, в королевском кабинете мебель была очень массивная, под стать хозяину кабинета – широкоплечему могучему мужчине лет тридцати пяти на вид, - я вам ничего не обещал. Я лишь говорил, что вижу огонь, зарождающийся в чреве её величества. Это значит, сам огненный Дуарх благословил младенца своей дланью.
       - Огонь! Но это ли не значит, что королева должна была родить сына?! Если младенца благословил Дуарх, то где его мужские причиндалы? Может, ты скажешь, что ещё не выросли?
       - Э-э, ваше величество, я не думаю, что стоит на это надеяться, младенец – девочка. Но, мой король, это может быть знак!
       - Какой ещё знак, Роэнс? Тебе ли не знать, магия огня – это магия мужчин?!
       - Ваш огонь настолько силён, что преодолел магию воздуха королевы, и может случиться так, что когда милостивая Крейна благословит ваш союз младенцем мужского пола, то огонь наследника будет необычайно мощным, - предположил магистр.
       - Что-то мне не нравится твоё «может случиться», - скривился король, - что ты не договариваешь, Роэнс?
       - Э-э, видите ли, ваше величество, - придворный маг замялся, но под тяжёлым взглядом монарха продолжил, - может случиться и так, что весь наследный огонь достанется…
       - Что?! Огненная магия наследника престола может выбрать девчонку?
       - Это вы сказали, ваше величество. Очень редко, но случается, что магия огня достаётся женщине, - произнёс магистр Роэнс и на всякий случай отошёл к двери.
       - Этого не должно случиться! Родовой магией может владеть только наследник мужского пола! Что можно сделать, Роэнс? Может… сообщить, что младенец не выжил?
       - Не самый плохой вариант, - придворный маг задумчиво нахмурил брови, - но вдруг это воля самого Дуарха? Кто мы такие, чтобы идти против его замыслов?
       - Это верно, против него мы лишь жалкие искры. Здесь нужна соразмерная сила. Роэнс!
       - Я к вашим услугам, ваше величество, - маг, почувствовав, что гнев короля утихает, облегчённо вздохнул и поклонился.
       - На церемонии представления ты объявишь, что стихия новорожденной принцессы – воздух!
       - Но как же так? Тогда малышку нужно будет представить богу ветров Тариоху?
       - Вот именно, Роэнс, вот именно. Отнесём её в храм Тариоха, а там… как распорядятся боги.
       - У малышки не будет шансов выжить в храме чужой стихии. Её величество сживёт меня со свету!
       - Предпочитаешь, чтобы убил тебя я? – король вытащил из ножен кинжал и демонстративно принялся чистить им ногти. – Королева погорюет, и через положенное время мы примемся за создание наследника.
       На следующий день было объявлено, что новорожденная принцесса Леонита-Илеста-Миолина-Энери получила стихию своей матери – воздух – и в положенное время будет представлена покровителю магов воздуха – Тариоху.
       

***


       - Нянюшка, согласитесь, наша малышка краше всех на свете, - королева нежно гладила золотистый пушок на голове своей новорожденной дочери.
       - Конечно, это так и есть, - уверенно подтверждала слова своей воспитанницы няня Арентина, - она даже краше, чем вы в её возрасте! Только волосики у вас разные, ваши белые с голубым отливом, как у истинной магини воздуха, а у нашей Леониточки – рыженькие, как у папашки.
       - Вот и я думаю, почему так? Роэнс сказал, что стихия Леониты – воздух, но малышка совсем на него не откликается. Вот смотри, - королева легко подула на личико дочери, та недовольно сморщилась и захныкала, - не нравится. Как такое может быть? Пусть она ещё не представлена Тариоху, но стихия уже должна быть в ней!
       - Это верно. Вы, ваше величество, всегда смеялись, когда я подставляла ваше голенькое тельце ветру. Вы как будто купались в нём.
       - Ветер – это так здорово, няня Тина! – королева мечтательно улыбнулась.
       - Не моё это, конечно дело, я простая безграмотная нянька и в магиях ваших ничего не понимаю, но посмотри, Нита, как наша малышка смотрит на огонь, - нянька королевы повернула новорожденную к ярко горящему камину, и глаза малышки засветились неподдельным счастьем.
       - И это странно. Пока я вынашивала мою крошку, Роэнс говорил, что стихия младенца – огонь, - задумчиво произнесла королева, - потому король и ждал наследника. А родилась девочка. Няня, я должна найти Роэнса!
       - Приказать пригласить его?
       - После того, как объявили стихию малышки, он меня избегает. Словно прячется. Я сама пойду к нему!
       - Но как же? Неделя ещё с родов не прошла, - запричитала нянюшка, - ты ж ещё совсем слаба, моя девочка.
       - Няня, я должна выяснить, почему принцесса не откликается на свою стихию!
       

***


       На закате четырнадцатого дня, как и положено, юную принцессу Леониту Илесту Миолину Энери как и положено, представили покровителю стихии. К сожалению, её мать, королева Нитасия, была ещё слишком слаба, чтобы присутствовать при обряде, и в храм бога ветров Тариоха малышку заносила старшая жрица. Служительница взяла девочку из рук доверенной нянюшки и скрылась с ней за дверьми святилища. Там она положила ребёнка на алтарь и удалилась. Будущей магине воздуха предстояло провести ночь в храме бога-покровителя, чтобы пройти первый этап обретения стихии.
       После того как за ушедшей старшей жрицей гулко закрылись двери храма, из темной ниши, в которой стояла статуя одного из духов ветра, вышла облачённая в свободные одежды жрицы воздуха женщина. Она направилась прямо к статуе Тариоха, летящим изваянием возвышающейся над алтарём. Лишь на мгновение странная посетительница задержалась около лежащей на плоском камне малышки, бросила на неё мимолётный взгляд и, сделав несколько шагов, пала ниц перед своим богом. Неизвестно откуда взявшийся слабый ветерок пробежался по её одежде и распущенным светлым волосам.
       - Господин мой и Покровитель, - начала она, подняв голову и остановив взгляд на ступнях каменного изваяния, - ты всегда давал мне понять, что я – одна из твоих любимых дочерей. Ты давал мне силу и делился своей любовью. Но сейчас я прошу не за себя. За дочь свою прошу. Я знаю, ты всё видишь. И мои мысли, и её силу. Но я всё равно прошу, умоляю! Прими девочку под своё крыло!
       В лицо женщины ударил холодный ветер с неизвестно откуда взявшимися колючими злыми песчинками, но отчаявшаяся посетительница не опустила головы, а, наоборот, подняла взгляд выше, подставляя нежную кожу гневающейся стихии.
       - Я готова платить! – выкрикнула она, стараясь преодолеть поднимающийся шум. – Я не прошу для моей дочери силу, я прошу лишь об одном – оставь её в живых! Если для этого нужно забрать мою силу, бери! Но оставь её в живых!
       Вокруг алтаря, на котором лежало беспомощное тельце, набирал силу беснующийся смерч. Он свирепо рвал одежды стоящей на коленях женщины, злобно кидал на стены храмовую утварь. Казалось, сама статуя шаталась под его напором. Тихо было только в самом эпицентре вихря. Хотя нет, оттуда послышался жалобный плач. Словно обрадовавшись новому звуку, в нишах захохотали духи ветра – каждый на свой лад, что вносило ещё большую сумятицу и ужас.
       – Плати, плати, плати! – провыл ветер, и смерч превратился в ураган.
       Королева поднялась с колен. Обрадовавшийся ветер тут же сорвал с неё остатки одежды и принялся пригибать к земле и ожесточённо трепать волосы.
       - Я заплачУ, назначь цену, и я заплачу, - повторяла про себя женщина, едва шевеля губами, ибо ветер стремился ворваться и в рот, – нет такой цены, которую мать не отдала бы за ребёнка, – она склонила голову и пошла к алтарю, где захлёбывался криком младенец. – Я выйду отсюда. И сделаю всё, чтобы моя дочь жила.
       Первый раз в жизни стихия была неподвластна королеве. И она приняла правила игры. Шаг. Ещё шаг, и под гадкий хохот женщину опять откидывало к холодной каменной статуе. Приходилось начинать всё сначала.
       - Ты имеешь право злиться, в твой храм принесли чужую! Но и я имею право бороться за своего ребёнка! – и королева опять начинала свой путь к алтарю.
       Много раз её швыряло на пол и било о каменные стены храма, однако Нитасия поднималась на ноги и упорно шла на надрывный плач своего ребёнка. От бьющего в лицо колючего ветра она почти ослепла, но упорно продолжала двигаться на звук. И вдруг крик прекратился. Малышка устала? Заснула? Или?.. Королева пыталась осмотреться, вот только слезящиеся глаза уже ничего не видели. Она подняла взгляд. Сверху за ней наблюдали два холодных огня – глаза статуи бога Тариоха были сделаны из голубых алмазов. Так они и смотрели друг на друга – могущественное божество и слабая хрупкая женщина. Не королева. Просто мать.
       Драгоценные камни сверкнули последний раз, и неистовый порыв ветра швырнул непокорную прямо на алтарь, разбив ей лицо об алтарный камень. Голубой мрамор с жадным шипением впитал алые капли.
       - Кровь! Тебе нужна кровь? Возьми!
       Королева схватила лежащий на выступе алтаря ритуальный нож и полоснула им по левому запястью. Тяжёлые капли упали на холодный камень, а женщина стала водить рукой вокруг смолкнувшей малышки. Если бы жертвенная жидкость не впитывалась, то девочка уже давно лежала бы вся в крови. Но монолит шипел и требовал ещё и ещё. Силы женщины убывали. Почти остановился поток крови. Можно было не оборачиваться на бога, чтобы почувствовать его тяжёлый взгляд. Мало? Возьми ещё! И Нитасия неловко провела обсидиановым лезвием по правому запястью. Ненасытный камень так же охотно принял и это подношение.
       Совсем скоро она окончательно обессилеет и потеряет сознание, и тогда её девочка останется один на один с чужой стихией. Горячие слёзы падали вперемежку с рубиновыми каплями и так же охотно впитывались ненасытным камнем. Что? Что ещё ждёт от неё Тариох? Нитасия повернулась к божеству и подняла отяжелевшие веки. Ответом ей послужила хитрая усмешка. И женщина решилась. Она сделала надрезы на руках девочки. Крик малышки был последним, что услышала теряющая сознание мать.
       

***


       С первым утренним лучом двери в храм бога ветров Тариоха открылись, и в него молча вошла процессия жриц. Так же молча женщины расходились по кругу, замирая по одной около ниш, в которых находились изваяния духов ветра. И только старшая из них последовала прямо к алтарю. Она подошла к камню, на котором лежало детское тельце, простерла над ребёнком руку и на мгновение замерла. Только сейчас в храме раздался первый звук – весёлое детское агукание. И старшая жрица затянула гимн. Гимн приветствия. Его подхватывали помощницы. С каждым куплетом торжественное песнопение набирало силу. И опять в храме поднимался ветер. Он радостно кружил меж своих последовательниц, ласково щекотал новую адептку и тоже набирал мощь, ускоряясь и возносясь под верхние своды, в нишах которых зазвенели серебряные колокольчики, возвещающие собравшемуся на площади народу, что бог ветров Тариох принял под своё крыло ещё одну повелительницу воздуха.
       Озорной молодой ветер, которому стало тесно в закрытом помещении храма, распахнул настежь двери и вырвался наружу, осеняя благодатью Тариоха тех, кто пришёл приветствовать принцессу после первого этапа обретения ею стихии. Вместе с ветром на храмовую площадь вырвалась и песня жриц. Песня приветствия новой подруги. Король Дейриг, уже нацепивший на своё лицо скорбную мину, с удивлением глянул на стоящего рядом придворного мага. Тот изобразил не менее удивлённый взгляд. Совсем не такой гимн они ожидали услышать этим утром. В тех случаях, когда младенец погибал, не выдержав этапа обретения стихии, из храма неслись совсем другие песнопения.
       - Настало время чудес, ваше величество, – Роэнс низко склонился, первым поздравляя монарха с тем, что его дочь ступила на путь магии воздуха. Но как бы быстро он не совершил этот маневр, король успел заметить промелькнувшее в глазах магистра чувство вины.
       

ГЛАВА 1


       - Ли, милая, тебе нужно отдохнуть, иначе ты не сможешь выдержать этот приём, - королева Нитасия сама вышла в сад, чтобы позвать дочь в покои.
       - Но мамочка, я совсем не устала! – хрупкая девушка нехотя поднялась с качелей, подвешенных к ветке крепкого дерева.
       - Дорогая, пожалуйста, не перечь. Ты такая слабенькая, и я так боюсь за тебя! Последний приступ был совсем недавно.
       - Да, мамочка. Конечно, мамочка, - принцесса Леонита послушно последовала за матерью, за ними чинно потянулись фрейлины, сопровождающие обеих.
       Королева проводила дочь до её покоев, проследила, чтобы служанки раздели и уложили принцессу в постель.
       - Отдохни, милая. Этот приём устраивается в честь твоего совершеннолетия, и тебе нужно пробыть на нём от начала и до конца. Я верю, что ты выдержишь и достойно встретишь своего будущего жениха.
       - Мама, а какой он?
       - Кто? – Нитасия сделала вид, что не поняла вопроса.
       - Жених.
       - Маркиз Биэн? Очень достойный молодой человек. Он будет тебе хорошим мужем.
       - Мам, ну какой же он молодой? Таринна сказала, что ему чуть ли не тридцать лет! Он ненамного младше тебя, мама!
       - Если ты всё знаешь про него сама, зачем спрашиваешь? – королева нахмурилась, с неудовольствием отмечая осведомлённость и болтливость фрейлин принцессы.
       - Значит, это правда, - Леоните не удалось сдержать вздох.
       - Дорогая, двадцать восемь лет для мужчины, к тому же мага, совсем не старость. У него, как и у тебя, всё впереди. И потом, вспомни, папа старше меня на семнадцать лет.
       - Так это же папа!
       - Девочка моя, было время, когда и я не была знакома с твоим папой. Мы с ним тоже были чужими. Но в браке пришла любовь.
       - Как же не полюбить папу! Он у нас самый лучший, - вздохнула Леонита.
       - У тебя будет время узнать маркиза лучше. Ведь завтра состоится только ваше первое знакомство, даже не помолвка, - королева ласково, как когда-то в детстве, погладила дочь по голове.
       - Мам, ты хочешь сказать, что если он мне не понравится, то помолвки и свадьбы не будет?
       - Я уверена, он тебе обязательно понравится, - королева поправила на дочери одеяло и уже хотела выйти.
       - Мама, мама, позволь ещё один вопрос. Всего один!
       - Ну, хорошо, если только один. Спрашивай.
       - Мама, а у него дракон есть? – Леонита даже приподнялась, так её волновал этот вопрос.
       - Нет, дорогая, дракона у маркиза Биэна нет. Но твоего жениха не покидает надежда, что в браке с тобой он приобретёт достаточно силы, чтобы его выбрал дракон.
       - Но в его возрасте остаётся совсем мало надежды обрести дракона. И тебе ли не знать, я совсем слабый маг, чтобы усилить кого-то? Я… я вообще нестабильная!
       - Дорогая, мы договаривались только на один вопрос, давай сейчас не будем останавливаться на тех темах, которые обговорены уже много раз, - королева Нитасия приложилась губами ко лбу дочери и быстро покинула комнату.
       Леонита честно пыталась заснуть. Но тревожные мысли не давали ей покоя. Она росла послушной дочерью и с самого младенчества понимала, что её ожидает династический брак. И именно на ней лежит ответственность перед троном Этталии. Была, конечно, надежда, что корону примет один из младших братиков. Но словно злой рок довлел над монаршей четой. Двое из новорожденных наследников не выжили во время первого представления их богу – пламенному Дуарху, а самый последний – принц Горинг – хоть и перенёс первый этап обретения стихии, но был ещё слабее Леониты.

Показано 1 из 12 страниц

1 2 3 4 ... 11 12