_НЕЗАБУДКА_

01.10.2018, 18:25 Автор: Рина Лесникова

Закрыть настройки

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24


НЕЗАБУДКА
       - Наюшка, ты только не перебивай. Знаю я, недолго мне осталось. Отмерян уж мой век многоликим, и грань моя всё ближе. Но его на то воля, не мне судить пути его провидения. Дал дожить до поры твоего созревания и узнать, что проснулся в тебе дар ведьмин, и на том спасибо. Но не довести уж мне судьбу твою до мужнего порога. Самой тебе придётся ту дорогу искать, - начала разговор старая Тора, сидя зимним вечером у горящего очага. Даже сейчас её натруженные руки были в движении – что-то с остервенением перемешивали в ступке. – Как бросишь последнюю горсть земли на мою могилку, не перебивай! – прикрикнула бабка на встрепенувшуюся девчушку. – Так вот, сразу после того, как примет меня за гранью многоликий, соберёшь вещички свои, деньги, какие есть, заберёшь. Немного, но всё не нищенкой будешь. И направишься прямиком в столицу нашу Рагасту. Там придёшь в школу ведьм. Лучшие в Ошеконе учителя там учат ведьмовским премудростям таких, как ты. На то она и столица, чтобы всё лучшее в ней собиралось. Дар у тебя сильный, даже посильнее моего будет. Примут в ту школу обязательно. Да, много чего самого-самого собрано в Рагасте. И соблазнов много, не забывай. Живут при дворе верховного князя Раита молодые оборотни, отцами ко двору присланные. Те свои науки изучают. Встречаться и пересекаться с ними ведьмы молодые будут обязательно, на том и расчёт строится. Свести поближе молодёжь, познакомить. Так и пары в будущем образуются. Даст многоликий, и ты свою судьбу найдёшь, Наюшка. Только не ошибись, девочка. Один раз шанс даётся судьбу свою встретить. Даже если будешь думать, что это любовь, всё равно, не торопись отдавать избраннику свою невинность и силу. Коли не настоящая твоя любовь будет, то связь у вас односторонняя получится.
       - Как это, бабуля? – её внучка Наина – девчушка двенадцати лет, широко распахнула и без того огромные глаза.
       - А так вот и есть. Оборотень зверя обретает в тот момент близости и знак ведьмы, что зверя ему дала, на запястье. А мы, ведьмы, народ вольный. Можем принять его, а можем и не принять. Кто ж его знает, девочка, отчего это зависит? Не у многих, ох, далеко не у многих ведьм появляется знак избранника на руке.
       - И что же это значит, бабуля? – Наина тоже не сидела без дела, она пряла пушистую кудель.
       - А то и значит, что не её это мужчина! А он-то уже привязан. Раскроются глаза у ведьмы, и придётся выбирать, жить ли век с нелюбимым, или бросить его и уйти, тяжко вольной ведьме на привязи-то жить.
       - Уйти, чтобы найти любимого? – с надеждой спросила внучка.
       - Может, и так. Только зверя ведьма ему уже не даст. Неинтересна она для молодых будет.
       - И что же тогда?
       - Сложнее тогда во сто крат счастье найти своё, Наюшка. Может, прибьётся к какому берегу та несчастная, а, может, и одна век свой ведьмовской вековать будет. Помни одно, многое в руках бога нашего многоликого, но и сами должны мы постараться, чтобы счастье своё найти. Не свалится оно само собой на голову.
       - Бабуль, но ты же жила одна. И мама у тебя родилась, и я потом. И что? Ты была несчастна?
       - Тьфу на тебя! – осерчала старуха. – Не обо мне сейчас речь! Запомни, крепче всего в своей жизни запомни мои слова – только тогда отдавай невинность избраннику своему, когда будешь видеть, что иначе жизнь твоя остановится.
       - Бабуль, ты что-то видишь да? Скажи, почему ты так боишься меня отпускать в большой мир?
       - Ничего я не вижу! – недовольно проворчала старая ведьма, даже ногой притопнула. – Как я увижу, коли внучка кровная ты мне? Знать уж давно пора тебе, что ни своё будущее, ни потомков своих не может ведьма видеть! Напридумывала всякого, глупая девка! Беги ещё дров принеси, вон, как ветер в трубе завывает!
       Наина залезла в тёплые валенки, накинула старенький кожушок и выбежала во двор, где под навесом с лета были заготовлены сухие дрова. Обрадованный ветер, в одиночестве гоняющий колючие снежинки, с радостью бросился ей навстречу. Кинул в лицо холодную горсть, по-хозяйски забрался под полы ветхой одёжки, сорвал тёплый платок и принялся трепать толстую девичью косу. Но не проказы зимнего ветра волновали в данный момент девчушку. Споро набирая в охапку сухие берёзовые полешки, думала она совершенно о другом. Что же это получается? Баб Тора говорит, что не может ведьма видеть будущее кровных своих потомков. А предков? Маму да, она не видит. Но мамы и нет давно. А вот будущее бабули… Сейчас полоса её жизни зелёная, а вот весной, когда солнышко уже растопит на речке лёд, видится та полоса красной, и чем ближе к лету, тем становится темнее, пока не почернеет совсем. Навсегда. Самая короткая ночь этого лета для неё будет последней.
       

ГЛАВА 1


       Умерла старая ведьма тихо и спокойно. В самую короткую ночь в году. Наина до последнего держала её сухую сморщенную ладонь в своей. Перед самой смертью бабушка Тора раскрыла глаза, последний раз глянула на внучку и произнесла странные слова:
       - Незабудки. Хороший выбор.
       Рука, до этого частенько ласкавшая, а иногда и отвешивающая обидные шлепки, стала тяжёлой. Наина осталась одна. Дядька Пакрат, дальний их родственник, как и было договорено заранее, помог с погребением, и сам довёз Наину до ближайшего городка со странным названием Перчик, откуда шёл обоз прямиком до Рагасты. Он несколько раз бросал задумчивые взгляды на котомку, что девочка брала с собой, но всё же совесть и страх перед пусть молодой, но ведьмой, пересилили жадность, и он не стал проверять, что же она берёт с собой. И то верно, достаточно того, что ему остаётся их с бабулей домик. Семья у дядьки была большая, пора было отселять взрослых сыновей. Хотя…
       - Ты ж, милая племянница, знай. Мы завсегда будем рады твоему возвращению. А то и вовсе оставайся, лишним ртом не будешь. Чего тебе в тех столицах делать? Одни балбесы да лоботрясы там. Будут знатностью своей похваляться. А мы ж свои, пусть и родня, но дальняя ж. Любой из моих богатырей рад жениться на тебе будет, - попробовал уговорить он Наину. Глаза Пакрата затянулись мечтательной поволокой. Ещё бы! Заполучить в невестки ведьму. Пусть хоть один его сын, но приобретёт звериную ипостась.
       - Дядька Пакрат, я ж бабуле на смертном одре клялась в ту школу ехать, нельзя никак мне слово нарушать.
       Хитроголовый мужичок только досадливо крякнул. О том, что такое клятва умирающему, да ещё и ведьме, знал каждый. Нарушить её не только себе дороже будет, но и близких всех тот грех коснётся. А Пакрат этого не хотел. Ну, да ладно, и так он не в накладе. А, может, ещё и не всё потеряно.
       - Клятва, это же да, это же серьёзно, нужно выполнять клятву, - дядька досадливо почесал в затылке. – Но после того как закончишь свои обучения, возвращайся обязательно, нечего родной кровиночке по миру шастать. А то, гляди, и не жди, пока учёба закончится, так приезжай, уж мы тебя, родная наша, приветим. Ну, ты поняла, ждём мы тебя, девонька.
       Рассчитываться с обозниками Наине пришлось из своих денежных запасов. И узелок со съестным, что всучила девочке пугливая жена Пакрата, и от которого так вкусно пахло копчёным сальцем и свежим хлебом, жадный мужичонка как бы ненароком прикрыл дерюжкой. И ладно. Даже хорошо, что он сразу показал свою гнилую сущность. Не очень-то и нужны Наине такие родственники. Впереди её ждёт новый чудесный мир. Жаль только, что в нём уже никогда не будет её бабули.
       

***


       Пока добирались до столицы, Наина, до того бывавшая только на ярмарке в Перчике, с удивлением рассматривала всё, что попадалось на пути, и внимательно слушала рассказы обозников. Старшой обоза Нихрон разместил её в фургончике, которым управлял его сын Тайхон – большой балагур и затейник. Молодой парень умел лучше всех щёлкать в воздухе собственноручно сплетённым кнутом, а ещё громко свистеть, смешно поджав губы и чуть высунув между зубов язык. Впрочем, этим умения Тайхона не ограничивались. Он мог с тридцати шагов попасть в глаз белке, ловко освежевать и приготовить дичь любого размера, разыскать под землёй воду с помощью простого прутика и срубить дом. Откуда Наина узнала про дом? Да всё оттуда же, из рассказов парня и его отца.
       Молодой возница пригласил пассажирку к себе на облучок и всю дорогу веселил рассказами или песнями. Ко всем своим талантам, парень ещё и пел так, что, когда он затягивал песню, разговоры в обозе стихали сами собой, а Наина в эти мгновения забывала, что осталась на этом свете совсем одна. С такими попутчиками три дня пути до столицы пролетели незаметно. По приезду Нихрон позволил сыну проводить девочку до столичной школы ведьм.
       Молодые люди дошли до тяжёлых ворот, за которыми, как уверял Тайхон, располагалась та самая главная школа ведьм. К большому удивлению Наины, ворота были закрыты, и заглянуть за них не было никакой возможности. Рядом с ними не было ни одной живой души, у которой можно было бы спросить, как же попасть в школу ведьм.
       - Надо же, никого нет! – сочувственно хмыкнул парень. – А, может, ну её, эту школу, развернём обратно? Поедешь с нами. Я научу тебя щёлкать кнутом и свистеть. Приедем к нашей мамке, она всегда о дочке мечтала, а родила пятерых сыновей. Вот увидишь, как она тебе обрадуется! Мамка моя тоже ведьма, - гордо сообщил он.
       - Спасибо за приглашение, Тайхон. Но я не могу его принять. Я бабушке перед её смертью обещала, что после её смерти в школу ведьм поступлю, - Наина огляделась вокруг, нашла булыжник подходящего размера, подняла его и принялась лупить им по кованым створкам негостеприимно закрытых ворот.
       - Стой, что ты делаешь, ненормальная! Нас же арестуют! – Тайхон схватил девочку за руку и помчался вдоль улицы.
       За углом Наина затормозила.
       - Куда мы бежим? Мне нужно в школу!
       - В школу и бежим, только к другому выходу, - парень дёрнул за руку, предлагая следовать за ним.
       И вправду, попетляв по узким улочкам, они подошли к ещё одним воротам, к удивлению подозрительной Наины, оказавшимся совсем в другой части города. На этот раз их ажурные створки были гостеприимно распахнуты. Около привратницкой сидел сухонький дедок. Несмотря на жаркую погоду, на нём была меховая безрукавка и короткие растоптанные валенки. Шерстяная шапочка крупной вязки и взъерошенная седая бородёнка довершали образ простоватого рубахи-парня на покое. Он откинулся на спинку скамьи и блаженно щурился на солнце. Одна рука старичка была занята тем, что придерживала на коленях огромного рыжего кота, а другая медленно поглаживала громко урчащую животинку.
       - Здравствуйте! – прервала их идиллию Наина. – Я пришла учиться!
       Дедок и кот одновременно приоткрыли по одному глазу, удостоверились, что девочка не является галлюцинацией, и глубоко вздохнули.
       - Учиться, так учиться, - сварливо проворчал привратник, - зачем же кричать-то так, народ честной пугать.
       - Я учиться пришла, - повторила Наина.
       - Рано пришла, - пояснил дед, - учёба только осенью начнётся.
       - Осенью? – вклинился в разговор Тайхон. – Какая жалость! Наина, сама понимаешь, моё предложение будет, как нельзя, кстати. Поедем к мамке!
       - Учёба осенью начнётся, - продолжил меж тем старичок, - а ведьмочек школа круглый год принимает.
       Котяра с гулким «бум!» спрыгнул с его колен на землю и лениво подошёл к потревожившей их идиллию гостье. Он обошёл несколько раз вокруг девочки, грозно зашипел на её сопровождающего, не желавшего отпускать руку своей спутницы, даже пару раз толкнул того своим толстым боком, а затем как бы поплыл и превратился в рыжего полноватого парня лет двадцати пяти.
       - Ведьма, - вынес свой вердикт он, после чего обратился к Тайхону: - Вы, уважаемый, кем этой девушке приходитесь?
       - Сопровождающий, - парень замялся под взглядами оборотня и дедка, - по просьбе родственников доставил девочку до места учёбы.
       - Благодарю, - сухо кивнул рыжий, - можете быть свободны. У вас есть что-то ещё? – поинтересовался он после того, как тот не тронулся с места.
       - Я хотел проститься с моей подопечной, - не собирался сдаваться Тайхон.
       - Прощайтесь, - великодушно разрешил оборотень, впрочем, ни на шаг не отходя от девочки.
       - Я буду навещать тебя здесь, можно?
       - Почему ты привёл меня к тем воротам? – задала встречный вопрос Наина.
       - Заблудился, - глаза парня виновато забегали. Не выдержав тяжёлый ведьмин взгляд, он махнул рукой, глубоко вздохнул и, не сказав больше ни слова, удалился.
       - Вот так-то, девочка, - подал голос старик, - ещё в ведьмину пору не вошла, а вьются уж около тебя хахали. Ну да ничего, привыкнешь. От ить как оно получается, мужиков, что зверя получить хотят, много, а вас, ведьм, всё меньше и меньше. Ну чего, дуешься, Кайри, чего дуешься? – обратился он к сердито пыхтящему рыжему.
       - Ты почему меня опять гладил?! – задиристо спросил тот.
       - Дык, сам на колени залез, замурчал, я и гладить начал, - развёл руки старик.
       - Гони следующий раз! – отрезал Кайри.
       - Хорошо, буду гнать, ещё и пинка пот твой толстый кошачий зад дам, - тут же согласился дед.
       - Я тебе дам пинка!
       Было понятно, что спор этот давний и обоим доставляет свою долю удовольствия. И совершенно не верилось, что старик-привратник сможет поднять руку на милого котика, когда тот снова заберётся к нему на колени за своей долей поглаживаний.
       - Значит, пришла учиться? – зачем-то переспросил дедок. – Учиться, это хорошо, учиться ведьме нужно, - согласно закивал головой он, а потом продолжил: - Кайри, пригляди за воротами, а я девоньку до места сведу.
       - Что, сам, дядька Митрон? – переспросил рыжий.
       - Хочешь сделать хорошо, сделай сам, - старичок задрал кверху свою бороду и сладко почесал под ней. – Идём, - кивнул он Наине.
       - Значит, учиться приехала, - завёл он разговор, пока вёл девочку по ухоженным дорожкам. – Звать-то тебя как, маленькая ведьма? Откуда ты приехала?
       - Моё имя Наина. Наина Акилера, - поправила себя девочка. Ей понравилось, как прозвучало в устах сопровождающего «маленькая ведьма». Стало ясно, что уже никто не посмеет выставить её за ворота. – А приехала я из Тихого Омута.
       - Ах, из Тихого Омута, - протянул старик, - очень хорошо. А где это?
       - Как где? – странный дед, неужели не знает, где находится их деревня? – Чуть меньше полдня пути за Перчиком.
       - За Перчиком? – опять протянул привратник. – Ну, ежели полдня, как за Перчиком, то понятно.
       - Даже меньше, чем полдня, дедушка Митрон, - поправила его Наина.
       Девочка не переставала вертеть головой. Неужели она попала во дворец самого верховного князя? Дорожки, по которым они шли, были выложены красивым белым камнем. Как же по ним телеги-то ехать будут? Запачкают же. Да и побьют камушки лошади копытами своими. И… запачкают, опять же. Лошади, они ж такие. Или кто собирает за ними? Собирает, а потом это под корешки тем красивым растениям разносит. Это же надо догадаться – по краям дорожек не грядки с овощами да зеленью, а диковинные цветы да деревья, а между ними резные скамеечки расставлены. Поначалу Наина подумала, что идут они в самом настоящем лесу, но догадалась, что и не лес это вовсе, очень уж ровненько росли кусты и деревья. Причём некоторые из них были ну до того странные – круглые, пирамидальные и даже квадратные. А перед входом в здание, куда её вёл дед Митрон, Наина вообще остановилась – слева и справа от входа сидели зелёные кот и волк. Только подойдя совсем близко можно было понять, что они не настоящие, а всё те же кусты с мелкими тёмно-зелёными листочками.
       

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24