Лисий модус вивенди

21.09.2017, 21:15 Автор: Кира Беленькая


Показано 1 из 10 страниц

1 2 3 4 ... 9 10


С Байкала дул свежий ветерок, небо было безоблачным. Материковый берег казался голубым из-за витающей над озером дымки. Единственными посетителями кафе “Панорама” были двое мужчин, с одной стороны, очень похожих друг на друга, с другой - совершенно разных. Оба были высоки ростом, сильно за два метра. Один, голубоглазый блондин с длинными локонами, будто специально завитыми в парикмахерской, был одет в белоснежный костюм. На его ногах красовались узкие белые идеально чистые ботинки, а к столу была прислонена трость с серебряным набалдашником. Шляпу он положил на стул по соседству. Второй, брюнет с яркими черными глазами, был, напротив, одет во все черное. Внешне они, пожалуй, были похожи как братья, если бы не слишком уж разный цвет глаз и волос. В левой руке брюнет небрежно держал тонкую длинную сигарету. Официантка, робея, поставила перед ними заказ: блондину - черный кофе, брюнету - высокий стакан с какао и маршмеллоу.
       — Мик, вот скажи мне, нахрена все это надо? - брюнет помахал в воздухе сигареткой. - И чего не сидится на месте ровно?
        — Звучит так, будто ты не знаешь ответа на свой вопрос, - голубые глаза блондина со скукой посмотрели на белую скалу. - Все это надо не нам. Все это - реализация права выбора людей. А за дальнейшим обратись к… - Микаэль выразительно посмотрел себе под ноги. - Я бы, может, не так усердствовал, если б не усердствовал ты. Но ты же остановиться не можешь. Да и потом… не пытайся мне рассказывать, что тебе надоело играть в эту игру.
       — Ты старый зануда. Нет, я не буду тебе рассказывать такие байки, - брюнет аккуратно положил сигаретку на край пепельницы и пригубил какао. - Мне было бы скучновато без наших с тобой пикировок. И тебе тоже, согласись, без меня было бы печально жить.
       — Соглашусь, - ответил Микаэль, отпивая кофе. - С другой стороны, иной раз накатывает… В чем разница между нами? Мне приходится делать многое из того, что, пожалуй, и тебя бы покоробило.
       — Мы с тобой, моя прелесть, единое целое. Сейчас более, чем когда-либо, - брюнет хмыкнул, ложечкой подцепил зефиринку и, прикрыв глаза от удовольствия, положил ее в рот. - Нет ли у тебя ощущения, что там и там, - красноречивые взгляды на небо и в землю, - решили сделать паузу в игре? Большую паузу? На вечность-другую. Не пора ли начинать делать ставки на себя? - брюнет приоткрыл один глаз, в котором сверкнуло потаенное пламя, и улыбнулся светло, ярко и заразительно.
       — Мы были когда-то единым целым, но каждый сделал свой выбор, - проговорил Микаэль, с явным наслаждением вдыхая чистый и прохладный воздух, впрочем, судя по ироничному взгляду Велиала, его не обманула эта, вроде бы искренняя, беспечность. - Я не готов обсуждать с тобой Его планы.
       — Ну конечно... А есть ли планы?.. - сверкнул глазами Велиал. - Кстати, как там твоя частная лисятня поживает? Если что, я шапку заказываю. Чернобурая - в самый раз.
       — У тебя была возможность сделать себе шапку, - лениво ответил Микаэль. - Вместо этого ты, как подросток, честное слово, покуражился над этими беднягами так, что мне с трудом удалось наскрести что-то пригодное для транспортировки на их историческую родину. Не взыщи, что осталось - то мое.
       — Ты просто сентиментальный хрен. Мало тебе было проблем с местными стихийными, так ты и чужим бы разрешил пожить. Добренький ты мой. А последствия мне хлебать полной ложкой? Тебя склероз на старости лет замучил? Забыл крещение огнем? И судилища тоже забыл? Желаете повторить? - Велиал махнул рукой на гору с силуэтом дракона. - Вон портретик на память от Горынки. Та еще стерва была. Или забыл? Жрала всех подряд. Сколько твоих серокрылых изничтожила, пока ее саму извели? Я про своих вообще молчу.
       — Такое забыть и хотел бы, да вряд ли получится, - чуть слышно вздохнул Микаэль. - Не самое лучшее время было для всех.
       — А сейчас чего распустился? Кинцо снимать надумал? Лис привечаешь. Мультики для детишек человечьих штампуешь. Драконы все белые и пушистые, ведьмы - красавицы и умницы, русалки мухи не обидят, а домовики так вообще мультиварка и робот-пылесос в одном флаконе. Грехи замаливаешь, аль серокрылых маловато осталось? Не больно-то нынче в чести все эти ваши “грудью встану на защиту рода человеческого”. Данко и иже с ними не в моде сейчас. Боишься без войска остаться? Старое повыбьем, а новое и взять негде. Так древние тут тебе не в помощь. Учуют твою слабость и… Спасать тебя-дурака потом?
       — С чего ты взял, что они почуют слабость? С чего ты взял, что слабость есть?
       Велиал хмыкнул, уткнувшись в стакан.
       — Вот ты кого обманывать надумал, цепной пес Творца? - спросил он вкрадчиво. - Иль думаешь, я не понял, что не только Он исчез? - Велиал выразительно посмотрел на землю. - Мы остались сами по себе. Правила игры вот-вот изменятся. Ты наивно думаешь, что твой Отец вернется? Они не возвращаются, перелистнув страницу. Тебе ли не знать? Так что, решил в спешке новую команду набрать? Куда старую-то подевал?
       — А ты куда подевал свою? - повел бровью Микаэль.
       — От ответа не уходи, ты, безупречный и непокобелимый… тьфу, непоколебимый поборник света.
       — От какого ответа? - Микаэль вопросительно посмотрел на своего собеседника. - Ты о стихийниках? Дело не в команде. Просто есть мнение, что мы и впрямь с ними погорячились… в свое время.
       — Да неужели? Скажи, тебе не надоело играть в чужие игры? Не хочешь ли сделать уже последний шаг и дойти до края доски? Мы получили целый мир на двоих, пора становиться ферзями! - Велиал одним глотком допил остатки какао.
       — Я не пешка, - покачал головой Микаэль. - Я ладья. С края доски мне если только упасть.
       — Как был ты себе на уме, так и остался. Не думай, что тебя нельзя просчитать, братишка. Я предлагал быть на равных. Но коль ты ладья… потом не плачь.
       — О чем мне плакать?
       — Модус вивенди, Мик. Время собирать камни. Ты забыл. Я напомнил. Сам пришел и предложил. Не хочешь? - Значит, так тому и быть. В твои игры играть можно вдвоем. Пешки у тебя все отличные, особенно новое поколение. Лисы так вообще вне конкуренции и новое приобретение - юная древняя. Только они в самом начале доски. И смысла в них мало. Это будет добрая охота. Прости, брат, если с пешками случится несчастье. Ты только что промахнулся, Акелла.
       — Не обольщайся, Шерхан, не обольщайся, - на безукоризненной формы губах появилась искренняя и почти дружелюбная улыбка.
       
       Кумико сидела на полу перед раскрытым чемоданом. Стопка белья, джинсы, несколько спортивных брюк, обувь для ходьбы, футболки, ветровка. И целая батарея крохотных бутылочек темного стекла, пока пустых. На столе лежали билеты. Еще сутки и она уедет из мокрого и холодного города. Скоро.
       Женщина потянулась, взлохматила аккуратную прическу. Дочь убедила ее подстричь волосы. Это было очень неожиданно, но ей понравилось. Благо отрастить прежнюю длину для нее не было проблемой, но пока она наслаждалась волшебной легкостью.
       Чемодан принял в себя вещи, и лиса успокоенно оглядела комнату. Кристине наказ дан. Она переедет к ней на ближайшие четыре месяца - нельзя бросать плантацию травок и сад. Два года не была у Милы. А теперь ее ждет заслуженная свобода. Кумико улыбнулась. Старая подруга и лес. Вскочила на ноги и метнулась к полке бара. В чемодан были погружены бутылка бейлиса и бутылка красного вермута. Вот теперь все. Энергиии сегодня ушла куча, дела, которые надо было решить до отъезда, сборы.
       В дверь постучали. В коридорную дверь. Кумико провела рукой по волосам, поверяя прическу. Так к ней стучался только один гость.
       — Микаэль, входи.
       Недавно блондин завел себе обыкновение проявляться в коридоре и стучаться. В первый раз он ее напугал до икоты - входная дверь была закрыта.
       — Можно? - спросил он, заходя в комнату и оглядываясь по сторонам. Цепкий взгляд остановился на чемодане. - Уезжаешь?
       — Да, хочу отдохнуть, - лиса кивнула на билеты. - Из-под контроля не ухожу. К Миле поеду.
       — Понятно. Я, собственно, по этому вопросу и пришел. Дело у меня к твоей подруге есть, но по понятным причинам лично его уладить не могу - не жалует она меня. Выступишь парламентером?
       — Однако, - лиса внимательно посмотрела на Микаэля. - От такой постановки вопроса я даже не знаю, что сказать. Говори, что передать надо. Буду лисьим ангелом-вестником, - Кумико улыбнулась.
       — Будешь моим Гавриилом, - Микаэль подошел к Кумико вплотную, заставив невысокую женщину задрать голову вверх.
       — Плохая шутка, Микаэль, - лиса отступила на шаг, второй, отошла к стене и прижалась спиной к ней.
       Блондин повернулся к столу, присел на корточки и притронулся к поникшему одуванчику в икебане. От этого прикосновения цветок весь словно встрепенулся, начал увеличиваться в размерах, изменяться, пока не превратился в красивый желтый ирис.
       — Как-то так, - пробормотал Микаэль. - Я хочу задать тебе один вопрос. Что у тебя за дела с Велиалом? В последнее время он несколько раз появлялся в твоем доме.
       — Микаэль? А ты следишь за мной в частном порядке? Мало ли с кем я пью кофе. Веня - умный мужчина. И импозантный, и он не зануда...
       — ...и, что характерно, сможет в нужный момент использовать тебя в своих целях так, что ты этого даже не заметишь, а как заметишь, так поздно будет, - перебил ее Микаэль.
       — А ты невинная овечка… аж бьется девичье сердечко, - лиса фыркнула и отошла от стены. - Ты прям меня не используешь. Кстати, тебе нимб не мешает? Хотя, о чем это я? - За столько лет ни разу не видала сего предмета на твоей белокурой голове.
       — Нет, я вовсе не невинная овечка. И, если ты в свое время активно помогла мне, сама того специально не желая, то… Сама понимаешь. Велиал может сделать все то же самое. А что по этому поводу гласит кодекс самураев? Надеюсь, потом мне не придется в срочном порядке ликвидировать последствия твоего сеппуку? Учти, умереть тебе не дам.
       — Больно надо… Опять ваши игры? - вздохнула Кумико. - Зря я вас не научила играть в го, тратили бы время менее болезненно для окружающего мира. Знаешь, - Кумико взъерошила волосы на затылке, - Ты сам не ведаешь ничего о планах Вени. Как ты узнаешь, что он задумал? Вы слишком похожи. И это вас губит. Как ты можешь понять, я это помогла или ты сам … не очень умный.
       — Я умею играть в го и я узнаю, кто помог.
       — Ну вот когда узнаешь планы… точнее решишь мне их рассказать, тогда и поговорим. А пока: коньяк, чай, кофе или я? - Кумико стремительно прижалась к Микаэлю телом, держа руки раскинутыми в сторону. - Не трогаю, не посягаю, просто греюсь.
       — Ты, - сообщил блондин будничным тоном, словно выбрал подходящий напиток.
       — Зануда… - Кумико печально пошла к бару, застыла с занесенной рукой, медленно повернулась к Микаэля. - Я??? - ее глаза округлились и она схватилась за горло. Некоторое время блондин смотрел ей прямо в глаза, хотя за их обычным безразличием едва ли можно было разобрать, о чем он думает. Выдержав драматическую паузу, Микаэль вздохнул и махнул рукой.
       — Ладно, не переживай. Но я не шутил. Мне действительно очень нужна твоя помощь, - покачал он головой. - Правда, нужна. Ситуация очень серьезная. Я хочу предложить твоим друзьям новые условия и, возможно, сотрудничество. Без шуток. Но всегда нужен кто-то, кто будет выражать интересы большинства. Кто лучше тебя с этим справится? И ты единственная, кому я могу это доверить.
       — Я… - лиса опустила глаза в пол. - Хорошо. Я все сделаю.
       — Кумико, - Микаэль подошел к лисе, взял ее руку и поцеловал кончики пальцев. - Спасибо!
       Уже выходя из комнаты он произнес:
       — Прости, что испортил икебану!
       Кумико вытерла руку об штанину домашних брюк. Потом, бурча, вытащила ирис из цветочной композиции. Сходила за вазой и, налив воды, поставила одинокий цветок.
       — Дурень! Сила есть, ума не надо. Тоже мне показательные выступления, - лиса, продолжая ворчать, дошла до бара и, достав бутылку коньяка, положила в чемодан. - Нервов на него не хватает, - глянула на себя в зеркальную дверцу шкафа и вдруг начала смеяться. Звонкий девичий смех разнесся по комнате. Этот дурень омолодил ее своей куртуазной выходкой. Все ничего, но завтра ей нужно будет ехать в поезде и паспорт с фотографией сорокапятилетней женщины никак не совпадал с ее внешностью юной нимфы. — Я запомнила, Микаэль. Я запомнила.
       
       Кумико вышла из купе. Поезд на этой станции останавливался всего на пару минут, так что выходить следовало быстро. Подхватив чемодан, лиса ловко выбралась из вагона, поблагодарив проводницу и пожелав ей счастливого пути. В нос ударил запах хвойного леса и разнотравья. Кумико блаженно вдохнула медово-горьковатый воздух, перенасыщенный кислородом. Новое здание вокзала никогда ей не нравилось - слишком оно было… современным и чистым. От старого же пахло стариной, временем, дорогой. Но, увы, несколько лет назад его снесли.
       Лиса быстро обошла здание, не заходя внутрь, и вызвала такси до деревни, где жила Яромила.
       Машина прибыла очень быстро, так что Кумико через полчаса с небольшим уже вышла на дорогу в небольшом селе. Пожалуй, теперь его следовало бы назвать деревней.
       Вокруг суетилась мошкара. Дорогу лисе перебежала толстая рыжая кошка. Чуть поодаль от Кумико возвышалось здание заброшенной церкви. Говорят, будто ее хотели восстанавливать в свое время, но так и не собрались по каким-то причинам. Может быть, к лучшему. Но Кумико было жалко труда, вложенного в эту большую, в два здания, церковь. И она была намолена. Лиса чувствовала исходящее от стен спокойствие и теплое, почти осязаемое, чувство защищенности. Не важно, каким богам молиться, главное, что скрывается за этим. Таких мест почти не осталось, но иногда они попадались вот в таких деревнях. Лиса посмотрела на густые заросли сирени. Она знала, что в центре этих зарослей спят вечным сном те, кто когда-то следил за церковью, служил ей. Теперь тонкие деревца охраняли их покой и скрывали от посторонних глаз три искривленных креста над могилами.
       Повернувшись спиной к церкви, лиса медленно побрела по разбитой грунтовой дороге на край села и за него. К дому у самого леса.
       Огороженный высоким забором дом казался настоящей крепостью. Примерно в десяти шагах от крыльца была сооружена из цельных бревен огромная беседка, обложенная по краям нерубленными комелями. В этой беседке лучше всего было сиживать теплыми летними вечерами, пить чай и говорить… говорить… Рядом росла огромная старая пушистая пихта.
       Хозяйка дома выбежала на крыльцо и встряхнула руками:
       — Патрикевна приехала!
       — Мила, да не Патрикеевна я… - Кумико улыбнулась, бросила чемодан и, раскинув руки навстречу, пошла обниматься.
       А дальше были прохладные сени и огромная светелка с русской печью. Дверь во вторую комнату была открыта, на кровати лежал белый кот и спал, чуть подрагивая лапами.
       — Я к тебе, пока не выгонишь, - лиса достала из чемодана бутылки с алкоголем и плитки горького шоколада, до которых Мила была большая охотница.
       — А чего тебя выгонять? - по-свойски потянула Мила. - Тут Мирославович как узнал, что ты к нам приедешь, так и прискакал горенку тебе делать, чтоб, значит, в тепле и комфорте, как ты любишь. Ох, будет он теперь в гости хаживать. Правду говорят, седина в бороду - бес в ребро. Извелся весь, тебя ожидаючи. Скоро прибежит сам.
       — Ну я тогда в горенку, переоденусь, - лиса подхватила чемодан и перешла через коридор во двор.

Показано 1 из 10 страниц

1 2 3 4 ... 9 10