Мямля для одиночки Том 1

31.05.2017, 19:19 Автор: Наталья Яблочкова


Показано 39 из 40 страниц

1 2 ... 37 38 39 40


В лагере было шумно. Палатки и шатры складывались. Провизия грузилась в транспорт, как и овёс для лошадей. Суета, но организованная и чёткая. Офицеры строго следили за выполнением приказов, солдаты беспрекословно повиновались. Если и случались накладки, вроде перевернувшейся подводы с овсом, то единичные и быстро бардак приводили в порядок.
       Дорога была тяжёлой, я пыталась спать в карете, но это было сложно сделать, трясло нещадно. Выложенная камнем дорога закончилась довольно быстро, и приходилось только радоваться тому, что сегодня дождя нет. Дорога и так довольно раскисшей была, а если бы ещё и поливало. Какая война в такое время года? Бароны в герцогстве безумцы… даже дожидаться первых заморозков не стали.
       К вечеру полил дождь. Довольно споро передвигавшийся корпус, стал вязнуть в грязи, как и мой экипаж. Кажется, я сойду с ума, пока мы доедем. Погода точно не для того, чтобы воевать. Как собираются вести войну те, кто хотят её развязать? Войска же просто не встретятся друг с другом! И нравится же мужчинам по такой грязи ехать и выяснять отношения!
       Голова нещадно болела. Мысли путались от недосыпа и усталости. А эмоции были какими-то странными. Раздражение, вспыхивало порой беспричинно. А иногда просто хотелось по-бабьи пореветь от души. Беременность стала давать о себе знать?
       В какой-то момент смогла отключиться и уснуть. Но благословением это не стало. Проснулась от ощущения полёта… Голова кружилась, в темноте я не могла понять, что происходит… ровно до того момента, как полетели искры из глаз. Я ударилась затылком о дверцу кареты, которая слетела с петель, и упала на землю. Смутно видела, как экипаж накреняется всё сильнее, как катится куда-то мимо меня колесо, как пляшут огни негасимых факелов. И не могла поверить в то, что, кажется, и в этом мире мой жизненный путь подошёл к концу.
       Боль была сильной… она взорвалась в голове тысячей осколков. Они рвали нервные окончания, резали глаза и тело, заставляя кричать. Но я не успевала ничего. Да и парализовало от шока и боли так, что не в состоянии была даже отползти. Прикрыла глаза от чувства безнадёжности, ожидая, что вот сейчас всё… мира больше не станет для меня, а меня для мира.
       Время тянулось мучительно долго, а ничего не происходило. Только боль, сверлившая черепушку, покусывающая спину, и жгущая локоть и лодыжку. Кажется, я остаюсь жить… Попыталась шевельнуть хоть какой-нибудь конечностью, или открыть глаза. Не получилось.
       Паника постепенно охватывала душу, я не могла ничего… Тело мне не повиновалось совершенно.
       - Вот и стало всё так, как и должно быть, - услышала голос Мямли и попыталась понять, о чём это она.
       Моё тело поползло. Само, без моего участия. Глаза открылись, и я смогла увидеть то, что экипаж только чудом удержался в сильно накренённом состоянии, яма была очень глубока. Постепенно отступала боль, уходили эмоции… Кажется, я попала в ловушку чужого сознания без права голоса. Мямля взяла верх. Как? Как ей это удалось? Наверное, из-за того, что заклинание Бакара было временным, и удара головой путы, удерживающие её взаперти, слетели. И как быть дальше? Только несколько человек в этом мире знают, что я существую. И ни один из них не придёт на помощь. Разве что Бакар, но он слишком далеко.
       Наблюдала за тем, как вокруг принцессы начинается суета, как её поднимают, несут в экипаж генерала, которым тот пользовался довольно редко, судя по тому, что даже в такую погоду предпочитал ехать верхом. И не могла понять, как быть дальше. Удастся ли выбраться из этой клетки?
       Большая часть войска ушла вперёд, до новой стоянки мы не доехали всего чуть-чуть. Осталось немного солдат, во главе с самим генералом. К ценному грузу в лице Эриалинды позвали военного лекаря, который довольно быстро поставил неутешительный диагноз – герцогиня не в состоянии продолжать путь, пока не оправится от последствий падения. Да и на ребёнке это могло отразиться не самым лучшим образом. Требовалось наблюдение. Внимательное и тщательное. Диагностировал беременность эскулап сразу. Сильный маг, и наблюдательный.
       Новостью это для генерала не стало. Он и так был в курсе, наверняка герцог Чатанж дал исчерпывающую информацию обо мне в своём письме. Очень медленно, оставив солдат вытаскивать мой экипаж из грязи, повезли меня к месту стоянки, служанки пострадали меньше, отделались ушибами.
       Вглядывалась в темноту и думала о том, что стоило ли попадать в этот мир, если жизнь в нём похожа на американские горки? Сегодня я живу, а завтра меня лишают возможности полноценной жизни… и так постоянно. Действительно ли это шанс на жизнь, а не на смерть был? И что же будет дальше с моей жизнью? Пользы от этих мыслей не было никакой. Я была лишена возможности двигаться и говорить. При мне осталась только способность мыслить. Интересно, если всё-таки попытаться разорвать связи моей души с Мямлиной, то я умру сразу? Или же поживу ещё? Как жаль, что я так мало знаю о том, к чему это может привести.
       Время снова тянулось, но иначе, чем днём. Оно было наполнено обречённостью. Выхода из положения я не видела, как ни прокручивала ситуацию со всех сторон. Кажется, я в настоящем тупике.
       Игры сильных мира сего мне не интересны. Пожив в теле Мямли, могу прийти к выводу… Власть, деньги, игры и интриги, совершенно не то, о чём я мечтаю. Мне бы куда-нибудь в домик у моря. Подальше от ссорящихся и воюющих королей. От заговоров, подлости людской. От мужчин, считающих женщину игрушкой. Моё место там, вместе с ребёнком. Воспитывать его на воле, подальше от дворца. Наверное, это предел моих мечтаний на данный момент. Жить спокойно и без потрясений, и не ждать подвоха каждое мгновение.
       В лагере принцессу перенесли в шатёр. Оставили рядом с ней служанку, которая должна была в случае чего, звать на помощь лекаря. Я снова смотрела на огонёк свечи, но сейчас очень хорошо чувствовала, что не своими глазами… чужими. Интересно, её хоть совесть из-за того, что наследный принц при смерти, мучает? Скорее всего нет… И её счастье, что Ормей Второй сейчас не может видеть, что она вернулась обратно. Возможно, он был бы менее гуманным во время разговора со мной, и просто пришиб бы Мямлю, если точно знал бы, что это она.
       Генерал, уточнив у лекаря, всё ли будет в порядке, ушёл отдавать распоряжения. Возвратиться не обещал. Но мне было всё равно. Мою проблему он всё равно не смог бы решить. Эриалинда могла двигаться, перелом ей вправили и немного подлечили магией. Жаль, что она не панацея от всех болезней.
       Принцесса бездельничать не стала, послала вторую служанку за шкатулкой. Заикаясь, и спотыкаясь на каждом слове, но справилась с приказом. Трясущимися руками достала из шкатулки знакомый перстень. Надела на палец и задумчиво глянула на ещё одну шпионку герцога Чатанж.
       Спрятала руки под одеяло, и закрыла глаза. Присмотрелась к тому, что она делает. Оказалось, плетёт заклинание. Всматриваясь в тоненькие нити силы, пыталась определить, что же она делает. Что-то связанное со сном. И вряд ли готовит эту прелесть для себя любимой. Что-то задумала. Ещё бы понять что. Разговор с Альжанским королём? Думаю, именно это. Перстень явно надет не зря.
       Наблюдала с толикой равнодушия за тем, как медленно засыпают служанки и думала о том, усыпит ли принцесса меня, или нет. Очень хотелось бы услышать разговор. Но не получилось… Рисковать Её Высочество не стала и заставила уснуть и меня. И снова я не понимаю, чего же она добивается и что планирует. Милая девочка Мямля оказалась истинной дочерью короля.
       Утро для меня началось с неожиданности. Проснулась я вне тела Мямли. Болталась отдельно и наблюдала за тем, как на глазах истончаются наши с ней связи. Понять, что происходит не получалось. Слышала, как принцесса стонала. Хрупкое тело явно ломало от боли… Что происходит?
       Лекарь вбежал в шатёр, растрёпанный, запыхавшийся. Кинулся к Эриалинде. Обхватил тонкое запястье пальцами, меряя пульс.
       - Как давно? – бросил он отрывисто испуганным служанкам.
       - Как только Её Светлость проснулись! – ответила одна из них.
       Суматоха вокруг Мямли началась просто безумная. Прибежавшему от генерала адъютанту запретили заходить. Зрелище было не для его глаз… А я болталась в пространстве, смотрела на хрупкое тело девочки и думала о том, что только безумцы могли считать, что ей удастся выносить здорового ребёнка. Неужели Свет врал? Ребёнка не будет? Но почему?
       Впрочем, стоило вспомнить корону, полученную-таки Линдой. Герцогскую… Наверное, и с ребёнком стоило ждать подвоха. А выживу ли я во всей этой передряге? Связи становились всё тоньше, и тоньше. Кажется, для Эриалинды последствия выкидыша и выпадения из кареты могут оказаться фатальны. Как и для меня… Что там говорил экзорцист? Что шансов выносить ребёнка у меня мало. Кажется, он был прав. И дыхание потустороннего мира чувствую своим призрачным затылком всё сильнее и сильнее. Оно становится всё ближе … Интересно, куда я попаду? В царство Света или Тьмы? Ведь в этом мире нет ада и рая в классическом понимании. Линда, как и вся королевская семья, приверженец Света. Бакар – Тьмы… Но всё это было несущественно. Острее стоял вопрос выживания. И чем дальше, тем печальней становились перспективы.
       Лекарь, довольно активно помогавший принцессе выжить, внезапно замер на месте статуей самому себе, как и служанки, активно помогавшие ему. Шум за пологом, и в шатёр тихой тенью скользнул незнакомый мужчина. Светловолосый, невысокий, юркий… От него ощутимо веяло опасностью. А следом и ещё парочка прокралась. Окинули взглядами всю картину, но промолчали. Видимо, шуметь не хотели. Принцессу, мелко дышащую и побелевшую до синевы, завернули в одеяло и понесли на выход.
       Крадут? И меня вместе с ней, потому что связи хоть и стали слабенькими, но всё ещё привязывали меня к душе Эриалинды. Но ведь она умрёт без квалифицированной помощи! И как этим странным людям, цветом волос схожих с полуальжанкой принцессой, удалось пробраться к шатру сквозь оживлённый военный лагерь?
       Ответ на этот вопрос стал ясен, стоило оказаться за пределами шатра. Возле него все спали крепким сном. Сильны те, кто сейчас несли нас с принцессой непонятно куда.
       Довольно быстро мужчины вместе с добычей удалились на большое расстояние от лагеря, двигались они на приличной скорости, даром, что пешими были. Нас ждали вместе с запасными лошадьми на дороге. Небольшой отряд в человек десять.
       Принцесса слабо стонала, пока её передавали с рук на руки одному из всадников. А потом затихла, стоило тому, кому её доверили, провести раскрытой ладонью по лицу Мямли.
       - Дело плохо, - прошептал он. – Едем! Её скоро хватятся…
       Отряд разделился, явно, для того, чтобы запутать следы. С принцессой осталось всего пару человек. Остальные поехали другим путём. Молчаливые, пугающие, сосредоточенные и уверенные в том, что надо делать, они вызывали бы мороз по коже, будь я способна сейчас бояться по-настоящему.
       Даже сам факт того, что, кажется, нам с принцессой не выжить, уже не сильно пугал. Мой земной путь завершился уже давно… И сейчас, не связанная эмоциями чужого сознания и тела, не сильно грустила о том, что и тут долгой жизни не получилось. Жаль было только не родившегося ребёнка. Я так сильно его хотела… и так и не смогла осуществить свою мечту.
       Дорога была долгой, связи между моей душой и душой Её Высочества истончались с каждой минутой, я бесстрастно наблюдала за этим, пытаясь лишь понять, кто же оказался столь смелым, чтобы умыкнуть политически важную сейчас пешку самым наглым образом. Напрашивалось одно имя – Бакар. Ему вполне могло хватить решимости и средств, чтобы провернуть подобное.
       День был в самом разгаре, когда похитители остановились в одной из крошечных деревенек, попадавшихся нам по пути. Принцессу аккуратно отдали тому из похитителей, кто успел уже спуститься с лошади. Перенесли в маленький домишко, вросший стенами в землю. Аккуратно там положили на лавку. Хозяйка деревянного, закопчённого, потемневшего от времени и сырости домика, оказалась местной знахаркой. Похитители знали куда везти принцессу. Только сможет ли необразованная женщина, которая явно очень давно не мыла руки, как-то помочь?
       Так и хотелось отправить её хорошенько помыться, выглядела женщина неопрятно. Впрочем, своё дело знала. Действовала уверенно и смело как минимум. Пощупала живот принцессы, поводила руками над ним и что-то гортанно пропела. А после повернулась к одному из похитителей:
       - Опоздали.
       Порылась на заставленном глиняными горшочками колченогом столе, взяла один из них, повертела в руках.
       - Последствия не надо, - пробормотала она себе под нос. – Смерть дышит.
       - Делай, что нужно, - сказал похититель и кинул хозяйке домишки кошелёк, полный монет. – Она должна выжить, любой ценой.
       Тётка кивнула, обнажив в улыбке кривые и прореженные зубы. Пальцами из горшочка достала землистого цвета пасту, и повернулась к мужчинам.
       - Одни… должны одни, - сказала она не очень внятно, но похитители поняли, чего она хочет, вышли наружу.
       После их ухода, тётка разожгла ещё одну лучину в очаге, закрепила её в специальном чугунном держателе и принялась ворожить. Развернула одеяло, задрала юбку на Мямле… Дальнейшее выглядело муторно и странно. Женщина использовала почти всё содержимое горшочка, обмазывая живот и промежность принцессы землянистой массой. Ворожея что-то бормотала себе под нос, изредка начиная подвывать.
       Чем дольше она действовала, тем сильнее дрожала принцесса, скоро её трясло и выгибало дугой на кровати. Но женщина действовала невозмутимо, нисколько не обращая внимания на то, что Линда стала совершенно белой, а одеяло под ней окрасилось кровью.
       Сторонним наблюдателем долго побыть я не смогла, в одно из самых сильных подвываний, когда Мямля на лавке захрипела и забилась в судорогах, меня рвануло со всей силы вниз. Оказавшись в знакомом теле, поняла, что быть отстранённой было проще… Сейчас я ощущала всю ту боль, что испытывала принцесса, как свою. И сама скоро выключилась из реальности, настолько острым ножом резала боль, настолько невыносимо пах мир гнилью и грязью этой хатки, принадлежащей ворожее. Удастся ли выкарабкаться нам с Её Высочеством или нет? Это всё, о чём я успела подумать прежде, чем мир перестал раздражать своей гадостностью и грязью, перед тем, как окончательно схлопнулся перед глазами.
       


       
       Эпилог


       
       
       
       Я смотрела на не далёкую сейчас пристань, стоя у борта корабля и пыталась справиться с дурным предчувствием. Спокойная жизнь, длившаяся для меня два года, кажется, подходила к концу. Королевский двор полнился слухами и всяческими домыслами. Никто, совершенно никто не ожидал, что бывший союзник решится на подобное. Разгром войска на границе с бывшей Даэнией стал той болью Альжанского короля, которую он не смог перенести стоя на ногах. Дед слёг, не в силах вынести крушения всех своих планов. Что нисколько не помешало будущему Альжанскому королю, моему дяде устроить водные гуляния в честь собственного дня рождения.
       Празднично украшенные корабли скользили по глади огромного озера, музыка лилась над водой, слышимая, думаю, даже в королевском дворце. Придворные танцевали, забыв о том, что где-то там, в одиночестве, забытый всеми, кроме самых верных слуг, лежит король, мучимый мыслью о том, что его царствованию, кажется, пришёл конец.

Показано 39 из 40 страниц

1 2 ... 37 38 39 40