Лед его души

24.05.2020, 08:54 Автор: NeTa

Закрыть настройки

Показано 1 из 49 страниц

1 2 3 4 ... 48 49


Глава 1.


       Москва встретила Марата пасмурной погодой. Дождя не было, но серое небо не радовало. Настроение падало в ноль. Ему казалось, что он совершает ошибку, отрываясь от семьи почти на месяц. Марат так привык видеть Яну каждый день, что и сейчас он, глядя на часы, думал о том, что она делает в это время, поела ли…
       Потом остановил сам себя, напоминая, что у нее есть прекрасный муж, и Яна от него беременна.
       Он сидел в зале ожидания и не реагировал ни на какую суматоху вокруг него. Привыкший много времени проводить в поездках, Марат не брал с собой кучу вещей: все поместилось в небольшой дорожной сумке. Он раздумывал, стоит ли сходить в кафе перед полетом, но навалилась такая апатия, что не хотелось поднимать эту одну-единственную сумку, тащить ее с собой, стоять в очереди за чашкой вряд ли хорошего кофе.
       Какой-то возглас вернул его мысли в аэропорт – девушка бежала навстречу парню, что-то радостно кричала, а потом запрыгнула на него… Марат отвернулся. Все эти проявления эмоций вызывали в нем стойкое отторжение. Он встретился взглядом с молодой женщиной напротив него. Она заинтересованно улыбнулась. А Марат вдруг представил Яну в подобной ситуации: она бы точно не смотрела так многообещающе на незнакомого мужчину.
       Он встал и направился в сторону магазинчика с печатной продукцией, автоматически купил какой-то журнал и вернулся в зал, только сел в другой стороне от женщины, проявившей к нему излишнее внимание. Марат остро почувствовал раздражение в ее адрес, но по-прежнему ощущал на себе назойливый взгляд. В былые времена он бы просто ждал, когда она сама подойдет. Ведь известное дело, что просто так никто не смотрит. Но теперь его это совершенно не привлекало. А память упорно возвращала в тот вечер, когда он впервые увидел Яну. И пропал.
       «Это похоже на мазохизм. Ведь понятно, что никогда она со мной не будет. НИКОГДА. Она любит Мартина. Что мне остается? Опять сны? Я так долго жил внутри них. А хочется по-настоящему! С ней…»
       В груди саднило. Марат терпеливо переносил эту боль. Привык.
       Он вспомнил, как принял решение ехать именно в Бразилию. Ему это посоветовал хороший знакомый Мартина, тот самый владелец эко-парка, где была свадьба Яны. Он тоже был на побережье совсем недавно, несколько месяцев назад. И тоже какие-то личные проблемы пытался утопить в волнах океана. Судя по настроению во время последней встречи, ему это не удалось.
       Правда, тогда там был другой сезон. Погода лучше. Но Марат меньше всего думал об этом. Пока он ощущал только тоску расставания с любимой недосягаемой женщиной.
       Наконец, объявили его рейс. Марат не спешил проходить бюрократические круги ада. У него никогда не было проблем при перелетах. И сейчас он спокойно сидел и ждал, когда народ перестанет метаться около нужного ему «выхода». Досмотрев журнал, отложил его в сторону – мало ли, вдруг кто-то найдет ему применение? Марат встал, взял сумку и направился на регистрацию, и потом сразу в следующую зону ожидания. Совсем скоро он надолго улетит и каким вернется? У него не было ответа на этот вопрос.
       Садясь в кресло в салоне самолета, он заметил ту самую, многозначительно смотревшую на него девушку.
       Она сидела чуть впереди и поэтому постоянно оглядывалась. Ему это надоело. Марат закатил глаза, покачал головой и отвернулся к иллюминатору. Оставались минуты до взлета.
       Его накрыло ощущение, что в груди натягивается какая-то нить, связывавшая его с Яной. Захотелось выскочить из салона и мчаться назад, домой. Но он не шевельнулся, потому что понимал: там, рядом с ней, он просто зачахнет. А на большом расстоянии есть надежда, если не убить любовь, то хотя бы усмирить ее.
       Однако, как только память подбрасывала воспоминание о Яне, ее светло-зеленые глаза просто выворачивали его наизнанку.
       Марат достал наушники, надел их и сразу же провалился в спасительный сон. Он ничего не ел и, проснувшись, тоже не хотел.
       Приземлились по расписанию. Полтора часа в аэропорту Мюнхена. Здесь назойливая спутница, печально посмотрев последний раз, исчезла в толпе.
       И снова Марат на взлетной полосе. Непонятная нить в груди натянулась еще сильнее. Стало тяжело дышать.
       «И это – Европа, меньше половины пути. Что же будет ближе к Бразилии? Совсем разворотит?»
       И вот над океаном он почувствовал, как эта нить вырывает ему сердце. Марат понял, что привязан к Яне так сильно, что готов выдержать любую боль, только бы не потерять эту удерживающую его нить. Казалось, что она натянулась до последней возможности! Вот-вот лопнет! Его чуть не выгнуло… А потом отпустило…
       И получился первый вдох, и второй, и третий.
       Нет, эта связь не разорвалась, она повисла растянутой веревочкой. Даже наоборот, Марат понял, что Яна навсегда в его сердце. Только теперь он чувствовал, как медленно оно бьется, словно ему не надо больше спешить. То ли от пережитых ощущений, то ли от общей усталости, но Марат снова уснул.
       

Прода от 23 января


       В целом, полет прошел нормально: недовольных пассажиров не было, плачущих детей и шикающих на них родителей тоже. На удивление погода в Куритибе стояла теплая и без дождя. Хотя здесь эти месяцы обычно, как в Москве поздняя осень.
       «Почти сутки в пути. Мюнхен, Лиссабон, Рио, Куритиба. Черт, надо бы еще похуже маршрут, да уже некуда, – думал Марат, выходя в зал ожидания международного аэропорта, – и еще до побережья около ста километров. Хорошо, что выспался в самом начале. Но как же ноет все тело!»
       Он высматривал в толпе встречающих рыжую макушку родственника Максима Сергеева, владельца эко-парка. Марат знал его исключительно по вопросам бизнеса. Когда Сергеев обратился за консультацией в проведении «светских раутов», выяснилось, что это – хороший знакомый Мартина, еще с армейских времен. Потом речь зашла об отдыхе Максима, который возник у него совершенно спонтанно из-за каких-то личных проблем, затем свадьба брата, где Марату предложили помощь в организации отпуска в Бразилии, – вот по такой длинной цепочке он и оказался в этом аэропорту. Кстати, Максим предупредил, что его ждет незабываемый сюрприз…
       Вдруг над толпой взметнулся плакат с огненно-красными буквами, сложенными в слово «МАРАТ». Обладатель имени двинулся в том направлении, он даже позволил себе некое подобие улыбки на лице, все-таки незачем пугать человека своим мерзким настроением. Но когда Марат увидел того, кто держал плакат, его одолели сомнения, как будто что-то из прошлого кольнуло память. А невысокий кругленький мужчина улыбался во все свои тридцать два белоснежных зуба.
       – Сюрприз! – воскликнул он, направляясь к Марату с объятиями.
       Воспоминания детства хлынули потоком в мозг: золотисто-рыжий, кругленький, конопатый…
       – Солнышко! Санни! Санек! Ты?
       Тот бурно закивал головой, все же добравшись до гостя. Со стороны это выглядело забавно – Марат на голову выше, атлетического телосложения, лохматый брюнет, а Санек кругленький, подвижный, с прямыми «солнечными» волосами. Они обнялись, при этом Саня украдкой смахнул слезу.
       – Сколько мы не виделись? А? Помнишь? – спросил он Марата.
       – Не знаю. Лет пятнадцать, наверное.
       – Точно! Мы с родителями уехали, когда мне было тринадцать. А где твои вещи? – недоуменно спросил он Марата, разглядывая сумку, висевшую на его плече. – Ты же на месяц приехал!
       – Чуть меньше. Это все мои вещи. Мне больше не надо. Может, уже пойдем?
       – Да-да, идем.
       И яркий колобок покатился в сторону выхода. Марат со своими длинными ногами еле поспевал за ним. Вышли из здания аэропорта в сторону автостоянки, довольно долго добирались до оставленной там машины, по пути вспоминая детство и общих знакомых.
       На улице было хорошо, в меру тепло и даже безветренно.
       – Видишь? Для тебя необыкновенная погода пришла. Обычно у нас в это время не больше четырнадцати градусов, а сегодня двадцать! Но ночью все равно прохладно.
       Они сели в машину.
       – Так, сейчас в отель, потом в ресторан, – скомандовал Саня.
       – Стоп. Тебе Максим не сказал разве, что мне не нужен отель?
       Саня заерзал на водительском сидении, отвел глаза в сторону и в довершение картины покраснел, как маков цвет. Стало ясно, что он хотел провернуть свои планы, но соврать на прямо поставленный вопрос не смог.
       – Сказал, – со вздохом признался он, – но я подумал, что это какая-то блажь. Домик на одного человека с минимумом удобств, без телевизора и при полном отсутствии людей – это кто такое мог придумать?
       – Санни, – стараясь держать себя в руках, начал Марат, – я специально просил Максима все устроить заранее. Только не говори мне, что ничего не готово.
       – Готово, – снова вздыхая, ответил Саня, – все, как мне было передано: в отдалении от крупных поселений, жилье на одного, с холодильником, туалетом, душем. Я нашел. Я просто, когда узнал, что это для тебя делаю, хотел наши красоты показать, полазить по разным местам… На водопады хоть поедешь?
       Марат посмотрел на его грустное лицо и кивнул.
       – Поеду. Недели через две. А пока мне надо отдохнуть. Очень надо, Сань. Ты лучше расскажи, как сам-то живешь?
       – Да что я? – сразу оживился солнечный человечек, выруливая на трассу. – Сюда только три года назад переехал. Родители в Рио остались. А мне уже пора отдельно от них пожить. Здесь хорошо, спокойно, чисто, люди не такие, как в столице. В общем, я не пожалел... А Максим в отеле жил. Тоже никуда особо не ходил. Не знаю, что там у него случилось. Он только сказал, что жена его – тварь последняя, предательница, изменщица. И кучу других гадких слов в ее адрес. Ты не знаешь, что у него случилось?
       – Нет, и не мое это дело. Он больше с братом общается. Я, честно говоря, даже не знал, что он женат.
       – Был женат. Наверное, уже развелся. Ну, да ладно. Сам не знаю, к чему это вспомнил. Так, – продолжил Саня, – домик твой почти на берегу океана. Позади него только джунгли. Так что, осторожнее со всякой живностью. Днем там можно прогуляться, но вечером не советую – цапнет какой-нибудь представитель фауны, опухнешь весь. Недалеко рыбацкая деревушка. Люди там спокойные, в основном, пожилые. Лезть к тебе никто не будет, они работают с утра до ночи. Рынок маленький там есть, магазинчик на пляже. В выходной, бывает, серферы приезжают. Скоро приедем, и я тебе на месте все покажу.
       

Прода от 24 января


       Некоторое время ехали, не говоря ни слова. Санни следил за активным движением на дороге. Марат просто разглядывал окрестности. Вопрос, последовавший от друга, заставил его напрячься:
       – Как твои родители, семья?
       – Нормально все. Родители здоровы. Мартин женился недавно, Маринка тоже вышла замуж
       – О, я помню твоего брата! Интересно, какую он себе девушку нашел?
       – Хорошую, – спокойно ответил Марат, чувствуя в груди острый укол. – Добрая, красивая, любит его без памяти.
       – Молоденькая?
       – Нам с тобой ровесница… А ты женат, Санни? – переводя тему спросил Марат.
       – Я??? Да ты посмотри на меня! Кто за меня пойдет?
       – Почему это?
       – Я рыжий, маленький. Здесь таких мало. Я – диковинка.
       Марат грустно усмехнулся.
       – Все мы в чем-то диковинки. А ты глупости говоришь. Признайся, что не нашел подходящую женщину.
       – Ну, в общем-то, да, – быстро согласился Санни, – честно говоря, я еще не встретил никого, кто бы захотел быть рядом с помешанным биологом. Собственно, как вся наша семья. Каким чудом папа нашел маму, как ему удалось ее уговорить выйти за него? Да…
       Они снова замолчали. Марат не хотел говорить о себе. Нечего рассказывать. Лучше вспомнить счастливое детство. Вот этим они и занимались всю дорогу до его отпускного пристанища. Смеялись до слез, вспоминая школьные проделки, общих друзей и знакомых. Хотя о многих из них не было известно им обоим. Жизнь раскидала далеко бывших одноклассников.
       Почти два часа пути через «пробки», и, наконец, Марат увидел берег океана совсем близко. Машину оставили в деревне и дальше пошли по пляжу.
       – Здесь начинается местный заповедник, – рассказывал Санни. – Это хорошо, потому что охрана и присмотр за твоей избушкой на курьих ножках будет. Да и не заходит никто так далеко вглубь, там ведь уже джунгли непроходимые, за твоим домиком. Думаю, скоро они поглотят его, если никто не вырубит эти лианы.
       – А можно?
       – Да тебе спасибо скажут! Там не так запущено, конечно, но… Да смотри сам.
       Кивком головы Санни показал куда-то в сторону. Марат не сразу нашел свое жилище – до того хорошо оно было спрятано среди местного ландшафта.
        crK60-Ra2AE.jpg
       – Красиво… – тихо сказал он.
       – Ну, пошли осматривать помещение.
       И Санни покатился к дому, утопая в песке. Потом пошла земля, проросшая всеми видами корней. Недалеко от входа в дом была видна скамейка и некое подобие барбекю. В общем, внешне Марату все понравилось. А если учесть провода, уходящие куда-то в сторону деревни, то вообще – рай! Осталось выяснить внутреннюю обстановку.
       Санни достал ключ, открыл замок и толкнул дверь. Марат зашел следом.
       – Смотри: одна комната, кухня, если это можно так назвать, и санузел. Воды много не лей. Лучше душ возле океана, он тоже с пресной водой.
       – Разберусь, не волнуйся.
       – Холодильник я тебе заполнил, минимум посуды есть, туалет исправен. Что еще? Ах, да! Интернет с большими перебоями. Хорошо ловит только в деревне. Телевизор ты не захотел, а русских книг у меня мало, да и те все по биологии. Вот. Что скажешь, Марат? Это – то, что ты хотел?
       – Да, Санни. Все отлично. Спасибо большое. Тебе денег хватило?
       – Да, еще и остались. На водопады вертолетом полетим! Ой, забыл сказать: если поглубже зайдешь в джунгли, там увидишь маленькое озеро. Туда никто не ходит. Только осторожно!
       – Санни! Мне не пять лет. Успокойся.
       – Ладно. Тогда я поехал?
       – Давай, – согласился Марат. – Мой номер телефона есть у тебя? Пиши, но лучше вечером. Днем я не буду его с собой таскать.
       – Договорились.
       Они пожали друг другу руки, и Санни ушел. Его шаги были слышны совсем недолго. И наступила тишина…
       Та самая тишина – без человека. Только шум волн, скрип деревьев за стеной, возгласы птиц и все.
       Марат прошел в комнатку, положил сумку на стул и сел на кровать. Тело было измучено до такой степени, что не хотелось шевелиться. Из последних сил он встал, потянулся и вышел на улицу, где уже вечерело. Закат необычной красоты в этом почти диком месте давал ощущение того, что это и есть край земли. И Марат дошел до этого края. Истерзанным, уставшим, с вывернутой на изнанку душой, но дополз. От осознания того, что он смог, ему стало легче.
        B67cdKFwOr8.jpg
       Присел на скамейку, достал телефон и набрал сообщение брату:
       «На месте. Все отлично».
       Отправил, понимая, что, с учетом разницы во времени, Мартин не скоро ему ответит. Но телефон тут же завозился от входящего:
       «Хорошо. Рады за тебя. Отдыхай. Ждем фоток».
       – Рады. Ждем… – проговорил он вслух. – Значит, она тоже обо мне думает, беспокоится?
       И сам же ответил на свой вопрос:
       – Конечно. Я же лучший в мире брат! Эх…
       Марат, поморщившись, встал и пошел в дом. Закрыл дверь за собой, заглянул в холодильник. Есть не хотелось, но он понимал, что уже сутки на одной воде. Так нельзя. Достал бутылку молока, нашел хлеб, и все это съел без особого желания. Потом разделся, отложив вещи для стирки, и пошел в душ.
       – Да… Мне здесь не повернуться. Так что быстро, очень быстро!
       

Показано 1 из 49 страниц

1 2 3 4 ... 48 49