Фея для лорда тьмы

31.01.2017, 05:07 Автор: Никольская Ева


Показано 1 из 37 страниц

1 2 3 4 ... 36 37


Цикл «Лорды Триалина» включает в себя три самостоятельные истории, связанные одним миром. Героиня каждой истории после вереницы приключений просто обязана найти свое счастье с одним из лордов Триалина: снежным лордом, лордом света и… лордом тьмы-))) Две истории уже закончены и вышли в издательстве Альфа-книга.
       
       Золушка для снежного лорда
       http://feisovet.ru/магазин/Золушка-для-снежного-лорда-ЕваНикольская
       Белоснежка для его светлости
       http://www.labirint.ru/books/519563/
       
       Начну, пожалуй, и третью сказку…))))
       
       ФЕЯ ДЛЯ ЛОРДА ТЬМЫ
       
       Автор: Ева Никольская
       Жанр: фэнтези, романтика, приключения
       


       Пролог


       
       Я перебирала пальцами белые лепестки, сидя на каменном бортике сломанного фонтана. Спрятанный в глубине тенистого сада, он был своеобразной достопримечательностью нашего широко известного в узких кругах интерната. Воспитанницы за глаза называли это закрытое во всех смыслах заведение питомником по аналогии с псарней, где растили породистых щенков для продажи богатым владельцам. Так и девочек госпожи Вулф после первого совершеннолетия, наступавшего в пятнадцать, выставляли на торги частных аукционов. Все выпускницы были собственностью хозяйки, которая покупала нас детьми, растила, одевала, давала блестящее образование и, если требовалось, тратилась на коррекцию внешности, чтобы превращать обычных подростков в идеальных «живых кукол», за которых толстосумы платили огромные деньги.
       Школа госпожи Вулф была совершенно законной. И реши кто-то из нас предъявить ей претензии, мы бы проиграли суд. Выкупая детей у родни, владелица интерната четко следила за оформлением документов, передающих ей все права на будущих воспитанниц. После заключения договора она становилась единственной опекуншей для приобретенной малышки: ее мачехой, наставницей и тюремщицей в одном лице. Госпожа вкладывала в нас силы и средства, чтобы потом вернуть все с лихвой после продажи очередной очаровательной «куколки».
       Я, Эрилин Каро, считалась жемчужиной ее коллекции. В жилах моих текла кровь с примесью магии фейри, всплески которой в последнее время были настолько редки, что за остроухую воспитанницу с блестящим образованием и от природы симпатичной мордашкой хозяйка интерната планировала выручить сумму, равную продаже десятка моих ровесниц. Мнением говорящего товара никто, естественно, не интересовался. Нам всем с детства вбивалась в голову мысль, что быть послушными игрушками для будущих владельцев — это наша святая обязанность и единственное призвание. Некоторые бунтовали, а потом исчезали на несколько недель и возвращались тихими и покладистыми, словно настоящие марионетки. Я не хотела покидать стены школы, пусть мне тут и не нравилось. Но еще больше печалила разлука с единственным другом, которым стал для меня огромный белый цветок, выращенный в саду с помощью дара феи. Однако открыто идти на конфронтацию с госпожой Вулф и ее помощниками я опасалась, помня о судьбе предшественниц.
       Да и бежать, если честно, было некуда. Отец продал меня после смерти матери, скончавшейся при родах уникальной дочурки. Он был чистокровным человеком, жена — тоже. Это значило, что меня зачал кто-то другой. Тайным любовником мамы был потомок фейри, последние представители которых покинули наш мир много веков назад. Но дар, точно зеленые побеги в благодатной почве, нет-нет да и прорастал в полукровках, чьей отличительной чертой являлись заостренные кончики подвижных ушей и невероятно чистые, яркие глаза. Я относилась к таким. И отец, который родным мне стать не захотел, выгодно продал ненавистное дитя, убившее его любимую супругу, госпоже Вулф.
       Поглаживая ластящийся к ладони бутон, я наслаждалась последними днями свободы и прощалась со своим верным другом. В отличие от соседок по комнатам цветок никогда мне не завидовал, не боялся моих магических способностей и не избегал моего общества. Хотя куда ему, бедолаге, бежать-то с клумбы? Правильно, некуда! И все же именно он был тем единственным существом, которому я могла раскрыть душу.
       — Сегодня состоится праздничный ужин в честь моего пятнадцатилетия. Подарят торт с зажженными свечами, произнесут лицемерную речь и лишний раз напомнят о предначертанной мне судьбе, — рассказывала я растению. — А завтра меня оденут в красивое платье, причешут и выставят на торги в качестве лучшего лота, — питомец терся лепестками о мою руку, сочувствуя. — Говорят, уже есть клиент, готовый отдать за меня любые деньги, — я поморщилась как от боли и неприязненно передернула худыми плечиками. Рост у меня был небольшой, фигурка угловатая, без соблазнительных округлостей, которыми могли похвастаться другие девочки, но госпожа Вулф не спешила корректировать мою внешность, уверяя, что в умелых руках нового хозяина я очень быстро расцвету и стану краше всех прочих «кукол». — Этот мужчина меня видел на смотринах в прошлом месяце, и… знаешь что, ему особенно понравились мои волосы! — воскликнула я и тут же воровато оглянулась, боясь быть услышанной помощниками опекунши. — Эти вот волосы, — перекинула на грудь толстую косу медового оттенка. — Ненавижу! — вытащив из кармана форменного платья ножницы, я зло прошипела: — Хрен ему, а не волосы!
       В следующий миг роскошная коса одинокой змеей упала на траву, а я довольно улыбнулась. Знала, что наказания не избежать, но понимала и то, что сильно мучить меня в канун аукциона никто не станет, дабы не испортить товар. Выставят как есть. В конце концов, прическа — дело наживное, отрастет. Но досадить своим бесчувственным хозяевам хотелось хотя бы так.
       — Браво, милая! — услышала я мелодичный голос, сопровождавшийся скупыми аплодисментами. Испуганно сжалась, предчувствуя скорую расправу, но тут же взяла себя в руки и гордо вскинула голову с короткими теперь, до плеч, волосами.
       Женщина, шагнувшая ко мне из-за дерева, была не похожа на надзирательниц интерната… да она вообще ни на кого не была похожа. Разве что на сказочную принцессу или…
       — Ты фея? — с детской непосредственностью, которую так и не смогли убить во мне учителя, спросила я гостью.
       — А сама как думаешь? — хитро улыбнулась златовласая красавица в странном брючном костюме. Такие тут носили только мужчины. Хотя нет, столь обтягивающие и вызывающе-яркие вообще никто не осмелился бы надеть. Незнакомка же, облаченная в невероятный наряд, держалась легко и свободно, будто для нее экстравагантный внешний вид являлся нормой.
       — Не знаю, — пожала плечами я, продолжая поглаживать нежный бутон огромного цветка. — Но мне бы хотелось, чтобы ты была ею.
       — Значит, я фея, — легко согласилась собеседница. — Пойдешь со мной? — спросила, чуть склонив набок голову.
       — Куда? — грустно улыбнулась я.
       — Путешествовать, наслаждаться жизнью, совершать приятные глупости и настоящие подвиги… — начала перечислять она, загибая пальцы, но я остановила ее жестом.
       — За ограду невозможно выйти без разрешения госпожи Вулф и охранников, которые будут следить за каждым моим шагом. Но даже если бы мне это каким-то чудом удалось… вот, — я закатала рукав и показала златовласке клеймо. — Оно работает как маяк для ищеек, способных найти нас в любой точке мира. Две девочки пробовали сбежать. Неудачно.
       — А кто тебе сказал, что мы останемся в ЭТОМ мире? — усмехнулась странная госпожа, присев рядом со мной на бортик фонтана. — Кстати, меня Евангелиной зовут, Эрилин. Для друзей просто Ева. Я та, кто может спасти тебя от завтрашнего аукциона.
       — Ты слишком много обо мне знаешь, Ева, — прищурилась я, изучая соседку. — С чего бы мне тебе верить?
       — Не с чего, — вздохнула златовласка, пряча лукавый блеск необычных желтых глаз за пологом длинных ресниц. — Но почему не рискнуть? Что ты теряешь? — и зажгла над раскрытой ладонью полупрозрачный огонек, который на глазах начал обретать форму пламенного цветка. — Разве что черствый торт с убогими свечами и занудную речь, полную лжи.
       — Ты права, — зачарованно глядя на сотворенное волшебство, пробормотала я. Верить этой удивительной женщине хотелось так сильно, что инстинкт самосохранения, очнувшийся чуть раньше, снова уснул. Она маг, возможно, тоже с кровью фейри. С ней мне наверняка будет лучше, чем с богатым сластолюбцем, помешанным на длинных волосах юных дев.
       — Идем, Эри? — сказала Ева, взъерошив мои криво остриженные волосы. — Пока нас тут не застукали и не сорвали все планы.
       — Идем! — решилась я и, поцеловав на прощание белый бутон, позволила новой знакомой взять себя за руку.
       — Не бойся, малышка. Буду твоей феей-крестной, — подмигнула мне златовласка. — Поверь, впереди нас ждут невероятные приключения и чудеса.
       — Посмотрим, — уклончиво ответила я и тоже улыбнулась, увидев синюю воронку портала, открытого Евой. Такое в нашем королевстве умели делать только очень-очень сильные маги — потомки дивных существ.
       


       
       Глава 1


       Крыло тьмы
       
       Восемь лет спустя…
       
       Он стоял у каменного ограждения смотровой площадки, расположенной на башне эррисарского замка, и задумчиво смотрел вдаль. Туда, где за полосой леса, словно призрачная роспись по лазурному небу, проступали едва различимые силуэты гор. У их подножия начиналась граница темных земель со снежными, откуда вот-вот должна была прибыть гостья, встречи с которой Аарон Хэйс так ждал. Его черные волосы трепал теплый ветер, сдувая со смуглого лица непослушные пряди. В чуть прищуренных глазах отражалась бездна — даже в расслабленном состоянии, когда маг не колдовал и не испытывал всплеска эмоций, склеры его не принимали человеческий вид, как у других обитателей крыла тьмы. Аарон не был обычным чародеем, он являлся верховным жрецом Сияющего божества, главным мерсиром Алин-тирао*.
       — Как думаешь, одна прилетит или с охраной? — тихие голоса стоящих рядом мужчин вывели Хэйса из задумчивости.
       Он с интересом посмотрел на младшего брата, на долю которого несколько лет назад выпала большая ответственность — Дарэн, пройдя традиционные испытания Черных болот, не только обрел силу эскалибриума*, сделавшую двадцатитрехлетнего парня милордом* тьмы, но и вступил в должность эррисара* крыла, заняв место ушедшего в отставку отца. Когда-то он планировал передать власть старшему из сыновей, но судьба в образе Сияющего все разложила по своим местам. Аарон никогда не жалел, что не стал главой Дарквиля*. Скорее уж, он сочувствовал Дарэну.
       — Как бы сам снежный эррисар за ней не увязался, — из горла милорда Грэя вырвался хриплый смешок, который точь-в-точь повторила большая черная птица, сидящая на каменном ограждении. Воплощенный дух в образе наделенного человеческой речью ворона был общим питомцем обоих парней. — Поговаривают, что Кайлин Дигрэ тенью ходит за своей юной невестой.
       — Мало ли что молва болтает, — отмахнулся младший Хэйс, небрежным жестом перекинув за спину тугую черную косу. — Леди Андервуд прорицательница от бога, ее помощь постоянно нужна людям в разных концах Алин-тирао. А у милорда Дигрэ полно дел в снежном крыле, особенно сейчас, когда в горах строится мастерская по созданию летающих платформ.
       — Просто так народ судачить не будет, — пожал плечами советник эррисара. Тоже молодой и черноволосый, а еще сильный, умный и амбициозный наследник одного из темных родов. С ним Дарэн тесно сошелся еще в подростковом возрасте и особенно сдружился на испытаниях, где у каждого из участников была возможность проявить себя. В тот раз победил будущий эррисар, его верный помощник отличился спустя три года, выиграв полную опасностей гонку за эскалибриумом, и по праву получил звание милорда.
       — Меня бы предупредили об официальном визите, — парировал Дарэн. Выдержав паузу, он добавил, — об неофициальном тоже.
       — Тем не менее, лучше быть начеку, — упрямо проговорил Виктор Грэй.
       — И больше гостевых покоев подготовить, — согласно каркнул ворон, скосив на друзей черные бусинки глаз.
       — Тебя не спросили, Кроук, — проворчал младший Хэйс. — Слетал бы лучше, проверил, где наша гостья?
       Пернатый недовольно передернул крыльями, но возражать не стал. Спустя пару секунд красивая черная птица взмыла в воздух и отправилась встречать долгожданную леди.
       Аарон благоразумно молчал, не встревая в чужую беседу, хотя и был согласен с советником, потому что знал не понаслышке непредсказуемый характер предводителя снежных собратьев. Лишь чуть заметно улыбнулся уголком губ, наблюдая за изнывающими от любопытства парнями, и вновь уставился на лесной массив, раскинувшийся вокруг. Знаменитую ясновидящую, предсказавшую, несмотря на свои шестнадцать, уже не одно важное для Алин-тирао событие, он ждал ничуть не меньше их. Надеялся, как и все, что ее дар поможет раскрыть природу тревожных происшествий в Дарквуде. Если бы не визит Хельги, этого затворника вряд ли удалось бы вытащить из его мрачного замка, где мерсир предпочитал проводить большую часть времени. Но прорицательница была слишком ценной и желанной гостьей, ее приезд многое значил для крыла тьмы, и не встретить столь важную особу было бы невежливо со стороны верховного жреца.
       В последние дни лес, в глубине которого располагалось весьма разрозненное поселение темных лордов Триалина, стал преподносить малоприятные сюрпризы. Поначалу жители граничащих с ним городов и деревень начали замечать необычные явления. Кто-то столкнулся с яркими вспышками на болотах, кто-то слышал то ли жуткий вой, то ли визг, который тут же окрестили плачем баньши, а некоторые клялись и божились, что видели блуждающую по лесным тропам нечисть. Через месяц один за другим стали пропадать грибники, охотники и одинокие странники. Это окончательно напугало народ. Люди решили, что в творящихся бедах виноваты загадочные и нелюдимые лорды тьмы, живущие в самой глуши Дарквудской чащи.
       В отличие от снежных собратьев и магов света эти чародеи предпочитали не общаться с простыми смертными без веской причины. Все необходимое для жизни они покупали за хорошие деньги у торговцев и увозили в мрачный лес на повозках, запряженных жуткого вида монстрами. Неразговорчивые, высокомерные, с глазами, похожими на черные провалы… лорды тьмы пугали жителей темных земель и раньше, но тогда никто не смел выражать им свое недовольство, потому что именно они защищали мир от вторжения демонов. Противостояние длилось веками, пока девять лет назад эррисары не подписали мирный договор с обитателями Шеасса, прозванного в Алин-тирао Изнанкой.
       Тогда же страну посетил и сам Сияющий, в свое время разделивший орден Триалина на три крыла и одаривший магов, входивших в состав каждого, второй ипостасью и уникальными способностями. Именно он назначил Аарона своим верховным жрецом, дав ему волшебный кристалл для вызова могущественного покровителя. Только как ни пытался мерсир использовать сей артефакт по назначению, связаться с богом, чтобы посоветоваться насчет проблем древнего леса, не получалось. Расследование, затеянное стражами Дарквиля, пока не приносило никаких плодов. Именно поэтому Дарэн Хэйс, как полноправный предводитель крыла тьмы, и обратился за помощью к невесте снежного эррисара.
       — Летит! — воскликнул он, едва на горизонте появился белый силуэт, возле которого черной точкой маячил ворон. Единственный раз милорд видел прорицательницу, когда ей было восемь, и она походила на ясноглазого ангелочка, поэтому любопытство так и разбирало молодого человека. — Все, как обещано. Пунктуальная леди, — в голосе его чувствовалось одобрение.
       

Показано 1 из 37 страниц

1 2 3 4 ... 36 37