ИНО Инопланетный Независимый Оператор

21.05.2022, 12:50 Автор: Олария Тойе

Закрыть настройки

Показано 1 из 8 страниц

1 2 3 4 ... 7 8


Глава 1 Жуткая находка


       
       Мне нравится задерживаться на работе. Оставаться одной, когда все расходятся по домам, все меняется, превращается в таинственное королевство, в котором я – ну, тут зависит от настроения — или королева, или расхитительница древних сокровищ, или дракон, властвующий над несметными бумажными залежами.
       
       Почему-то именно в эти несколько часов я могу выполнить работы больше, чем за пару дней. Наверное, потому что никто не отвлекает звонками и неожиданными посещениями, постоянными вопросами и распоряжениями, не пытается рассказать очередную не интересную сплетню – идиллия!
       
       Пора было расквитаться с запущенными делами и накопившимися бумагами. Сидела до десяти часов вечера в полной тишине, которую изредка нарушал звук рвущейся бумаги. Я выкидывала ненужное сначала в свою корзину, потом в ход пошли корзины коллег. Ох, как же много было этого ненужного! Все ведь как обычно откладываешь «на потом», вдруг пригодится, а на самом деле этого «потом» и «пригодится», как правило, не происходит. Ррр-ввввать!
       
       Я пребывала в запале и уничтожая все лишнее, так мешающее мне работать, наполнялась новыми силами. Во всем должен быть порядок, но где же найти время его навести? А все из-за директора, который недавно подписал приказ, запрещающий задерживаться в офисе дольше половины седьмого. В случае необходимости надо было писать служебную записку.
       Сегодня я отважилась на данную записку. И вот – наслаждаюсь!
       
       
       * * *
       
       В начале одиннадцатого я наконец-то управилась с делами и вышла на улицу. Темень стояла непроглядная. На мою окраину в это время ходили автобусы по расписанию раз в час. Конечно же, они регулярно распорядок этот нарушали и не в мою пользу. На старой металлической остановке с облезлой синей краской и давно сломанной скамейкой, кроме меня, не было ни души. Тут и днем-то немного народу, а в такую темень и подавно. Только и оставалось, что стоять, нетерпеливо вглядываясь вдаль — не блеснут ли фары долгожданного транспорта? — и ругать неторопливого водителя. Всегда приходится ждать. Автобуса, окончания рабочего дня, выходных, повышения зарплаты, мужчину своей мечты… Ох, много чего еще приходится ждать, и чаще всего безрезультатно.
       
       Наконец-то подошел автобус, пустенький, без кондуктора, унылый донельзя. Пришлось купить билет подороже у водителя: по этому маршруту постоянно шныряют контролеры, даже в ночное время. Чем он им так полюбился?
       
       Автобус медленно полз, наверное, мечтая оказаться уже в кои-то веки списанным или на худой конец на капремонте. Я смотрела в окно, отмечая знакомые места и ощущая нетерпение с приближением к дому. Неожиданно автобус затрясся, загудел, зачихал, зажурчал-заурчал, издал множество неприятных звуков и остановился у обочины. Я сидела в ожидании чудесного исцеления автобуса и поглядывала на редких пассажиров. Кажется, они, как и я, в чудеса не верили: то и дело поглядывали на часы, постукивая пальцами по металлическому поручню, ерзали и бубнили что-то недоброе. Водитель заглянул в салон и объяснил, что ждать бесполезно. Деньги можно забрать. И все! Дальше уже не его дело.
       
       Любой, кто попадал в такую ситуацию меня поймет! Захотелось срочно накричать на кого-то, найти виноватого и расквитаться с ним за эту и за все предыдущие неприятности в жизни. Но мне вдруг вспомнилось, что я решила смотреть на вещи позитивней и пожалеть водителя. Ему сейчас тоже несладко: застрял не пойми где и неизвестно еще, когда техпомощь появится. Разделив печаль с незнакомым человеком, я вышла из автобуса и вдохнула ночной воздух.
       Зябко, осень уже, лето с ней борется, борется, но разве против осени пойдешь? Засыплет красными листьями, зальет холодным дождем. Ее пора, ее царство. Ну да, со мной бывают приступы романтики. Наверное, глубоко в душе я поэт. Очень, очень глубоко.
       
       Я запахнула воротник пальто и вытянула руку. Стою, голосую. Пока никто не едет, но мало ли из-за поворота кто-то покажется.
       
       Тут же откуда ни возьмись появился джип и притормозил напротив меня. Пассажирское окошко слегка опустилось и низкий мужской голос спросил:
       – Куда?
       Я назвала адрес.
       – Без проблем!
       – А сколько?!
       – Да просто так!
       
       Приоткрылась задняя дверца, и я мельком увидела столько восточных физиономий, что от неожиданности с силой захлопнула дверь. Физиономии не выглядели агрессивными, но им не понравилось мое поведение, и джип отчалил.
       
       Не люблю ловить машину. Даже в дневные часы. Трусиха я и перестраховщица. Но столько всяких случаев сейчас…
       
       
       Еще несколько безрезультатных попыток. Кому-то не нравился адрес, кому-то – цена за доставку меня по данному адресу. Я стояла, куталась в тонюсенький шарфик и замерзала.
       
       В начале двенадцатого, довольно прилично проехав вперед, затормозила грязная белая машинка, я не успела разглядеть какая. Да, в принципе, и разглядев, все равно не поняла бы, для меня все они одинаковые. Если написано «Мерседес», значит мерседес, а как он, этот мерседес, выглядит, понятия не имею. Я не раздумывая подбежала и даже не спросив согласен ли водитель меня отвезти, залезла на заднее сиденье и умоляющим голосом назвала адрес. Лицо в зеркале заднего вида посмотрело на меня со странным выражением. Спасибо, добрый мужчина, что не выгнал. А то я уже окоченела и потеряла надежду добраться до дома.
       
       Машина, то ли иномарка, то ли последняя модель Жигулей, рванула с места. Я поморщилась. Знаю, многие автовладельцы любят всякие ароматные штучки покупать, некоторые даже ничего. Но этот запах мне не понравился. Не то чтобы противный, а просто совершенно мне незнакомый, и оттого подозрительный и неприятный. Неужели такую гадость кто-то выпускает и кто-то покупает?
       
       Я с любопытством оглядела спасительное средство передвижения и, стараясь не замечать странноватый аромат, обернулась назад. Между салоном и багажником не было перекрытия, и моему взору предстала гора рухляди и нечто больших размеров, накрытое огромным одеялом. Это нечто шевелилось. Мне стало не по себе. Очень-очень не по себе. Настолько, что перспектива путешествия в одной машине с кавказцами показалась более привлекательной чем это, чем бы оно ни было.
       
       Я медленно отвела взгляд от шевелящегося одеяла. Только бы водитель не догадался, что я его подозрительный груз заметила. Кажется, пронесло, мужчина был поглощен какими-то своими заботами и резко остановился напротив круглосуточного магазина, буркнул мне, что он ненадолго, и скрылся. Теперь, когда я осталась одна, страх мгновенно уступил место любопытству. Должна же я узнать, что там шевелится в багажнике. Опасаясь, что хозяин машины вернется, как и обещал, быстро, я перегнулась через спинку сиденья и отдернула одеяло.
       
       
       * * *
       
       Ладони, мгновенно взлетевшие вверх, закрыли мой собственный рот, и очень вовремя, потому что я бы закричала. Увидеть такое под одеялом я не ожидала! На меня смотрел ребенок, причем очень странный. Неимоверно толстый, с огромной головой. Из глаз текла какая-то коричневая жижа, и весь он был обмотан тугими веревками, с бурыми высохшими пятнами. В некоторых местах веревки тоже заляпаны этим коричневым, вроде как кровью, уже слегка засохшей. Наверное, ими слишком стянули тельце. От испуга я стала судорожно хватать воздух, потому что он вдруг весь куда-то испарился. Не знаю даже что страшнее – жутковатого вида ребенок, таращившийся на меня или мужчина, который его похитил. Едва не теряя сознание от нахлынувшей паники поняла: надо срочно бежать из этой машины.
       
       Не успела! Пока я пыталась прийти в себя и придумать хоть какой-то разумный план бегства, вернулся хозяин автомобиля, и мы поехали дальше. Водитель тихо буркнул что-то недовольное, видимо, не смог купить то, что очень хотел. А я всеми силами делала равнодушное лицо и смотрела в окошко, на ногти и вообще куда угодно, кроме багажника (ну, вроде как мне туда смотреть совсем не интересно).
       
       Ехала и ругала себя за все: что живу на окраине, что у меня нет денег купить собственную машину, что до дома не ходит метро, и что села в машину к маньяку. Я ни капельки в этом не сомневалась – он точно маньяк и убьет нас обоих! Ну кто еще возит в багажнике связанного ребенка?! Одного только я не могла понять:кто в своем уме останавливается и подбирает попутчика, если везет такой груз? Если ему еще одна жертва понадобилась, то почему не тюкнул меня по голове, не связал? Вразумительное объяснение в моей голове так и не появилось.
       
       По всей видимости, покер фейс сработал, водитель, не заметил, что я его разоблачила, и притормозив еще раз у ночного магазина, скрылся за его дверями. Мои мысли лихорадочно метались, в голове гремело, как колокол: "Спасти ребенка, надо спасти ребенка!". Вряд ли мужик вез его в элитный детский дом или богатую приемную семью, раз так безжалостно связал. Повезло, что маньяк такой не профессиональный, оставил не связанную жертву номер два наедине со связанной номер один, да еще и машину не запер – грех этим не воспользоваться!
       
       С одной стороны дороги, где мы припарковались, расположились три магазина, с другой – глухой лес, а за ним микрорайон из десятка высоток, в котором я жила. С детства знала этот лес как свои пять пальцев. Каждое лето гостила у бабушки, излазила там столько тропок, что неизведанных, наверное, не осталось. Пусть попробует маньяк меня в этом лесу найти! В голове возник план: вытащить мальца, пока этот детоубийца ходит по магазину, и бежать как можно быстрее через лес домой.
       
       Ни медля ни секунды, я выскочила из машины и кинулась к багажнику.
       Ужасный ребенок умоляюще смотрел на меня. Оказывается у него даже был заклеен скотчем рот! Глаза соответствовали размеру огромной головы – тоже огромные и грустные. Стиснув зубы, пытаясь понять жалко мне его или противно, я потянула ребенка на себя.
       
       Ох! Какое это было отвратительное ощущение. Такое чувство, что я взяла на руки студень, без костей, без мышц, просто расползающуюся жирную массу. Скорбные глаза ребенка дали мне понять, что ему и самому известно, какой он противный.
       
       * * *
       
       Я бежала по лесу с уродом на руках, сзади мелькал фонарик маньяка. Он двигался хаотично, мигая светом куда попало. Я могла бы даже спрятаться в кустах, он не заметил бы меня. Но вместо этого только и делала, что цеплялась каблуками (черт бы их подрал) за корни деревьев. «Только бы получилось добраться до дома! », – я буквально задыхалась, силы таяли. Почему-то ребенок был непомерно тяжел, слишком даже, для своего роста.
       Мне начинало казаться, что и не ребенок это вовсе, но дальше мысли наталкивались на невидимую преграду, и я не могла представить, кто это может быть такой. Превозмогая отвращение, и крепко прижимая водянистое тело к себе, бежала. Мое лицо то и дело утыкалось в паутину, а надежда таяла.
       
       «Ну и угораздило ж меня так вляпаться!» То, что теперь за рабочим столом у меня чистота и порядок, совершенно не утешало. Но, по крайней мере, будет куда поставить мое фото в черной рамочке. Еще неизвестно, чем все закончится, ничем хорошим, это абсолютно точно!
       
       Лес зашумел внезапно начался дождь. Отлично, для полного счастья только этого не хватало! Капли пробились сквозь пока еще не облетевшую листву и смыли паутину с лица. Как ни странно, дождь стал моим сообщником, все звуки скрылись за его фоном. Если раньше я слышала сзади треск ломаемых сучьев, то сейчас вокруг раздавался лишь равномерный шелест листьев.
       
       Я выбилась из сил. Несколько раз споткнулась, три раза больно упала, но страх гнал меня дальше. Если вначале и был мизерный шанс, что водитель меня просто довезет до дома и отпустит, то теперь, поймав нас обоих, он не откажет себе в удовольствии убить меня медленно и мучительно.
       


       
       Глава 2 Ну, давай знакомиться!


       
       
       Дрожащей рукой я резко ткнула круглым ключом в панель домофона, побоявшись оказаться в лифте с преследователем, вихрем взбежала на шестой этаж. Чуть не выдавив собой входную дверь, я буквально ввалилась в квартиру и, с грохотом захлопнув её, стала судорожно запирать на все замки одной рукой. Другой рукой я держала ребенка. Каблук на левой туфле наконец позволил себе не выдержать нагрузки и сломаться, и я вместе с ношей, к которой за время бегства почти приросла, рухнула на колени.
       
       
       Ребенок выпал из рук и шмякнулся на пол. Было ощущение, что упало не живое существо, а полиэтиленовый пакет с водой.
       
       Я кое-как поднялась, нервно дрыгая ногами, скинула туфли в другой конец коридора и заревела. Я плакала одновременно от облегчения, усталости и опустошения. Ребенок лежал, не шевелясь, и смотрел на меня своими гадкими глазищами. Я опустилась на пол рядом с ним и продолжала подвывать, закрыв лицо руками. Никак не могла с собой справиться, руки тряслись, ноги начало саднить – пока бежала по лесу, вся изранилась.
       
       Стараясь не смотреть на неподвижно лежащего ребенка, я пошатываясь направилась в ванную. Увидев там свое поцарапанное лицо, залитое черными от туши слезами, я почувствовала, как жалость к самой себе охватила меня с еще пущей силой. Рот скривился, и новый поток черных слез отправился прокладывать себе русло. Начиналась самая настоящая истерика. Я знала, что нельзя смотреть сейчас на себя такую, наоборот, смотреть в зеркало надо только на себя улыбающуюся, тогда непроизвольно поднимается настроение и искусственная улыбка может стать искренней. Включив ледяную воду, я стала тереть лицо мылом и немножко пришла в себя.
       
       Не глядя на свое отражение, я промокнула лицо полотенцем и вышла из ванной комнаты. Страшное дитя лежало и умоляюще глядело на меня, а по квартире разливался тот самый запах, что мне не понравился в машине. Значит, это он так пахнет!
       
       Я уселась на корточки и попыталась отлепить клейкую ленту от рта этого неприятного существа. Скотч отделился на удивление легко, наверное, отмок за время нашего побега под дождем. Я брезгливо отбросила его в сторону. Ребенок слегка приоткрыл бесформенный рот.
       
       – Крчт сштрр эээ тсшшш ххх.., - донеслось оттуда. На меня смотрели глазищи, выражая надежду на понимание.
       – Что? – переспросила я, отодвигаясь подальше.
       – Спшштр эээ ткпррэээ.
       
       
       «Он еще и говорить не умеет? Или просто больной на голову? Ну, попала я!»
       
       Придерживаясь за стеночку, я сходила на кухню за ножом и стала осторожно разрезать туго стягивающие толстое тельце веревки. Ребенок слабо зашевелился, и меня снова передернуло.
       –сшт ррэээ, кхршт…
       
       Было такое ощущение, что он вкладывает в эти буквы какой-то смысл. Может, из-за какой-то болезни он не может произносить некоторые звуки, но все понимает и как-то пытается выразить свои мысли? Может быть, в его словах нет гласных, но как-то его можно понять?
       
       -- Повтори, пожалуйста, что ты сказал? – обратилась я к ребенку, тем временем пытаясь на глаз определить его возраст.
       
       
       Сделать это было практически невозможно, потому что чем больше я его разглядывала, тем меньше он мне казался похожим на обычного ребенка. Соотношение частей тела совершенно не пропорциональное. Голова просто гигантская, не говоря уж о большущих глазах. А если учесть, что рост у него был, скорее, как у пяти-шестилетнего мальчика, то это был либо такой урод, который до сих пор не рождался на свет, либо… Либо вообще не человек.
       
       В ответ на мои слова ребенок затряс головой и опять зашипел на своем непонятном языке.

Показано 1 из 8 страниц

1 2 3 4 ... 7 8