Непокорённая драконом. Изгнанник

19.07.2019, 08:50 Автор: Ольга Грон

Закрыть настройки

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21


Ольга Грон
       НЕПОКОРЕННАЯ ДРАКОНОМ
       Книга 1
       ИЗГНАННИК

       
       «Прежде чем осуждать кого-то, возьми его обувь и пройди его путь, попробуй его слезы, почувствуй его боли. Наткнись на каждый камень, о который он споткнулся. И только после этого говори, что ты знаешь, как правильно жить».
       Далай-Лама XIV

       


       ПРОЛОГ


       Лекси
       Туман на трассе. Из-за моросящего дождя, размывающего первый декабрьский снег, не видно ни зги. Хорошо, если есть попутные машины впереди и понятно направление движения. Навигатор давно не спасает ситуацию. Если же автомобили несутся по встречной, секунды кажутся вечностью.
       Придорожное кафе, выплывающее в ночном сумраке, как сияющий остров в море тумана. Около него на парковке несколько фур. Наташка наконец останавливает машину. Сидит, остервенело вцепившись в руль. Глаза ее остекленели.
       — Я ведь знаю, что он с ней, — говорит она, переведя дыхание.
       Покупаем эспрессо. Я пытаюсь успокоиться сама и успокоить подругу.
       — Антон просто уехал за город на выходные. Вовсе не обязательно, что он с той рыжей.
       — Осталось десять километров — и мы узнаем правду. Спасибо, что поддержала, поехала со мной, Сашка! Я ведь еще в четверг после пар чувствовала, что Антон не просто так отходил поговорить с той рыжей дрянью. И потом вдруг сказал, что у него в выходные появились неотложные дела. Я больше не могу слушать эту ложь...
       — Натаха, дай я пересяду за руль, — вздыхаю я.
       В душе понимаю, что нужно было отговорить подругу отправляться в ночь за сотню километров. Но тогда бы она поехала одна — не знала бы я ее характера. Ее Антон, конечно, тот еще бабник. Но разве такие мужчины вообще стоят наших нервов? Хорошо, что у меня никого нет — нет и разочарований.
       — Не надо. Я сама! Хочу быстрее ему в глаза посмотреть! — вырывает ключ от своей машины, запрыгивает в салон.
       Каждый километр — как последний. Каждый встречный автомобиль — яркое пятно в глазах от слепящих фар. Я ведь уже знаю, чем все это закончится. Заранее страшно, потому как ничего не изменить.
       Мы подъезжаем к дому Антона, останавливаемся. Наташка звонит, потом врывается в дом и ругается там с Антоном так громко, что слышно даже на улице, им вторит женский визг, а я стою у машины под моросящим дождем и смотрю в черное небо. Рядом единственный на улицу коттеджного поселка качающийся фонарь…
       Внезапно среди мглы вспыхивает яркий свет. Он режет глаза; его нити сплетаются хитрым узором, медленно пробираются под кожу, покалывая и наполняя меня энергией. Кажется, из них образуется какая-то фантастическая звезда, в центре которой я и оказываюсь. Коттеджный поселок растворяется в магическом свете, словно меня на время переносит в другое место. Такое со мной происходит впервые. Я поднимаю голову, пытаясь рассмотреть что-нибудь за пределами многочисленных световых нитей. И вижу, что прямо напротив стоит мужчина с длинными белыми, развевающимися на холодном ветру волосами. Я буквально таю в его таинственном взгляде. У него такие нереально голубые глаза! В них, как отблески костра, пляшут искры, но только ледяные. Мы смотрим друг на друга, словно в трансе. И я слышу приятный бархатный голос, проникающий внутрь моей души и заставляющий звенеть каждую ее частичку.
       — Я вытащу тебя из этого сна! Все будет иначе! — уверенно заявляет он.
       — Ты еще кто такой? — с удивлением смотрю на него и вдруг понимаю, что странный незнакомец исчезает, не успев ответить; он тает в пространстве, как и остролистный «цветок» из света, в котором мы стояли. Все меркнет, явив мне реальность — все тот же охваченный дождем ночной поселок, дорогу с единственным фонарем и мокрый автомобиль.
       Если бы я не знала, что сама нахожусь не в реальном мире, удивилась бы больше, но сон — есть сон, чего только не увидишь.
       Ничего не поняв, я снова возвращаюсь к машине Наташи и вижу, как она выбегает из дома растрепанная и заплаканная. Я знаю, что мне нужно выхватить ключи, но из-за воспоминаний о странном видении снова не успеваю ничего предпринять. Она запрыгивает за руль, я на пассажирское сиденье. И мы выезжаем в ночь на затуманенную трассу.
       — Нет, каков он козел! Я так и знала! Знала! — громко причитает Наташа.
       — Наташа, прошу тебя, остановись! Я поведу! — умоляю я, чувствуя все тот же леденящий ужас, что и тогда… в тот самый день, когда моя жизнь полетела в тартарары.
       Внезапно навстречу вылетает нечто огромное. Но я вижу лишь ослепительно яркие фары — дальний свет и противотуманки… Раздается протяжный визг тормозов. Я запоздало, с нахлынувшим, словно цунами, отчаянием, понимаю, что мы выскочили на встречную полосу и прямо на нас движется фура. Доли секунды остаются до столкновения…
       — Наташа! Попробуй уйти вправо! — пронзительно кричу я, но уже поздно.
       Опять то же самое… Тупая боль... Становится темно…
       


       ГЛАВА 1


       Лекси
       Я проснулась в холодном поту — точнее, разбудил Глеб. Он смотрел на меня с раздражением и злостью из-за того, что пришлось подняться посреди ночи. Оно и понятно — ему утром на работу, а я тут снова со своими кошмарами.
       — Я так больше не могу. Когда ты уже перестанешь думать о том, что произошло десять лет назад? — В его голосе послышалось явное недовольство.
       — Не знаю, почему до сих пор считаю себя виноватой в ее смерти. Я ведь могла все изменить, могла забрать долбаные ключи, вообще не пустить ее за руль! Проколоть шины… Я могла бы… — потерялась в бессмысленных уже оправданиях.
       — Да ничего ты не могла бы сделать, Сань! Я от этого устал! Мы живем с тобой шесть лет, и я каждый раз слушаю одно и то же. У нас нет детей, нет нормальной семьи. Потому как ты всегда в ответе за других, но не за меня.
       — Ты сам знаешь, почему у меня нет детей. Из-за той травмы… — выдохнула я со слезами на глазах. — А приемного брать ты наотрез отказался.
       — Думаешь, я не знаю, что ты втайне от меня переводишь деньги в приюты, что ездишь по детским домам? Когда я хотел купить новую машину, ты сказала, что денег нет. Присматриваешь, кого взять? Я не хочу приемного ребенка, сотни раз тебе говорил. Ты мне постоянно врешь, Сань.
       Зачем он снова затронул больную для меня тему?!
       Я замолчала, не зная, что еще сказать в свое оправдание. Да и оправдываться не очень хотелось. Кажется, ночь заканчивалась. Уже полпятого, через полтора часа все равно подниматься.
       Глеб тоже понял, что сна больше не предвидится; он поднялся и направился в кухню, откуда через несколько минут до меня донесся запах свежезаваренного кофе. А вскоре раздался сердитый голос мужа:
        — Саш, я принял решение. Я так больше не могу. Нам нужно расстаться.
       — Что? — Я поднялась, набросила халат, вышла к нему и остановилась, опираясь на дверной косяк. — Повтори, что ты сказал!
       — Ты ведь все слышала. Мы разводимся. Это конец. Можешь дальше загонять себя в пропасть сомнений и страхов, жить в своем прошлом. Но я так больше не могу жить! Ты меня понимаешь? — повернулся он, сверкнув серыми глазами. — Я тебя больше не люблю.
       — У нас есть все… Что тебе нужно? — медленно выговорила я, пытаясь осознать его слова.
       Наверное, самое ужасное, что может произойти — услышать однажды, прожив шесть лет вместе, эти слова: «Я. Тебя. Не люблю». Ведь после длительных отношений, главное — не та любовь, что бывает поначалу, она имеет свойство видоизменяться, превращаясь в доверие и взаимоуважение. И сказать так равносильно тому, что наплевать в душу за все твое хорошее отношение на протяжении стольких лет.
       — Вот именно. Все есть — а счастья нет. Я приеду за вещами вечером. На время переберусь к маме, пока утрясем вопросы с разводом и имуществом.
       — Ты совершаешь ошибку, — прошептала я, сдерживая слезы отчаяния.
       Глеб с показным безразличием набросил черный пиджак, взял с полки ключи от машины. Вышел за двери. А я так и стояла на пороге, не веря в резкие изменения в жизни. Вспышка протеста утонула в потоке слез. Дыхание сперло. Внутри наступила какая-то тишина. Стало пусто.
       Я не знала, что делать. Не хотела оставаться одна. Если бы хоть кто-то меня выслушал, пожалел. Сделал так, как мне хочется… Мы с Глебом могли бы взять приемного ребенка. Попробовать еще одно ЭКО, в конце-то концов. Мне всего тридцать. Врачи до сих пор пытаются обнадежить. Вот только я понимаю, что все зря. Это мое наказание за тот день, когда я не сделала того, что была должна…
       Я ведь хорошо помню момент аварии, когда погибла Наташка. Удар пришелся в водительскую дверь. Потом нас вышибло с трассы, машина несколько раз перевернулась. Все закружилось, и я потеряла сознание...
       Мне десять лет подряд снится этот сон. А ранней зимой, когда это случилось, кошмар повторяется особенно часто. Как бы хотелось вернуться в тот день, все изменить. Возможно, тогда и с Глебом у меня был бы ребенок, и он бы не ушел сегодня, заявив о разводе…
       С этой мыслью я снова разрыдалась от отчаяния. Вот так, один день — и вся жизнь под откос.
       «Я вытащу тебя… Все будет иначе…» — Голос незнакомца из сна заставил меня подумать совсем не о бросившем меня только что муже.
       Черт! Кто это был?! И что он имел в виду? Откуда этот голубоглазый мужчина вообще взялся в моем сне из прошлого?! Зачем дал несбыточную надежду? Очередная глупая шутка моего сознания? Оно у меня любит пошалить, иногда что только не померещится, как будто это было на самом деле.
       Мне нужно быть сильной! Вероятно, Глеб никогда меня и не любил. Надо собираться и идти на работу. Заставить себя вновь понять, что жизнь не закончилась. Как и в тот день, когда я поняла, что лучшую подругу не вернуть.
       Все повторяется. Это словно замкнутый круг, из которого я не могу вырваться.
       Силой воли я заставила себя принять душ, одеться, накраситься. Вышла, села за руль, прогрела машину и выехала из двора элитной многоэтажки, где мы не так давно купили с Глебом квартиру.
       До работы добралась на удивление быстро, не попав в пробку. Шла по коридору в офис, стараясь не показывать даже вида, что у меня есть личные проблемы. Злым языкам только дай повод — разнесут сплетни в мгновение ока.
       — Александра Дмитриевна, вас вызывает шеф, — вскоре заглянула в кабинет наша секретарша, Алена.
       Она вошла в помещение, остановилась около меня, всматриваясь в рисунок, который я рисовала на автомате сегодня с самого утра и так и не выбросила — жалко было. На листе А4 ясно просматривался портрет ребенка с большими глазами, обрамленными длинными ресницами, пухлыми щечками и изящными губами. Моя несбыточная мечта.
       — Красиво, Александра Дмитриевна! А кто это? — протянула Алена, умильно сложив руки на груди.
       — Не знаю, просто так. — Я открыла ящик стола, спрятав свое художество от чужих глаз. — Что ты хотела?
       — Шеф вызывает, — напомнила секретарша, удивленно глядя на меня — обычно я не витала в облаках и сегодня наверняка казалась странной.
       Я поспешно кивнула головой, и она вышла.
       Кажется, я уже не раз рисовала подобное детское лицо в разных ракурсах. Как ни пыталась сделать его другим, все время выходило одно и то же. Наверное, у меня очень скудная фантазия и никакого таланта.
       В этот момент зазвонил мой мобильник. Глеб! Он передумал?
       Я схватилась за телефон, поднялась из-за компьютерного стола и остановилась у окна. Постаралась успокоиться, потом ответила:
       — Я тебя слушаю, дорогой.
       — Мой адвокат сбросит тебе на почту предварительный вариант договора о добровольном разделе имущества, — послышался в трубке нетерпеливый голос мужа.
       «Скоро уже бывшего мужа, — напомнила я себе. — Нужно привыкнуть к новой реальности».
       — Приедешь вечером — и мы поговорим. Ты совершаешь ошибку, — не удержалась я.
       Так, Александра! Спокойно! Набрала воздуха, выдохнула. Мужчины не любят истеричек! Нужно постараться решить вопрос мирно. Попытаться выяснить, не вспылил ли Глеб из-за моего сна. Попробовать понять, есть ли у меня еще один шанс.
       — Хорошо. Я приеду. Но договор все же почитай, — вздохнул Глеб и прервал звонок.
       Отлично! Значит, попробую его отговорить от этой затеи. Наберусь терпения, буду молчать, не грузить своими проблемами. Не говорить о студенческих годах. О приемных детях. Попробую окружить его заботой и лаской. А потом пройду еще одно искусственное оплодотворение. Может, все получится?
       
       Айтар
       Никто из людей в точности уже и не знает, кто я такой на самом деле и сколько мне лет.
       В двух мирах и их подпространствах меня зовут по-разному, но суть одна — я внебрачный сын Фэрлинга Бранна, бога огня с Эливейта, и королевы ледяных драконов, Исгерд Рагнар. Гремучая смесь!
       Пять веков назад я еще был великим правителем Нортала.
       Сначала по наследству от матери мне передался трон одного из королевств. Власть быстро вскружила голову, и захотелось большего. Сила, доставшаяся от отца, была столь велика, что просто не помещалась в магической ауре и зачастую выходила из-под контроля.
       Тогда я был молод и порой безрассуден. Начал войну, постепенно захватив все девять королевств Нортала, подчинил себе правящие кланы драконов и создал огромную империю, существовавшую на протяжении восьмисот лет.
       Но однажды я не смог совладать с собой и нанес повреждения всему Норталу, уничтожил часть его городов, изменил своей необузданной силой климат мира на долгие годы.
       Наступил хаос, разрушения, голод. В считанные дни мир превратился в заснеженные руины.
       Я не помнил подробностей. Да и зачем они мне? Лишний раз мучиться от того, что ничего уже не вернуть? Чтобы остановить мое безумие, главы драконьих кланов обратились к первородным — богам Эливейта. Те согласились помочь. В неравной битве с крылатыми стражами верховного Лоррина я исчерпал свой магический резерв. На восстановление требовалось время, которого мне не дали — в этот момент на регенерацию силы поставили блок.
       Меня могли убить, однако не убили — неожиданно вступился отец. Боги навсегда выгнали меня из Нортала, дали возможность пройти в межмировой портал и выбрать место для ссылки самостоятельно.
       Со мной ушла свита — двенадцать мужчин моего клана. Все мы застряли в том облике, в котором прошли во Врата — кто-то драконом, а кто-то человеком. Мы больше не могли менять ипостасей — так распорядились боги. А я не мог использовать магии первородных, на которой стояла блокировка. Осталась лишь ее бледная тень — часть способностей, как насмешка. Напоминание о былом могуществе.
       Теперь я просто изгнанник, живущий по другим законам...
       Я нашел мир, в котором есть магия, заключил договор с его императором и богами.
       Пятьсот лет я нахожусь на службе чужой Империи, уняв собственные амбиции, прищемив гордость. Почти позабыв свое настоящее имя. Я причинил немало зла Норталу и заслужил наказание. Но самое худшее для меня то, что я теперь сам нахожусь в подчинении. Сначала хотелось умереть, но я заставил себя терпеть и иначе взглянул на жизнь. Ведь она не стоит на месте, хоть годы моего изгнания неумолимо уходят, канут в бездне вечности.
       Меня зовут Ши Айтар Винг Рагнар.
       Я дракон, временно утративший способность к перевоплощению и магию отца.
       И я же къерн Его Императорского Величества, Эллиара Вальтериона, многоликий маг на службе чужой империи, выполняющий особые поручения очередного наследника Вальтерионов.
       
       Лекси
       Я смотрела на оконное стекло, что расплывалось перед глазами, постепенно превращаясь в голубой лед — совсем как в зрачках мужчины, который приснился мне сегодня. Он будто смотрел на меня в этот момент, наблюдал, знал о моих проблемах. Я поежилась, чувствуя за собой слежку, хотя рядом никого не было.
       

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21