Ведьма в шоколаде

02.12.2017, 18:13 Автор: Пашнина Ольга


Показано 1 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28


ГЛАВА ПЕРВАЯ


       
       Сколько помню, меня всегда сравнивали с сестрой. И сравнение выходило не в мою пользу.
       В школе Сара была самой очаровательной и непосредственной ведьмочкой. А как она рассказывала стишок! А как танцевала танец котелков! Не было равных юной белокурой красавице. Вся родня, все наставники в один голос прочили ей блестящее будущее.
       Затем был период взросления, тяжелый и бесконечно долгий. Сара прошла его изящно и легко, я – тяжелой поступью. Сестра была звездой академии, любимицей элиты города и заодно наших родителей. Я зарывалась в книги, часами проводя за ними время. Книги о приключениях стали моими друзьями, любовные романы заменили первые чувства, а учебники... воспитывали куда внимательнее родителей.
       Иногда мне казалось, что светлейшая осчастливила даром невидимости. Потому что порой меня не замечали даже те, в чьем доме я жила. Нет, конечно, обо мне заботились, покупали все, что нужно, следили за тем, как я одеваюсь и веду себя на людях. Но глядя на Сару мне хотелось хоть немного узнать, каково это: быть любимой дочерью.
       Даже карьеру Сара выбрала престижную и настоящую: маг-архитектор. Не чета "зарывшейся в книги и колбы сестре": я поступила в академию на пару лет позже нее и выбрала алхимию. И действительно проводила кучу времени за опытами и учебой, но и надежды подавала большие. Мой дар по-настоящему раскрылся на этом факультете, но... никто этого не заметил.
       Постепенно такое положение стало меня устраивать. В сущности, не так уж плохо, когда тебя не замечают. Вокруг образуется какой-то особый мир, понятный только тебе. Со временем в этом мире становится уютно настолько, что вылезать совсем не хочется.
       Впрочем, иногда приходится.
       Все должно было измениться в сегодня. Во-первых, это был первый день весны, и погода, словно обрадовавшись, подарила городу погожие солнечные часы. Во-вторых, начинались каникулы в академии. И в-третьих, мне исполнялось восемнадцать. А это значило...
       Нет, не подарки и праздник. Этот день был традиционно Сарин: мы родились с разницей в пару лет, но в один день. Обладающая множеством друзей и поклонников, сестра всегда закатывала вечеринку в доме, и мало кто вспоминал, что не только у белокурой сестрички Гринвильд сегодня день рождения.
       Дело было немного в другом.
       Любимая бабушка, которая была не просто талантливой ведьмой, но и единственным человеком, кто не впадал в восторг при виде Сары, завещала мне небольшой домик в черте города. Каменный, немного старомодный – с одной комнатой и небольшой кухонкой, но с ухоженной территорией. А главное домик этот был на берегу реки. А я так обожала воду!
       Два года я ждала, когда смогу получить наследство и переехать. Да, самостоятельная жизнь пугала, но мне хотелось свободы, хотелось оказаться хозяйкой дома, а не тенью сестрички. Я с трудом дотерпела. Условием завещания было мое восемнадцатилетие, определенный доход и согласие папы, как бабушкиного душеприказчика. Первые условия были выполнены, папа против переезда не возражал, а маме, которая никогда не общалась близко со свекровью, было плевать, что станет с домом.
       Я предвкушала новую самостоятельную жизнь!
       Вернулась из академии рано, в конце семестра всегда было мало занятий. Почти все экзамены я уже сдала. В доме царила настоящая суета: все готовились к празднику Сары. Дежурно поинтересовавшись, не нужно ли чем-то помочь и получив отрицательный ответ, я поднялась к себе.
       Приняла ванну, немного поспала – неделя сессии выдалась трудной. Когда часы показали пять вечера, начала собираться. Мне хотелось поговорить с родителями до начала праздника, чтобы напомнить о нашем уговоре.
       Я непроизвольно бросила взгляд на портрет на стене. Папа настаивал, чтобы по всему дому были развешены портреты членов семьи. Мол, это подчеркивает наше единство. Как все же непохожи мы были с Сарой, словно и были неродными сестрами. Она – яркая блондинка, со всегда безупречной улыбкой, королевской осанкой и врожденным изяществом. Я – шатенка, с беспорядочно вьющимися волосами. Небольшого роста, маленькая и юркая. Вечно задумчивая, отстраненная. Даже на портрете смотрю куда-то вдаль. Не помню, что отвлекло меня, когда этот портрет рисовали.
       Для торжества я выбрала строгое бордовое платье в пол. Подумала и добавила черный приталенный пиджак, а волосы собрала в нарочито небрежную косу. Провела бесцветным блеском по губам и немного нервно выдохнула.
       Незачем слишком наряжаться. Блистать сегодня будет Сара, а я сделаю первый шаг к взрослой жизни.
       Успокаивая бешено бьющееся сердце, я спустилась к кабинету отца. Да что может случиться? И маме и папе плевать на мое наследство и меня саму, они без проблем отпустят меня жить одну. Да, наверное перестанут обеспечивать, но я ведь и хотела этого! Хотела понять, чего стою я, а не моя фамилия. И время для этого пришло.
       Из кабинета доносились заливистый смех Сары, голос папы и еще один, незнакомый мне. Надо было подождать, но прежде, чем я подумала об этом, рука сама взялась за ручку двери. В последний момент опомнилась: надо бы постучать.
        – Войдите! – услышала отца.
       Ступила в мягко освещенный теплым светом кабинет и замерла у порога, настороженно рассматривая гостя.
       Это был мужчина, лет тридцати на вид, в явно дорогом костюме и с резной тростью в руках. Он обладал несколько грубыми чертами лица. Что его совсем не портило, но четко очерченные скулы придавали немного суровый вид. Светлые волосы были коротко острижены. Хм, а в этом году у аристократов в моду вошли конские хвосты. Что это он не следит за веяниями?
       Я резко себя одернула. Чего я взъелась на таинственного гостя?
        – Я наверное попозже зайду? – неуверенно спросила.
        – Дейзи, – дежурно улыбнулась мама, – проходи.
       Все как-то странно улыбались.
        – Нет, – папа покачал головой, – тебя это тоже касается. Дейзи, это Дрэвис Фолкрит, один из предпринимателей Градда, владелец продовольственных фабрик по всей стране. Господин Фолкрит, это наша младшая дочь, Дейзи Гринвильд.
       Господин Фолкрит улыбнулся, поднялся с кресла и галантно поцеловал мою руку.
        – Приятно познакомиться, леди Гринвильд.
        – Взаимно, господин Фолкрит, – ответила я.
        – О, прошу, называйте меня Дрэвисом, ведь в скором времени мы станем довольно близки.
        – А? – не поняла я.
        – Дрэвис сделал Саре предложение! – просияла мама. – В начале осени состоится свадьба.
        – О! Поздравляю! – совершенно искренне произнесла я.
       Что ж, не могу сказать, что это стало неожиданностью. Саре было двадцать, а в наших кругах это самый подходящий для замужества возраст. И жених, надо заметить, достойный. Явно богатый, взрослый, обходительный и – не будем лукавить – умопомрачительно красивый. А еще маг, каких мало. Он тщательно скрывал силу, но я заметила на руке неброский перстень с камнем жизни. Серьезный артефакт, и раз он его носит – то обладает серьезным даром.
       В общем, за сестру я была рада. Ровно до тех пор, пока мама не прощебетала:
        – Жду не дождусь увидеть, какой ремонт вы сделаете в бабушкином домике! О, Сара, это будет твой первый дом...
        – Что?! – всеобщую атмосферу умиления развеял мой вопль.
       Светлейшая! Пусть у бабушки будет еще какой-нибудь домик!
        – Дейзи? – нахмурилась мама.
        – Какой еще дом? – спросила я. – О чем вы?
        – После свадьбы Сара и Дрэвис будут жить в бабушкином домике у реки, – сказал папа. – Сейчас там идет ремонт.
       Мне показалось, что все звуки вокруг просто-напросто исчезли. А в моей голове осталась лишь фраза "будут жить в бабушкином домике". В моем домике!
        – Но бабушка, – произнесла я, стараясь сохранять спокойствие, – оставила его мне.
        – Ох, Дейзи, ты ведь живешь здесь. Дом пустует, а твоя сестра...
        – Мне восемнадцать! – напомнила. – И я как раз хотела поговорить о своем будущем. Зачем им этот дом? Неужели у господина Фолкрита нет своего жилья?
        – Дейзи! – возмущенно воскликнула мама. – Ты ведешь себя невежливо!
        – А... – у меня не осталось слов. Вообще. Совсем.
       К счастью, мама избавила от необходимости что-то говорить. Она взвилась с места, схватила меня за руку и потащила прочь из кабинета. А в коридоре, прищурившись, поинтересовалась:
        – Что ты творишь?! Ты позоришь нас перед гостем!
        – Это мой дом! – рявкнула я так, что сама от себя не ожидала. – Бабушка оставила его мне! Фолкрит богат, вы чертовски богаты, так почему вы отдаете Саре мое единственное жилье?!
        – Сара тоже любила бабушку! И она хочет отдать ей дань уважения, облагородив дом. А ты превратишь его в свою лабораторию!
        – Да, потому что вы не разрешаете мне держать ее в доме! Я вынуждена сидеть в академии до темноты, чтобы сделать все задания!
        – В моем доме не будет алхимической лаборатории, – отрезала мама. – Это во-первых. Во-вторых, ведешь себя, как маленькая эгоистка. Сестра выходит замуж, ты должна за нее радоваться.
        – Я радуюсь. Но не тому, что она будет жить в моем доме. Который мне оставила бабушка. К тому же ты не можешь отдать его Саре. У меня есть доход, мне восемнадцать – я имею право претендовать на него!
        – Стипендия, моя милая, ни одним судом не будет принята за доход. Это помощь Градда студентам, это не жалование и не прибыль. Так что извини, но на ближайшие четыре года забудь об этом. И я говорю последнее слово: в доме будут жить Сара и Дрэвис, тебе понятно?
       -У него что, нет жилья? – снова спросила я.
        – Это не твое дело. Сара хочет жить в бабушкином доме, и она будет там жить. А ты... ты меня разочаровала. Она твоя сестра! Вот уж не думала, что ты вырастешь такой эгоисткой.
       Я была так зла, взбешена, что хотела орать и драться! В один миг все мои мечты о самостоятельности просто разрушились. Я привыкла, что Саре достаются похвала, внимание, успех. Но то единственное, что мне оставила бабушка?
        – Я вам никогда этого не прощу, – сдавленно проговорила я, развернулась на каблуках и понеслась к себе.
       Но перед тем, как отвернуться, отчетливо увидела: мама закатила глаза.
       

***


       В комнате меня накрыло: я орала, разбивала чашки и ревела, под конец уже просто забившись в угол. Мне было так больно и обидно, что не оставалось даже сил сесть и трезво подумать, как быть дальше.
       Я смирилась с тем, что всем было плевать на меня. Жива, здорова, одета, накормлена – отлично. Да-да, как всегда, Дейзи витает в облаках. Что ж, не всем детям быть идеальными.
       Но никогда еще ко мне не относились так наплевательски. Никогда еще не отнимали то, что я заслужила, да еще и в пользу Сары. Мы никогда не сталкивались с проблемой дележа игрушек или каких-то материальных благ, у родителей было достаточно денег, чтобы покупать все поровну. Даже в самом страшном сне я не могла вообразить, что сестра захочет отнять у меня дом.
       Нет, иллюзий по поводу отношений с ней я не питала. Но мы не были врагами! Мы жили как... как соседки, как дальние знакомые. Здоровались, встречаясь за завтраком, дежурно поздравляли друг друга с праздниками. До сих пор я считала, что Сара и не помнила о том доме. Она бабушку-то видела раз пять за всю жизнь!
       Когда в комнате стемнело я, наконец, успокоилась. Никто так и не зашел убедиться, что я в порядке, но это было только к лучшему. Внизу гремел праздник, народ приходил и уходил. Они не заметят, если я осторожно выскользну из дома.
       И больше никогда не вернусь.
       Я выгребла все деньги из шкатулки. Мне хватит на первое время: снять комнатушку, более-менее сносно питаться. А там найду работу. Я почти закончила первый курс столичного факультета алхимии. Для крупного города этого мало, но вот в каком-нибудь мелком... я вполне смогу подрабатывать ведьмой, благо и талант есть, и кое-какие знания.
       Потом, подумав, я вытащила из сумки половину одежды и запихала учебники. Пригодятся, если захочу зарабатывать талантом.
       Начала переодеваться. Платье сменила на удобные брючки, рубашку, замаскировала следы слез на лице. Все делала как-то отстраненно, решив, что плакать и страдать буду позже.
       Неожиданно дверь в комнату приоткрылась, впустив из коридора немного света. Я быстро запихала сумку ногой под кровать, думая, что это мама вернулась, чтобы поговорить. Но нет.
       Это была Сара.
       От сестры не укрылось мое движение. Она стремительно подскочила к кровати и вытащила сумку. Рассмеялась.
        – Ты это серьезно? Да куда ты пойдешь?
        – Не твое дело, Сара, – буркнула я. – Поздравляю с днем рождения. Веселись.
        – Размечталась, – прошипела девушка.
       Выхватила из сумки кошелек и... он вспыхнул синим пламенем, превратившись в горстку пепла. Ключи, деньги – все в один миг было уничтожено!
        – Ты что творишь?! – задохнулась я. – Сара, это уже слишком!
        – Нет, это забавно. Бедняжка Дейзи, обиженная и непонятая. Вот что бывает, когда богиня от тебя отворачивается, да?
        – Да за что ты меня ненавидишь так?
        – Не знаю. – Она сделала вид, что задумалась. – Может, ты просто... оказалась здесь по ошибке?
        – Что ты имеешь в виду? – не поняла я.
        – То, что если отец привел сюда дочь своей любовницы, это еще не значит, что ей будут дуть в попу. Пора поставить тебя на правильное место.
        – Сара, что ты несешь?! – воскликнула я. – Ты слышишь себя?! Что за бред?
        – Бред? – хмыкнула сестра. – Бред – это то, что ты вообще здесь появилась. Ты не Гринвильд, и я не позволю тебе притронуться ни к чему, что принадлежит моей семье!
       Ее глаза, казалось, горели злостью. Настолько яростно, что я сначала испугалась и отступила, а потом вдруг взорвалась. Обида и боль маленькой девочки куда-то ушли, оставив место разъяренной и ничего не соображающей Дейзи. Я бросилась на Сару, намереваясь как следует ее оттаскать за волосы. Сестра заорала, пытаясь от меня отбиться, мы упали на пол и сцепились в ожесточенной и типично женской драке.
       Послышались какие-то голоса, я различила вопль мамы, но ярость застилала мне глаза. Я совершенно потеряла голову и в один прекрасный момент из моей руки вырвалось пламя. Легкие шифоновые юбки Сары вспыхнули, как фитиль, она истошно завизжала, а меня отбросило в сторону чужой магией.
       Приступ схлынул, я осознала, что натворила и обессилено привалилась к стене. Сару, конечно, быстро потушили, и теперь она рыдала на плече у новоявленного женишка. Наверняка рассказывала историю, как я незаслуженно ее обидела.
       Как в дурацком сне, когда не можешь толком двигаться и соображать, я поднялась и подошла к отцу. Просто чтобы посмотреть ему в глаза.
       И увидеть там ответы на все вопросы.
        – Это правда? – мой голос звучал хрипло. – Я дочь твоей любовницы?
       Наверное, я ждала, что он развеет все мои сомнения, отмахнется от этого и рассмеется. Какая нелепость!
       Но папа... просто отвел глаза.
       Я не успела обдумать это. Услышала рядом:
        – Дейзи Гринвильд, именем короля, вы арестованы за нападение с применением магической силы!
       А потом на моих запястьях сомкнулись кандалы.
       С днем рождения, Дейзи Гринвильд.
       

***


       В небольшом кабинете странным синим пламенем горел камин, освещая стеллаж с книгами. Корешки были старинные, инкрустированные самоцветами. За такие на черном рынке Градда давали целое состояние, но мужчину, что удобно устроился в глубоком кресле, не интересовали деньги. Как, впрочем, и книги.
       Он с неотрывным вниманием следил за нервными и прерывистыми движениями закутанного в плащ парня. Тот с трудом извлек из внутреннего кармана плаща сигару и закурил.
       

Показано 1 из 28 страниц

1 2 3 4 ... 27 28