Проклятие на удачу

15.10.2019, 09:12 Автор: Валентина Савенко

Закрыть настройки

Показано 1 из 3 страниц

1 2 3


*** РАСПРОДАЖА! СКИДКА 40%! Не пропустите!


       

***Ура! «Проклятие на удачу» появилось на Лабиринте! https://www.labirint.ru/books/715965/


        2cUjoLYMsaU.jpg
       
       Проклятие на удачу
       


       ГЛАВА 1


       
       Если подруга считает вас живым талисманом, лучше сразу соглашайтесь. Иначе одним летним вечером она может решить нанести вам визит в компании портняжных ножниц, размеру которых позавидовали бы садовники. И чтобы не остаться без шевелюры, придется под смех сестер тащиться на другой конец города, где в честь назначения нового главы Гвара проходит костюмированный вечер для всех желающих.
       И вот я здесь. Стою, невесело разглядывая поле будущей битвы за счастье подруги.
       Площадь перед управой сверкала разноцветными магическими огнями, в воздухе порхали зачарованные цветы. Из выставленных на подиуме огромных закрученных раковин, окутанных чарами ундин, лилась приятная мелодия.
       — Летта? — Сонья настойчиво потянула меня за руку к толпе, где под маской мог скрываться и простой работяга, и фейри, и оборотень.
       Среди этого многообразия мне предстояло выбрать для подруги принца. Можно без коня. Ведь, по мнению Соньи, я обречена принести ей удачу и найти для нее самого лучшего кавалера.
       Подруга выстроила целую теорию касательно моей талисманистости. Согласно ей я как порядочный четырехлистник (или подкова, или полукровка-лепрекон) приношу удачу. Всем, кто рядом со мной. Всегда. Именно поэтому мне срочно надо распрощаться с частью шевелюры. А еще лучше - сцедить немного крови для Соньи. Ведь завтра я улетаю в другой город за новыми саженцами для нашей цветочной фермы, и везение улетает вместе со мной. А оно ой как нужно подруге, которую бросил жених! Расторг помолвку ради более выгодной партии. Сонья не любила молодого человека, выбранного отцом, но отказ ее задел, и теперь ей требовался новый кавалер. Такой, чтобы старый удавился, увидев их вместе.
       Естественно, я в теорию собственной удачливости не верила. И к расе лепреконов себя не относила. Во-первых, мы с Вейлой — ненужные дочки весьма деловитой особы, забывшей о нашем существовании, когда сестре едва исполнился год, а мне - неделя, и прекрасно без нас живущей уже двадцать лет. И где тут везение? Во-вторых, чары лепреконов хоть и весьма своеобразны, но в храме четко определяются. А мы с Вейлой, по словам служителя, самые что ни на есть люди. Без капли магии. Следовательно, при всей ветрености нашей матушки полукровкой я не была.
       А значит, везения от меня - как от той же подковы. Если ее удачно запустить в лоб обидчика.
       Но Сонья считала, что я не желаю замечать очевидное. По ее словам, удача в торговле цветами пришла в дом Гленды и ее мужа вместе со мной. В тот день, когда Гленда отыскала детей своей непутевой сестры в сиротском приюте и забрала. И только поэтому наше большое и дружное семейство хорошо живет. А не потому, что мы трудимся как муравьи.
       — Ну кто же это? Уже выбрала? — Сонья, пританцовывая от нетерпения, поправила маску.
       Темноволосая, в облегающем аппетитную фигурку наряде наемницы, позаимствованном у телохранительницы отца, она выглядела привлекательно. На нее заглядывались мужчины, пара масок даже поймала летающие цветы, чтобы, вручив их, пригласить Сонью на танец.
       — Ну? Постарайся! Пожалуйста-пожалуйста! — взмолилась подруга.
       Она действительно верила…
       Злость вдруг прошла, мстительное желание ткнуть пальцем в самого кривоногого и дородного кавалера исчезло. Я со вздохом оглядела свободных парней. Прикинула, у кого из них не возникнет желания придушить Сонью на третьей минуте знакомства, и кивнула на самого обычного юношу в простом плаще с капюшоном и в маске без блесток.
       — Ты уверена? — Подруга недовольно скривила губы, разглядывая кавалера.
       — Да!
       Совсем рядом громко булькнула мостовая, заставив меня удивленно посмотреть вниз. Камень под подошвами Соньи прямо на глазах превращался в черное нечто, напоминающее смолу.
       — В сторону! — Спихнув подругу с магической лужи, я отскочила, под ногами жадно чавкнуло.
       Сонья как ни в чем не бывало пошла в сторону Плаща, даже не заметив, что я по щиколотку влипла в смолу, переместившуюся на пару шагов вслед за мной. Приклеилась намертво.
       — Сонья! — закричала я, но мой крик не возымел никакого действия.
       Подруга мило заговорила с Плащом, а я меж тем по колено увязла в черной жиже.
       Ночь, площадь - и я в роли поплавка.
       Мимо проносились танцующие пары. Никто не выказывал удивления при виде девицы, застрявшей - уже по бедра! - в мостовой. Меня попросту не замечали.
       Кто бы ни устроил ловушку, он позаботился о том, чтобы скрыть меня от посторонних глаз. Вот вам и ходячий талисман!
       Жижа под ногами вновь возмущенно булькнула, на маслянистой поверхности вспыхнули белые искры. Меня резко дернуло вниз, и я с визгом провалилась в пустоту.
       Собиралась полететь… и полетела. Правда, не в соседний город за новыми саженцами да на облачной колеснице, а сквозь черный туман - к слепящему свету. Надеюсь, что не к свету мира иного. Вот и проверим Соньину теорию.
       Падение замедлилось, и я с истошным воплем плавно приземлилась на нечто твердое. Каблуки громко стукнули о каменную поверхность, а в мои запястья тут же крепко вцепились чьи-то пальцы. Вцепились качественно, словно их обладатель боялся, что сбегу. Сбегу, обязательно. Как только пойму, куда попала. Я распахнула глаза.
       Теплый ветерок будто этого и ждал: коснулся лица, взлохматил волосы, окружил ароматом трав и цветов. Я стояла посреди живописных развалин каменной беседки, залитых лучами восходящего солнца. Вокруг шумели деревья-исполины, в кронах щебетали птицы.
       Лишить меня рук пытался сильф, бледнолицый и беловолосый, как все представители его расы. Симпатичный, надо заметить. Глаза его были цвета небесной лазури. Длинные волосы шевелились, словно в них заблудился ветер, а за плечами клубились туманом белоснежные крылья-облака.
       Вокруг нас носились искры, а под ногами булькала знакомая черная лужа. Правда, форму она теперь имела определенную - многоконечной звезды. Черная многоконечная звезда — верный признак темной ворожбы, это даже дети знают...
       Дернувшись всем телом, я с сожалением поняла, что меня опутывает какое-то заклинание, не дающее двигаться и говорить.
       В ответ на гневный взгляд сильф довольно усмехнулся. Нараспев произнес какую-то белиберду, отпустил одну мою руку, отрезал кинжалом прядь волос. И чиркнул лезвием по запястью – сначала себе, а потом и мне, как раз выше застежки на митенке. Боли не последовало. Видимо, побочный эффект от обездвиживания. Наши руки окутало белое свечение, сменившееся желтым. Светопреставление закончилось. За спиной сильфа возникла тень, сотканная из черного тумана. Явно мужская. И на голову выше оригинала.
       Я снова попыталась отшатнуться, сдвинуться, хотя бы плюнуть в похитителя девиц — не вышло!
       Белобрысый пробурчал очередную абракадабру, тень расплылась и исчезла.
       — Прости, наемница, — произнес сильф, отпуская мою руку, на запястье которой не осталось и следа от устроенного им кровопускания. — Не держи на меня зла.
       Прощальная фраза для усопших.
       Но я-то живая!
       — Постарайся провести последние часы с пользой. Помолись богам.
       Распахнулись два крыла-облака, и сильф взмыл в синее небо. Крыльями не шевелил. Его нес сам воздух, а облака за спиной — лишь подтверждение чистоты крови.
       Меня решил отправить на тот свет чистокровный воздушный подлец.
       Как только его облачная светлость скрылась из виду, невидимые оковы исчезли. Увы, только они. Смоляная звезда не желала меня отпускать.
       Я ругалась, дергалась. Решила пожертвовать обувкой. Но, полностью распустив шнуровку, так и не смогла вытащить ноги из голенищ. Даже невысокие каблуки оторвать от смолы не получилось!
       А звезда, словно издеваясь, стала гладкой, совсем зеркальной, и из отражения на меня раздраженно смотрела девушка с русыми волосами до плеч, успевшими выгореть на солнце. В белой хлопковой блузке с рукавом три четверти, в коричневом корсете и брюках с заклепками и ремнями, я действительно выглядела настоящей наемницей. Особенно со злым выражением лица начинающего мясника и сердитыми блестящими серо-зелеными глазами. Глядя на мою физиономию, забывалось, что роста я чуть выше среднего и самой обычной комплекции. Казалось, сейчас как вытащу из-за спины секиру да как начну махать!
       Нервно рассмеявшись, я заметила, что за плечом шевелится нечто темное. Медленно, стараясь не делать резких движений, чтобы не раздражать неизвестного зверя, обернулась.
       Напротив головы в воздухе висела большая черная клякса. Хотя нет, скорее сгусток тумана. И от него к моему лицу целенаправленно тянулся отросток. Я отшатнулась, неуклюже села в смолу. Нечто все равно меня достало и коснулось лба.
       — Теплая… — задумчиво выдало облако приятным мужским голосом и потянулось вторым выростом к моему виску. — Странно…
       — Что именно?
       Двумя пальцами перехватив дымное нечто, я отвела отросток в сторону.
       — Ты живая.
       — Очень на это надеюсь.
       Клякса, точнее, клякс неопределенно хмыкнул, среди черного дыма появились два ярко-желтых глаза, с прищуром меня оглядели.
       — Полукровка? Лепрекон? — Черный сгусток опустился на поросший травой пол беседки за пределами многоконечной звезды.
       Его что, Сонья покусала? Второй раз за сутки меня называют полукровкой!
       Я отрицательно покачала головой, рассматривая говорливую субстанцию.
        — А, конечно, не полукровка, — понимающе усмехнулся клякс.
       — О чем это ты?
       — Я долго спал, но, думаю, вас до сих пор разбирают на сувениры. На удачу.
       И этот туда же! Да, Сонья не на пустом месте решила мне прическу садовыми ножницами подравнять. Считалось, что волосы и кровь лепрекона или его полукровки приносят удачу. Глупость несусветная.
       Удачу нельзя забрать или украсть, ее могут дать тебе только добровольно. Неспроста же поговаривают, что у каждого правителя есть советник-лепрекон. И многие удачливые господа - сами либо лепреконы, либо полукровки. Внешне они не отличаются от людей, разве что у чистокровных имеется золотистый узор в форме четырехлистника на ладонях, а у полукровок — широкая золотистая прядь на затылке.
       У меня, к счастью, никаких отличий нет. Но Сонье это совершенно не помешало.
       — Ну, что молчишь? Откуда тебя Арвель притащил? — проворчал Клякс.
       Он вытянулся, стал плотнее. И вот передо мной уже сидел с умным видом… песец.
       Полный, то есть толстый, нахальный и довольный песец.
       — Из Гвара…
       — Это в Ронате? — спросил зверь, и его тело утратило четкость очертаний. — Людское королевство, если правильно помню.
       — Да.
       Не успела глазом моргнуть, как собеседник стал забавной черной обезьянкой, затем лебедем, весьма крупным, с теленка, и лишь потом превратился в черного ягуара. Абсолютно черного, только ярко-желтые глаза сверкали на хищной морде.
       — Выбираться будешь, наемница? — промурлыкал зверь.
       — Я не наемница, это карнавальный костюм.
       — Уверена?
       — Абсолютно.
       — Эх, я уж думал, повезло!
       — А ты вообще кто? — настороженно спросила я, озираясь.
       Все же сильф молиться посоветовал. Клякс убивать не собирается, значит, меня тут прилепили, как муху, в жертву какому-то лесному монстру.
       — Можешь звать меня «мой властелин» или «великий и ужасный».
       Я окинула собеседника скептическим взглядом.
       — Ладно! — прищурился он. — Я - проклятие. Смертоносное, неустойчивое, теперь твое.
       Когда в семье живет шестеро магов разных рас, четверо из которых еще учатся, хочешь не хочешь, а в ворожбе хоть немного начнешь разбираться.
       — Издеваешься? — фыркнула я и обрисовала руками контур, изображая кота. — Не бывает живых и разумных проклятий. Проклятие - это магия, формула, сгусток.
       — Значит, маги в твоем окружении все же есть, неполукровка, — удовлетворенно констатировал кот.
       Опять?
       — Есть. — Я поднялась на ноги, смола, к счастью, держала только мои ступни. — Альвы, три штуки. Один - наполовину, две - на четверть. Ундина - чистокровная. А еще есть человек, три кошки, четыре пса, около сотни теплиц, цветочная ферма, где при желании можно найти растения, в которых присутствует магия.
       — Ты живешь в цирке? — ошалело спросил Клякс.
       — В цирке, розарии, оранжерее, мастерской по плетению кружев, школе и самом лучшем месте в мире.
       Ягуар от удивления даже расплылся немного. Пришлось пояснить, уж больно забавной была его вытянувшаяся морда.
       — Я живу в доме тети, которую считаю своей матерью, и ее мужа, который стал мне отцом. У меня одна родная сестра, тоже человек. Две родных кузины, которых я считаю сестрами. И одна приемная кузина-сестра.
       — О темные туманы! — патетично вздохнул Клякс. — И как мне теперь тебя убивать? Меня же совесть замучает!
       — А может, не убивать? — предложила я.
       — Может, и не убивать, — задумчиво отозвался ягуар и обошел звезду. Глаза недобро вспыхнули желтым огнем. — Или убивать, я же проклятие!
       И прыгнул. На меня. Испуганно вскрикнув, я упала на колени, уворачиваясь от огромного темного тела. Острые когти пронеслись над головой. Поспешно обернулась. Ягуар готовился к новому прыжку. Зубы в темной пасти были черные, но в их остроте я не сомневалась. Смола прочно держала ноги, не давая сбежать. Глядя на приближающуюся меховую тушу, я разозлилась. Так просто не сдамся! Помирать - так с музыкой! Как минимум ногтем выколю глаз черному монстру.
       Я прицелилась, с пальцев сорвались золотые огоньки, облачком ринулись к ягуару. Но не остановили. Кот буквально вынес меня за пределы звезды. Вместе с ногами и сапогами.
       Мы свалились в высокую траву.
       Я ждала укуса, а вместо этого получила слюнявый поцелуй шершавым языком в щеку и снисходительное:
       — Умница. Отсыпала мне везения.
       — Ах ты, провокатор доморощенный! — Я щелкнула ягуара по носу и тут же была аккуратно схвачена черными клыками за митенку.
       Ладонь в пасти огромного кота моментально привела в чувство. Я вспомнила, что Клякс - это не сестры, с которыми можно в шутку подраться подушками.
       — Плюй, я успокоилась.
       — И не подумаю, — фыркнул сквозь сжатые зубы ягуар, отступил, заставляя сесть. — Внимай.
       Склонность к высокопарным речам, видимо, была у него в крови.
       — И откуда ты такой взялся? Ай! — Острые зубы чувствительно сжались на моих пальцах. — Ладно, внимаю. Вещай уже, — не удержалась я от ехидства.
       Клякс ослабил хватку.
       — Новость первая: я тебя не убью.
       То, что это проклятие не собирается меня убивать, я уже поняла. А потому терпеливо и молча внимала.
       — Новость вторая, — продолжал ягуар, слегка шепеляво, мешала моя рука в пасти, — жизнь я тебе испорчу. И сильно. Как именно, узнаем после захода солнца. И еще: ты выжила, потому что в тебе есть кровь лепреконов, минимум половина.
       — Я не… — Зубки отговорили возмущаться. — Молчу.
       — И последнее: я - проклятие. И у тебя есть два выхода. Или вернуть меня Арвелю, но подобраться к нему будет непросто. Или узнать, откуда я взялось.
       Мою ладонь наконец-то отпустили. Стирая пучком травы слюни с митенки, я переваривала услышанное. Получается, моя настоящая мать двадцать лет назад пыталась захомутать мужчину с примесью лепреконской крови. В результате хомутания появилась я. Сонья была права — везение у меня есть, правда, весьма своеобразное. Проклятие не убило, а вытащило из ловушки. И предлагает решение проблемы. Только вот…
       

Показано 1 из 3 страниц

1 2 3