Демоны на привязи

18.01.2019, 18:23 Автор: Тигра Белая

Закрыть настройки

Показано 1 из 34 страниц

1 2 3 4 ... 33 34


Глава 1. Следуй за серым кроликом


       
       «И были прокляты двое из двенадцати за свои злодеяния. В наказание первого погрузили в вечный сон. Кара второго была во сто крат тягостнее, суждено было ему пребывать в одиночестве стеклянного лабиринта тысячу лет».
       Отшельник. Из сказаний о Двенадцати

       
       Камчатка! Мечты сбываются. Свежий ветер приносит запах моря. Я вдыхаю полной грудью воздух с привкусом соли. Улыбаюсь хмурому небу.
       
       — Рады предстоящим исследованиям, госпожа Воробьева? Похвально, похвально!— Научный руководитель одобрительно похлопывает меня плечу. В этих «господах» и «госпожах» весь Эдуард Михайлович — импозантный мужчина под пятьдесят как-то умудряется после восьмичасового перелета выглядеть свежо и элегантно. «Интересно, а он так и будет ходить в костюмах все время? Даже когда в палатках будем жить?» — думаю я отстраненно, совершенно не представляя своего научрука в какой-то другой одежде. Подозреваю, что в кабинете Эдуарда Михайловича висит портрет, на нарисованной одежде которого и появляется вся пыль и грязь, посмевшая коснуться его настоящего костюма.
       
       К вечеру наша экспедиция прибывает к подножью вулкана. Лава, застывшая черной рекой, уничтожила старую дорогу, и теперь до места назначения приходится добираться окружным путем. Гид говорит, что последнее извержение изменило ландшафт, мы находимся в долине, которая прежде была недоступной для машин.
       

***


       Я просыпаюсь посреди ночи. Организм намекает мне, что вторая чашка чая после ужина была явно лишней и дело никак не потерпит до утра. Выбираюсь из спальника и с обреченностью вспоминаю, что «удобства» располагаются на улице, метрах в тридцати от палаточного лагеря, где разместилась на ночевку наша группа.
       
       «Будьте осторожны, здесь водятся медведи», — предупреждение гида звучит в моей голове, пока я на ощупь зашнуровываю ботинки. Будить кого-нибудь для компании стыдно. Я успокаиваю себя мыслью, что вряд ли медведи будут подходить так близко к человеческому жилью, тем более что сейчас лето и они не голодные.
       
       Подсвечивая тропинку фонариком сотового телефона, останавливаюсь в нескольких метрах от кустов. Чтобы добраться до туалета, нужно пройти мимо этих темных зарослей.
       
       А! В кустах что-то шуршит! Подпрыгиваю вверх и назад. Не знала, что на такое способна. Но дальше тело не слушается, ноги подкашиваются. Хочу закричать, а голоса нет. Все, что я могу, это продолжать светить вперед. Может, я увижу медведя перед тем, как он меня съест? Я же мечтала увидеть медведя. Правда, надеялась, что между нами будут не настолько близкие отношения.
       
       Что-то маленькое и юркое резво пересекает полоску света и исчезает в темноте. Это суслик! Облегчение прокатывается приятной волной по телу, я негромко смеюсь. Суслика испугалась! Может, именно этого я кормила печеньем после ужина. Тут недалеко живет целая колония зверьков.
       
       Несмотря на то, что теперь знаю источник шума в кустах, я все равно не могу пройти мимо. Луч фонарика запутывается в корявых ветвях, похожих на когтистые лапы, тянущиеся ко мне. У меня слишком богатое воображение, я почти слышу завлекательный шепот тварей, притаившихся в кустах.
       
       А почему бы не сходить в туалет в другую сторону? Там раскинулась широкая долина без ненужной растительности — никто не сможет незаметно подобраться. Мысль кажется мне здравой.
       
       Уже застегивая брюки, замечаю, что почва под ногами как будто светится. Направляю вниз луч фонарика — обычный темный вулканический песок, такой же покрывает здесь все вокруг. И тут смартфон гаснет. Он разрядился? Я пытаюсь пробудить его к жизни, но безрезультатно. Свечение у моих ног усиливается. Это какие-то камчатские светлячки или в песке содержится фосфор? Этот вопрос задает рациональная часть меня, а та, что одержима сказками и легендами, напоминает о феях, рассыпающих волшебную пыль.
       
       — Привет!
       
       От неожиданности подскакиваю еще выше, чем после шуршания в кустах. Мне показалось, или я действительно слышала, как со мной поздоровались? Наверное, кто-то из группы тоже вышел в туалет, а тут я в чистом поле… Стыдно-то как! Озираюсь вокруг, но нигде не видно ни луча фонарика, ни силуэта.
       
       — Под ноги посмотри, — раздается тот же голос совсем близко.
       
       Внизу все тот же светящийся песок.
       
       — Левее, тупая ослица!
       
       Кролик? Это что, кролик? Серенькое округлое тельце, вытянутые овальные ушки. Они разве здесь водятся? Зверек смотрит на меня черными бусинками глаз. Взгляд внимательный и какой-то… осмысленный.
       
       — Э… Это ты сказал?
       
       — Ну почему после стольких лет в забвении сна мне попадается настолько тупая ослица?! — патетично восклицает мелкий пушистик, картинно прикрывая ухом мордочку.
       
       Все, Арина, приехали. Вот теперь ты разговариваешь с кроликами! Одно дело — воображать несуществующее, а совсем другое — видеть и слышать. Надо вернуться в лагерь, утром сообщить о симптомах научному руководителю. В Москве пройти обследование, пропить курс таблеток. И тебя вылечат, и меня… Все наладится, все будет хорошо!
       
       — Ты лунный заяц? Тебе стало скучно, и ты спустился на землю? — решаю зачем-то уточнить у этого слишком реального воображаемого зверька. Пячусь, предположительно по направлению к палаткам.
       
       — Ты меня пробудила, а теперь убегаешь?! И даже ничего в награду не попросишь?
       
       Слово «награда» заставляет меня на миг заколебаться. Ведь я знаю столько историй и мифов, когда героя одаривали волшебные существа! Может быть, я все-таки не сошла с ума, а некоторые сказки основаны на реальных событиях? Говорящий кролик, нет, быть такого не может! Я изучаю сказки, а не попадаю в них!
       
       Оглядываюсь, пытаясь увидеть темнеющие силуэты палаток. Как не вовремя разрядился телефон! Но я могу наблюдать только светящийся песок под ногами, который становится чуть более блеклым по мере отдаления от места встречи с кроликом.
       
       — Ты куда? — Пушистый зверек в несколько прыжков догоняет меня.
       
       — В лагерь.
       
       — А как же награда?
       
       — Мне ничего не нужно.
       
       — Так куда же ты идешь?
       
       Я действительно с ним разговариваю. Веду диалог с кроликом! Но последний вопрос заставляет меня снова озираться по сторонам. Никакого палаточного лагеря. Нет ни силуэтов кустов, которые там напугали меня. Ничего. Только расстилающиеся во все стороны плато с чуть светящимся песком.
       
       — Освободи второго — и сможешь вернуться. — Кролик прядет ушами и прикрывает один глаз, будто подмигивая мне.
       
       Немного удивляюсь тому, что могу различать такие детали в темноте. Так ведь он светится! Этот маленький болтливый ушастик люминесцирует ярче песка. Этот незначительный факт почему-то становится решающим для осознания ситуации. Я все-таки попала в сказку. Наяву. Не в своем воображении. Я в сказке!
       
       — Иди за мной! — пафосно восклицает зверек.
       
       — Хорошо, — неожиданно для самой себя соглашаюсь. Алиса следовала за белым кроликом, а мне достался серый, но зато немного светящийся.
       
       Едва поспеваю за шустро прыгающим зверьком. Песок под ногами уже давно перестал переливаться, плато кончилось, и теперь я иду вверх по горному склону. Взошедшая луна указывает мне дорогу, шерстка кролика светится ярче, приобретая серебристый оттенок.
       
       — Вход здесь. — Кролик присаживается на задние лапки, вытягивая передние влево. Я смотрю туда, куда указывают конечности зверька, но ничего особенного не вижу. Только веретенообразный булыжник в половину моего роста на склоне горы. Такие камни уже не раз попадались по дороге, они называются «вулканические бомбы» — комки выброшенной лавы при извержении, застывшей в полете.
       
       — Ты предлагаешь мне это сдвинуть?!
       
       Так и знала, что вся эта затея со мной сумасшедшей в компании безумного кролика обречена на провал. Мне никогда не передвинуть этот булыжник!
       
       — Человечество совсем поглупело за последние пятьсот лет или ты просто выдающийся представитель своего вида? Я разве говорил, что камень нужно двигать? — Кролик не упускает случая пройтись по поводу моего интеллекта.
       
       Испытываю желание пнуть мелкую пушистую пакость. Слишком быстро что-то удивительное начинает раздражать.
       
       — Portas aperire, unique sanguine*. Значит, не «sanguine», а «liquor**»?
       
       — Что ты там бормочешь? — интересуюсь у кролика, перешедшего вдруг на другой язык.
       
       — Пророчество гласит, что меня и его может пробудить избранный с помощью своей уникальной крови. Так что режь палец и прислоняй к камню.
       
       — Но ты проснулся без моей крови! — Идея ранить себя ради какого-то ритуала мне не нравится. Я, действительно, не в себе: притащилась за светящимся кроликом на гору и спорю о том, каким образом это все случилось!
       
       — Режь!
       
       Но меня продолжают глодать сомнения.
       
       — Ты сказал «liquor»? Я точно помню, ты это слово сказал, когда бормотал про пророчество! Это же означает «жидкость», да? Ты проснулся после того, как я на тебя… Ах-ха! Это же тоже телесная жидкость! Обожаю различные варианты толкований!
       
       Кролик злобно на меня зыркает, а я плюю на булыжник. Ведь это тоже жидкость!
       
       Примечания:
       * Ворота откроет уникальная кровь (перевод с лат.)
       ** Кровь, жидкость (перевод с лат.)

       


       Глава 2. Лабиринт отражений


       
       «Лабиринт в дворцовых парках был настолько маленьким, что можно было заблудиться, пытаясь отыскать его» © Т.Пратчетт.
       К оружию! К оружию!

       
       Поверхность камня подергивается рябью, начинает светиться так же, как песок на плато.
       
       — Иди туда!
       
       Чувствую толчок. Высоко подпрыгнувший кролик бьет меня задними лапами в спину. Я вытягиваю вперед руки, ища опору, пальцы погружаются в булыжник, как в воду. Утонуть в камне! Какая нелепица.
       
       Погружение длится долю секунды. Испугаться не успеваю. Лучше бы я была такой бесстрашной, когда мимо кустов пройти надо было! И не было бы никаких светящихся кроликов… и стеклянных лабиринтов. Стою в узком коридоре с прозрачными стенами, вдоль которых на полу расставлены горящие свечи. Через несколько шагов виден поворот, потом развилка, потом еще поворот, ходы множатся, извиваются, путаются, становятся едва различимы за толщей стекла. Пламя свечей вздымается вверх, вспыхивает ярче, и вот я уже не вижу ветвящихся коридоров, стены стремительно теряют прозрачность, становясь зеркальными.
       
       Я оборачиваюсь назад, надеясь увидеть камень и просочиться сквозь него обратно. Мне здесь не нравится! Можно меня в другую сказку? Но сзади такой же узкий коридор меж двух зеркал. Придется как-то по-другому выбираться. Что я знаю о лабиринтах? Самый известный — критский, в котором жил Минотавр. О, нет! Что там этот человек-бык делал со своими пленницами? Есть два толкования легенды. Совокуплялся, а потом ел, или сперва ел, а потом совокуплялся с тем, что осталось. Не очень полезная и оптимистичная информация в моем случае. Даже нить, как Ариадна, не могу использовать, так как не стою у входа, а значит, возвращаться мне по этой путеводной веревке не к чему. Еще была традиция строить лабиринты так, что если идти каждый раз, поворачивая направо, то обязательно выйдешь… Вот только к началу или к центру? А если налево, то наоборот. Значит, сперва пробую идти, всегда выбирая поворот направо. Не стоять же здесь до скончания времен! Роюсь в карманах и оставляю на месте своего появления носовой платок — это будет точка моего отчета. Если бы знала про лабиринт, я бы камешков набрала! Или хотя бы хлебушка, как Ганс и Гретель.
       
       Иду, скользя правой ладонью по гладкой поверхности, чтобы не пропустить поворот коридора. Неровный свет свечей вдоль стен играет со мной, удлиняя тени, искажая пространство. Я как будто танцую, взявшись за руки со своим зеркальным близнецом, вторая моя копия крадется слева. В какой-то момент меня становится слишком много, отражения бесконечно множатся, наслаиваются друг на друга, от этого кружится голова. Я на мгновение прикрываю глаза, не в силах больше смотреть на эту круговерть.
       
       — Кто ты?
       
       Вопрос гремит отовсюду, звук эхом прокатывается по коридорам. Оглядываюсь, пытаясь найти говорившего, смотрю под ноги, проверяя, не притаился ли там еще один маленький зверек. Я не знаю, что ответить. Человек? Арина Воробьева? Вряд ли мое имя имеет значение, никакая я не Избранная из пророчества, что бы ни говорил светящийся кролик.
       
       — А ты кто?
       
       — Я первый спросил. — Явно мужской голос стал тише, перестал отражаться от стен лабиринта.
       
       — Это тебя я должна разбудить?
       
       — Освободить. Я не сплю.
       
       — Ну вот, сам знаешь тут больше меня, а еще спрашиваешь. Сможешь рассказать, что надо делать?
       
       В ответ слышится шуршание, грохот, нечленораздельное ругательство.
       
       — Я не могу выйти, ты должна прийти ко мне.
       
       Тоже мне, «должна»! Я делаю несколько шагов, поворачиваю направо, еще несколько шагов.
       
       — Ты уверена, что верно идешь? Сейчас ты отдаляешься от центра, — комментирует мой невидимый собеседник.
       
       — Так ты знаешь дорогу? Вот на этой развилке налево-направо? Горячо-холодно?
       
       — Я могу только ощущать, ближе ты или дальше.
       
       — Не очень полезно для лабиринта. — Я продолжаю путь, придерживаясь выбранной стратегии.
       
       — Ищи сама, раз такая умная!
       
       Ну вот, и этот взялся оценивать мой интеллект! Почему бы не сказать что-то приятное о моей внешности? В легендах почти все героини прекрасны. Бросаю взгляд на зеркало — оно привычно показывает отражение самой обыкновенной девушки. Не принцесса, явно не принцесса.
       
       — А ты, случайно, не Минотавр? — спрашиваю спустя десяток поворотов направо. Какой скучный лабиринт, никаких ловушек, стражей, хитрых механизмов. Может, предполагается, что я должна испугаться своих отражений?
       
       — А кто это? — интересуется обитатель лабиринта. Похоже, ему тоже скучно просто сидеть и ждать, как и мне бродить по этим стеклянным коридорам. И я рассказываю ему легенду о Зевсе, превратившегося в быка и похитившего прекрасную Европу.
       
       — …И от их союза и родилось существо с телом человека и головой быка. И было оно очень злобное, поэтому его заточили в лабиринте.
       
       — А, эта история… Только там не так все было… — протягивает голос и умолкает.
       
       — А как?! — не выдерживаю я чрезмерно затянувшейся паузы. Это еще одна неизвестная интерпретация мифа! Я должна ее знать!
       
       — Там что-то с белым быком было, которого в жертву этому… который в море, не принесли. Он и разозлился. Там еще царица была, ух как мужские енги любила! Увидела она, как у быка стоит, и не удержалась — залезла в шкуру коровы и под быка подставилась. А потом и родила ребеночка рогатого, которого в лабиринте заперли.
       
       — Это Посейдон? А как царицу звали?! — Легенды мой невидимый собеседник рассказывать совершенно не умел, и много нужной информации я не почерпнула. А жаль!
       
       — Не помню, давно это было. А ты все дальше от меня уходишь.
       
       — У меня есть стратегия, и я ее придерживаюсь!
       
       Еще два поворота, и я упираюсь в тупик. Передо мной стоит выбор: развернуться спиной к стене и опять продолжить идти по правым поворотам или вернуться к начальной точке. Я сажусь прямо на пол, поверхность каменная и шершавая, но не холодная. Думаю. Хочется пить и попасть домой. Это мечтать о приключениях интересно, читать о них, а вот участвовать — как-то не очень.
       
       — Эй, как тебя там! А лабиринт большой? — Кажется, этот вопрос надо было задать раньше. Похоже, прав был светящийся кролик в своих нелестных отзывах о моих умственных способностях. То, что я могу спокойно разговаривать с кем-то находящимся в его центре, не означает, что до него рукой подать.
       

Показано 1 из 34 страниц

1 2 3 4 ... 33 34