Отель Мечта.

07.07.2018, 12:55 Автор: Вергилия Коулл / Влада Южная

Закрыть настройки

Показано 1 из 7 страниц

1 2 3 4 ... 6 7


Теплое море, яркое солнце, красочные закаты, прохладные коктейли, мускулистые загорелые мачо в не оставляющих простора воображению плавках – так мечтала я, поднимаясь на борт магиобуса, обещавшего доставить по месту назначения. Шестьдесят дней без забот и проблем, все включено – о чем еще можно грезить измученной нелегким трудом и проблемами горожанке? Наконец-то можно выдохнуть и расслабиться, хотя бы ненадолго позабыв о том, что вызывало головную боль. А расслабляться я собиралась на полную катушку.
       Но для начала, конечно, позаботилась о благополучии своего небольшого цветочного сада, тщательно проинструктировав герру Марфу, соседку по лестничной площадке, как нужно заботиться о каждом из растений, чтобы ненароком не загубить. Я даже не поленилась заполнить для нее небольшую общую тетрадочку на восемьдесят четыре листа, где описала способы полива, окучивания, расположения на солнце и перемещения в тень в определенные фазы лунного календаря всех своих любимцев.
       Герра Марфа, добрая, опрятная старушка, в отличие от меня больше предпочитала пестовать животных, но к моей просьбе отнеслась с пониманием. Нацепив на мясистый нос очки, она легонько шевелила губами, листая страницы тетрадки с инструктажем, и сверяла названия растений с наклейками, которыми я пометила все горшки, кашпо и кадки для облегчения ее понимания.
       – А что это за хрено… охре… – непонимающе поморгала она, и тогда я охотно подсказала:
       – Это хронометрикус, герра Марфа. Он чувствует время в зависимости от расположения солнца на небе. Видите, листочки торчат, как часовые стрелки. Сейчас полдень, и все они смотрят вверх.
       – Ишь какая хрено… чудовина, – покачала старушка головой, смочила слюной пальчик и полистала дальше. – А это что за муто… мато…
       Мы стояли на крохотном балконе моей квартиры, и я с легкой грустью окинула взглядом плоды своих трудов, мысленно прощаясь с ними на два предстоящих летних месяца. Сколько времени и сил потратила, стоя вот здесь на коленях и копаясь в земле по локти, а то и по уши, чтобы увидеть, как цветет редчайшая амалия, или пить потом чай с мелкими плодами лимонника душистого, который, как считается, не плодоносит в домашних условиях. Мой сад цвел, пах и плодоносил, привлекая бабочек, шмелей и взгляды прохожих, потому что на нашей улочке Подмастерьев такой заросший зеленью балкон красовался только один.
       Иногда я позволяла себе помечтать, что когда-нибудь перееду в шикарный особняк на улице Богачей и смогу больше не ютиться на пятачке метр на два метра со своими горшками и лопатками, а разобью громадный многоуровневый сад с редкими экзотическими растениями, заказанными из разных уголков Объединенного Королевства, и в моей коллекции будут красоваться такие экземпляры, каких нет при самом дворе. Я наняла бы несколько садовниц себе в помощь, причем выбирать стала бы отнюдь не по силе проявления магии земли в них, а по увлеченности и влюбленности в наше общее дело. В конце концов, кому как не мне знать, что уровень владения магией не значит ничего, если сердце не лежит к работе? Нет, я бы смотрела не на рост пробного образца под их руками, а на огонек в глазах, и тогда мы с командой единомышленниц точно сотворили бы чудо.
       Если мечтать совсем уж смело, то в старости я видела себя владелицей целого зеленого района, обучающей мастерству любого малыша, желающего добиться таких же высот. О собственных детях я мечтать даже не решалась.
       – Давай я тебя на дорожку хоть супчиком покормлю? – сочувственно предложила герра Марфа, отложив тетрадку с инструкциями и заглянув в мой ледник. – Ну совсем же ничего не ешь, ей-богу!
       – Спасибо, я на диете, герра Марфа! – поблагодарила я, сглотнув голодную слюну при слове «супчик». – К тому же, как прилечу в отель, там нас кормить на убой станут, и вот тогда так отъемся, что растолстею и в двери не пройду! Так что нечего заранее наедаться!
       Старушка покачала головой, упрекая меня, «молодежь», за излишнее поклонение моде на стройные фигуры и наплевательское отношение к своему здоровью. Я не стала ее разубеждать. Пусть лучше добродушная соседка считает меня глупой маленькой девочкой, потому что если узнает, что живу впроголодь, то точно не выпустит за дверь, пока не накормит, а она и сама на последние деньги еду покупает и на неделю паек растягивает, чтобы как-то выжить. Так уж устроена жизнь на улице Подмастерьев, что протянулась на север и юг через квартал Бедняков, притаившийся на окраине столицы Магического Королевства – все готовы поделиться друг с другом последним, вот только делиться особенно нечем.
       – Ох, Еленушка, как подумаю, в какое ты богатое место поедешь, аж сердце слезами радости обливается! – всплеснула руками герра Марфа, оставив наконец попытки меня накормить. – А я давеча и говорила Аннике из молочной лавки, что если кто и достоин выиграть золотой билет, то только ты! Уж сколько бед натерпелась, девочка, другой бы давно сломался, а ты все трудишься, как пчелка, все жужжишь!
       Я пожала плечами, сделав вид, что разглядываю красночерепичные крыши соседних домов. Вот в чем преимущество обитания на самом верхнем этаже: и за квартиру недорого просят, и воздух чистый, миазмами тротуаров не отравленный, и вид красивый – небо голубое-голубое, как лепестки незабудки, крыши красные, как кровоцвет, трубы торчат, как побеги лжелистника и простор кругом. Может, герра Марфа и права, и я все-таки эту поездку заслужила? Не то чтобы я считала, что достойна ее больше других, но так хотелось верить, что уж точно не меньше. На самом деле, мне до сих пор толком и не верилось, что это не сон.
       Раз в год, милостью ее величества королевы Объединенных Королевств, все жители столицы могли поучаствовать в розыгрыше путевок. Мероприятие проводилось в главном королевском зале развлечений, на это время туда допускались все желающие. Посередине зала за длинным, накрытым бордовой парчой столом восседала комиссия из магов самых высоких уровней, приближенных к монаршей семье. Перед ними на специальной золотой подставке устанавливали магический шар. Участнику розыгрыша следовало подойти к шару, приложить к нему ладонь, после чего артефакт некоторое время переливался всеми цветами радуги, а затем из металлической коробочки под ним высовывался краешек выигранного билета.
       Путевки попадались разные. Никто не мог угадать, какое место отдыха получит – выпадали и совсем глухие полузаброшенные отельчики с тараканами и крысами и шикарные курорты с программой «все включено». От чего это зависит: от уровня владения магией, социального достатка, личностных качеств – тоже было непонятно. Если магическая комиссия и владела такой информацией, своих секретов не разглашала. Просто ты мог попытать удачу и выиграть хоть что-нибудь или не участвовать и не выигрывать ничего.
       Я участвовала в розыгрыше каждый год, и этот не стал исключением. Вот только на удачу уже не надеялась и никакого чуда не ждала, по привычке перевернула календарь, увидела, что в этот день проводится розыгрыш, надела лучшее выходное платье, уложила волосы и пошла в квартал Сладкой жизни, занимать место в хвосте очереди, которая тянулась через десятки улиц до самого Королевского квартала и зала развлечений соответственно.
       Ожидание в очереди заняло у меня почти целые сутки. Отходить я опасалась, так как никаких записей не велось и более ушлые сограждане легко вытесняли тех, кто свое место потерял. С изрядно потрепанными нервами, с разрывавшимся на части мочевым пузырем, в помятом и уже испачканном платье, голодная и лишенная сил я кое-как вползла в зал и предстала перед важной комиссией. Уж они-то наверняка менялись между собой, чтобы отдыхать, потому что сидели бодрые и свежие, лишь недовольно сверлили меня глазами, молчаливо понукая не топтаться на месте и шевелиться быстрее. Их можно было понять – казалось, за моей спиной очереди из желающих не наступит ни конца, ни края.
       Но я все же медлила, подходя к лотерейному шару. Дело в том, что в зале развлечений очень красиво, а мне теперь удается туда попасть лишь раз в году, на ту самую лотерею. Поэтому я каждый раз тяну время, успевая насладиться шикарной росписью стен, изображающей древние сады первой Царицы, когда-то разбитые на месте королевских садов. В тайне ото всех у меня даже есть набросок этих изображений, и он тоже относится к мечте воссоздать красоту на собственной земле.
       После того, как главный маг с седыми кустистыми бровями оправил торжественную мантию и откашлялся пару раз, мне пришлось ускориться и прижать ладонь к прохладной поверхности шара. Внутри него разгорелось свечение, пошла рябь, затем – красивые радужные волны, и, наконец, коробочка внизу издала тихое жужжание, выплюнув золотистую каемку.
       Мои руки задрожали. Я не могла поверить собственным глазам! Сколько раз прежде мне доводилось тянуть из прорези простой белый лист с надписью «Не огорчайтесь, вам обязательно в другой раз повезет»! Я даже оглянулась по сторонам, подумав, что этот, золотой билет забыл кто-то из предыдущих счастливчиков. Но все смотрели на меня и делали знаки поторопиться, маг покашливал, будто заработал хронический бронхит, и мне ничего не оставалось, кроме как уцепиться ногтями за каемку и дернуть на себя.
       Золотой билет. Курорт высшего класса в Королевстве Ундов, а это значит – шикарный лазурный океан, где температура воды круглый год не опускается ниже двадцати семи градусов по общепринятой шкале. Это значит – вкуснейшие экзотические фрукты, дорогие благородные напитки, завтраки, обеды и ужины по системе «все включено». Это возможность жить в номере-люкс и соседствовать с самыми богатыми мужчинами и женщинами Объединенного Королевства, наслаждаться развлекательными программами аниматоров, а если верить слухам, то золотоволосые и мускулистые мужчины ундов могут сразить наповал любую женщину своей красотой. Это роскошь, за которую мне не нужно платить ни ройяла. И вся она досталась мне.
       Едва я отошла от шара, ко мне приставили гвардейца королевы. Еще бы – золотая полоска в моих руках притягивала завистливые взоры и могла спровоцировать кого-нибудь из измученных ожиданием людей на нападение. Меня поместили в магический футляр, скрывающий от посторонних глаз, и в атмосфере секретности доставили домой, чтобы никто не сумел проследить дорогу. На прощание гвардеец сообщил, куда и в какое время следует прибыть для отлета и порекомендовал вести себя осторожно. Да я и сама понимала, что только глупец на моем месте стал бы орать во все горло и размахивать билетом, бегая по улицам.
       Первую ночь я не спала. Вторую ночь мы с геррой Марфой перебирали и паковали вещи, плакали и смеялись. На третью ночь я засела за написание инструкций по уходу за садом. Скучать не приходилось. На работе к моему отпуску отнеслись, мягко говоря, прохладно, но отказать не могли – по закону любой гражданин, выигравший билет, имел право им воспользоваться без препятствий. Я улыбалась во весь рот, когда выскочила из конторы, прижимая к груди разрешение на отпуск. Сменить обстановку, не думать о том, как растянуть ройалы до следующей зарплаты, вдоволь поспать, погулять, поесть!
       Герра Марфа смеялась, подкалывая меня, что на курортах обязательно получится и влюбиться. Я пожимала плечами, укладывая в чемодан легкие летние платья, легкомысленные кофточки и юбки, белье. Закрутить курортный роман? Что ж, я не против. Так и представляла, как красивый золотоволосый кавалер прогуливается со мной под руку вдоль берега океана, угощает сладким вином, шепчет на ушко милые глупости и нежно целует в губы. Но влюбиться? Нет, увольте. Любовь и я – вещи несовместимые более никогда. И точка.
       И вот, в назначенный день и час я стояла на бетонном поле магидрома в толпе товарищей по везению и любовалась белоснежным магиобусом, напоминающим по форме тот самый плод лимонника душистого. Его округлые полированные бока сверкали в лучах солнца, от распахнутой двери протянулась по ступеням лестницы красная ковровая дорожка, играл праздничный оркестр. Для пассажиров с золотыми и серебряными билетами их отели организовали раздачу дорожного пайка – этим занимались длинноногие девушки в летной форме. Ветер трепал мои волосы и юбку, заставлял то и дело одергивать их или поправлять, но я никак не могла спрятать улыбку. Золотой билет лежал в кармане, гарантируя исполнение любых желаний.
       – Держите билеты на уровне груди! – Выкрикивал усталого вида регистратор, стоявший перед лестницей к магиобусу и отмечавший в своих записях место каждого пассажира. – Держите так, чтобы я их видел!
       Я подперла чемодан ногой для устойчивости, открыла сумочку и достала свой билет. И тут же из-за плеча раздался тихий присвист.
       – Везет же кому-то!
       Я обернулась и увидела девушку примерно моих лет. У нее были большие выразительные глаза и очаровательный вздернутый носик, грубые холщовые штаны удерживались мужским кожаным поясом на тонкой талии, а на руках виднелись пятна чего-то, похожего на грязь, плотно въевшуюся в кожу. Когда моя соседка чуть шевельнула пальцами и ее собственный, самый простой, медный билет вынырнул из кармана и оказался в руке, я поняла, что мои догадки подтвердились.
       – Ты тоже из квартала Подмастерьев?
       – Ага, – ответила девушка и скривилась, – крысиная дыра, как по мне.
       – Магия управления?
       Она взглянула на меня с чуть большим интересом и чуть меньшей завистью.
       – Точно. Пашу на фабрике, грузчицей. Как же опостылела эта дрянная работенка! Ну почему я не родилась с магией иллюзий, как девушки из квартала Удовольствий?! Сейчас бы ходила в шелках и золоте, а точнее, не ходила бы, а лежала на мягкой кровати и купалась в роскоши!
       Насколько мне было известно, девушки из квартала Удовольствий тоже не радовались своей участи. Выстаивая каждый год в очередях билетной лотереи чего только не наслушаешься и кого только не наглядишься, а глаза и уши у меня есть и работают отлично, так что я знала, какими униженными чувствуют себя бедняжки, которым приходится обслуживать капризных и извращенных толстосумов и угождать всяческим, порой неприятным желаниям. Так что иллюзий насчет сладкой жизни в квартале Удовольствий я не питала, но и свою собеседницу понимала.
       Магия управления давала способность перемещать предметы по воздуху, а уж насколько тяжелыми они окажутся, зависело от уровня владения. Иногда, правда, работодатели не заморачивались тщательным определением этого самого уровня или специально завышали его по документам, вынуждая работников выбиваться из сил, поднимая чрезмерные для своих способностей тяжести. А те, чтобы не потерять работу и хоть какой-то заработок, молча терпели. Это, например, как если бы меня заставили за ночь превратить всю каменную столицу в зеленую непролазную чащу. Возможно, я сумела бы это сделать в положенный срок, но закончилось бы все в лучшем случае истощением и обмороком. Стало понятно, откуда на руках у девушки пятна – последствия злоупотребления магией отражались на коже.
       – А тебя как зовут, подруга? – хмыкнула, тем временем, она, тоже разглядывая меня с головы до ног, и после того, как я назвала свое имя, улыбнулась шире: – А меня – Аура. Отличное имя для красивой жизни, правда? Не то, что твое, обычное, Елена. – Она чуть сморщила носик. – Дай-ка теперь я угадаю, ты-то как раз из квартала Удовольствий?!
       

Показано 1 из 7 страниц

1 2 3 4 ... 6 7