Невеста для дофина

30.01.2018, 21:33 Автор: Вика Мельникова

Закрыть настройки

Показано 1 из 38 страниц

1 2 3 4 ... 37 38


Уважаемые читатели!
       Перевыложила ознакомительный фрагмент романа, вроде бы большую часть текста подчистила и поправила, если найдете какой-то косяк (например мои авторские пометки в тексте) - сообщите пожалуйста в комментариях.
       Романом заинтересовалось издательство Альфа-Книга, потому концовка снята с публикации.
       Приятного чтения.
       


       ГЛАВА 1


       Глубоко вздохнула: сейчас мне понадобится вся моя решимость! В конце концов, я полночи настраивалась!
       – Спокойнее, Эвон! Спокойнее! Всего лишь фамилия и росчерк.
       Сделала шаг вперед и замерла в нерешительности. Что-то уговоры помогли мало.
       – Вы сегодня рано, мадемуазель Эвон.
       Вздрогнула, едва не подпрыгнув. Классная дама! Впрочем, мадемуазель Луиза ободряюще мне улыбнулась, сразу догадавшись, что я делаю в общем холле перед стендом с объявлением на рассвете.
       Неуверенно растянула губы в ответном жесте, радуясь, что классная дама не стала мучить меня разговорами и отправилась дальше по коридору. А я… застыла в холле прямо напротив доски объявлений.
       «Запись на смотрины для Его Высочества». Вот так. Просто лист с такими важными и страшными словами. Ну вот как можно оставаться спокойной?!
       Сцепив пальцы, в отчаянии смотрела на доску объявлений. И что мне делать? Я, конечно, хороша, но не так, как некоторые наши девочки. У меня неплохие оценки, но до успехов Бланш и Армель далеко. Мой род насчитывает несколько веков и даже больше, но богатства… В плане приданого меня переплюнет даже Виолет, чей папенька купил титул двадцать лет назад. А еще мне немножечко не хватает изящества и женской хитрости. Немножечко! Клянусь вам! Меня в академии называют «прямолинейная Эвон». Это даже стало именем нарицательным, но я не обижаюсь, хотя дедушка говорит, что слишком много позволяю подругам и просто одноклассницам. Считаю, что в этом и есть мое очарование.
       Хотя, если судить объективно, достоинств у меня не так уж много: древний род, земли рядом с границей и гордость. Все. Ах, забыла. Магический дар. Девочкой я мечтала о даре целительства, но, увы, не повезло, и мне досталось умение обращаться с книгами.
       Все магические академии устроены одинаково: около десятка факультетов, и только на два из них могут поступить девушки: на целительский, а также на отделение библиотекарей и архивариусов. Последнее не такое уж многочисленное: своих отпрысков богатенькие аристократы пытаются пристроить на более престижные учебные направления. К примеру, боевой факультет, откуда дорога сразу в гвардию Его Величества, алхимический – не менее почетная должность криминалистов при департаменте расследований. Да мало ли куда! Везде лучше, чем прозябать в пыльных архивах и библиотеках. Потому мы самый малочисленный факультет и, собственно, единственный, после которого почти никуда не устроиться представителю дворянских родов. Для богатых аристократических фамилий, конечно, не так важно получить работу с хорошим содержанием – есть диплом престижного заведения, и ладно. Особенно для девушки, нам-то и деваться некуда. Нет лекарской жилки – на целительский не попадешь.
       Впрочем, нас, девушек, и учат спустя рукава, требуя значительно меньше, чем от парней. И если бы не приказ Луи Первого, почившего более трехсот лет назад, всех девушек перевели бы на домашнее обучение. Но магия, не раскрытая до конца, имела свойство в таких семьях умирать. Потому по достижении четырнадцати лет вся молодежь разбредалась по магическим академиям и университетам.
       Заведение, в котором я учусь, располагается на юге страны и не является самым известным или престижным, хотя и в хвосте мы не плетемся. Откровенно говоря, сюда поступали те, кто не добрал баллов в Королевский университет. Но меня все устраивало: всего в шестистах лье от дома, привычный климат и не самое спесивое окружение.
       Конечно, мне скоро предстоит выходить в свет, подыскивать мужа, хотя бы потому, что мои земли не выживут без материальной поддержки. Крестьяне ослаблены мелкими набегами из соседней страны и стычками на границе. Да и богатыми урожаями мы похвастаться не могли: наша семья всегда жила больше за счет рудников, чем урожаев винограда, как наши соседи.
       Дедушка еще держится, но я-то знаю… дела идут ужасно. Мне бы не помешал богатый и влиятельный муж. Так что отбор – мой шанс! Ведь на смотринах для Его Высочества найдут не только невесту для дофина, но и его окружения – графов и виконтов, а может, даже для младших сыновей короля. А что? Условно под все требования, устоявшиеся веками, я подхожу: древний род со стабильной магией (и дедушка, и родители, и даже младший брат обладали даром), отсутствие внешних изъянов, даже лояльность короне! За последние двести лет моя семья не участвовала ни в одном заговоре против законной власти.
       Остается только понравиться Его Величеству. Легко ли?
       Вздохнула. Непосильная задача, если рядом будет Марго или Аврора. Они притягивающие взор блондинки с жемчужно-розовой кожей, которую оберегают шляпками и вуальками, а я, как и все уроженки Васконии, черноволоса и смугла. Они с точеными, чуть вздернутыми носиками; у меня же крупный семейный, отдающий хищностью. Я далеко не урод. У меня есть и свои достоинства: красивый разлет бровей, нежная линия губ и большие глаза. Миленькая, но не красавица.
       Впрочем, я никогда не переживала по этому поводу, до тех пор пока во время последнего визита домой не увидела письма и отчеты на столе деда. Нам нужны деньги. Замку необходимо золото. Антуану еще рано жениться, чтобы надеяться поправить дела удачной женитьбой и приданым невесты. Мне же… Можно было надеяться на хорошую партию и на то, что мои мольбы мужу достигнут цели и супруг выделит на содержания замка несколько тысяч тарэ. Ведь родственникам нужно помогать, верно?
       А брак по любви – ах, прошу вас, оставьте для черни и наивных дурочек, которые верят в подобное. Ничего хорошего в этой любви нет! Это я вам точно говорю! Я уже была влюблена в восемь лет в сына нашего графа. Так когда я совершенно случайно – клянусь, что случайно! – утопила в озере какую-то дорогую вазу (мне было просто интересно, сколько воды туда поместится), Анри выдал меня! Я надолго запомнила розги, которые получила по приказу папеньки, а любовь к графскому сыну ушла в тот же день.
       А уж после поступления в академию мысли о выборе жениха по внезапно вспыхнувшим чувствам исчезли. Брак – это политика. Взаимовыгодные союзы и надежда на мирное сосуществование. А я достаточно умна, ну, или думаю, что умна, чтобы закрывать глаза на маленькие слабости мужа. Особенно если мне дозволят спасти «Гнездо».
       Поэтому почему бы не дофин? Морально я уже готова даже к фавориткам, всю ночь себя уговаривала, после того как прочла листовку об отборе. Впрочем, странно, что выборы невесты для дофина дошли и до нас: обычно, как говорят, они заканчивались в столичном университете, где подбирали для принца лучшую из девиц. Неужели там не нашлось достойной герцогини? Или дочки графа? Хотя кто знает, что там за условия: нынешняя королева – дочь баронета и не отличается неземной красотой.
       Никто не знает точных критериев отбора. Возможно, дело в совпадении потоков магии? А что, достаточно модное сейчас направление: гадалки на улицах предлагают их посчитать всем, кто заинтересуется и пожертвует парочку рё на это действо.
       – Эвон! Ты тоже записываешься?
       Вздрогнула и едва не уронила перо из рук. Армель, моя лучшая подруга, подкралась совершенно незаметно. И что ее заставило подняться в такую рань? Я привыкла встречать рассветы и потому пришла в этот ранний час, чтобы никем не замеченной оставить свое имя под объявлением. Конечно, потом его увидят! Но мне не будет так мучительно стыдно, как если вписывать себя под взглядами сотни девочек.
       – Тоже? – Я удивленно выгнула правую бровь. – И ты?
       – Конечно, – Армель хихикнула и, забрав у меня из рук перо, вывела свое имя в скудном перечне фамилий и титулов. – Отец сразу же прислал голубя, едва дошли слухи, что в столичной академии невесты по нраву дофину не нашлось.
       Улыбнулась. Ну что ж… Рядом с нашей «Каменной принцессой» шансов у меня еще меньше, но если отбор не опирается только на внешние данные? И к тому же я не стремлюсь к титулу будущей королевы. Меня вполне устроит князь или граф. Да даже баронет, лишь бы из свиты дофина и с большим кошельком.
       Армель скептически на меня посмотрела, после чего размашисто вписала и мое имя, заставив меня поперхнуться. Ну вот как так? Почерк настоящей леди должен быть изящен и уборист, с обилием завитушек и черточек. Я полночи тренировалась. Ведь неизвестно, что может испортить впечатление. Вздохнула. Чего уж теперь.
       – Мы теперь соперницы? – Девушка улыбнулась, демонстрируя ямочки на щеках, и ткнула меня пальцем в ребра.
       Уж я-то одной из лучших учениц на потоке не помеха, но для Армель не существует разницы.
       Улыбнулась как можно дружелюбнее – мужчинам же нравятся улыбчивые девушки? Значит, будем учиться излучать положительные эмоции везде и всюду.
       – Еще какие! – кивнула, разглядывая подругу.
       А что? Из нее выйдет хорошая королева: красива, умна, утонченна. Маркиза! Род, конечно, не такой древний, как у меня, но семь колен насчитывает (для смотрин достаточно пять). Хотя так о себе думает каждая вторая дворянка академии. Я же не исключение. Да что там говорить – мы все тут ради хороших женихов. Конечно, ярмарки женихов из учебы не делали: мы все учились на совесть, нет диплома – магию опечатают. Для большинства это приговор, который поставит крест на удачном замужестве. Никто не захочет лишать своих потомков шанса попробовать свои силы в очередных королевских смотринах. Потому дочерей отпускают учиться охотно: диплом с красивыми оценками тоже часть приданого. Ведь магию девушка передаст дальше – своим детям. Ну а присматриваться к молодым талантливым магам никто же не запрещает? Ведь так? Именно поэтому большинство дворянок к последнему курсу подходят с заветным браслетом на правой руке.
       Вот они сейчас, наверное, искусали все губы от досады! Но заключенную помолвку просто так не расторгнуть, а значит, целая куча титулованных красавиц выходит из игры. Кстати, надо сказать, Его Высочеству весьма не повезло: последние два курса (к коим я и отношусь) почти наполовину «заняты» местными дворянами. Хотя не удивлюсь, если завтра пойдет волна расторгнутых помолвок. Впрочем, опасное действие – мало ли, если ни дофин, ни его окружение тебя не выберет, что дальше? Для окружающих ты окажешься девушкой, отказавшейся от своего слова, уцепившейся за жениха побогаче. Кто возьмет такую невесту в дом?
       А первичные условия отбора оговорены четко: девица, достигшая возраста шестнадцати лет, не обремененная брачными обязательствами, обладающая магическим даром. Из дворянского рода, в семьях которого на протяжении не менее пяти колен рождались только маги, без единой тени участия в заговорах и бунтах против короны. Внешних неприятных глазу изъянов у меня тоже не было, если не считать таковым крупный нос, но, честное слово, он меня не портил.
       Но самое важное требование: девушки не должны быть обремененными брачными обязательствами! Вот! Ни помолвок, ни замужества. Сво-бод-ны-ми! Потому первые титулованные наяды нашей академии выбывали из игры, что не может не радовать. Хоть с ними не придется сражаться!
       Одна из таких сговоренных красавиц, Атенаис, прошла мимо нас с Армель и, толкнув меня плечом, подошла к объявлению. Несколько минут она изучала бумагу, в том числе место с перечнем необходимых «достоинств».
       Увидев наши с подругой фамилии в списке записавшихся, Атенаис лишь скривила губы и, бросив на нас презрительный взгляд, удалилась дальше по коридору.
       На правой руке красавицы поблескивал изящный золотой браслет – хотя большинство обходилось серебром. Жених Атенаис был баснословно богат: вдовствующий герцог, правда, на целых десять лет старше девушки. Почти старик! Хотя и говорят, предыдущая его жена ушла из жизни не совсем обычным способом, но кому какое дело до женщины, которая не могла понести от мужа в течение восьми лет?
       А ведь у Атенаис были бы все шансы стать невестой дофина, не обручись она пару недель назад: высокая, тонкокостная, словно эльф из легенд. Да и была одной из лучших на своем потоке в магии. Судьба!
       Женская половина потихоньку просыпалась: в коридор выходили одетые и причесанные девушки. Те, что помладше, – кое-как, старшие курсы уже научились обходиться без камеристок. Смирение и умение обслуживать себя – одна из важных составляющих обучения. По крайней мере, именно так говорит директриса.
       Мы с Армель, прислушиваясь к шепоткам, поспешно отошли в сторону. Младшие девочки гудели и заламывали руки: каждая из них была уверена, что именно она могла быть достойна дофина, если бы не дурацкое правило о достижении шестнадцати лет, старшие сетовали на свои обручальные браслеты. Стать королевой хотела каждая. Хотя к чему стенания, мне непонятно. Все знают, что в свое двадцатилетие принц устраивает отбор, посещая магический университет, и весной состоится свадьба. Это правило непреложно. На этом держится одна из магических составляющих королевства.
       Именно в двадцать. Не старше и не младше. Другое дело, никто не думал, что дофин не найдет в главном учебном заведении, среди цвета дворянства, своей судьбы, а потому поспешили заключить наиболее выгодные союзы.
       Я даже испытывала некое чувство злорадства. У меня в свое время не было шансов попасть в магический университет столицы, и я даже не пыталась туда поступить, сэкономив нервы и, главное, деньги дедушки. Ведь конкурс к зачислению был огромен! Особенно на «женские» места. А еще у меня не было вариантов хорошей партии, потому и нечем хвалиться перед подружками в коридорах. Но! Зато теперь я смогла вписать свое имя в список, а ни одна из красавиц, называющих нашу академию провинциальной дырой или с превосходством показывающих мне браслет, не могла. Естественно, я злорадно улыбалась! Не обладаю я всепрощением и смирением, как завещает церковь. Что поделать!
       – Пойдем, Эвон, а то опоздаем либо на завтрак, либо на картографию. Месье Андрэ не интересуют причины, по которым мы задержимся, даже если это смотрины у дофина.
       Поспешно кивнула, соглашаясь с подругой. Вот уж точно! Баронет Андрэ Пуалье отличался склочным характером и мнил свой предмет наилучшим среди всех преподаваемых в академии, а значит, и наиважнейшим. Опаздывать на него запрещалось под страхом отработки. А отработка у месье Андрэ, скажу я вам… то еще удовольствие. Баронет вечно находил самый пыльный, самый убогий и мертвый архив, где книги уже не откликались на магию и все приходилось делать вручную. Или заставлял собственноручно переписывать огромные фолианты. А как удержаться от помарки или кляксы? У меня лично не получалось никогда.
       Так как мы опомнились вовремя, то могли позволить себе не спешить, путешествуя по галерее с решетчатыми ставнями, из-за которых скупо проглядывал утренний свет. Коридоры нашего крыла еще были пустынны, ведь учениц на самом деле было не так уж много. Говорят, в последние несколько десятилетий девочек рождается гораздо меньше, чем мальчиков. Вещуньи предрекают близкую войну – мол, верный признак, но какая война? На наших границах уже много веков стоит «королевский» купол, который надежно охраняет страну от внешних захватчиков.

Показано 1 из 38 страниц

1 2 3 4 ... 37 38