Дурная кровь

21.02.2019, 00:50 Автор: Виктория Невская

Закрыть настройки

Показано 1 из 31 страниц

1 2 3 4 ... 30 31


Глава 1


       – Джети, ты меня не поздравишь? - игриво спросил невысокий, но крепко сложенный молодой человек. Мелвин сент Ин, один из лучших выпускников нашего курса. Лучший, после меня. Ведь именно мне из сорока семи человек удалось не только закончить факультет целительства по специальности хирург-универсал, но и за десять лет поучаствовать в нескольких научных проектах моего наставника, входящего в пятерку известнейших целителей и ученых в области медицины Содружества.
       – Отчего же? Поздравляю, - с некоторым налетом искренности, улыбнулась я. Мелвин ничем за эти годы не усложнил мне жизнь (пара подкатов не считалось), поэтому моё к нему отношение было нейтральным.
       – И все? – наигранно удивился он, – а поцеловать? - он капризно надул губки, изобразив фазанью попку, чем сильно напомнил мне секретаря нашего ректора, вечно молодящуюся ильзу Барет.
       Я никогда не раздаривала поцелуи просто так, а повод для меня был пустячным. Ну, закончили обучение, готовимся к стажировке. Ерунда. Тут выжить попробуй!
       - Могу руку пожать, - предложила я, и, проигнорировав слегка насупленного уже бывшего однокурсника, прошла к выходу. На банкет решила не оставаться. С меня хватило и торжественной части. Платье оказалось неудобным и слишком открытым, туфли на высоком каблуке немилосердно давили, да и сама я находилась не в лучшем настроении.
       Теперь, когда образование получено, от Посвящения, а, главное, величайшего позора в моей жизни, а затем и смерти, меня отделяет лишь краткий период стажировки. А после... После моей семье, а именно, главе рода придётся признать, что одна из его представительниц не способна пробудить в себе Иную кровь - силу своего отца и наследие рода по весьма банальной, но порочащей этот самый род причине - незаконнорожденности. Нет, по закону папа был - один из представителей аристократии планеты Юта, в чьей крови растворилась Сила Слова. Ее обладатели избирали стезю дипломатии, политики. Именно они становились правителями и имели большое влияние и власть. Поэтому, брак с представителем такого семейства мог служить неплохим стартом в карьере начинающего целителя. Или воина. Или… да, много было вариантов. Мне только исполнилось тринадцать, когда родовое гнездо принялись осаждать заинтересованные в браке со мной представители аристократии. Разумеется, я сама, как отдельная единица их мало интересовала. Род, имя, сила крови. Точнее, сила двух кровей. Отца и матери. Первую способность к магии ребенок получал при рождении. Он рос, обучаясь пользоваться своим даром, привыкая к силе. Обычно первой пробужденной силой, становилась сила матери, как более близкая и привычная для малыша за долгие месяцы беременности. Только пройдя Посвящение, и проявив силу второй крови, человек мог считаться полноценным гражданином Содружества, вступить в выгодный брак, получить престижную должность, иметь право голоса. Он мог избрать лишь одну стезю, стать профессионалом в одном деле. Но Сила рода должна была пробудиться, чтобы он мог передать ее своим потомкам. Только так могла передаваться преемственность крови и Силы, без которой человек считался вторым сортом, не достойным никаких благ этого мира. Люди, рожденные без силы у аристократов не встречались. Порой, в человеке пробуждалась одна определяющая его дальнейшую жизнь кровь, и он отказывался от влияния второй. Но Посвящение все равно происходило, чтобы дать будущим отпрысками возможность выбора.
       Разумеется, были и такие, кому не посчастливилось родиться одаренными в нижних городах, среди мусора и грязи. Таких детей искали, тщательно отбирали и использовали. Девочек обучали тяжелой работе, а особо привлекательных лишали возможности когда-нибудь произвести потомство и отправляли в элитные бордели. Мальчики же становились пушечным мясом – Псами войны, как презрительно-пафостно именовал их сам глава Содружества. Итак, всего три пути. Прислуга. Шлюха. Или Пес. До самой смерти, без надежды, без веры. Не испытывая счастья или любви. Они стремительно проживали свои жизни, сгорая без остатка на благо нашего мира. Да, даже под их безрадостное существование наши политики подвели красивую теорию – всеобщее благо. Наша цивилизация дала вам путевку в новую жизнь, и теперь вы должны расплачиваться с ней за это всей своей недолгой жизнью. И они платили. Я же этого себе позволить не могла, порой завидуя простым людям, обделенным силой вообще, и рожденным далеко от верхних городов. О них просто никто не думал, воспринимая как нечто существующее, но не мешающее развитию наших государств. Ведь кому-то нужно было населять колонии, работать в шахтах, на станциях, не приспособленных для жизни вообще. Завидовала, хотя отдавала себе отчет в том, что, наверное, никогда бы не смогла жить не живя, а существуя.
       Так уж вышло, что моя мать выходила замуж за леора Клависио сент Рейна уже находясь в положении. Леор мог бы отказаться от такого щедрого дара судьбы, однако, все обдумав, принял разумное решение не устраивать скандал. Его семья по достатку и влиянию стояла немного ниже, чем семья невесты. И тогда они с мамой заключили сделку – моя жизнь в обмен на четыре новые. Семьи аристократов никогда не были слишком многочисленными. В этом они не уподоблялись черни с нижних городов. Двое детей считалось вполне приемлемым, трое жизнеспособных, наследующих силу обоих родителей – большой удачей. Из-за того, что ребенок с даром представлял огромную ценность, но в то же время забирал у своей матери много сил, рождение пятерых детей для одной женщины могло стать фатальным. Но она пошла на это. Мне хотелось думать, что мама не жалела впоследствии о своем решении. Очень хотелось так думать. Сейчас супруга леора находилась на шестом месяце своей пятой беременности и давно уже не появлялась в свете. Я знала, как тяжело ей давался каждый прожитый день. И делала все, чтобы он не стал для нее последним. Именно это, и еще одно обстоятельство подтолкнуло меня к тому, чтобы стать ассистентом магистра Солера, занимающегося проблемами крови и способом передачи Силы. Его разработки, еще толком не тестировавшиеся на людях смогла дать маме возможность выносить предпоследнюю беременность и родить здорового малыша. Да, я воровала образцы, и снабжала ими свою маму, единственного человека в этом мире, которому было на меня не наплевать. Благодаря гению магистра и его наработкам мне удалось зайти намного дальше, чем могло позволить себе мировое сообщество целителей и медицинская этика.
       Многие скажут, что именно дурная кровь причина моего асоциального поведения и подобных наклонностей, однако, я считала это трезвым расчетом. Наши с мамой жизни были тесно связаны, о чем я узнала, когда мне исполнилось тринадцать лет, перед приближением Пробуждения. Сила крови мамы – целительство была во мне всегда. Я чувствовала ее как мощный поток, заполняющий все мое тело, заставляющий бурлить кровь. Тогда же и произошёл первый в череде несчастных случаев, едва не лишивших меня жизни. Этому предшествовало пара визитов соседей, желавших заключить со мной предварительную помолвку. Мама поняла, что её муж отчаянно пытается избежать скандала и позора, который непременно произойдёт, стоит мне не пройти испытание Иной кровью. И был бы его порыв объясним и даже оправдан среди высших кругов, если бы на кону не стояла моя жизнь.
       Решение проблемы было временным, но давало мне отсрочку – десять лет жизни, которые я должна было потратить на обучение в магистериуме целительства. Это максимум того, на что я могла рассчитывать. Целители могли позволить себе некоторую вольность в выборе времени Пробуждения Иной крови. Считалось, что пробужденная кровь второго родителя может приостановить развитие целительского дара. Особенно, если оба рода достаточно сильны. Это создавало у ребенка конфликт магии и могло привести к выгоранию и смерти. В своё время маме пришлось отказаться от образования из-за раннего брака. Мне же предоставлялся шанс воспользоваться единственной возможностью, чтобы раз и навсегда решить проблему. Или умереть. По крайней мере, официально. Пути назад не было, как и особого выбора. Стажировка длилась около полугода. За редким исключением. И именно это исключение давало мне шанс выжить. Работа в Крепости - военной станции, расположенной на спутнике безжизненной планеты Киран дарила мне целый год. Год среди презренных Псов, за жизнь и здоровье которых отныне я буду нести ответственность. Эта стажировка не только давала мне время, но и предоставляла прекрасную возможность получить незабываемый опыт в условиях, приближенных к боевым. И было сложно представить те усилия, с которыми я добивалась этого места. Даже учитывая то, что из всего выпуска желание там работать, выявила я одна. Видимо, Совет магистериума долго не мог понять, как леора из высокого рода, дочь прославленного дипломата решилась на такую откровенную глупость. Но, разрешение было получено, мой наставник, магистр Солер, после многочасовых уговоров, наконец, сдался, и скоро я достигну своей цели.
       Сбросив неудобные туфли, я облегченно вздохнула, пустив по своему телу легкую исцеляющую волну тепла. Тут же ощутила прилив сил и готовность совершить подвиг, хотя ограничилась лишь подъемом на третий этаж, в лабораторию, где все еще, несмотря на позднее время, горел свет.
       – Учитель, - шепнула я, тихонько входя.
       – А, дитя, я не ждал тебя так рано. Неужели бал был настолько скучен, что ты предпочла ему меня? – с напускным удивлением поинтересовался магистр. Никто лучше него не знал, насколько мне были безразличны увеселения во всех проявлениях.
       – Просто единственный мужчина, который меня способен заинтересовать, находится именно здесь, - честно призналась я.
       Учитель просиял, и, поправив съехавшие на курносый нос очки в старенькой оправе, предложил мне присесть. Сам же отправился заваривать мой любимый чай. Этот ритуал был неизменным вот уже десять лет. С тех самых пор, как торш Рейвен, бывший адъютант маминого отца, а ныне учитель боевых искусств моих братьев, привел меня в магистериум. Жалкую и напуганную недавними покушениями, ненужную собственной семье. И тогда магистр успокоил меня одной лишь улыбкой и крепким горячим чаем, вкус которого я до сих пор не могу забыть.
       – Значит, твой выбор неизменен? Крепость? – размешивая ложечкой сахар, уточнил Солер.
       – Да, учитель, с благодарностью приняла от него чашку, я сделала глоток и прикрыла от удовольствия глаза.
       – Жаль, мне казалось, я могу тебе отговорить от этой опасной авантюры. Ты, молодая наивная девушка, аристократка, и сотни одичалых Псов.
       – В Крепости живет и работает много женщин. К тому же, официально я нахожусь под патронатом магистериума. Мне будет предоставлен куратор.
       – Обслуга, - поморщился наставник, - тебя будут окружать малограмотные опасные существа, необученные обхождению с высокой леорой.
       – Я справлюсь, магистр, - было приятно его волнение за меня, а такая редкая забота совсем не казалась навязчивой, - мне нужно учиться.
       – Ты должна кое-что знать, дитя, - магистр нахмурился, словно решая, стоит ли говорить со мной об этом, - в последнее время межу правительством Содружества и Псами возникло некоторое напряжение.
       – Это естественно, когда одни используют других, - пожала плечами я.
       – Я уточню. Возможно, что все мы находимся на пороге войны. И на этот раз она будет куда более кровавой и смертоносной, чем все, что мы знали до этого.
       – Почему? – его слова встревожили. Ведь если в Крепости ко мне отнесутся с недоверием из-за неспокойной обстановки, весь мой план летел к драху в зад, - какая война?
       – Её начнут те, кто до сих пор нас защищал. Псы не желают мириться со своим зависимым положением, и сделают все, чтобы его изменить. В последние годы ими руководит сильный и опасный человек. Он предпринимает решительные шаги, которые вызывают страх и непонимание у многих. Содружество не готово идти на уступки, не желая признавать, что оказалось в невыгодной ситуации, куда загнало себя само. Псы не станут подчиняться, а, значит, любая внешняя угроза может пошатнуть силы Содружества. Если же сами Псы решат напасть... Не мне тебе объяснять, к скольким жертвам это приведет. Поэтому, если хоть кто-то в Крепости узнает, какого ты рода, сомневаюсь, что тебе вообще дадут уйти живой. В лучшем случае, используют как заложницу. В худшем… ты же знаешь, лучше, чтобы Псы не видели в тебе угрозу.
       Я знала, уже много лет знала, чем может закончиться встреча Пса и высокой леоры. И именно поэтому мне было необходимо оказаться в Крепости пока не началась война.
       – Поэтому меня так легко отпустили в Крепость? Моему деду что-то нужно от меня? – я через силу улыбнулась наставнику, понимая, что не с проста он завел этот разговор.
       Гордон сент Адэль, верховный леор Содружества, ещё двадцать пять лет назад разочаровавшийся в дочери, которая едва не разрушила репутацию рода решил использовать меня? Знает ли он? Хотя о чем я? Для этого человека нет тайн. Недаром больше тридцати лет он возглавляет комитет безопасности Содружества и считается одним из самых опасных людей Галактики. И теперь он заинтересован в том, чтобы именно я проходила стажировку в Крепости. Иначе, учитывая сложившуюся ситуацию, никто бы меня к ней не подпустил и на выстрел прионной пушки. Я знала, что наставник много лет сотрудничал с КБ, видимо, ему не удалось отказаться от неприятного разговора.
       – Почему вы говорите мне об этом? – почувствовав приятную усталость, я откинулась на спинку удобного кресла, и прикрыла глаза. Наставник мог бы донести до меня нужную информацию тысячами способов, но выбрал именно этот. Веки налились свинцом, пальцы перестали слушаться, сердце стало биться ровнее и глуше. Я могла бы вывести любой наркотик из крови в течении десяти минут, вот только против этой штуки у меня было мало шансов. КБ осечек не делает.
       – Потому что ты сама для себя должна решить - стоит ли твой план, каким бы он ни был, такого риска. Знаю, ты осторожна и не допускаешь ошибок, однако, твоё неожиданное стремление попасть в Крепость привлекло к тебе ненужное внимание. И, боюсь, для твоего деда твои цели не важны. Как и твоя жизнь.
       Голос наставника отдалялся, я, словно стремительно погружалась на самое дно океана, под толщу воды.
       – Вы правы, учитель, - было трудно говорить, а еще труднее думать. Почему-то невольное предательство магистра не вызывало злости. Я доверяла ему и надеялась на то, что его поступок оправдан.
       – Я дам тебе возможность продержаться как можно дольше, - внезапно голос магистра зазвучал в моей голове, - все, что тебе нужно знать о Крепости, планы, схемы, пути отступления. Надеюсь, Джети, это поможет тебе выжить.
       


       
       Глава 2


       
       С мамой удалось попрощаться лишь по видофону. В памяти отпечатались ее усталое лицо и грустная улыбка, слова поддержки и нежность во взгляде. Я знала, что мое присутствие в доме отца нежелательно и не хотела провоцировать его еще больше. Удалось передать последнюю дозу лекарства и на душе тут же полегчало. Теперь мне нужно думать только о Крепости и о том, как проделать на практике то, что планировалось лишь в теории.
       Мы вышли из гиперпрыжка за несколько часов до состыковки со станцией. Мой багаж был невелик – запасная форма военного целителя, смена белья и инструмент – дорогой, сделанный на заказ.
       

Показано 1 из 31 страниц

1 2 3 4 ... 30 31