Тайны Андеры. Мифер

13.11.2017, 20:45 Автор: Виталий Вавикин


Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21


Глава первая


       
       До полуночи оставалось чуть больше часа. Он понимал, что если не удастся разобраться с делам за это время, то придется задержаться в подводном городе еще на один день как минимум. А подводные города он не любил, особенно те, где правительство Андеры пыталось реализовать свои проекты. В последние годы вообще все шло к тому, что подводные города превратятся в террариум с подопытными мышами. Под мышами правительство понимало местных жителей.
       Андера – город мечта, город праздник. Практически идеальный мир. Солнечные пляжи. Игровые, спортивные, концертные залы. Люди на улицах радостные, улыбчивые. Богатый курортный городок. Идеальный мир, если не считать вышедших из-под контроля монстров и героев, созданных в правительственных лабораториях. Они скрывались днем, напоминая о себе в ночные часы.
       Их появление давно перестало удивлять местных жителей. Генетически выведенные сверх люди стали нормой, чем-то естественным, вроде убаюкивающего шума волн или звездного неба, столь притягательного для молодых влюбленных.
       Что касается Мифера, то он был рожден на грани: ни герой и не монстр - что-то среднее. Днем он был обычным человеком, а когда наступала ночь… Ночью детектива Мифера называли Херш – именно такое прозвище дали ему монстры и герои. Он врывался в их мир, нарушая устоявшиеся за последние десятилетия законы и правила ночной жизни Андеры. Мало кто знал, что днем Херш становится обычным человеком – детективом по имени Мифер. По его данным тайну эту знали лишь трое: родители и доктор Штам. Последний работал вирусологом и был приговорен властями Андеры к смертной казни, когда Миферу исполнилось семь лет. Штам был психопатом, мечтавшим уничтожить мир, но по странному стечению обстоятельств незадолго до ареста именно он помог бежать Хершу из приюта.
       Что касается родителей, то мальчик мало что знал о них – век монстров и героев очень недолог.
       Покинув приют, где содержались подопытные Штама, Херш не сомневался, что он сирота. Не было с его стороны попыток найти родителей или родственников. Главным стало желание выжить. Любой ценой. Ради этого Херш был готов на многое.
       Дитя света и тьмы – именно так иногда называли героев и монстров. Благодаря Штаму он получил хорошее начальное образование, но долгое время был вынужден скитаться среди бродяг и прочих отбросов общества. Стать сыщиком ему помогла случайность – в мире Андеры подобное происходит довольно часто.
       Сейчас, расследуя очередное дело, приведшее его в подводный город, Херш убеждал себя, что время являть миру свою вторую сущность еще не пришло. Пусть для всех он остается Мифером – мальчиком, верящим в сказки, который тщетно пытается разыскать своих родителей. Многие из тех, кто знал Херша, как человека, считали, что именно поэтому он стал детективом. Конечно, никто из них не догадывался об истинной природе Херша, но большинству хватало сказки о беспризорном мальчике с громадной татуировкой на спине. Татуировка являлась странной смесью загадочных символов. Одни считали, что это карта, другие умудрялись разглядеть в татуировке зашифрованные формулы. Именно последние породили миф о том, что родители Херша были свихнувшимися учеными. Подобное заблуждение, как нельзя лучше помогало Хершу скрывать свою истинную природу: быть человеком днем, превращаясь то в монстра, то в героя ночью.
       Время превращений можно было предугадать, но вот что касается формы… Чем старше становился Херш, тем непредсказуемее были его ночные превращения. Монстр уступал место герою, а герой – монстру – бесконечная метаморфоза. К семнадцати годам Херш уже и сам не особенно понимал, кем он становится ночью. Менялось не только тело, но и образ мышления. Добро и зло смешивались, являя миру дикое сочетаний чувств и эмоций.
       «Нет, открывать все свои карты еще не пришло время», - решил Херш, пробираясь в загроможденные складские помещение. Вернее не Херш – все еще детектив Мифер.
       Преследователи шли по пятам: злые, дикие, одичавшие за годы изоляции. Мир Андеры хранил множество тайн, и подводный город, куда проник Херш три дня назад, был одной из них. Заказ на частное расследование был получен им от девушки по имени Джо – помощницы скандально известного адвоката. Херш никогда не мог запомнить его имени: не то Флавин, не то…
       Он затаился, услышав шаги преследовавших его людей. Инстинкты обострились.
       «Кажется, драки не избежать», - понял Херш, ловко взбираясь на пирамиду из нагроможденных друг на друга деревянных ящиков. Если верить информационным табличкам на этих ящиках, то в них находилось оборудование для регенерационных медицинских центров.
       Преследователи добрались до центра склада и остановились. Херш наблюдал за ними сверху. Один из них держал в руках прибор, на экране которого отражалась крупная красная точка. Каким-то образом им удалось пометить непрошенного гостя. Возможно, это был микроскопический жучок, находившийся на его одежде. Хотя иногда попадались и те, что внедрялись непосредственно в организм человека с помощью инъекции, с выпивкой или пищей. Сейчас Хершу было плевать, как это случилось. Главное – избавиться от преследователей.
       Мышцы полугероя-полумонстра напряглись. Он все еще был человеком, но надеялся, что сил хватит, чтобы совладать с противниками. Тем более нанести первым удар – это всегда хорошая фора.
       Херш спрыгнул вниз за мгновение до того, как преследователи догадались, где он находится. Несколько долгих секунд свободного падения – и детектив камнем рухнул на плечи одного их противников, пригвоздив того к земле. Мир вздрогнул, но Херш не действовал по обстоятельствам – у него был уже план атаки: сломать позвоночник первому противнику, затем перекатиться через голову, сокращая расстояние и ударить в пах второго – того, что держал прибор слежения. Соперник взвыл, сжался и тряпичной куклой повалился на бок. Прибор слежения выпал из его рук, звякнул, ударившись о пол, и задымился. Оставшиеся два противника занесли над головой резиновые дубинки и бросились в атаку. Их уродливые, обезображенные шрамами лица, искажала гримаса ненависти – чужак вторгся в их мир и теперь должен был умереть. Беда заключалась лишь в том, что Херш думал иначе.
       Вскочив на ноги, он уклонился от первого разящего удара, подставляя под вторую дубинку правое плечо. Боль обожгла сознание, выбив из глаз сноп искр, но незадолго до этого он успел отправить еще одного соперника в глубокий нокаут, точно попав кулаком ему в челюсть.
       Последний из преследователей несколько секунд колебался, затем развернулся и бросился проч. Херш подобрал с пола резиновую дубинку и метнул ее беглецу вдогонку. Послышался глухой удар. Беглец всплеснул руками и упал без чувств.
       Херш хищно огляделся, ожидая продолжения боя, но на сегодня, кажется, приключения закончились.
       Проверив на месте ли добытые доказательства, подтверждающие жестокое обращение с заключенными, Херш направился в доки.
       Местный охранник встретил его, меряя недружелюбным взглядом. Долго проверял документы, затем дал добро на отбытие. Все это время Херш был готов к еще одной схватке, потому что документы, переданные ему Флавином, были фальшивыми. Если верить бумагам, то он состоял в комиссии по правам человека Андеры – странная, ненавистная администрации планеты организация.
       Вообще на Андере было более дюжины крупных подводных городов. В большинстве из них жили самые обыкновенные люди, сделавшие в свое время неверный выбор, решив, что под водой смогут обрести новый дом. Но что касается тюрьмы, которую покидал Херш, то здесь все было гораздо хуже, чем в ржавых, депрессивных подводных городах. Мало того, что это была тюрьма, так здесь еще группа ученых проводила незаконные эксперименты над заключенными. Целью экспериментов стало желание остановить процесс старения. Отчасти ученым удалось добиться результата – заключенные действительно перестали стареть. Вот только природа как всегда оказалась хитрее, лишив подопытных не только процесса старения, но и способности к регенерации. В результате местные жители потихоньку начали превращаться в монстров – жуткие куски сшитой между собой плоти, шокирующий взгляд, превратившиеся в сплошную гематому лица. Ученые Андеры спешно пытались разработать регенерационные машины, чтобы исправить положение, но в данной схватке явно побеждал процесс распада. Взять хотя бы последних преследователей Херша – бывшие зеки, работающие на местных охранников. Их лица напоминали сшитые из лоскутов плоти маски.
       Херш все еще видел эти жуткие картины перед своими глазами, когда его батискаф произвел расстыковку с подводной тюрьмой.
       Подъем на поверхность занял чуть больше часа. За три последних дня Херш успел приспособиться к распорядку дня колонии, забыв о реальном ходе времени. Ему казалось, что сейчас на поверхности полдень: жаркий, солнечный. Однако его встретил белый лунный свет.
       Проблем при выходе из батискафа не возникло. Вот только встречаться с помощницей Флавина времени уже не было. Херш чувствовал, как в нем начинают зарождаться перемены, как истинная природа медленно берет верх. Он теряет человеческий облик, становясь полумонстром-полугероем.
       - Эй, постой! – крикнул ему охранник на выходе, заметив странное свечение, исходившее от позднего визитера.
       Вместо ответа Херш ускорил шаг, затем перешел на бег. Перемены начались в тот самый момент, когда охранник нажал тревожную кнопку. Взвыли сирены, заблокировались входные двери, но Херша уже ничто не могло остановить.
       Перемахнув через высокий забор, словно это был палисадник не выше колена, он выбрался за пределы пирса и растворился в ночи. Его встреча в роли детектива Мифера, встреча с помощницей Флавина, откладывалась как минимум до обеда следующего дня, но что касается Херша, полумонстра-полугероя, то он, несмотря ни на что планировал увидеться с Джо.
       Для нее Мифер и Херш были совершенно разными существами. С первым она работала, потому что об этом ее попросил адвокат по имени Флавин, а со вторым встречалась, потому что когда-то давно он спас ее от неминуемой смерти.
       Превращаясь в полугероя-полумонстра, Херш забывал о многом, что связывало его с миром людей, но о спасении Джо каким-то странным образом помнил. Казалось, что это произошло очень давно. Кровожадный берг пробрался в дом, где жила с родителями Джо, и дал волю своей дикой природе. Маленькую девочку он решил оставить напоследок. Херш оказался по близости совершенно случайно – так он думал в тот момент.
       Берги всегда считались клеймом на теле планеты, заразой, которую нужно искоренять, поэтому сомнений, убить или пройти мимо, не было. Что касается дочери убитых родителей, то… Странно, но Херш смотрел на маленькую девочку и видел в ней самого себя. У нее были огромные напуганные глаза, копна темных густых волос, торчащих в разные стороны прямыми прядями и неестественно бледное лицо, на фоне которого выделялись полные, но почти бескровные губы. Тело было худым, хрупким. На коленях ссадины. Окно было разбито, и врывавшийся в квартиру ветер колыхал ее воздушное белое платьице. Девочка дрожала, но скорее не от страха, а от холода.
       - Ребенок укажет путь! Ребенок укажет путь! – надрывался безумный старик в желтом рыбацком плаще.
       Херш встретил его днем в подземном переходе. Чокнутый пенсионер верещал срывающимся голосом какие-то странные, непонятные большинству обычных людей законы и правила вознесшейся расы номмо. Из длинного безумного монолога Херш запомнил только: «Ребенок укажет путь!»
       Пытаясь разгадать тайну нанесенной на его спину татуировки, он посетил много шарлатанов, называвших себя ясновидцами. Старик в желтом рыбацком плаще ничем не отличался от них, вот только…
       - Ты когда-нибудь была на крыше самого высокого небоскреба Андеры? – спросил Херш стоявшую напротив него девочку.
       Она задумалась на мгновение, затем качнула головой. Внешний облик Херша продолжал меняться, но ребенок ничуть не боялся его.
       - Пойдем, я заберу тебя из этого места смерти, - предложил Херш, протягивая девочке руку, превращавшуюся то в когтистую лапу, то в крыло ангела.
       Ему казалось, что сейчас ребенок наконец-то испугается и убежит, но вместо этого она осторожно кивнула и взяла его за руку. Постоянные метаморфозы, происходившие с Хершем, казалось, ничуть не беспокоили ее.
       - Как тебя зовут? – спросил спаситель.
       - Джо, - ответила девочка. – А тебя?
       - Херш.
       - Странное имя.
       - Как и твое.
       Она улыбнулась, и он улыбнулся в ответ.
       Они поднялись на крышу небоскреба. Ветер был сильным, и Джо казалось, что он обязательно подхватит ее и швырнет вниз, но она не боялась. В эту ночь, в своем доме, смерть была слишком близко, чтобы сейчас бояться чего-то неосязаемого. У смерти было лицо. У ветра были только стороны света.
       Запрокинув голову, Джо смотрела на Херша.
       Он не был героем. И не был монстром. Он родился на стыке. Его отцом был герой. Его матерью – монстр. Вечный одиночка. Безумная амальгама генетических мутаций, выведенных в специальных лабораториях, но нашедших друг друга в естественной среде обитания. Таким был дитя ночи и пасынок света. Джо видела, как меняются его формы. Бесконечная деформация от идеально-прекрасных до уродливо-отталкивающих. То он герой. То он монстр. То он просто человек, то снова монстр.
       - Не бойся, - сказал он Джо.       
       - Я не боюсь, – сказала она.
       - Твои родители, – сказал он. – Хочешь вернуться и оплакать их?
       - Да, – сказала Джо, но так и не смогла заплакать, когда они вернулись в ее дом.
       - Ты сильная, – сказал Херш.
       - Я одинокая, – сказала Джо.
       - Одиночество не убивает.
       Джо крепче сжала его руку.
       - Я отведу тебя в приют, – сказал Херш.
       - Не хочу в приют.
       - Ты слишком молода, чтобы быть одной.
       - У меня есть ты.
       - Нет, - сказал Херш и ушел. Оставил ее одну на улице, где господствовали те, кто ублажал ночами монстров, героев, и тех, кто готов рискнуть и выйти из своих домов, когда часы перешагивают полночь.
       Джо не испугалась. Она знала, что Херш наблюдает за ней. Вероятно, это была ее детская вера в лучшее, но это помогло выжить.
       Высокая шлюха в мини-юбке и чулках в крупную сетку подошла к ней и спросила, что здесь делает такая маленькая, но уже красивая девочка. Джо посмотрела на нее и взяла за руку. Так шлюха стала новой матерью. Так Джо узнала, что когда приходит клиент, она должна взять игрушки и запереться в ванной. Потом новая мать стучалась в дверь, выбивая заранее оговоренную дробь, и смывала с тела рабочую грязь.
       - Потри мне спину, – говорила она Джо. – Принеси бритвенный станок. Подай крем… - Новая мать всегда должна быть красивой. Она говорила, что это ее кредо – женщина должна быть красива и умна, мужчина должен быть решителен и обеспечен.
       Иногда новая мать плакала. Джо смотрела на ее слезы и завидовала.
       Однажды она услышала крики новой матери и выбежала из ванной, чтобы помочь ей.
       - Никогда больше так не делай, – сказала новая мать и на следующий день подарила наушники и плеер.
       Песни были веселыми, и новая мать заставляла Джо петь эти песни, когда уходил клиент. Под голос приемной дочери она засыпала. Порой Джо пряталась под кроватью. Она не знала, зачем это делает. Может быть, интерес. Может быть, просто детская шалость. Она подслушивала, подглядывала.
       - Никогда так не делай, – говорила приемная мать.
       

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21