Кодекс бесстрашного рыцаря (новогодний подарок)

13.01.2018, 05:42 Автор: Халимендис Тори


Пункт первый Кодекса бесстрашного рыцаря гласит: «Каждый уважающий себя рыцарь должен победить дракона». Сэр Альберихт почесал в затылке. Подумал. Еще раз почесал. Драконы, насколько он знал, вымерли давным-давно, еще при его прапрадедушке, короле Августе Пятом. Каким образом справлялись с исполнением Кодекса при острой нехватке драконов прадедушка, дедушка и отец – оставалось загадкой. Но в том, что они были образцами благородных рыцарей, никто не сомневался.
        - Значит, надо искать, - рассудил Альберихт и захлопнул старинный фолиант.
        Над книгой поднялось облачко пыли. Прекрасная Гвенда, мать рыцаря, чихнула, утерла выступившие на глазах слезы и робко спросила:
        - Может, не надо? Поставь крестик в нужной графе – и все.
        Сэр Альберихт уныло посмотрел на список. После победы над драконом следовало принять участие в турнире, посвятить сонет прекрасной даме, сразиться с супругом оной дамы, спасти принцессу от смертельной опасности и жениться на ней. Не на опасности, разумеется, на принцессе, хотя для Альберихта особой разницы между ними не было. Из всех заданий его более-менее привлекал только турнир. А поиски дракона позволяли оттянуть неизбежные сонеты, схватки с обманутыми супругами, спасение принцессы и ярмо брака на неопределенный срок. «Пару лет я точно выиграю», - подумал Альберихт и радостно объявил:
        - Нет, я принял решение. Раз положено убить дракона – я его убью.
        - Победить, - напомнила Гвенда и поправила вдовий плат на золотистых локонах. – Не убить.
        - Какая разница? – удивился Альберихт.
        Гвенда не ответила, только улыбнулась многозначительно и пожала плечами.
       
        ***
       
        Поиски дракона оказались на редкость увлекательным занятием. Сэр Альберихт останавливался на лучших постоялых дворах, заказывал сытные вкусные блюда и молодое вино, а хорошенькие служанки были рады провести время с учтивым привлекательным мужчиной. Иногда на пути попадались замки, и тогда Альберихт заглядывал в гости. Его любезно принимали, устраивали в его честь пиры и охоту. И везде рыцарь спрашивал, не видел ли кто в окрестностях дракона. Пусть даже самого завалящего, чахлого. Но нет, драконы никому не встречались.
        - Не пора ли нам вернуться домой, господин? – осведомился верный оруженосец Рональд после года странствий.
        - Мы не должны отклоняться от цели! – пафосно заявил Альберихт.
        Он понимал, что стоит ему дать слабину с первым пунктом, как матушка тут же заставит его и дальше нарушать кодекс. В частности, вынесет свадьбу в приоритет и женит его не на спасенной принцессе, а на дочери соседа. О матримониальных планах прекрасной Гвенды почтительный сын узнал случайно перед самым отъездом, подслушав беседу между своей матерью и отцом предполагаемой невесты. Напоминать о том, что ему необходимо взять в жены не дочь захудалого провинциального барона, а самую настоящую принцессу, Альберихт не стал. Просто ускорил сборы и сбежал, то есть отправился на поиски, прямо с рассветом.
        И рыцарь с верным оруженосцем продолжили путь. Не забывая спрашивать повсеместно о драконе. Повезло им спустя еще три месяца.
        - Дракон? – переспросил хозяин постоялого двора, когда Альберихт задал ему вопрос. – Да, что-то такое я слышал.
        Верный Рональд побледнел, сэр Альберихт сжал челюсти.
        - Приходите вечером в трапезный зал, - продолжал трактирщик. – В углу обычно сидит седобородый старик. Вот он вам и расскажет то, что вы хотите узнать.
        После заката Альберихт и Рональд спустились в трапезный зал. За столом в углу действительно устроился дряхлый старец с длинной седой бородой.
        - Да что он нам расскажет, господин? – зашептал Рональд. – Посмотрите, он ведь и имя свое вряд ли вспомнит.
        Старец взглянул на оруженосца и поманил его пальцем.
        - Чего тебе? – непочтительно осведомился оруженосец и внезапно застыл на месте.
        «Колдун!» - понял сэр Альберихт. Следовало бы поскорее убраться подальше да донести куда следует, но ноги отказывались повиноваться рыцарю. А старик легко встал из-за стола и приблизился к неподвижной парочке.
        - Слышал, ты ищешь дракона? – неожиданно звонким голосом спросил он.
        - Д-да, - запинаясь, ответил Альберихт.
        - Так я расскажу тебе, где его найти. В двух днях пути растет дремучий лес. Посреди того леса пещера, в которой коварное чудовище держит в заточении прекрасную принцессу. Освободи ее – и получишь награду.
        «Надо же, - пронеслось в голове у Альберихта, - можно одним махом выполнить сразу два задания. Или даже три – если спасенная принцесса согласится выйти за меня замуж. Уж она-то всяко лучше, чем противная дочка барона».
        Он хотел порасспросить старика, но с удивлением обнаружил, что его собеседник исчез. Вот только что стоял рядом – и как сквозь землю провалился.
       
        ***
       
        Дремучий лес, как и говорил старец, действительно обнаружился в двух днях пути. Рональд неоднократно заводил речь о том, что не следует верить разным старым мошенникам и намекал о возвращении домой, но сэр Альберихт не слушал ворчание оруженосца. Его гнало вперед предчувствие подвига.
        - Оставайся здесь, - велел рыцарь Рональду, спешиваясь на опушке. – Дальше я пойду один. Кодекс предписывает сражаться с драконом в одиночку.
        Оруженосец заметно повеселел.
        - Я присмотрю за вашим конем, господин, - пообещал он.
        Альберихт молча кивнул и углубился в чащу. Ему приходилось продираться через густые заросли колючего кустарника, пересекать овраги, взбираться на холмы прежде чем он вышел к пещере, в которой, если верить старцу, и жил дракон.
        - Ау! – позвал сэр Альберихт и огляделся.
        Дракона поблизости не наблюдалось. Тогда рыцарь решился зайти в пещеру. Удивительно дело, но она оказалась просторной, сухой и светлой, а в центре грудами были свалены золотые слитки, драгоценные камни и жемчуга.
        - Ау! – опять позвал Альберихт. – Дракон, где ты?
        - Зачем тебе дракон? – прозвучал нежный голос.
        Альберихт вздрогнул.
        - Кто здесь?
        Раздался мелодичный смех. Из темного бокового хода в пещеру вышла девушка в синем платье. Ее черные локоны удерживал тонкий золотой обруч, пальцы унизывали тяжелые перстни. При взгляде на нее у Альберихта замерло сердце – так прекрасна была незнакомка.
        - Зачем тебе дракон? – повторила она.
        - Чтобы сразиться с ним, - ответил Альберихт.
        - Он улетел, - сообщила девушка. – И вернется нескоро. Смотри, вон у стены лежит мешок. Набей его золотом и драгоценными камнями и уезжай. Пока дракон обнаружит пропажу, ты успеешь скрыться.
        Но Альберихт покачал головой.
        - Я не могу взять то, что мне не принадлежит.
        - А если ты убьешь дракона?
        - Тогда ему имущество станет моим по праву, - твердо ответил рыцарь. – Но воровать я не стану.
        - А меня? – спросила прекрасная незнакомка. – Когда-то дракон украл меня из отчего дома. Теперь ты можешь отнять меня у него.
        - В честном бою, - стоял на своем Альберихт. – Впрочем, я могу вывести тебя из леса. На опушке дожидается мой оруженосец. Он отвезет тебя домой, а я вернусь сюда.
        - За сокровищами?
        - Нет, дождусь дракона.
        Незнакомка опять рассмеялась.
        - Тогда давай дожидаться его вместе. Только здесь не слишком уютно. Пойдем, я покажу тебе мои покои.
        И повела его по узкому темному ходу в еще одну пещеру, устеленную коврами. В центре ее стоял накрытый стол.
        - Прошу, рыцарь, будь моим гостем.
        Альберихт почувствовал, что проголодался. Он с удовольствием согласился разделить с прекрасной незнакомкой трапезу и поинтересовался именем пленницы дракона.
        - Изольда, - ответила она.
        - Я непременно спасу тебе из лап кровожадного чудовища, о прекрасная Изольда, - пообещал Альберихт.
        Изольда опустила голову.
        - Лучше бы тебе уехать отсюда, отважный рыцарь, - грустно промолвила она.
        Сердце Альберихта преисполнилось жалости. Конечно, прекрасная Изольда боялась жуткого огнедышащего монстра!
        - Не волнуйся, прелестная дева, я убью твоего похитителя. Кстати, когда он должен вернуться?
        - Через несколько дней, - немного подумав, ответила Изольда. – Ты можешь пока что заняться другими делами, а потом вернуться сюда.
        Но Альберихт оставался непоколебим.
        - Нет, я не оставлю тебя одну. Буду дожидаться дракона у порога твоей пещеры.
        - Зачем же? – искренне удивилась Изольда. – Сидеть на камнях жестко и неудобно. Здесь множество пещер, ты можешь поселиться в любой из них.
        - Но тогда я буду лишен возможности видеть твой прекрасный лик!
        Она рассмеялась.
        - Ты можешь составлять мне компанию за трапезой, о рыцарь. Для этого не нужно спать в узком проходе, где снуют летучие мыши. Пойдем, выберем тебе жилье.
        Первая пещера скрывалась за завесой пыльной паутины. Изольда оглядела небольшое помещение и сморщила хорошенький носик.
        - Нет, здесь условия неподходящие.
        Альберихт бросил взгляд на изъеденный не то молью, не то мышами ковер, устилавший пол, на перевернутый канделябр и застывшие лужицы воска вокруг него, на перину с вылезшими перьями. Кивнул, но тут же спохватился.
        - Я готов стойко переносить любые испытания! – заявил он.
        Но Изольда уже шла дальше, ворча себе под нос:
        - Кое-кто совсем распустился! Отбился от рук!
        «Дракона ругает, - догадался рыцарь. – За несоблюдение порядка. И правильно, и поделом ему!»
        Тонкой белой рукой прекрасная дева откинула занавес из паутины и жестом пригласила рыцаря в следующую пещеру.
        - Прошу, проходи, о мой благородный защитник. Кажется, эти покои подойдут тебе.
        Сэр Альберихт пригнулся – все-таки проход оказался низким. И узким. Хрупкая Изольда проскользнула в пещеру без труда, рыцарю же пришлось протискиваться бочком. Зато обстановка с лихвой компенсировала неудобный вход. Пещера оказалась сухой, чистой и просторной, с неожиданно высоким потолком. Пол ее устилали ковры, в центре возвышалось поистине королевское ложе, на стенах горели светильники.
        - Драконий огонь, - небрежно пояснила Изольда. – Никогда не гаснет. А чуть ниже имеются горячие источники. Если пожелаете, можете снять свои доспехи и совершить омовение.
        «И достаться дракону свежевымытым, - подумал Альберихт. – Хотя чудище вернется нескоро, но мало ли. Вдруг монстр что-то позабыл?»
        Представив, как вернувшийся за чем-то нужным дракон обнаруживает в своем жилище обнаженного незнакомца, отмокающего в источнике, Альберихт поежился. К предсказателю не ходи – будет у чудовища на ужин блюдо под названием «Рыцарь поджаренный с гарниром». С другой стороны, оскорблять обоняние Изольды запахом несвежего пота – а разило после долгого пути от Альберихта так, что его новая знакомая то и дело страдальчески морщилась, оказываясь рядом – тоже не хотелось. «Возьму с собой меч, - решил Альберихт. – Если дракон вернется некстати – приму бой, пусть даже в неподобающем виде».
        - Отдыхайте, отважный рыцарь, - произнесла нараспев Изольда. – Жду вас к обеду. Если желаете искупаться, выйдите в правый коридор и спуститесь немного. Я же пока вас оставлю. Надо приглядеть за хозяйством.
        «За каким хозяйством?» - изумился Альберихт, но вопрос задать не успел: прелестная дева выскользнула из пещеры, прежде чем он открыл рот.
        Оставшись в одиночестве, бесстрашный рыцарь как следует осмотрелся. Заглянул за кровать, приподнял тяжелые крышки окованных железом сундуков. Нет, не любопытство заставляло его заглядывать повсюду: в жилище дракона отважному драконоборцу могла грозить опасность. Так твердил себе сэр Альберихт, опускаясь на колени и приподнимая свисавшее до пола шелковое бордовое с золотом покрывало, чтобы заглянуть еще и под ложе. Конечно же, огромное огнедышащее чудовище не поместилось бы ни под кроватью, ни в сундуке. Честно говоря, оно даже не протиснулось бы в ту узкую щель, что вела в пещеру. Но лучше убедиться, чем оказаться застигнутым врасплох, не так ли?
        Но на полу под кроватью не было ни то, что дракона, - даже пыли. Альберихт успокоено отложил в сторону меч и принялся стаскивать с себя доспех. И потерпел неудачу. В одиночку снять с себя нагрудник не представлялось возможным.
        Вставшая перед ним задача показалась рыцарю куда труднее боя с чудовищем. И в самом деле, какое же принять решение? Так и ходить в доспехах, пока хозяин пещеры не соизволит вернуться? Конечно, ни о каком мытье в горячем подземном источнике не может идти и речи, но ведь даже спать придется в латах! При этой мысли все кости в теле Альберихта, казалось, разом заныли, а перед внутренним его взором внезапно возникла огромная лохань, наполненная исходящей паром водой.
        «Можно попросить о помощи прекрасную Изольду», - подумал Альберихт, изнывая от желания совершить поскорее омовение. Будто назло, где-то под лопаткой зачесалось. Зуд перекинулся на грудь, потом на живот. Да, рыцарю срочно требовалось окунуться в воду! Но обращаться с просьбой к деве, с которой познакомился не далее, как сегодня утром, показалось не совсем учтивым. Оставался еще один вариант: позвать оруженосца, караулившего на опушке. Но отчего-то Альберихту не хотелось показывать пещеру (и ее прекрасную жительницу) даже верному Рональду.
        - Могу ли я помочь господину? – пропищал откуда-то тоненький голосок.
        Альберих тут же схватился за меч, рубанул воздух.
        - Это ты, подлое чудище? Выходи немедленно на поединок!
        - Нижайше прошу прощения, господин, - испуганно залепетал голосок. – Я согласен отзываться на «подлое чудище», если господину так угодно, но сражаться не стану. И не уговаривайте! Я на такое не соглашался!
        Альберихт растерялся. Если это говорил дракон, то следовало признать, что дракон попался какой-то неправильный. Ладно, писклявый голос еще как-то можно было объяснить, мало ли, может, его обладатель простудил горло. Хотя нет, вряд ли огнедышащий монстр мог простудиться. Тогда… тогда… тогда он болел в детстве, вот! Так что пищащий дракон рыцаря не смутил. А вот дракон, отказывающийся от поединка, озадачил.
        - Тогда покажись!
        - Да я здесь, господин! Здесь, в углу!
        Альберихт присмотрелся. И заметил за сундуком дрожащего от страха карлика в красном колпаке.
        - Ты кто?
        - Я – здешний хранитель, - приосанившись, но все еще дрожа, сообщил карлик. – Ганс.
        - Хранитель? – озадачился рыцарь. – А как же дракон?
        - А что дракон? Они, драконы, только и горазды, что сокровищами пещеру набивать. А ведь все это богатство ухода требует. Чистить там, проветривать. Опись, опять же, составить. А то и позабыть недолго, где чего валяется. Не дракону же этим заниматься!