Между четвертым и пятым (том 1)

27.03.2018, 11:58 Автор: Елена Колоскова

Закрыть настройки

Показано 1 из 53 страниц

1 2 3 4 ... 52 53



       Аннотация


       
       Она жила рядом с ЗАГСом и каждый день наблюдала чужое счастье из своего окна. Со второго этажа она видела всех, но ее не видел никто. Однажды в доме напротив появился странный человек, который тоже смотрел в окно.
       Он ждал, ждал и наконец дождался. Некий бизнесмен решил зарегистрировать брак. В день бракосочетания снайпер застрелил пару и ушел до того, как приехала полиция. Киллера не видел никто, кроме девушки из дома напротив, и теперь ее жизнь в смертельной опасности.
       Боль там, где сердце. Где нет сердца, там нет и боли. Ты порхаешь по жизни как мотылек-однодневка. Но однажды все меняется. Между четвертым и пятым ребром – незаживающая рана. Это любовь стучится в твою жизнь.
       
       Пересказ. "Серый волк и красная шапочка против всего мира".
       
       Жанры. СЛР, женский детектив.
       
       Теги. #все очень сложно #хорошая девочка и плохой парень #разница в возрасте #киллер #жизнь #русреал #полный интернационал #нормальный мужик #первый раз #беременность #ТНА #вжух #очень откровенно #настоящая любовь #верность #страшная сказка #хэппи энд (можно только три тега, все не вместились, пишу тут)
       
       Рейтинг. Четко 18+, в тексте присутствуют постельные сцены, кровища и "запиканная" ненормативная лексика.
       
       Что будет. Противоположности притягиваются. От ненависти до любви.
       Чего НЕ будет? Насилия, абьюза, извращений, властных чудаков на букву М, какающих радугой единорогов.
       
       Все имена изменены, любые совпадения случайны. Город нигде не называется, но можно догадаться о месте действия.
       
       Моя группа https://vk.com/elena_koloskova_fantasy Присоединяйтесь!!!
       
       Обложка. Рисунок автора.
        6aSkpymjJQ4.jpg
       Альтернативный вариант.
        ActUiCIbYyI.jpg
       
       Коллаж на основе рисунка автора. Так я вижу героев.
        vS4gEZSUP3I.jpg
        dZCXooLoJ_4.jpg
       


       
       Глава 1


       
       Инна пила кофе и смотрела в окно со второго этажа своего дома. Ночь пролетела незаметно, и утро застало как-то внезапно. Как обычно, в общем. Она всю ночь рисовала на планшете, и очнулась только в девять утра, одуревшая, вся в дыму, с покрасневшими сухими глазами и наполовину готовой работой.
       Смысла ложиться уже не было. Проще залить внутрь кофе и дорисовать заказ. А потом, когда станет больше света, порисовать «вживую». В последнее время промежуток этот сократился.
       Все началось, когда через дорогу начали возводить семиэтажное здание делового центра. До этого было светло целый день. Напротив не было домов. В полярный день вообще чудесно! Квартира была во вставке между двух домов, что на перекрестке. Оба окна выходили на улицу, так что Инна могла рисовать целый день. Это и сыграло свою роль, когда они с братом разменяли бабулину элитную «двушку» на две однокомнатные.
       Теперь напротив высился зеркальный ультрасовременный монстр, где сосредоточились магазины, пункты выдачи интернет-магазинов, ресторан, филиал какого-то банка и даже ЗАГС. Дворец бракосочетаний переехал сюда из старого здания.
       Может, и не все так плохо…
       Инна любила наблюдать, как из ЗАГСа выходили брачующиеся. Иногда можно было сочинить целую историю, глядя на парочку и их друзей. Инна брала бабушкин театральный бинокль и разглядывала молодоженов.
       Обычно все начиналось с утра, и дальше вереницей следовали лимузины, эскорт жениха и невесты разной степени крутизны, подружки невесты стайками в похожих коктейльных платьях… Солидные родители, которые держались радушно или наоборот чопорно. Иногда вместе с парой приходили их дети; бывали и невесты с заметным животиком.
       Инна думала, как изменились понятия. Бабуля их с братом воспитывала не так. Егорку – настоящим мужчиной, который должен брать на себя ответственность и защищать сестру. Она даже в армию его послала, чтобы был как все, а не позорился. Инну растила в строгости и любви. Никаких дискотек и танцулек. Хореография, художественная и музыкальная школа. Уроки по вечерам, когда старший брат помогал сестренке. Репетитора не нанимали, на него просто не было денег.
       Инна никуда не поступила. Не потому, что не могла, просто не стала подавать документы. Хотела в «пед» на ИЗО, но не срослось. Бабушка заболела, и пришлось сидеть с ней. А потом самого близкого человека не стало, и брат с сестрой начали работать.
       Он устроился охранником в гипермаркет, а она… что она? Фриланс, цифровая живопись и картины, которые она отдавала в галерею дяди Миши, кое-как держали на плаву. Много ли ей надо?
       Инна Ветошко всегда была пацанкой, худенькой и легкой, как пушинка. Ходила за братом и его друзьями хвостиком, стригла коротко «под скобку» темные и густые волосы, никогда не красилась. Только однажды, только раз…
       Отчего она сегодня про это вспомнила? Вот дура, понадеялась на что-то! Она тогда почему-то понравилась одному парню, но это на поверку оказалось обманом. На нее поспорили. Ей повезло, что она вовремя узнала. Бывшая девушка ухажера раскрыла «уродине» глаза. До постельных дел так и не дошло. Инна удержала брата, когда он хотел избить обманщика. Знала, что отец того парня, Михая – большая шишка, и не хотела, чтобы брата потом посадили.
       – Как же я без тебя? – спросила она, и брат прислушался к голосу разума.
       Ближе родственников никого нет. Он у нее, и она у него. Инна старалась не думать, что будет, если у брата появится своя семья. Наверное, она тогда вообще станет не нужной.
       Тем временем кофе в кружке закончился, и девушка сварила еще чашку, маленькую, крепкую, с густой пенкой. Сверху корицы немножко – вот так! И ложечку сахара, что вообще-то редкость. Обычно она пила несладкий.
       К ЗАГСу подъехал свадебный кортеж. Инна взяла бинокль, постелила на широком подоконнике плед, укутавшись в него наполовину, и устроилась поудобнее. Подумала и закинула ноги наверх.
       Невеста сегодня была хороша, хоть и сделана вся от и до. Издалека похожа на скандально известную балерину, вся яркая, пафосная, броская. Ресницы – километровые! Кожа покрыта ровным сияющим загаром. Полные губки бантиком. Грудь высокая, так и норовит выпрыгнуть из белоснежного декольте. Платье не с кринолином, а множеством нижних юбок. Сразу видно, штучная работа. Умело осветленные платиновые волосы уложены в причудливую прическу, с которой каскадом ниспадали локоны. Один из них, выпавший из прически, девушка сейчас кокетливо поправляла. На руках – френч маникюр.
       А вот жених подкачал. Любовь зла, полюбишь и козла? Этот даже на козла не тянул, скорее, на борова. Весь какой-то плотный, жирный, несуразный. Даже сшитый на заказ белый костюм не мог этого скрыть. Шея утопала в складках, а волосы уже начали редеть, радуя обладателя залысинами на лбу. Нос картошкой и да – «морда красная». Выпил, что ли? На мальчишнике, скорее всего. Или на солнце обгорел?
       Инна случайно пролила на себя кофе и качнулась. Бинокль скользнул в руках, и она вдруг увидела что-то странное в соседнем доме на перекрестке. Отвела бинокль подальше и пригляделась: блестит. Но что это? Телескоп? Кто-то, такой же любопытный, как и она, наблюдает за молодоженами? Или… У Инны внутри екнуло, и она стала вспоминать, сколько раз нагишом прохаживалась по квартире, оставив окна незашторенными.
       Второе окно было напротив. Она накинула плед на плечи и перебралась туда. Прильнув к биноклю, она вдруг увидела нечто странное. У приоткрытого окна пристроился какой-то человек. Профиль, силуэт, и больше ничего. У него был армейский бинокль. Уж такие она видела не раз! Брат просто фанател от армейской амуниции.
       Мужчина в окне, словно почувствовав посторонний взгляд, развернулся. Инна отпрянула. Сердце часто забилось, словно ее уличили в чем-то запретном. Сделав вид, что просто смотрит в окно, она постояла еще немного и отошла, жалея, что пропустила фотосессию с подружками невесты. Наверняка у такой женщины было что-то экзотическое. Пара уже исчезла внутри. Через полчаса подъехали другие брачующиеся, а немного спустя через главный вход начали выбираться молодожены.
       Свидетель открыл шампанское и, заливая хмельной пеной все вокруг и отчаянно жестикулируя, что-то сказал. Наверное, тост в честь новобрачных. Ему мешал уличный шум. Невеста, которая на своих каблуках была на целую голову выше жениха, наклонилась, и тот запечатлел у нее на губах смачный поцелуй. Инна содрогнулась от отвращения.
       «Красавица и чудовище».
       Она схватила альбом, лежащий рядом на столе, и несколькими штрихами зарисовала эту парочку. Потом этот набросок обретет плоть и кровь, оказавшись в галерее и, вполне возможно, его купит та самая пара…
       Рядом с женихом-боровом крутились какие-то типы в темных костюмах, вероятно, телохранители. Только вот от кого и чего защищали они? Инна была уверена, что это просто дань статусу, не более того. Город был тихим, и кроме банальной «бытовухи» редко что-то случалось. Хорошо жить в провинции! Тишь да гладь, божья благодать.
       Вдруг новоиспеченный муж начал заваливаться вперед. У него на голове и на груди словно расцветали алые цветы. Новобрачная упала на мужа, увлекая его за собой. Инна сначала подумала, что она вымазана в крови мужа, но это была ее кровь. Женщина тоже была мертва. Они оба были убиты!
       «Проклятье!»
       Инна вскочила с места. В голове щелкнуло, время как будто замедлило свой бег. Свидетели пары кричали, подружки в розовом бегали и суетились, пытаясь спрятаться за машиной и в здании, телохранители впустую водили оружием из стороны в сторону, пытаясь понять, откуда велась стрельба. А художница подошла к окну с другого угла и посмотрела. В окне напротив больше никого не было. Незнакомец исчез.
       

***


       
       Конечно, полиция интересовалась, кто и что видел. Инна рассказала, умолчав о том, что видела в соседнем доме. Этим делу не поможешь и людей не вернешь. Только себе хуже сделаешь. Ей было страшно.
       «Он придет за тобой».
       Придет серенький волчок и укусит за бочок… И утащит во лесок… Прикопает, а найдут по весне «подснежник». Страх подтачивал силы. Брат явился за ней вместе со своим другом, который был юристом, и отбил у следователя. Пока они кричали друг на друга, Инна размышляла, как быть дальше.
       Она знала за собой эту особенность впадать в оцепенение в случае опасности. Со стороны казалось, что она безучастна, но она напряженно думала. Вариант раз: уехать как можно дальше. Но тогда ее достанут через брата. Вариант два. Просто сделать вид, что ничего не было, и надеяться на лучшее. Вариант три. Готовиться.
       «К чему?»
       Знать бы.
       – Собирайся, мы уходим, – бросил ей Егор, и она кинулась к нему, прижалась к груди, как в детстве. – Ты в порядке? Не обижали?
       Инна отрицательно помотала головой. Молча. Она вообще была немногословной. Все свои эмоции и переживания она выплескивала на бумаге или в танце, но чаще молчала. Она и заговорила-то поздно, почти в семь лет, перед школой, полными и связными фразами. После гибели родителей в автокатастрофе она с трех лет не произнесла ни слова.
       – Есть хочешь? Пить? – спросил брат.
       – Поесть. Пирожное или шоколадку.
       Егорка застонал и схватился за голову.
       – Ох, ну где я тебе в такой час найду шоколадку?
       – Не ссы, прорвемся, – рассмеялся Макс, в миру Максим Агейко, тот самый юрист. – Держи, кнопка.
       Он достал из своего солидного кожаного портфеля шоколадку с орехами.
       – Что нужно сказать? – подколол брат.
       – Спасибо, – пробормотала Инна, впиваясь зубами в плитку. – Ой, мальчики, что бы я без вас делала…
       

***


       
       Инна из-за всех этих волнений не сдала вовремя «коммишн» и денег не получила, более того, пришлось вернуть задаток. Зато потом, закончив, продала готовый рисунок еще дороже, выставив его на своей страничке.
       В новостях передали, что жестоко убили бизнесмена, мецената Театра кукол, видного общественного деятеля Даниляна Ираклия Игоревича и его супругу Томилину Ирину Васильевну. Полиция сделает все возможное, чтобы раскрыть это резонансное дело, рассматривает все версии и опрашивает свидетелей. Инне не понравилось, когда упомянули о свидетельнице, проживающей по соседству. Именно так, о свидетельнице. Ушлая журналистка задавала вопросы представителю пресс-службы УМВД области, а тот увиливал как мог.
       «Кто-то слил информацию».
       Это было плохо. Хуже некуда. Инна снова начала переживать. Потом взяла себя в руки и успокоилась. Никто до сих пор не пришел по ее душу, значит, скорее всего, и не придет. Если у этих людей есть связи в полиции, а они есть, то они знают: свидетельница ничего не видела и не знает, и вообще не при делах. Она еще сказала, что у нее плохое зрение, покривив душой. Зрение было – единица, если в линзах. А уж с биноклем и подавно.
       – Черт знает что такое! – в который раз уронив и рассыпав сначала сахар, а потом соль, крикнула она. – К ссоре.
       С кем ссориться, предстояло подумать.
       

***


       
       С того рокового дня прошло десять дней, и все утряслось. Люди нашли новые темы для обсуждений. Невольная свидетельница тоже утратила бдительность. Разве что задумалась о том, что было бы, если… если…
       – Документы.
       Надо оформить документы. Решение пришло сразу, и она занялась этим вопросом. «Все под богом ходим», – говорила бабуля, когда заболела и озаботилась их с Егоркой будущим. Наверное, так и есть. Но это не значит, что все надо пускать на самотек.
       Осень заканчивалась. Инна купила сапоги, резиновые, с узором, на небольшом каблучке. В таких здорово шлепать по лужам! Манерные дамы в туфельках обходили их, а она шла напрямик. Мы не гламурные, нам и так сойдет. Весь двор в лужах, так чего страдать? Она улыбалась своим мыслям и солнышку, что пришло на смену дождю.
       – Инна! Привет, это ты? Не узнала, долго жить будешь, – окликнула ее девушка.
       Инна пригляделась и узнала свою одноклассницу, с которой они еще посещали танцкласс. Красоткой стала. Лилия… Лилия Верхова! Инна с облегчением вспомнила имя и поздоровалась:
       – Привет. А я тебя сразу узнала, Лиля.
       Она не изменилась. Только вот диетами себя довела до ручки, вернее, до той модельной худобы, которая скорее желательна, чем обязательна, и мила только фотографам, но не здоровым мужикам. Такие кости гремящие не потискаешь, как говорил брат. Загорелая, знойная, словно только что с курорта. Инна оглядела с головы до ног и невольно восхитилась. Серебристое полупальто из альпаки, бэбидолл с коротким рукавом, длинные кожаные перчатки черного цвета, сапоги-ботфорты, плавно переходящие в мини-юбку. Хороша! Модная, видная.
       – Ой, сто лет не виделись, – прощебетала она, поправляя и так идеальные золотисто-медовые волосы в прическе. – Приехала к родителям ненадолго.
       Инна на ее фоне ощутила себя замарашкой в своем молодежном спортивном прикиде с рюкзачком.
       – Откуда? – спросила она.
       – Из Москвы! – гордая своими жизненными достижениями доложила Лилия. – А тут ничего не изменилось. И ты… Думала, ты выросла.
       Что на это ответить? Инна развела руками. Какого роста была в шестнадцать, такого и осталась в двадцать два. Закон природы. С ним не поспоришь. Учительница биологии все хорошо объяснила.
       – А как там баба Аля?
       – Бабушка умерла.
       Наверное, Инна сказала это как-то по-особому, неживым голосом, потому что Лилька вдруг сбросила свою гламурную мишуру и подскочила ближе, не испугавшись луж.
       – Ах ты, горемычная, – она обняла, как раньше. – Идем к нам. Чаю попьем.
       

Показано 1 из 53 страниц

1 2 3 4 ... 52 53