Формула любви, или О бедном диэре замолвите слово

24.09.2017, 17:17 Автор: Юлия Славачевская


Показано 1 из 3 страниц

1 2 3


Формула любви, или О бедном диэре замолвите слово
       
       Боже, если противоположности притягиваются,
       То, можно, я буду их отталкивать?
       Юлия Славачевская

       
       Женщину понять легко.
       Она как открытая книга.
       По квантовой механике.
       На китайском языке.
       Но ведь открытая же!
       NN

       


       Пролог


       
       Где–то очень–очень далеко…
       – Как тебе мой новый оттенок волос? – спросил рыжего диэра его приятель–демиург. – Мне хотелось бы чего-то нового в наших с Магрит отношениях, - поделился он, оттягивая прядь и подозрительно присматриваясь.
       Эти двое решили скоротать время в чисто мужской компании: Дилан оделся в иссиня-черный смокинг с атласными отворотами и белую рубашку, расстегнутую у ворота, Ладомир явился в таком же костюме, только с черной шелковой «бабочкой», и теперь они дегустировали коньяк и вели неспешную беседу.
       – Отвратно! – резко отреагировал диэр на сиренево–алый цвет с лиловым отливом.
       – А такой? – Дилан предстал с изумрудно–зеленой гривой.
       – Еще хуже! – с отвращением выплюнул князь диэров.
       – А так? – Демиург стал русым блондином.
       – Терпимо.
       – Кстати, как там отношения с твоей женой, наладились? – внезапно зацепил больную тему демиург.
       – Ты не понимаешь! – вскочил и стал мерять шагами богато обставленный кабинет рыжеволосый красавец. – Она даже слышать обо мне не хочет!
       – А ты пытался? – вопросительно уставился на него вальяжно развалившийся в кресле блондин c сигарой в зубах. – Не может быть, чтобы женщина и не повелась на красивые ухаживания?..
       – Какие ухаживания?! – сорвался на громкий крик собеседник. Признался с неприкрытым отчаянием: – Как можно ухаживать на расстоянии?! – Он остановился и запустил руки в растрепанные волосы. – Поверь, что я только не пытался сделать! Я приходил к ней в снах…
       – И что же? – заинтересовался любитель сигар.
       Рыжий тяжело вздохнул:
       – Она начала пить снотворное.
       Блондин засмеялся, разгоняя рукой клубы дыма.
       – Когда я пытался связаться с ней мысленно, – продолжал страдалец на почве неразделенной страсти, – она начала повторять в уме Налоговый кодекс…
       Курильщик уже давился хохотом, утирая слезы.
       Мужчина потер пальцами виски:
       – В результате я ни на йоту не приблизился к цели, зато могу получить диплом в области налогового права! – Пожал плечами: - И что мне теперь делать? Вызывать Коррадо для завоевания своей собственной жены? Под эгидой присоединения собственности? – Ладомир нервным жестом расслабил тугую бабочку на шее: - Позор!
       – Непорядок, – согласился блондин, отсмеявшись. – В этом случае тебе следует пообщаться c ней лично.
       – КАК?! – взорвался рыжеволосый, возобновляя марафонский забег по кабинету. – Как я вообще хоть что–то могу сделать, если даже приблизиться к ней не в состоянии?
       – Значит, нужно хорошо замаскироваться, – выдвинул предположение любитель роскошной жизни, доставая из бара рядом с собой бутылку с янтарной жидкостью и разливая в два хрустальных бокала. Щелкнул ногтем по бутылке: – Вот скажи мне, Ладомир, на кого падки женщины?
       – Ты это у меня спрашиваешь? – недоуменно воззрился на него неутомимый бегун, притормаживая, чтобы схватить свой бокал со спиртным. Он развел руками: – Разве я похож на женщину?
       – На идиота ты похож, – авторитетно припечатал Дилан, – круглого. И как демиург этого мира и эксперт, я тебе со всей уверенностью заявляю, что женщины всегда западают на мачо!
       – Да? – недоуменно нахмурился Ладомир, рассеянно потирая лоб. – И что?
       – Вот ты, когда слышишь характеристику «мачо», ты что себе представляешь? – вопросительно уставился на него друг.
       – Мачете и текилу, – пожал широкими плечами рыжеволосый.
       – Пра–а–авильно, как нормальный мужчина, – согласно кивнул демиург. – А нормальные женщины сразу видят высокого, мускулистого брутального брюнета с яркими глазами, способного в одночасье решить все мировые и глобальные проблемы, который положит к их ногам весь мир вкупе с бриллиантовым кольцом и предложением руки и сердца.
       – Я уже не уверен, что моя жена нормальная, – задумчиво пожевал губу Ладомир. Долил в бокал еще алкоголя и нервно выхлестал содержимое. – Представляешь, после всего она еще и обиделась!
       – И твоей вины в этом не было? – подначил его собутыльник. – Совсем–совсем?
       – Я же извинился! – вскинул голову и всхрапнул, как породистый конь, обиженный диэр. – Ну, развлекся слегка! Так всегда же следил, чтобы она не пострадала, была сыта, обута, раздета…
       Дилан насмешливо хмыкнул.
       – …одета! – спохватился рыжий и с надрывом выдал: – Могла бы и понять мои мотивы! Я же все равно на ней женился!
       Блондин разлил новую порцию золотистого напитка, подсовывая другу тарелку с лимоном. Он согласился:
       – Могла бы, но дамы… они такие непредсказуемые, – сделал неопределенный жест рукой. – Вот, к примеру, моя жена… Вместо того, чтобы встать на твою сторону и попытаться объяснить Леле правильную точку зрения, она просто–напросто отправила ее обратно и умыла руки! И до сих пор не желает ничего слушать! – Демиург потер лоб: – Что–то я отвлекся! Так вот, о мачо. Понимаешь, куда я клоню?..
       – Да, – склонил голову собеседник, обдумывая идею. – Речь идет о новом маскараде. Возможно и сработает.
       – Готов? – покрутил на пальце кольцо блондин.
       – Готов, – залил в себя одним глотком многолетний драгоценный коньяк рыжеволосый.
       – Тогда вперед! – напутствовал его наперсник, легонько хлопая в ладоши и отправляя несчастного в далекие дали, собирать западающих на мачо дам.
       А в это время за дверью стояла красивая женщина, зажимая себе рот и давясь от смеха:
       – Много вы, мужики, в нас понимаете! – фыркнула она и тоже покрутила на пальце тоненькое кольцо. – Всегда приходится все корректировать!
       
       Я сошла с самолета в солнечной Мексике, запрокинула голову и счастливо зажмурилась на яркое солнце. Вот сейчас, с этого момента для меня начнется новая жизнь! Ультрамариново–синее небо, жаркое солнце тропиков, полная свобода. Боже, красота–то какая!
       Хотя новая жизнь у меня началась, конечно, не с этого момента.
       Она наступила, когда я, с кулоном на шее (и ведь не снимался, зараза, даже алмазным резаком!), вернулась домой после затянувшегося тура по миру диэров и впала в настоящую депрессию.
       Начнем с того, что мне постоянно снились порнографические сны с участием Ладомира. Почему порнографические? Потому что эротику это действо перепрыгнуло, даже не заметив! Как еще по–другому назвать оргии с участием всех ипостасей моего самозваного супруга? Если ко мне не клеилась одна из них, то рядом отиралась другая, или лезла целоваться третья, или лапала четвертая. И за всем этим безобразием наблюдал печальный Монь, скромно стоящий в сторонке. Тьху!
       – Хватит! – твердо сказала я сама себе. – Отныне никаких диэров, никаких сожалений! Я буду сама управлять своей жизнью! – И пошла к врачу жаловаться на дисфункцию сна. Мне выписали сильное снотворное, после чего порнография, может, и была, но без моего прямого участия или вуайеризма одной из сторон.
       Но вслед за этим в моей голове поселился голос разума, как он себя называл, или крик маразма, как называла его я. Этот вещатель бубнил о романтике и жгучей страсти, намекал о выгодности обеспеченной жизни за бугром и успокаивался только тогда, когда я начинала вспоминать параграфы налогообложения.
       Мне даже пришлось проштудировать пару учебников, чтобы прийти в норму и заодно соответствовать занимаемой должности. Вследствие того вражеский голос наконец заткнулся, а в банке со мной стали консультироваться еще и по налогам.
       Хотя все было грустно. Я отчаянно скучала по… Мыру. Да, я прекрасно знала, кто он такой, знала, что Мыра как такового не существует в природе, но все равно скучала.
       В общем, докатилась до того, что в выходные сидела неумытая–нечесаная, с налоговым кодексом руках, и смотрела фильмы про все зеленое: змей, лягушек, джунгли, крокодилов...
       В один из таких дней ко мне злобной фурией ворвалась Лариска. Она без малейшей пощады вытряхнула меня из мятой пижамы и потащила к гадалке с криком:
       – Счас тебе все расскажут и покажут, а то ты скоро начнешь видеть инопланетян и эльфов!
       – А чего на них смотреть? – вяло отбивалась я. – Эльфы как эльфы. С ушами и проблемами. И неизвестно, что у них больше – уши или проблемы.
       Но в итоге борьба получилась неравной, и меня все же доставили по назначению в какую–то темную квартиру. В которой подозрительно знакомо выглядевшая гадалка раскинула карты, вперила в меня густо накрашенные глаза и, водя лиловым ногтем по бубновому королю и крестовому валету, припечатала тузом червей:
       – Тебя, Леля, спасет только мачо!
       – Во как?! – удивленно вытаращилась я на нее. – И как он меня спасет? На надувном плоту?
       – Леля, – укоризненно влезла Лариска, – вот с чем у тебя ассоциируется мачо?
       – С мачете и текилой? – наморщила я лоб, пытаясь сообразить, куда она клонит.
       – С зажигательным сексом, дурында! – раздраженно всплеснула руками подруга. – А это тебе просто позарез необходимо в данный момент!
       – Да? – не поверила я, повернулась к гадалке и вкрадчиво поинтересовалась: – А романтики там не видно? Красивых ухаживаний, романтических рыжих и кудрявых кавалеров, «с первого взгляда и до последнего вздоха»? Мне в Мексике точно не светит: «Я твой, а ты моя навеки. Я тебя понюхал, захотел, и мы с тобой теперь по жизни связаны»?
       – Нет, – отреагировала та, отбросив карты и поглаживая хрустальный шар. Она всмотрелась в мутное стекло: – Никакой романтики. Только мачо, секс и текила!
       – А мачете? – не удержалась я, страшно разочарованная отсутствием столь необходимого элемента ухаживания.
       – Это лишнее! – категорично отрезала гадалка и нахмурилась: – В общем, вот мое предсказание, обязательное к выполнению – берешь отпуск и едешь искать мачо. Это будет первый, кто поразит твое воображение! Не перепутаешь!
       В результате это туманного и расплывчатого пророчества, Лариска развила бурную деятельность и буквально в считанные часы подыскала мне горящий тур в Мексику.
       – Почему туда? – апатично полюбопытствовала я, не в силах сопротивляться бытовому насилию. – Меня Испания тоже вполне устраивает. Судя по фотографиям, там красивые мачо водятся…
       – Потому что все мачо в Мексике! – убежденно ответила подруга, ожесточенно запихивая в мой чемодан все шмотки подряд. – Они туда специально иммигрировали, чтобы не вымереть в условия жесточайшей нехватки мачей на слабый пол!
       – Это слово не склоняется, – поправила ее я, индифферентно глядя на летающий по моей квартире мини–ураган.
       – А вот это уже твоя забота! – отбрила Лариска, задорно взбивая свои кудрявые «три волосины» и старательно накрашивая перед зеркалом тушью наращенные ресницы. – Нужно чтобы твой мачо склонился куда нужно и устроил тебе взрыв эмоций, вынос мозга и африканскую страсть!
       – Мексика не в Африке, – слабо улыбнулась я в ответ на такую заботу. – И мозг лучше оставить на месте, я за счет него работаю и существую.
       – Недалеко от Африки, – отмахнулась подруга. Она выпрямилась, уперла одну руку в бок, вторую наставила на меня с вытянутым указательным пальцем и заявила: – Я хочу назад свою любимую подругу! Я хочу, чтобы у тебя, черт возьми, снова горели глаза! Я хочу умирать от зависти, когда у твоих ног штабелями падают мужики! Я хочу скрипеть зубами от злости, когда из нас двоих видят только тебя!
       Я печально улыбнулась. Дорого мне обошлась дурацкая романтика!
       – Потому что в последний раз мне стало страшно, – продолжала Лариса несчастным голосом, – когда к нам в кафе подошел интеллигентный импозантный мужик и попытался познакомиться со мной! Со мной!!! – Еще раз тыкнула в меня пальцем и повторила: – Я хочу получить назад свою любимую подругу!
       – Сдаюсь! – подняла я руки. – Как скажешь, Лара. Я в твоем распоряжении.
       – Давно бы так, – удовлетворенно пробормотала подружка и потащила меня в аэропорт, где быстренько спровадила меня за зеленую линию с напутствием: – Не забудь! Первый, кто поразит твое воображение!
       Я кивнула, устав возражать. Ну откуда, откуда мне было знать, что первым мое воображение поразит тот, кого я даже не успею толком рассмотреть?
       Собственно, его, скорей всего, никто не успел рассмотреть.
       Был уже третий час полета, притушили свет, и многие, в том числе и я, дремали, пытаясь удобнее устроиться в креслах. И вдруг в этой тишине раздался трубный рев:
       – Этого не может быть! – и мимо по проходу пронеслось что–то кубическое в ярком одеянии, похожем на гавайскую рубашку ужасающих расцветок, и заперлось в туалете.
       Весь оставшийся полет две стюардессы и стюард пытались выманить окопавшегося в кабинке туалетного экстремиста. Ему предлагали все, что только можно было предложить в условиях полета. Даже стриптиз в исполнении второго пилота.
       Но мужик крепко держал оборону и даже не подавал голоса. Зато в туалете что–то постоянно искрило и воняло. Все, кто сидел рядом, усовершенствовались в матерном диалекте и узнали много новых, неизвестных науке фигур речи и поз по размножению.
       Естественно, спать уже никто не хотел. Пассажиры внимательно следили за развитием событий и тихо молились, чтобы без проблем приземлиться там, куда летели, а не посредине океана или в другой части света.
       Даже парочка воздушных ям прошли незамеченными, хотя лично у меня возникло неприятное ощущение, что в это время лайнер махал крыльями как настоящий орел.
       – Как вы думаете – это захват самолета? – встревоженно повернулась ко мне сидящая рядом женщина средних лет.
       – Не знаю, – индифферентно пожала я плечами. – По мне, скорее напоминает захват туалета. И требований никаких не выдвигает. Может, у него просто не все в порядке с желудком?
       – С головой у него не все в порядке! – заявил сидящий сзади пожилой грузный мужчина. – Как это можно лишить нас за наши же деньги нашего туалета! Я напишу жалобу руководству аэрокомпании… если выживу!
       Судя по взгляду пробегавшей мимо стюардессы, у нее в этом были большие сомнения. В смысле, выживания. Потому что спустя какое–то время девушка принесла жалобщику листок и ручку и попросила:
       – Напишите сейчас, хоть какое–то отдохновение будет, – правда не уточнила – у кого.
       Но все когда–то заканчивается, закончился и этот полет. Я отстояла громадную очередь в хвостовой туалет. И ужаснулась себе в зеркале, пока мыла руки.
       Землистый цвет лица, синяки под глазами, потухший взгляд. Губы потрескались, волосы, забранные в неряшливый хвост махровой резинкой, потускнели.
       – Даже, когда меня таскали по лесу на Къяфу, – пробормотала я, брызгая водой себе в лицо, – я и то свежее выглядела. – Посмотрела на себя еще раз и впервые за долгое время улыбнулась своему изображению: – Начинаю новую жизнь! Совсем скоро меня встретит знойный мачо, и мы предадимся буйному сексу! Без всякой, упаси Господи, романтики!
       Вот так все и началось…
       Я сошла с самолета в солнечной Мексике, запрокинула голову и счастливо зажмурилась на яркое солнце. Вот сейчас, с этого момента для меня начнется новая жизнь! Красота–то какая! Море, пальмы, крики экзотических птиц…
       Я прямо всеми фибрами своей изголодавшейся по вниманию женской души ощущала, как красивый, мускулистый брюнет с легкостью подхватит мой чемодан одной рукой, меня второй и…
       – Дама, – довольно непочтительно толкнули меня сзади, – вы так и будете проход загораживать, или мы все же пойдем?
       

Показано 1 из 3 страниц

1 2 3