Заговор седьмого неба

19.10.2018, 20:35 Автор: Дарья Весна

Закрыть настройки

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21


И ничего милее эльфу нет -
       В ее глазах увидеть звездный свет.

       


       Глава 1. Роковой поцелуй


       «И почему ты только такая неправильная?» Все детство мама задавала мне этот риторический вопрос. Зря задавала. В итоге я так привыкла быть неправильной, что другой жизни уже не представляла. И вот моя неправильная история. В правильной истории подходящий для свадьбы мужик выдается в награду за подвиги. Мне сие сокровище досталось в наказание. И именно это сокровище стоит на пути между мной и Университетом ЭкспериМентальной Магии и мне его нужно одолеть!
       Досталось это наказание за фигурное отчисление с третьего курса магической академии. А меня бы и не отчислили, как бы скверно не сдала экзамен по специализации «Боевая магия». Я слово волшебное знаю: «Пожалуйста». Ну, кое-какая прикопленная денежка тоже бы помогла. Исполнение заветного плана, когда я с четвертого курса Академии Магии и Словословия с бакалавром факультета «Боевая магия» перевожусь на второй курс Университета ЭкспериМентальной Магии с лучшими оценками по всем предметам (кроме профильного) благополучно перевалило середину. Разумеется, на «неважнецки» по Боевым Действиям «внимательно посмотрят», кто-то с отвращением, кто-то снисходительно, но для меня это честно заработанная оценка! Ничего не поделаешь, именно факультет Боевой Магии давал больше всего практики по всем учебным дисциплинам в сочетании с хорошо поданной теорией, которой просто-напросто не все ученики уделяют должное внимание. Проанализировав учебные планы всех факультетов, я пришла к такому выводу еще до поступления и шустро ринулась исполнять недоб… замысленное то есть.
       Вообще чтобы попасть в Университет Экспериментальной Магии нужно не просто продемонстрировать наличие магических способностей, показав пару фокусов: туда принимают лучших из лучших, а выходит оттуда элита магического сообщества. Большинство Придворных магов учились именно там. Но для меня это мелочи, самое главное – обучение в университете открывает дорогу к карьере мага-ученого. Университет это маленькое государство и у него есть превосходный экспортный продукт, за который готовы платить многие: большинство новинок в сфере новых заклинаний и зелий создается именно там. Пребывание в Университете позволит мне не только получить новые знания, но и… создать их.
       Какое-то время все шло хорошо. Я получала отличные оценки за выполнение боевых заклинаний и теоретические основы всего, что было в программе. Я ставила прекрасные щиты и отсиживалась в кустах на Боевых Действиях, став асом маскировочных заклинаний, приторговывала зельями собственного изготовления из учебника за пятый курс, гадала на ярмарках по праздникам (вооот такая очередь стояла), готовилась сдать экстерном экзамены за первый курс Университета и... тоже вот. Все-таки провалила экзамен на проф. пригодность.
       Задание для каждого третьекурсника было универсальным. Мы по очереди определенной жребием выходили на арену и должны были уложить предложенного монстра (или хотя бы продемонстрировать свою технику боя), показать творческие идеи как можно одолеть подобного противника и... уцелеть в схватке. Тем более, что справится шансов было мало. В первом семестре третьего курса на экзамене по «Боевой магии» ученики первый раз должны были сражаться с драконом. Второй раз – на выпускных экзаменах. Вот тогда-то мы и обязаны показать, все что умеем. На третьем же курсе возможность смертельного исхода даже не упоминалась в контракте дракона. Знаете ли, в истории академии убить дракона удалось лишь трем выпускникам, так что нанятый дракон за свою шкурку шибко не беспокоился. А вот подзаработать лишний кус золота они все любят. Каждый год в итоге затевают тяжбу с Академией, описывая полученными ими, сиротинушками, нечеловечески серьезные повреждения и требуя доплаты. А ректор каждый год клянется заменить дракона на выпускном экзамене на мантикору, но на следующий год все остается как прежде. Традиция ведь!
       Вот за дракона меня и выперли. Да что я такого сделала?!! Каждый выживает, как может. К экзамену я подготовилась тщательно, все просчитала. А идею по одолению дракона почерпнула из своих любимых «Мифов современной Греции». Есть такая фентезийная серия про волшебный мир Земля, жители которого, очевидно, не отличаются особой фантазией, раз так скромно его назвали. Даже орки свой захолустный край назвали Спадняя земля, чтобы повыпендриваться. Не знаю уж что это значит: то ли что там можно ходить в одном исподнем и это круто, то ли что кто к ним слишком хорошо одетым придет без штанов и останется, то ли что у них павших захоранивать не принято, или наоборот – падших захоронят первыми, причем живьем, или что культурный спад у них там временный, а потом культура вернется и, если орки будут хорошо себя вести даже останется, и они снова начнут жить красиво, или вообще слово как-то неправильно сорганизовали, но старались – факт. Так вот, в одном из этих мифов хитро... умному ловкачу Одиссею нужно было преодолеть море полное сирен – прекрасных девушек, которые своим пением увлекают моряков за борт и безжалостно топят (вот могли бы назвать свой мир Безжалостная Земля, могли). Одиссей вывернулся. Придумал как. Вот и я подумала, что музыку можно использовать подобным образом в своих корыстных целях.
       Купив на базаре красивую перламутровую морскую раковину (продавец совестью клялся, что из того самого моря с сиренами чуть ли не самолично утащил, а сколько нырял, сколько нырял), я закрыла в ней колыбельную, исполненную моей знакомой. Голос у нее просто чудесный, да еще и пела она своему маленькому сыночку. Сыночек - любимый и единственный и... очень шумный, когда не спит. Но это далеко не все. Три ветреных дня беготни по лесу и в раковине поселился шепот самых сильных сонных трав (моя творческая идея). Красоту голоса я усилила манящими чарами настроенными только на драконов (неделя в библиотеке). Пришлось постараться, чтобы не усыпить экзаменаторов, себя и досужих зрителей вместе со зверушкой. Ну, себе я по примеру Одиссея все-таки заклеила ушки воском, вдруг не сработает, а экзаменаторов не жалко – они проф. маги, сами себя спасут.
       Наведя маскирующие чары, чтобы не дразнить похрапывающего дракона, я прокралась очень близко к голове змея. Мой черед был последним, дракону наскучило пыхтение учеников и он с нарочито трагичной мордой пав на песочек, подремывал в тенечке трибуны. Подходить близко даже невидимкой особо не хотелось, но выбор был невелик – либо подкрасться поближе и усыпить быстро, либо классически начать издалека и убегать по арене от засыпающего дракона, когда он начнет догадываться, что дело не чисто. А уж зверьки они догадливые, а иной раз просто гады - подвид такой! Если сильно разозлится, может и огнем полыхнуть так, что огнезащитный плащ не поможет, хотя обычно с третьекурсниками драконы до такого не доходят – им хватает и легкого презрительного фырканья, от которого большинство учеников сбивает с ног и тащит по арене. До ближайшей стенки.
       Чары сработали идеально. Прекрасный женский голос поплыл над ареной, а равнодушный дракон так и не смог открыть глаз, погрузившись в глубокий сон. Довольная я скинула чары невидимости, сняла душный огнезащитный плащ и уселась на лапу дракона: ноги не держали. Я покосилась на спящего дракона. Какой красавец! Серебристый дракон, усыпанный мелкими бриллиантами, переливался на солнце всеми цветами радуги. И почему его считают самым опасным драконом современности? Не удержавшись, я потянулась к его морде и чмокнула в носик. Как свою кошку. Разумеется, в этот момент моим поведением руководил... стресс.
       На мою безоговорочную победу в Академии отреагировали... по-разному. Кто-то откровенно потешался над умильной картинкой: блондинка в розовом платье усыпляет грозного дракона, а потом целует его в мокрый носик. Перепало не только дракону, но и мне: пришлось, скрипя зубами, учиться терпеть насмешки от «нормальных людей», которые «до такого бреда бы ни в жисть не додумались». Раньше нормальные люди меня просто не замечали. Я прилагала для этого много усилий. Потому как страшнее нормальных людей, только «самые нормальные».
       Вторая часть восторженных зрителей откровенно и презрительно плевалась: как Такую терпят на боевом факультете? Да, на немногочисленных подтянутых спортивных девушек-боевых магов я не походила совсем. От далекого эльфийского предка мне достались: романтическая внешность, уши подозрительной формы, веселость, прыткость и легконогость, но вовсе не высокий рост и способность хорошо обращаться с оружием, а лишь ловко от него уворачиваться.
       Больше всех причитал дракон: «В розовом платье? Поцеловала?!! Меня?!! Она воспользовалась моим сонным состоянием! Она опозорила меня на все тридцать три царства! Кто теперь будет меня бояться? Да гномы меня засмеют, когда я в следующий раз к ним прилечу за данью!!!»
       В общем, арестовали дракона. За крохоборство официально именуемое «Грабеж, разбой и вымогательство у суверенных народов». Оказалось, что на Граббурлина Ирхона Нехтского, как звали моего дракона, давно точили зубы некие светлые силы, олицетворяющие собой закон и справедливость в нашем многострадальном подлунном мире. Зуб-то они точили, но доказать ничего не могли, пока он сам вот так глупо не сознался со злости. Граббурлин пытался потом все отрицать, но было поздно и, применив заклинание прояснения истины, светлые силы с чистой совестью использовали все сказанное против него.
       Вот так я извела самого опасного дракона современности. А я же его как любимую зверушку! Я же не со зла! Я по глупости. Я еще долго потом переживала.
       

***


       Результаты сдачи мною экзамена рассматривали две недели. Ректор Викантус Амелин Бро, зная о моих далеко идущих планах (в свое время мне пришлось честно ему ответить на вопрос: «Что ты тут делаешь, девочка?»), событие старался замять, но огласка получилась знатная. Еще этот суд над бедолагой-драконом. (Я подозреваю, что ректор просто был рад отомстить хоть одному змею за их «юридически оправданные» вымогательства). Собранная комиссия проголосовала за мое отчисление большинством голосов. Ситуация была просто кошмарной. Из стабильно создаваемого будущего меня резко вынесло в позорное настоящее. Меня выгнали из Академии, поступить в Университет теперь не светило, на меня показывали пальцем все маги, кому не лень. Вон, мол, та, в розовом, которая под музыку дракона уморила. Некоторые студенты даже нахально предлагали продать\подарить мне гусли, свирель или мандолину, авось усыплю еще кого, можно на ректоре вот опробовать. А парочка злыдней пообещала показать, что такое меч и как за него надо держаться. Я предложила им в свою очередь рассказать о желании показать что бы то ни было городничему на площади – ему виднее что можно показывать в общественном месте, а что нет. И ежели окажется что не так, он их вежливо пожурит в воспитательных целях. Хотя, может, стоило просто фыркнуть на них – стенка все-таки рядом была? Да, и кто его еще знает, что подумали на этот счет драконы. Хотя они жуткие индивидуалисты и вполне могли просто позлорадствовать над неудачей соперника.
       Что делать дальше тоже было неясно. Возвращаться домой? С позором? Мать будет укорять моей неспособностью «сделать хоть что-то нормально» и попрекать дикими решениями, одно из которых учеба в Академии Магии и Словословия (если бы еще на факультет Словословия поступила, а то ведь…). То ли дело старшие сестры, которые вышли замуж за богатых и приличных! Неужели моя стезя - это варка зелья от простуды и предсказания на ярмарках? То, что радовало возможностью немного подзаработать денег на текущую жизнь, удручало в качестве единственно возможного будущего. Дома... дома мне бы пришлось работать в строящейся таверне родителей, где фактически заправляла мать, которая расчетливо терпела моего отца ради лучшей жизни. Я сомневаюсь, что она у нее когда-либо наступит (какая такая лучшая жизнь среди несчастных людей?), но это к делу не относится... Дома был Кай, которого я оставила ради Академии и своего призвания. Настолько важного для меня, что призрев первые ростки любви к нему, я уехала учиться в Кред. Сожалела ли я об этом? Не сожалела. Какое-то время. Пока он не женился на местной красавице Арилле, отличной девушке. Тогда стало больнее. И проще. Но домой я бы не хотела возвращаться никогда.
       Зато в то время ко мне наконец-то пришла мысль, что я не так отличаюсь от моей матери, как... мне бы хотелось. Она меня напугала. И она же спасла. Холодный голос в голове в ответ на нее сказал: «Что, нажив проблем здесь ты, поджав хвост, стала сожалеть о содеянном? Не ошибается тот, кто ничего не делает, но если бы никто ничего не делал, мир был бы полон ходячих мертвецов. А тот, кто считает себя всегда правым – врет сам себе». Почему-то это придало сил жить дальше.
       На следующий же день случилось чудо: ректор позвал меня к себе на прием. Я уныло, но уже спокойно собирала бумажки призванные подтвердить, что я проучилась три курса и ничего не задолжала академии из ее материального и нематериального имущества (как-то один студент умудрился спереть факультетское привидение) и ожидала, что речь пойдет о чем-то подобном. Ну, не извинятся же от лица академии он собрался! Скорее всего, придется «выворачивать карманы», ну, или душу, отвечая на вопрос: «И зачем только ты это сделала?»
       Первое, что я заметила в кабинете ректора - это моя старательно зачарованная раковина. Раковину очень хотелось оставить себе, но я подозревала, что Викантус еще попрется с ней в руках на заключительный суд над Граббурлином с черствыми намерениями. В истории с арестом преступного дракона Бро явно оказался на стороне светлых сил. Ректор перехватил мой взгляд и поспешно задвинул искомый предмет за какую-то безделушку на столе. До неприличия ловкие и проворные пальчики у нашего ректора. Впрочем, как у многих отличных магов – нам ручонками иногда такое приходится творить – и фокусники и карманники позавидуют.
       - Здравствуйте, господин ректор!
       - Доброе утро, барышня. Садитесь.
       Я поняла, что ничего хорошего мне не светит, раз он так приподнимает общественный статус моей семьи, называя какую-то девчонку барышней, и села на указанный стул. Ректор молча и нелюдимо смотрел на меня. Я легко улыбнулась ему и приоткрыла глаза, чуть подаваясь вперед и приглашая к разговору. Прием сработал безотказно. У людей в такие моменты срабатывал инстинкт – можно общаться.
       - Милая барышня, я хотел поговорить с вами о вашем бедственном положении. Вам ведь теперь нужно найти какое-то место в жизни, – псевдосочувственным голосом начал решившийся на разговор ректор.
       Откуда только узнал о моем бедственном положении? Уверена, что и фамилию мою он не помнит. Неужели все-таки обращал внимание? Холодный голос в голове бормотнул: «Не помнит фамилию. А раз не помнит, значит, никто за тебя податок не платил, даров не носил, а значит и положение у тебя незавидное». Я погрустнела, а Бро понял, что попал в точку и расслабился. Сейчас начнет из меня веревки вить. Видели бы вы, что он с попечителями Академии делает!
       - У меня есть одна отличная идея. Она прекрасно подойдет такой обаятельной и целеустремленной девушке, как вы. На днях Император Василийский прислал мне письмо с просьбой прислать человека на должность Придворного мага...
       

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21