Мой личный враг

08.03.2017, 17:43 Автор: Елена Звездная


Показано 1 из 9 страниц

1 2 3 4 ... 8 9



        Неторопливые переливы медленного танца, кружащиеся пары танцоров и два одиноко стоящих человека. Я, не отрывающая взгляд от скотины, испортившей мне весь учебный год. И он - насмешливо взирающий на мое испачканное платье для выпускного бала.
        - Сдаешься? - улыбнулся Инар.
        - Благодарю за приглашение, - стараюсь не шипеть, - но я подожду своего партнера.
        - Аниас не придет, - загадочно ответил лучший боевой маг академии.
        Я задумчиво сковырнула остатки пирожного с платья и произнесла имя запасного варианта:
        - Людвиг?
        - Ногу сломал. Так неудачно, и в медпункте как раз все... немного выпили.
        - Ташши?
        - У него что-то с дверью... не открывается, - на аристократической роже промелькнуло весьма ехидное выражение, и он добавил: - Кстати, через эти двери, - Инар кивнул в направлении высоких дверей зала, - не пройдут и остальные претенденты на твою руку в этом танце. Магия рода, знаешь ли, это даже ректору снять не под силу. Сдавайся.
        Я выругалась, все еще не веря в то, что капкан захлопнулся, и решила... плыть по течению, в смысле использовать последний довод.
        - Не хочется как-то. И танец уже заканчивается.
        Инар медленно растянул губы в улыбке, и я поняла, что музыканты продолжают и продолжают играть. И, судя по всему, играют не по своей воле.
        - Сдавайся-а-а, - протянул гад бессовестный.
        Кажется, пари я проиграла!
       
        ***
        А начиналось все так славно! Я, Ярослава Лирская, самая обычная ведьма, поступала в Академию прикладной магии, на экспериментальное направление "Предвидение и способы применения". Раньше ведьм в это заведение и на порог бы не пустили, мы тихо-мирно оканчивали свою Ведическую школу и расходились по городам и весям. Так нет же, далась им эта идея о совместном обучении!
        - Яра, а куда мы сейчас? - спросила моя подруга Белинда, испуганно озираясь.
        - К ректору, - хмуро ответила я.
        - А как мы пройдем? - к нам подошла еще одна ведьмочка из нашей чертовой дюжины.
        - Будем брать штурмом!
        Увы, ничего иного нам не оставалось. Занятия в Ведической школе начинались на два дня раньше, но в первый же день нас, тринадцать самых несчастных ведьмочек выпускной группы, вызвали к Верховной ведьме, и мы узнали потрясающую новость:
        - Девочки мои, этот год доучитесь в Академии прикладной магии.
        Едва "радостная" информация до нас дошла, мы, совершенно не сговариваясь, попытались изобразить повальный обморок вкупе с резким приступом поветренной морвы.
        - Плохо, девочки, плохо, - пожурила Верховная, - ожидала от вас большего. Я перед главным даже родовые потуги изображала...
        - И как? - мгновенно оживились тринадцать ведьмочек.
        - Сказал, что, если бы сделал мне четвертого ребенка, он бы об этом помнил, - печально ответила ведьма.
        Мы с девочками переглянулись. Об этой истории знали все, правда, больше по слухам. Так вот, поговаривали, что однажды один некромант завернул в деревеньку, где у ведьм полевая практика шла полным ходом - ромашку собирали. Ну и некромант решил подшутить над юными и невинными - оживил скелет, покоившийся на речном склоне. Ведьмы завизжали, помчались прочь, а руководитель практики, самоотверженно бросилась на защиту воспитанниц. Не ожидавший подобного самопожертвования некромант едва успел уничтожить умертвие и подхватить падающую в обморок ведьму. А потом Василена открыла свои васильковые очи, и пропал некромант с первого взгляда. Правда, ведьма ему попалась упрямая и своевольная и до замужества дико неохочая. Уж на что только не шел некромант ради любви! А чего только Василена из-за этой самой любви не вытерпела. Одни лишь умертвия, несущие не букеты - стога цветов, чего стоили! А руководство Ведической школы никогда не забудет поднятое кладбище, распевающее во всю мощь разлагающихся глоток "Василена, тебя люблю, жить без тебя не могу!".
        Говорят, после того случая ведьма решилась на крайние и жестокие меры - написала маме. Будущая теща ночью примчалась в столицу, как и полагается, на метле, и застала будущего зятя пьющим в обществе воскрешенного дракона. Некромант, менее всего подозревавший в разъяренной ведьме будущую родственницу, принял ее с распростертыми объятиями. Накормил, напоил, и после этого утратившая бдительность ведьма поняла, как влипла: несчастный безответно влюбленный мужчина нашел свободные уши. А дракон свалил - сказал, что пойдет и сам закопается. Закопался, да так, что во дворе министерства управления магией колодец появился, о-о-очень глубокий.
        Василена Владимировна сдалась на пятом году ухаживаний, под активным давлением жителей городка, руководства, всех учениц и собственной мамы. Счастливый и довольный некромант примчался к любимой на белом крылатом жеребце, которого уволок у самого короля. Но король особо не обиделся, так как на некромантов вообще лучше не обижаться... а то потом и помереть страшно. И вот теперь у нашей Верховной имеется сын, две дочки и муж, ревнивый настолько, что в Школе давно нет амулетов для обнаружения умертвий - что ни делай, а штук двадцать усопших обязательно следят за Василеной Владимировной. Кстати, некромант, в отличие от большинства мужей, очень любит тещу. Она его тоже... трезвого и на расстоянии!
        - Тут вот в чем дело, девочки, - продолжала Верховная, - поговаривают, война не за горами. В связи с чем решено использовать ведьм-предсказательниц.
        - Так прорицатели же есть! - простонала Варвара.
        - И их тоже, - Василена Владимировна тяжело вздохнула, - всех, кого можно привлечь, всех используют. А у вас, девочки, лучшие оценки по предсказаниям.
        Мы разом начали ковырять носками пол, изображать невинность и делать вид, что нас тут нет. По предсказаниям у нас ведьмак Федор Феоктистович, а он пить изволит. Вот и дает экзаменационное задание - сказать, где у него бутыль запрятана. Ну, мы, недолго думая, купили каждая по бутылке да и запрятали в разных местах. Потом, получив по высшему балу, чуть ли не шабаш от радости устроили... Допредсказывались! А теперь и признаться страшно, да и не поверят, наверное.
        Однако мы все равно попытались и к исходу того же дня все по одной перебывали у Верховной с чистосердечным признанием. Нам не поверили... но баллы снизили.
       
        Вот так вот мы и оказались в самой столице, аккурат во дворе Академии прикладной магии имени Визеуриса Молниеностного. Нас должны были встретить в порту, но почему-то никто не встретил. Маги вообще народ забывчивый, мы это сразу знали и даже не удивились, но обиделись. И пришлось лететь над городом средь бела дня, а там люди. Потом пролетать над стеной академии, а там привратники. Люди просто пальцами тыкали, привратники фаерами сбить пытались, хорошо хоть на метлах защитное поле стоит. Стену то мы перелетели, с духами-охранниками разобрались, но на этом наше везение закончилось.
        Испуганной серой стайкой мы сжались около входа. Мимо нас проносились маги и магини, овеянные силой и защитными заклинаниями. Время от времени где-то что-то громыхало и очередной маг вырывался из дверей с перекошенным от ярости лицом. Тестостерон зашкаливал даже у магинь, что уж о парнях говорить.
        - Может, подождем до вечера? - предложила Рогнеда.
        Из дверей вылетел очередной взбешенный маг, встал посреди двора, воздел руки к небу. Из растопыренных пальцев его вырвались молнии. В небесах громыхнуло, и разобиженное небо послало в студента настоящую, нерукотворную молнию. Менее красивую, зато более действенную. Парень ойкнул и повалился на землю. Из приоткрытого рта пошел дымок.
        На жертву кары небесной никто не обратил ровным счетом никакого внимания. Маги-недоучки продолжали сновать вперед-назад, то погруженные в талмуды, то проговаривающие заклинания, то ведущие на силовых поводках всякую мерзость - от василисков до умертвий. И толпа благополучно обходила лежащего.
        - Мы здесь все умрем, - выдала Любава.
        - Давайте подождем до вечера. Они уснут или умрут, и пройдем, - повторила вышеозвученное предложение Рогнеда.
        - Ректор ждет нас к полудню, не успеем - нам влетит, - не согласилась я. - Возьмем двери штурмом!
        В это время со стороны ворот показался отряд. Около сорока зомби в военных доспехах чеканили шаг вслед за невзрачным некромантом, погруженным в чтение исписанных листов. И я решилась на активные действия. С осторожностью то обходя, то обегая магов, я приблизилась к неторопливо шагающему некроманту, у которого с тыла была защита, и потому имелась надежда, что из-за его спины на меня не выскочит некий невидимый до поры адепт.
        - Простите, любезный, - начала я, - вы не подскажете...
        Парень оторвался от зубрежки, посмотрел на меня блеклыми, словно выцветшими, глазами, а в следующую секунду хищно улыбнулся и почти пропел:
        - Смотрите-ка, ведьмочка!
        Нехорошее предчувствие холодком пробежало по спине.
        - И без щита, - продолжил некромант, теперь глаза его сверкали каким-то нечеловеческим голубоватым сиянием, - и без магии, и без защиты!
        - Где? - донеслось снизу, и тот самый молнией "обласканный" мгновенно поднялся. - Действительно ведьмочка!
        - Ведьмочка? - донеслось и справа, и слева, и я оказалась окружена толпой магов.
        Двое некромантов, четверо стихийников, среди них тот, которого молнией грохнуло, отчего у него на макушке красовалась проплешина, а еще огневики, и даже воздушники. И все такие восторженные!
        - Ведьмочка, - пропела магиня, у которой на шее мирно почивала огненная саламандра, - а что ты тут делаешь?
        Вот примерно с таким выражением лица мы обычно обращались к лягушкам, которых собирались препарировать. Нервно сглотнув, я огляделась - отовсюду на меня смотрели жадно и оценивающе.
        - А я тут... учусь, - простонала я.
        Маги на мгновение оторопели, а после на весь двор раздался громовой хохот. И он только нарастал. В какое-то мгновение я даже начала лучше относиться к умертвиям, которые в отличие от магов хранили на изъеденных живностью лицах безразличное выражение. И вот когда апофеоз ситуации был налицо, кто-то где-то громовым голосом возвестил:
        - Девяносто баллов! Лучший результат за всю историю академии!
        Все ржать перестали, повернулись к дверям и стали аплодировать. Так как толпа несколько раздвинулась, у меня появилась возможность увидеть говорящего. Высокий широкоплечий длинноволосый шатен в ярко-алом плаще жестом гордого льва вскинул голову и возвестил:
        - Чествуйте лучшего ученика Академии Прикладной Магии, самого Аниасаннара Герноа!
        Аплодисменты стали громче, в небо полетели салюты, что-то где-то загромыхало, адепты засвистели. А этот самый Аниасаннар... тьфу ты, язык сломать можно, вскинув руки вверх, горделиво кивал, принимал и поздравления и всеобщее преклонение.
        И вот пока он там так стоял, из дверей вышел парень пониже ростом, и в плечах не такой широкий, и одет скромненько во все темное, и волосы темные до плеч только, а глаза такие черные, чуть раскосые. И эти глаза насмешливо оглядели творящееся безобразие, отыскали незаметную меня. Одна бровь парня поползла вверх, усмешка исказила точеные губы, после чего он подмигнул мне и улыбнулся. На секунду мне показалось, будто мы остались одни посреди беснующейся толпы. А еще сердце разом ухнуло куда-то, дыхание перехватило, и вдруг возникло чувство полета.
        Парень тем временем положил руку на плечо победителя и лениво так, растягивая слова, произнес:
        - Остынь, Аниас, у меня сто двадцать.
        Длинноволосый шатен выругался, движением плеча сбросил ладонь темноволосого, развернулся, гневно рыча, и исчез в проходе. Во дворе же царила мертвая тишина. Потом какая-то магичка, повысив голос, заявила:
        - Инар, за практику больше ста не ставят!
        Но темноволосый ее не слушал и на скрытый вопрос отвечать не торопился. Ленивой, плавной походкой он сошел со ступеней так, как мог бы сойти с трона наш повелитель, и неспешно, неотвратимо направился ко мне. Мне почему-то хотелось и убежать и замереть одновременно. А еще появилось желание волосы поправить, юбку одернуть или хотя бы перестать на него смотреть. Но я глядела не отрываясь, не в силах отвести взгляд.
        И когда маг приблизился, спокойно пройдя через расступившуюся толпу, я уже успела раз пять умереть и воскреснуть, и губу искусать, и испугаться. А темноволосый подошел, остановился на расстоянии вытянутой руки и протянул:
        - Ведьмочка...
        И я перестала бояться. Это из той серии, когда воробей на вопрос "ты кто?" отвечает: "Я орёль. Просто в детстве болель!". Вот и я так же!
        - Не ведьмочка - а ведьма! - рявкнула я во все ведьминское горло. - Буду здесь учиться! А ну расступись!
        Никто и не пошевелился. Темноволосый с каждым моим словом только шире улыбался, остальные и вовсе опять подхихикивать стали.
        И тут хвастун Аниас снова выбежал на порог и как заорет:
        - Инар! Ты солгал!
        - Не спорю, - не оборачиваясь и не отрывая от меня взгляда, ответил темноволосый.
        - У тебя сто пятьдесят баллов! - рявкнул Аниас. - Сто пятьдесят гребанных трольих баллов!
        - Плевать, - все так же глядя на меня, ответил темненький. Затем обратился ко мне: - И как нас зовут?
        - А кто там? - все так же громко с того же самого порога поинтересовался хвастун-говорун.
        - Никто, - промурлыкал темненький. - Для тебя совершенно никого нет... здесь только моя ведьмочка.
        И я поняла, что будет штурм. Иначе нам эту высоту не взять. Сунув руку в карман, я грубовато приказала магу:
        - Уйди!
        В ответ - ослепительная улыбка во все тридцать два ровных белых зуба.
        - Сам напросился! - мстительно произнесла злая ведьма, то есть я.
        В следующее мгновение рука с порошком была поднесена к губам, и я дунула изо всех ведьминских сил.
        Мы, ведьмы, магических сил не имеем, это правда. Но ведьма - от слова ведать, а ведаем мы многое, не зря у нас такая широкая специализация - и роды принять можем, и от хвори излечить, и даже умертвие успокоить, коли сильно досаждать будет. Ну а от нахалов имеем средство опробованное, Верховной ведьмой нам щедро отсыпанное - порошок из перца! И тут главное - распылить верно, а затем смыться в обратном от распыленного порошка направлении. Ну так я и отступила назад, а затем вбок, и, пока маги с неизвестной им напастью воевали, мы с ведьмами, которые за кустами дрожали, и прошмыгнули в академию.
        - Двери, двери-то запирай, - затребовала Любава. Мы с Варварой сноровисто створки и прикрыли, а Людмила ловко засов задвинула.
        И тринадцать ведьм, придерживая юбки, бросились вперед по коридору разыскивать кабинет ректора. А позади дрожали и скрипели двери, но мы точно знали - эти выдержат. Уж если они в магической академии, то всё выдержат. Иначе бы они тут не стояли.
       
        Бег наш продолжался ровно до появления в коридоре высокой фигуры в черном балахоне. Мужчина остановился, удивленно взглянул на нашу компанию и не менее удивленно произнес:
        - Ведьмочки?
        Мы остановились так резко, что Людмила и Варвара едва меня не сбили, я же попыталась задать вопрос:
        - А будьте так любезны... ху-у, надо бегом заняться... Так вот, будьте любезны... ух, счас отдышусь... - Пока мы все старались отдышаться, маг с улыбкой оглядывал нашу запыхавшуюся компанию. - Так вот, а скажите, уважаемый, где ректор?
        В следующую секунду послышался оглушительный треск! Мы стремительно обернулись и узрели, как массивные двери осыпались трухой, открывая проход разгневанному темноволосому магу!
       

Показано 1 из 9 страниц

1 2 3 4 ... 8 9


Комментировать произведение

Обсуждения у автора18

Обсуждения у друзей автора20

Обсуждения на сайте20