Попробуй укротить меня

18.08.2018, 17:30 Автор: Гэлбрэйт Серина

Закрыть настройки

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24


Попробуй укротить меня
       


       Глава 1


       
       Голова раскалывалась.
       В горле пересохло, и язык еле ворочался. Руки-ноги затекли, слушались с опозданием, словно не желая реагировать своевременно на команды мозга. Да и мозгу будто стало тесно в черепной коробке.
       И ещё, кажется, подташнивало.
       Похоже, гулянка удалась на славу.
       Я шевельнула рукой, вяло мотнула тяжёлой головой. Руке почему-то неудобно, что-то стягивало запястье, не позволяя передвинуть конечность. Смутные ощущения подсказывали, что со второй рукой и обеими ногами дела обстояли не лучше.
       Я что, привязана? И лежу на чём-то мягком, гладком. И, надо признать, несколько сквозит… во всех местах.
       Насилу разлепила один глаз. Подумала и закрыла – уж больно света яркого вокруг много.
       – Проснулась, – прозвучал рядом мужской голос.
       Незнакомый мужской голос. А мальчиков мы на наш девичник не приглашали!
       – Долго что-то, – произнёс другой голос, тоже мужской и незнакомый.
       – Какая разница? – добавил нетерпеливо… третий?
       А это уже настораживает.
       Кто-то похлопал легонько по моей щеке. Я снова мотнула головой и замычала протестующе.
       – Кончайте с ней возиться, мы не за ожидание платим, – продолжил третий. – Сейчас нам будет хорошо-о…
       Кто и за что тут платит? Вся выпивка была за счёт Урсулы как главной виновницы торжества!
       И кому должно стать хорошо? Мне вот пока что-то не очень…
       На моё колено легла ладонь. Провела неспешно до бедра, где, по идее, должен был сбиться подол короткого платья, да только оный там явно не обнаружился, потому как наглая длань беспрепятственно огладила бедро и подобралась к сокровенному. Прикоснулась через тонкую ткань – трусики, по крайней мере, на мне остались и на том, как говорится, спасибо, – попыталась что-то там обвести и нажать. Предположительного возбуждения от стимуляции сей я не испытала, то ли из-за похмелья, то ли просто потому, что сунуть руку женщине между ног и маленько там пошурудить ещё не означает по умолчанию вспышки удовольствия. Тем более рука незнакомая, возможно, немытая и неизвестно где побывавшая перед этим…
       Скривившись, глаза я всё-таки открыла, поморгала, силясь сфокусировать взгляд. И заорала!
       Не каждый день обнаруживаешь себя по пробуждению на широкой кровати и в окружении сразу трёх мужиков! Причём мужиков в стёганых халатах и предусмотрительно надетых чёрных полумасках. Двое полулежали по обеим сторонам от меня, а третий, отличавшийся от собратьев по койке брутальной щетиной и полными губами, стоял на коленях между моими разведёнными ногами, привязанными к резным столбикам по углам кровати. Руки оплетены кожаными ремнями и притянуты к завиткам на высокой фигурной спинке.
       Длань номер Третий догадливо отдёрнул и во избежание дальнейших трепыханий прижал обеими руками мои ноги к простыне.
       – Если не успокоишься сама – успокоим насильно, – лениво пообещал второй, даже не поморщившись от моих воплей. – Как тебе больше нравится: по-хорошему или по-плохому? Что предпочитаешь: зелье с афродизиаком или немного боли? А кричать бесполезно, здесь тебя всё равно никто не услышит.
       Я умолкла. Шикарный какой выбор – наркотик или избиение! И где я вообще нахожусь?
       Комната без окон, с тёмно-синими стенами и яркими светильниками. Собственно кровать, справа камин с уютно потрескивающим огнём, большое кресло рядом, на полу ковёр, пушистый, светло-серый, похожий на шкуру неведомого зверя. Две двери по разным сторонам, невысокий шкаф со стеклянными дверцами и бутылками внутри, пара пустых столиков. И я сама дивным завершающим штрихом, растянутая на кожаной привязи, растрёпанная, в одном нижнем белье.
       Я судорожно сглотнула, облизала пересохшие губы.
       – Н-не надо… б-боли, – пролепетала я жалко.
       – Вот и умница, – номер Второй изобразил некое подобие улыбки и покровительственным жестом убрал с моего лица рыжую прядку. – Будешь и дальше вести себя хорошо – и, вероятно, вечер закончится приятно не только для нас.
       О-о! То есть буду тихой покорной рабыней-наложницей и, так и быть, «мальчики» даже о моём удовольствии подумают? И как тут отказаться от предложения щедрости столь невиданной да неслыханной?
       Тем временем слегка позабытый номер Первый стянул бретельку короткого лифа, составлявшего верхнюю часть моего белья, запустил не менее наглые, чем у товарища, пальцы под тонкое кружево, погладил круговыми движениями сосок. И откуда эти субъекты наивные берутся, свято верящие в повышенную чувствительность женской груди? Кажется, сейчас все мои нервные окончания собрались совсем в других местах, далёких от общеизвестных эрогенных зон.
       Я сглотнула снова, ощущая, как желудок скрутил спазм.
       – А-а… – начала я. – У вас зелья антипохмельного нет? Или простой воды хотя бы… А ещё… меня тошнит…
       Мужик мгновенно оставил мою грудь в покое и все трое уставились на меня недоверчиво,с глубоким подозрением.
       – Нет, правда… – фразу я не закончила.
       Потому что меня действительно стошнило. На номера Первого. Лучше бы на Третьего, конечно, – а нечего незнакомую девушку сразу за интимные места хватать! – но ремни не позволяли даже сесть ровно, не то что дотянуться до находящегося в ногах обидчика.
       Пострадавший слетел с кровати, сыпля цветастыми пожеланиями в адрес мой, моих родственников и какого-то Гериберта, подсунувшего вместо обещанной горячей штучки… э-э, пьяное рыжее недоразумение. Третий с поразительной прытью соскочил следом, хотя ему-то как раз ничего не угрожало, а Второй, выругавшись, правда, вполголоса и не переходя на личности, встал и начал отвязывать мою правую руку. Покосившись на него, Третий принялся за освобождение ног. Перегнувшись через меня, Второй снял ремни с левого запястья, внимательно оглядел жертву несостоявшейся групповухи, убеждаясь, что в ближайшие пять минут я вряд ли дойду куда-либо самостоятельно, и с мученическим вздохом поднял меня на руки. Отнёс к одной из дверей, велел Третьему открыть. Ванная комната. Просторная, оборудована по последнему слову техники. Меня поставили на пол перед раковиной, и я на всякий случай сразу вцепилась в её край, не особо доверяя затекшим ногам.
       – Ещё бле… – мужчина умолк и поправился: – Тебя ещё тошнит?
       – Н-не знаю, – честно ответила я и резко наклонилась над раковиной.
       Второй отвернулся. Я слышала, как он ходил за моей спиной, бормоча что-то себе под нос. Кое-как откашлявшись после приступа, я дрожащей рукой включила тёплую воду, прополоскала горло, попила прямо из-под крана и умылась.
       – Такого эффекта быть не должно, – выдал мужчина наконец. – Ты много выпила?
       – Ну-у… – я выключила воду, взяла одно из висящих рядом полотенец, вытерла лицо. – Прилично так… наверное. Одна моя подруга обручилась недавно, вот мы и решили отметить. Девичник устроили в клубе…
       – Где тебя, полагаю, и прихватили.
       Похоже. Помню, как направилась в дамскую комнату, удивляясь неровности пола и буйному танцу стен. И не помню, дошла ли я до туалета вообще?
       – Это не совсем законно, – заметила я робко. – Прямо посередь бела дня… то есть вечера… или уже ночи… похищать честных горожанок Эмирады…
       – Ты не в Эмираде, – устало возразил Второй.
       – А где? – и что-то подсказывало, что ответ мне вряд ли понравится.
       – В Лилате.
       Чтоб мне на этом месте провалиться! Город воров, убийц и работорговцев?! Прибежище преступников, беглых каторжников и опальных аристократов?!
       – И как я сюда попала? – просипела я резко севшим голосом.
       – Как и прочие честные горожанки Эмирады – искатели, портал, торговец, клиент. То есть здесь делают заказ, там ищут подходящую кандидатуру, добавляют в еду или питье снотворное либо вкалывают напрямую, дальше через портал сюда и после оплаты поставляют клиенту.
       – Зашибись, – выдала я и поймала в зеркале сочувственную улыбку собеседника. – Вы рыжую, что ли, заказали?
       – Да, – не смутился Второй.
       – Я ненатуральная рыжая. Недавно перекрасилась.
       – Не суть важно.
       – И девственницу, поди, затребовали? – или мне очень сильно не повезло, или искали именно рыжеволосую невинную деву.
       – Да.
       – И кто из вас троих собирался меня девственности лишать? – представилось отчего-то, как «мальчики» жребий тянут, решая, кому ж выпадет сия почётная миссия?
       – Как пойдёт.
       Вот повезло-то! Не буду тогда разочаровывать заранее и сообщать, что на данном пути тернистом ждало бы героев препятствие великое. Недаром у многих рас лишение невинности приравнивалось к инициации и завершению одного жизненного периода и началу другого. Не как у людей – сунул, вынул, боль, кровь на простыне и всё, девушка стала женщиной.
       Другое дело, что до пресловутого «сунул-вынул» ещё много чего успеть можно, а я не относила себя к категории дамочек повышенной чувствительности, заводящихся с пол-оборота от прикосновений незнакомцев. Тем более незнакомцев, которых я опасалась справедливо.
       Попробуй-ка расслабиться, когда страшно и похмелье властвует.
       – Но вас трое, а я одна! – осторожно возмутилась я. – Это мой, на минуточку, первый раз, и я… я плохо разбираюсь в ласках… оральных.
       – Ну, как бы никто таких подвигов от неопытной девицы и не ждёт. Научилась бы… в процессе.
       Так мне и ускоренный курс по удовлетворению мужчин преподали бы? Чем дальше, тем заманчивее предложение!
       Я повесила полотенце на крючок, медленно обернулась к собеседнику.
       – Я готова. Почти, – заверила нерешительно. – Особенно если всё-таки найдётся антипохмельное. И афродизиак в комплекте с непристойными картинками не помешают. Или сразу демонстрация порнушки. Чтобы я возбудилась побыстрее. Или вы меня в любом состоянии намерены… поиметь?
       В синих глазах в прорезях маски отразились удивление и скепсис.
       – Ты думаешь, после, хм-м, произошедшего у кого-то осталось желание… иметь тебя? Тут на другой стороне улицы бордель высокого класса, а девушки там, уж извини, поцивильнее будут.
       Стесняюсь спросить, зачем, в таком случае, им рыжая девственница потребовалась. Знаю, у некоторых рас пунктик на невинность, но «групповое» трио пока производило впечатление людей – хотя, естественно, первое впечатление вполне могло быть ошибочным, – да и, подозреваю, цивильная девушка из борделя высокого класса – читай, дорогого – наверняка обойдётся всё же дешевле, чем по индивидуальному заказу.
       И на последнее замечание следует оскорбиться или как?
       – Пойдём, – Второй обнял меня за плечи, повёл к двери. Открыл и сразу посторонился.
       Номер Первый, продолжая красочно, разнообразно поминать мою родню, ураганом ворвался в ванную. Мы вышли, и дверь за нашими спинами захлопнулась с оглушительным стуком, зашумела включённая вода. Я поморщилась. Зачем же так громыхать-то?
       Третий стоял возле шкафа с распахнутыми дверцами и уже пил прямо из горла бутылки алкогольное содержимое явно высокого градуса. Меня смерил взглядом хмурым, раздражённым, подтверждавшем слова Второго о полном отсутствии желания принуждать бедную трепетную девственницу к групповухе. А я и не против. Голова болела по-прежнему, хотелось если не умереть, то хотя бы полежать спокойно в тишине, и чтобы никакая собака не трогала. И к интиму меня сейчас не склонит даже самый искусный любовник и два часа просмотра жёсткого порно.
       – Где искатели это сокровище откопали? –мрачно поинтересовался Третий.
       – В клубе в Эмираде, – ответил Второй. Проводил меня до кровати, поперёк которой я рухнула с отнюдь не эротичным стоном.
       – А Берт куда смотрел? – не унимался Третий. – Он или нюх потерял, или страх. Мы ему за что заплатили – за испорченный вечер и вот это? – широкий взмах руки и указующий на меня перст.
       Теперь точно можно оскорбиться, но нет ни сил, ни желания.
       – Если вы подождёте пару минут… или лучше полчаса… или час, то я буду вполне готова, – вяло пообещала я. – Вы пока без меня начинайте, разогрейтесь, или как оно там правильно называется. Хотя если вам моя готовность без надобности, то можете прямо сейчас приступать, только убедительная просьба не сопеть и не хрипеть в ухо – бесит. И кусать сами уши тоже не надо, всё равно удовольствия никакого. И синяков не наставьте – я же не сопротивляюсь и вообще, на всё согласная.
       Всё-таки желание во взгляде Третьего появилось. Настойчивое желание придушить заказ собственными руками, а труп выбросить в ближайшую канаву. Мужчина снова приложился к горлышку бутылки, закрутил крышку и вместе с тарой направился ко второй двери.
       – Лично я в «Нектар страсти», а вы как хотите, господа, – и вышел, хлопнув дверью не менее оглушительно.
       Нарочно, что ли?
       Через несколько минут шум воды в ванной стих и створка распахнулась, являя Первого в одном полотенце, обёрнутом вокруг бёдер, с мокрыми волосами и капельками влаги на не слишком могучей,зато волосатой груди, поблескивающими в сиянии светильников. Перед приёмом душа маску он, скорее всего, снял и теперь просто прижимал её рукой к лицу, не утруждаясь повторным завязыванием ленточек.
       – Где… – начал Первый и умолк, посмотрев вопросительно на Второго.
       – Видимо, променял меня на работниц борделя на другой стороне улицы, – пояснила я.
       Первый целенаправленно двинулся по следам Третьего.
       – Эй, а ты куда? – возмутился Второй, сообразив, что товарищ по оргии собирается дезертировать с поля боя… то есть разврата.
       – В «Нектар страсти». Возьму двух, нет, сразу трёх девочек и пусть трудятся до утра. Может, они не так вкусны и полезны, зато сытные, обильные и дело своё знают.
       – С ней-то что делать?
       – Ничего. Запри тут на ночь, номер всё равно оплачен до утра и никуда она отсюда не денется. Завтра её заберём и поедем к Берту, пусть как хочет изворачивается, но деньги возвращает, козлиный сын.
       Очередной хлопок двери, и мы со Вторым остались вдвоём.
       Ненадолго – мужчина повздыхал, глядя то на меня, то в сторону, и тоже покинул комнату. Короткий, хорошо слышный в наступившей тишине щелчок возвестил об активации магического запора на двери. Такой замок я и на трезвую голову не вскрою, с больной же и говорить не о чем. Окон при беглом осмотре с кровати я не заметила, но даже если бы были, сомнительно, чтобы на них тоже не стояла какая-нибудь защита. На помещении звукоизоляция, да и здесь наверняка привычны к любым крикам.
       Я перевернулась со спины на живот, уткнулась лицом в простыню. Это ж надо так попасть! Конечно, я, как и все жители благополучной, процветающей Эмирады, слышала в новостях и читала в газетах о нет-нет да пропадающих без вести девушках, однако массового характера исчезновения не носили, и уж точно я не предполагала, что войду в число этих несчастных. И сколько времени прошло? Хватились ли меня, объявили ли в розыск? Родители и Ник же с ума сойдут…
       А эти любители невинных дев могли бы яркость светильников хоть немного убавить! Зачем вообще такая иллюминация? Или дабы лучше видеть, что делаешь, не промахнуться ненароком? Нет бы свечи ароматические, бельё красивое – а не моё же собственное, ещё дома надетое, недорогой марки, незатейливое и хорошо хоть без котиков и единорогов, – соблазнение медленное, чувственное, чтобы я почувствовала себя хозяйкой мужского гарема, которую её верные «рабы» холят, лелеют и обожают, выполняют малейший каприз, пусть бы всё и было понарошку, в виде своеобразной ролевой игры. М-м, красота! Тогда я, может, расслабилась бы и, глядишь, что-то с кем-то да вышло бы.
       Эх-х, мечты, мечты…
       А то секс-рабыню им подай, а сами секс-рабами становиться что-то не торопятся.
       

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24