Ночь Излома

16.02.2019, 08:02 Автор: Ируна

Закрыть настройки

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21


Глава 1


       Накануне ночи Излома падающий с серого, затянутого тяжелыми тучами неба снег словно сошел с ума. Он не сыпал белоснежными невесомыми хлопьями, мягкими и пушистыми. Такими, под которыми хочется кружиться и, высунув язык, ловить их самым кончиком. И смеяться, заливистым смехом, когда хрупкая снежинка растает, возвращаясь в промозглое небо крупинками теплого пара. Чтобы снова опасть спустя минуты новой порцией волшебства.
       Снег жалил, кусал ледяными иглами, слова стая голодных диких ос. Завывал в резких порывах ветра, закидывая целые колючие горсти за воротник. Сокращал видимость до расстояния вытянутой руки, пряча в белом мареве яркие праздничные гирлянды фасадов магазинов и зданий.
       Кира натянула повыше меховой воротник зимнего пальто, чтобы хоть как-то защититься от этого вихря, безжалостно царапающего обледеневшие щеки и закоченевшие без варежек пальцы. Сколько себя помнила, никогда еще в преддверии ночи Излома не было такой метели. Позже – пожалуйста, особенно лютой выдавалась последняя неделя сичневика. Но вот чтобы так рано – никогда. Словно Прародительница за что-то разгневалась на вверенных в ее попечение людей.
       Кира резко выдохнула, выпуская в воздух теплое облачко пара, останавливаясь и задирая вверх голову, словно от этого простого действия метель уймется. Глупая затея. Ледяной порыв ветра тут же обжег незащищенные щеки колючими иглами. И, казалось, не только лицо, но и все тело словно сковала ледяная стужа. Теплое пальто, служившее верой и правдой в лютые морозы, сейчас было похоже на прохудившееся сито. Так и замерзнуть не долго. И мобиля, как назло, нет.
       Разве можно в такую непогоду так быстро убирать мобили с маршрута? Ведь не все уходят с работы вовремя, как, например, она: засиделась за отчетом и ушла позже остальных. Все ее коллеги уже давно поужинали и сидят в тепле и уюте возле каминов. А она потеряла счет времени, вот и поплатилась. В ее район и в хорошую погоду сложно добраться, мобиль ходил раз в час, а в такую метель водитель и вовсе, видимо, решил свернуть работу пораньше.
       И как же ей теперь быть. И холодно так. Того гляди, превратится в сосульку.
       - Говорят, если накануне ночи Излома начинается метель, значит, снежные драконы выходят на охоту в поисках избранниц.
       Кира вздрогнула и повернула голову в сторону говорившей. До этого на остановке она находилась одна, сейчас же рядышком, практически на расстоянии вытянутой руки, стояла старушка. В старом затертом полушубке, когда-то пушистом платке, покрывающем голову и часть груди. И потрепанных валенках на ногах.
       - Что? – Кира непонимающе хлопала белыми от снега ресницами.
       - Драконы снежные на охоту вышли, девицу ищут, так еще моя бабка говорила. Так что шла бы ты, девка, домой, пока не утащили в свое логово звери проклятые.
       Кира усмехнулась. Ну да. Если бы не было так холодно, рассмеялась бы. Подобные байки она тоже слышала, мол, если не может снежный дракон свою суженую отыскать, посылает помощников в виде бурана и метелей. И летают снежинки по всему свету и ищут именно ту, что суждена. Вот только сказки все это. И про то, что девиц крадут, и про суженых. Видела она их, этих снежных красавцев. Всегда высокие, статные, с белоснежными, словно снежное полотно волосами и такими же практически прозрачными глазами. Жуткими, в такие долго не посмотришь. Страшно. Казалось, они способны заморозить одним взглядом. Ее начальник – снежный дракон, был именно таким. Девчонки на работе даже прозвище ему придумали – Сосулька. Но не за внешность, а за то, что не обращал внимания ни на одну и них. Красивых, молодых, пышущих здоровьем ведьмочек. Начальник игнорировал любые попытки завлечь его и лишь снисходительно улыбался на непрекращающиеся атаки. В итоге обиженные ведьмочки от него отстали и между собой называли Сосулькой. Ведь только холодная ледышка могла не отреагировать на врожденные женские чары ведьм.
       Драконы жили среди них испокон веков. Бок о бок. Здесь, в Приграничье, на севере их страны, селились в основном снежные, что и неудивительно. Приграничье – край жестких ветров и холодных зим. С коротким и нежарким летом. Оптимальное место для тех, кто любит холод и не выносит жару. В небольшом городишке, в котором жила Кира, снежных драконов было немного, всего пару десятков семей, которые держались обособленно. Казалось, им и дела нет до местных жителей. Неприступные в своей гордости и величии, они воротили носы от простых смертных. И насколько знала, ни один из них не связывался личными отношениями с ведьмой.
       Поэтому предостережение старухи выглядело особенно смешным. Скорее с вершины Берхума сойдут ледники, чем дракон украдет ведьму.
       Бом! Бом!
       Кира зябко поежилась, пряча в мокрый от снега мех окоченевшие пальцы. Часы на главной городской башне пробили десять. Поздно-то как. И мобиля нет. Видимо, уже и не будет. Как же ей добираться домой? Пешком – далеко и по хорошей погоде. А в такую метель расстояние просто колоссальное. Что же делать? Можно, конечно, попроситься переночевать к Эмилю. Дом его семьи совсем рядом, практически в центре. В одном из респектабельных кварталов. Нет. Мысль заманчивая – но нет. Семья жениха и так ее еле терпит, ни к чему лишний раз мозолить глаза. Если бы только Эмиль был в городе, он бы обязательно отвез ее домой. Но Эмиль в командировке и вернется только завтра. Попроситься на ночлег к Соньке? Подружка не откажет. Очередной ледяной порыв ветра убедил, что оставаться на остановке не только глупо, но и опасно. Он словно подталкивал – иди. Замерзнешь, глупая. Заболеешь. И даже ведьмовская кровь не спасет.
       - Мобиля, наверное, не будет, – отвлекаясь от собственных мыслей, уже чуть подсевшим голосом поделилась наблюдением со старушкой.
       Все-таки перемерзла. Повернулась. Удивленно охнула. На остановке она снова стояла одна. И куда делась эта странная ведьма? Кира поежилась, не нравилось ей это. Подсознание царапнуло дурным предчувствием. Тряхнула головой, отгоняя дурные мысли. Ни к чему притягивать плохое. Это все не на шутку разгулявшаяся аномальная метель. Перемерзла, вот и мерещится всякое. Но с пустынной остановки на всякий случай решила уйти побыстрее. Еще чуть-чуть – и улицы совсем опустеют. Нужно добраться до Сони, здесь недалеко, всего пару кварталов, пока город совсем не замер в ночной дреме. Остаться одной среди этой метели страшно.
       Кира быстро шла, стараясь не обращать внимания на редких прохожих и на горящие вывески и гирлянды лавок и магазинов. Если бы не было так поздно, можно было бы полюбоваться выставленными в ярких витринах товарами, подарками.
       Подарками… Она так ничего и не купила Эмилю. Ночь Излома совсем скоро, а Кира так и не скопила денег на что-либо приличное. Милые же сердцу безделушки в его семье дарить не принято.
       Снова тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. Она не хотела думать сейчас об этом, метель и так не способствовала оптимизму, а скатываться в грусть – нельзя. Холод любит отчаяние – так он убивает быстрее. Кира улыбнулась сама себе. Все хорошо. Скоро она будет у Соньки. Согреется. И окончательно выбросит из головы ненужные мысли. Уж с кем с кем, а с Сонькой грустить не получалось.
       Перезвон колокольчиков, раздавшийся из открывшейся двери, привлек внимание. Кира инстинктивно повернулась к рванувшему на улицу из дверного проема теплу. Яркий свет полукруглой кляксой размазался всего на мгновение затемневшей фигурой мужчины, покидающего помещение. За ним шлейфом потянулся запах глинтвейна и специй. Сама не зная зачем, Кира шагнула в сторону этого света и манящего запаха.
       Очнулась, уже стоя посреди небольшой лавки, в центре которой находился огромный дымящийся казан. В воздухе парили запахи гвоздики, бадьяна и корицы. И тепла.
       Кира стянула с головы шапку, потяжелевшую от налипшего снега. Белоснежные волосы, ее личная одновременно и гордость, и разочарование, так как местные жители поголовно носили либо русые, либо рыжие шевелюры. Она же своими платиновыми, практически белыми волосами выделялась среди всех, словно ворона. Подружки шутили, что ее предки согрешили со снежными драконами, вот только темно-карие, практически черные глаза разрушали всю их нестройную теорию.
       Она была чистокровным человеком, ведьмой, с нетипичной для жителей Приграничья внешностью.
       Белоснежные кудри тут же намокли от растаявших в тепле снежинок. А озябшие пальцы закололо тысячами мелких иголок.
       - Доброго преддверия ночи Излома, - добродушно улыбаясь, по-другому обычные жители Приграничья просто не умели, Киру приветствовала хозяйка лавки. Ведьма, судя по висевшему на груди амулету. Все, кто имел дар и работал по специальности, обязаны были носить такие. У Киры тоже висел подобный на груди.
       - И вам доброго преддверия, – Кира улыбнулась в ответ, подув на озябшие ладошки.
       Когда хозяйка лавки ведьма, случайности притягиваются сами собой. Она замерзла, и дверь лавки отворилась именно в тот момент, когда Кира проходила рядом. И потянуло ее сюда не зря. Знак. А знаки любая ведьма не игнорировала. Значит, она должна была зайти именно в эту лавку.
       Кира поспешно оглянулась, отмечая небольшие уютные столики в нишах, украшенные гирляндами стены и смереки. Буквально каждый сантиметр помещения дышал предстоящим праздником. Взгляд вернулся обратно к стоящему посредине казану.
       - Попробуешь?
       Пить не хотелось, но она так замерзла, что непроизвольно кивнула.
       Напиток оказался просто божественным. Он вмиг согревал, разнося тепло по организму. Дарил блаженство и чувство неги. Хорошо бы принести такой Соньке. Она бы оценила. Ведь действительно вкусно. Кира мечтательно улыбнулась. И не заметила, как выпила всю огромную кружку до дна. Подогретое вино ударило в голову, и мир запылал разноцветными красками.
       - Думаю, необходим стандартный набор для девичьих посиделок, - беззлобно улыбнулась ведьма. Предсказывая ближайшую вероятность из Кириной жизни. Больше ни одна ведьма подсмотреть не могла. Без соответствующего разрешения и лицензии. Кира же радостно усмехнулась в ответ и кивнула. Хорошо, что не нужно ничего объяснять. Когда хозяйка – ведьма, и обычный напиток приобретал волшебную силу. Сваренный же в преддверии ночи Излома глинтвейн и вовсе способен на чудо. Назавтра от ее охрипшего горла не останется и следа. – Вот. Думаю, столько в самый раз! – хозяйка протянула ей теплую бутылку, на дне которой плавали ломтики апельсина и фигурки гвоздики.
       - Спасибо, - расплатившись, Кира искренне улыбнулась, тесно прижимая к себе бутылку из зачарованного стекла. Напиток в нем не остынет даже при самом лютом морозе. И им Сонькой не нужно будет возиться и заново греть.
       Звякнул колокольчик. И Кира оказалась на улице. Теснее прижала к себе бутылку. Главное – не разбить. Она может. Тем более на улице ужасно скользко. А еще и метель, казалось, стала еще злее и колючее. Или это она так в тепле отогрелась?
       Ох. Зябко. Кира передернула плечами и только сделала шаг, как каблук на сапожках неудачно соскользнул по брусчатке, и она стала заваливаться в бок. Ну вот! Накаркала!
       - Осторожнее! – чужая рука довольно крепко ухватила ее за локоть, помогая сохранить равновесие. Незнакомый мужчина буквально исходил недовольством. Столько пренебрежения в голосе давно не слышала. При этом дернул ее так, что чуть не выронила крепко обнимаемый бутыль. – Понапиваются, а потом на ногах устоять не могут.
       Что? Слова благодарности разом застряли в горле. Это она напилась? Да она выпила всего одну кружку глинтвейна, правда, на голодный желудок. Это он ей попался под ноги. Нечего ходить там, где не просят!
       Хмель, ударивший в голову, добавил безрассудной храбрости. Даже холодно уже не было. И Кира как на духу выдала незнакомцу все, что только что подумала.
       Незнакомец хмыкнул, удерживающая ее рука разжалась, и он отошел в сторону. Земля под ногами ощутимо качнулась. Еще один скептический и утверждающий правоту хмык заставил гордо вскинуть голову. Не пьяная она! А если и так, не его хмырево дело!
       Но стоило вскинуть голову и посмотреть на того, кто не дал упасть, все ее бравада лопнула, словно мыльный шарик. До этого взгляд упирался только в фигуру, затянутую в черное пальто, сейчас же… С нескрываемой насмешкой на нее смотрел довольно молодой снежный дракон. Он стоял в вихре метели, которая практически его не касалась, плавно обтекала, обволакивая словно коконом, не причиняя вреда. Хорошо ему, она вон вся в снегу, и хмель уже не спасет, а дракону хоть бы хны. Ни снежинки на коротких, идеально уложенных белоснежных волосах. Дорогущем, ниже колена пальто. И лаковых туфлях. Какой придурок ходит зимой в таких?
       Ледяные бесцветные глаза дракона опасно сузились.
       Ой! Кажется, она сказала это вслух. Действительно, пьянь. Обычно такого хамства она себе не позволяла. Как же стыдно. Одно хорошо, дракон незнакомый. В их городе она его точно не видела. А значит, проездом и скоро уберется, и о ее неподобающем поведении никто не узнает. Семья Эмиля точно не обрадуется, что она бродила пьяной по улице. Еще и нахамила дракону.
       - Простите. – Виновато потупив взгляд и прижав к себе покрепче бутыль с глинтвейном, Кира сделала осторожный шажок в сторону. И ее уже привычно повело. Дракон красноречиво усмехнулся и, перехватив в очередной раз за локоть, совсем не бережно потащил куда-то в сторону от сияющих огнями магазинов.
       Опьянение прошло моментально. Оказывается, страх отрезвляет похлеще зелий. И срывает любые тормоза.
       - Эй! – Кира попыталась выдернуть локоть из захвата. Куда уж. Хватка у дракона железная. Бутыль опасно звякнул, грозя свалиться. Хотя что ему будет, снега навалило уже столько, что если и свалится, не разобьется. – Куда вы меня тащите?! Отпустите немедленно! Я буду кричать!
       - Кричи! Не поможет.
       Спокойным таким тоном. Уверенным. И чуточку уставшим. Словно она уже ему надоела. И сам дракон явно не рад, что ввязался в такую сомнительную авантюру. Кира притихла на миг, опешив. Переваривая ситуацию, в которую вляпалась. Даже сопротивляться перестала.
       Черный мобиль блеснул в темноте серебристыми узорами сигнализации. Паника ударила с новой силой. Ее что, похищают? Видимо, да. Так как дракон направлялся прямиком к тому самому мобилю, по дверцам которого расползались серебристые узоры. Еще секунда, и он будет снят с сигнализации. Ее, безуспешно сопротивляющуюся, запихнут в этого черного монстра. И поминай, как звали. Искать ее некому. Эмиль вернется только завтра. А за это время ее успеют раз сто убить.
       Она все-таки закричала и со всей силы, на которую была способна, обрушила свободной рукой на голову идущему рядом дракону зачарованную бутыль с глинтвейном.
       То ли дракон ей попался хлипкий и бракованный, то ли она от страха стала суперсильной, но ящер издал непонятный звук и рухнул на усыпанную снегом улицу. Кира прижала к груди злосчастную бутыль, которая и не думала разбиваться даже об твердую драконью голову, и глотала ртом холодный воздух. От пережитого ее трясло, а еще и от осознания, во что она вляпалась. По самое не хочу. Дракон валялся у ее ног неподвижно, не подавая каких-либо признаков жизни. Если она его убила, ее ждет каторга. Кто же поверит безродной ведьме, что она просто защищалась.
       Никто!
       С трудом поборов панику, Кира присела на корточки и, осторожно отодвинув ворот дорогого пальто, дотронулась до яремной вены.

Показано 1 из 21 страниц

1 2 3 4 ... 20 21