Голос Тайра. Жертва порока

16.01.2018, 20:59 Автор: Кристина Кандера


Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24


Глава 1.


       
       - Свадьба! Представляешь? Этот идиот надумал жениться!! И когда?! Когда?!
       В кабинете дяди Фила было прохладно – магический вентилятор исправно крутился под потолком, гоняя еще не успевший раскалиться с утра воздух - окна были плотно закрыты, что исключало попадание уличного шума. Сам же господин главный редактор газеты «Голос Тайра» и по совместительству владелец этой самой газеты бегал из угла в угол, то запуская пальцы в собственные волосы, то потрясая кулаками.
       - Это немыслимо! Это катастрофа! Это конец всему!!
       Я опустила глаза, мысленно представляя себе картинку: спина прямая, руки сложены на коленях, складки на платье аккуратно расправлены. Этакая благородная барышня. Сущий ангел, на первый взгляд. И на второй. И даже на третий.
       - Ты понимаешь, чем мне все это грозит?! – дядя Фил вероятно устав бегать из угла в угол, остановился напротив и, уперев руки в бока, принялся сверлить меня злым взглядом своих карих глаз. Стоит ли говорить, что я почувствовала себя очень неуютно под таким прицелом? Но, памятуя о том, для чего меня всей редакцией слезно уговаривали прийти в этот кабинет, утвердительно кивнула, соглашаясь со всеми доводами своего родственника.
       В ответ на мой жест, редактор газеты «Голос Тайра» закатил глаза и со стоном опустился на соседний стул.
       - Да ничего ты не понимаешь! – взвыл дядя Фил. – Ровным счетом ничего! Этот… этот… даже не знаю, как обозвать его, женится! Ты можешь себе представить, что все это значит для меня? Для газеты? Для Империи, в конце-то концов?!!
       Я снова кивнула, молча соглашаясь со всем, что вещал мой родственник. Зная дядю Филиппа, прекрасно понимала, что единственная возможность пережить бурю и не оказаться во всем виноватой – это соглашаться со всем, что он скажет и - ни в коем случае! – не противоречить и не вступать с ним в споры. Знали об этом и остальные сотрудники «Голоса Тайра», но не умели усмирять своего работодателя, так как я, а потому именно мне и пришлось сидеть здесь, в его кабинете, выслушивать возмущенные выкрики господина главного редактора, кивать в ответ и – что самое невыносимое! - молчать.
       Поняв, что другой реакции, кроме как молчаливого согласия, он от меня не дождется, дядя Фил поднялся со стула и принялся снова расхаживать по кабинету. Но на этот раз он уже не бегал из угла в угол, а степенно прохаживался по светлому пушистому ковру, заложив руки за спину, рассуждая сам с собой:
       - Я его уволю… нет, - тут же поправился он, - это будет слишком легким для него наказанием. К тому же, если я его уволю, то «Вестник» и этот падальщик Доргван тут же подхватит моего лучшего журналиста. Не-е-ет, - тут же протянул главный редактор «Голоса Тайра», мстительно прищуриваясь, - такой радости я им не доставлю. Ни-за-что! Я лучше что-нибудь другое придумаю, - я исподлобья следила за метаниями родственника, отчетливо определив именно тот момент, когда в его светлую голову пришла очередная идея наказания нерадивого журналиста, единственным прегрешением которого было – о, ужас! – то, что он решил устроить свою личную жизнь в такой неподходящий, по мнению моего дядюшки, день. – Я его сошлю. Да, точно! – дядя Фил остановился на месте и поднял вверх указательный палец правой руки. – Будет он у меня до конца жизни про бездомных котят статейки клепать. Или, лучше, отправлю я его в провинцию, освещать достижения магов-селекционеров в области растениеводства. Вот тогда он у меня попляшет! Вот тогда я буду торжествовать!
       Когда дядя заговорил про селекцию, я поняла, что пора вмешаться. Ну, просто потому что, все работники газеты, и я в том числе, прекрасно знали, что никуда он Тома Брайта не отправит, и не уволит. Просто Том, он же звезда не только «Голоса», он - пример для всех журналистов в Империи. Он же что угодно разнюхает и так преподаст, что любо-дорого. А потому, когда дядя стал придумывать особо грязные способы отмщения несчастному Тому, я решила вмешаться.
       - Так, а что такого случилось, что Том так срочно понадобился?
       Дядя Фил застыл на месте с поднятой ногой – он как раз собирался следующий шаг сделать, но мой вопрос застал его на середине действа. Постоял так с секунду, затем поставил ногу на пол, развернулся ко мне всем корпусом, слегка наклонился вперед, чтобы было удобно смотреть мне в глаза, и так спокойно-преспокойно спросил:
       - А ты здесь зачем сидишь?
       - А? А… я… это… - и вот тут я поняла, что попала. Что надо было мне еще немножко про методы селекции в растениеводстве и естественный отбор в природной среде послушать, потому что теперь дядя Фил на меня переключится.
       - Я тебя спрашиваю, - очень спокойно, даже как-то ласково вопрошал у меня главный редактор газеты «Голос Тайра», - ты здесь что забыла? Тебя кто звал-то?
       - Так это… ты же сам и звал, - не слишком уверено кивнула в ответ, стараясь не смотреть дяде в глаза.
       - На меня смотри, когда я с тобой разговариваю! – рявкнул он и я, вздрогнув, тут же подняла глаза. – Эти бездельники опять тебя подослали? Да…
       - Да нет, - покачала я головой. – Я сама, честно.
       Вообще, я дядю не боялась. Я его знала, как облупленного, все-таки последние пять лет он мне и вместо отца и вместо матери был, когда я, сбежав из провинции, появилась на пороге его дома и заявила, что теперь меня из столицы никто не увезет, принял активное участие в моей судьбе. Даже с маменькой договорился, что вроде как опекать меня будет, бумаги там какие-то состряпал. Так что бояться я его не боялась, но опасалась. Потому как последние полгода работала тут же, в редакции «Голоса Тайра», правда на должности младшего помощника корректора. Почему младшего и почему помощника? А это дядюшка так поиздевался специально. Даже должность эту самолично придумал.
       Меня же когда из Магической императорской академии выгнали, ну не выгнали, а выпустили, по всем правилам, правда, диплома я так и не получила, но это совсем другая история. Так вот, после того, как мое обучение закончилось, я чтобы дядю лишний раз не нервировать, на курсы журналистов отправилась, трехмесячные. Ну, откуда же мне было знать, что это какой-то мошенник просто денег подзаработать решил и на самом деле ничему меня учить не собирался?
       А когда он исчез в неизвестном направлении спустя всего неделю, после того как деньги за обучение оказались уплачены, я и призналась во всем дяде Филиппу. А он… он тогда долго смеялся и даже статью в «Голос» написал. Сам. О том, как бестолковых дур (правда он покорректнее выразился, но сути это не меняет) разводят на деньги разные проходимцы. Еще и мораль в конце вывел, что благовоспитанным девушкам, надо не по курсам разным-всяким бегать, мужские профессии осваивая, а дома сидеть, пироги печь, да детям сопли утирать. Ох, и зла же я тогда была! Но делать было нечего, замуж меня в скором порядке дядя Филипп выдать не удосужился (кандидата подходящего не подвернулось), к маменьке на юг империи я уже сама ехать отказалась наотрез, а занять меня чем-нибудь надо было, чтобы, по словам самого дяди: «Не влипла в очередные неприятности, людям на смех».
        Вот он меня и пристроил в редакцию на смешную должность, с оговоркой, что если я год не проработаю младшим помощником корректора, если не выдержу, то тогда придется мне паковать чемоданы и возвращаться к маменьке под бок.
       Ну а я в провинцию не собиралась никаким образом. Я не для того в четырнадцать лет из дома сбежала и сама, тайком ото всех, в столицу пробиралась, чтобы в двадцать обратно возвращаться с поджатым хвостом. Вот и приходилось терпеть и работать, и молчать… иногда.
       Пока я предавалась размышлениям, дядя Фил снова вошел в раж и теперь уже поносил на чем свет стоит всех сотрудников редакции и меня в том числе. Только вот исходя из его разглагольствований, я не очень поняла, он нами недоволен или все же восхищается сообразительностью?
       - Так, а чего случилось то? – перебивая родственника на полуслове, повторила я свой вопрос. – Зачем так срочно Том понадобился?
       - А ты не знаешь? – выдохнул дядя.
       Я честно помотала головой.
       - Ну вот! – снова закатил глаза мой родственник. – Все знают. Весь город гудит. Вся Империя в курсе, а у меня в редакции никто ни сном, ни духом! Ох, Брайт, Брайт, на кого ты меня оставил, на кого променял, - и, не обращая больше на меня внимания, дядя Фил, понурив голову, направился к своему столу и рухнул в кресло. Тяжело облокотился о столешницу и закрыл лицо руками.
       Я тут же подскочила со своего стула, метнулась к небольшому столику в углу, налила в стакан воды из графина и услужливо поставила перед дядей.
       - Ну, дядя Фил, - легонько погладила его по плечу, - ну, не берите все так близко к сердцу. Расскажите лучше, что такого стряслось.
       Несмотря на то, что мой родственник так сокрушался о том, что какое-то важное событие прошло мимо нашей газеты, я была уверена, что на самом деле все это не совсем так, вернее – совсем не так. Слишком хорошо знала, как у дяди налажена агентурная сеть, прекрасно себе представляла, что у него есть свои информаторы везде, где только можно и зачастую благодаря такому ведению дел именно «Голос Тайра» являлся той самой газетой, которая освещала самые громкие мероприятия и становилась кузницей сенсаций.
       Да к тому же, учитывая, что дяде понадобился именно Том Брайт, я могла предположить, что в столице случилось что-то нехорошее. Просто, Том, он же в основном о криминальных событиях писал, проводил журналистские расследования, частенько раскрывал истинного преступника раньше, чем доблестные работники имперской полиции. Да-да, и именно поэтому, «Голос Тайра» так не любили доблестные слуги правопорядка.
       - Что стряслось? – убрал ладони от лица дядя Филипп. – А то стряслось, что не далее, как этой ночью убили дочь лорда Нейроса. Единственную дочь. Наследницу всего состояния. А написать про это некому. И на место преступления мне отправить некого. А этот паразит Доргван, я уверен, уже вовсю своих падальщиков натаскивает. И это «Вестник», а не «Голос Тайра» будет освещать этапы расследования. Небось, проходимцы, которых выкармливает этот паразит Доргван, уже крутятся на месте преступления, а то и статейки клепают.
       - Поручите эту статью кому-нибудь другому, беды-то? – я пожала плечами.
       - Кому? Вот кому мне ее поручить, если по криминалу у нас только этот паршивец Брайт специалист? Ты мне не подскажешь? Может быть, мне стоит попросить написать об этом леди Истар? – я скривилась от такого предположения. Леди Истар, конечно же, была достойной дамой, но она чересчур сильно любила животных и писала в основном только про них. Люди же, тем более мертвые, ее интересовали мало. Вернее, не интересовали совсем.
       - Или господину Молару? – продолжал высказывать предположения дядюшка.
       После этого дядиного предположения я скривилась еще больше. Молар вел колонку светских новостей. И в случае убийства леди Как-ее-там, скорее всего, написал бы не об этом, а о том кто, где, с кем и каким образом. У него это лучше всего получалось. А убийство? Убийство – это, по его мнению, мерзко и не стоит внимания. Вот о том, с кем перед смертью развлекалась покойная, господин Молар написал бы, ох, как бы он об этом написал. Еще и магоснимки бы приложил и интервью, взятое за минуту до смерти. Он на это мастер, каких поискать. К слову сказать, именно из-за его колонки на «Голос Тайра» чаще всего в суд подают. Но и из-за этой колонки нас больше всего и читают. Всем же интересно, кто, с кем и в какой позе.
       - Или, на крайний случай, вон, - и дядя кивнул на дверь, - Малкольму? – стоит ли говорить, какая гримаса появилась на моем лице после упоминания имени моего заклятого врага – секретаря дядюшки Филиппа? - А может, ты прикажешь мне самому этим заняться и забросить все остальные дела?
       В этот момент так некстати раздался сигнал из переговорника – кто-то усиленно пытался связаться с господином главным редактором. Этот факт еще больше вывел моего родственника из себя и он, схватив кристалл, изо всех сил рявкнул в него:
       - Я занят!!
       А затем, бросив кристалл на подставку, заорал еще громче:
       - Малкольм!!
       По тому, как быстро отворилась дверь, я сделала вывод, что дядюшкин секретарь по своему обыкновению далеко не отходил и подслушивал с той стороны.
       - Д-да, госпо…
       - Сделай так, чтобы меня никто не беспокоил! Почему я должен это повторять по нескольку раз?! Неужели вы настолько бесполезны, что не можете понять мои слова и выполнить распоряжение раз и навсегда?! – и он еще что-то кричал краснеющему и заикающемуся секретарю.
       А я немного развернулась в кресле и бросила на Малкольма ликующий взгляд, как бы показывая этим свое превосходство. Мелочно и низко? Возможно. Но, мне это доставило удовольствие, да и настроение как-то сразу стало улучшаться. Предпочитаю, чтобы дядя Филипп срывался и кричал на кого-нибудь другого, потому что когда он начинает учить жизни меня, я не сдерживаюсь, и тогда рычим и ругаемся мы уже вдвоем. А после таких «семейных разговоров» я чувствую себя так, словно меня заставили пробежать, по крайней мере, несколько километров, причем в туфлях на каблуках, шляпке и многослойных юбках.
       Малкольм зло глянул в мою сторону и скрылся за дверью, а дядя Фил откинулся на спинку собственного кресла и устало прикрыл глаза.
       - И почему вокруг меня одни идиоты? – пробормотал он.
       


       
       Прода от 19.11.2017, 20:47


       Я посчитала вопрос риторическим и не стала на него отвечать, как не стала и уточнять, что в данный конкретный момент вокруг дяди есть только его единственная и горячо любимая племянница, а себя я к идиотам уж точно не отношу.
       - Что еще ты от меня хотела? – дядя Фил приоткрыл один глаз и пытливо уставился на меня. – Зачем приходила-то?
       - Да так, - отмахнулась я. Ну не сдавать же мне разъяренному господину главному редактору работников его же газеты, которые меня сюда и направили, слезно умоляя «сделать хоть что-нибудь»? Мелочно это как-то и непрофессионально.
       - Ну, говори уже, пока я добрый. Вдруг даже сделаю, как попросишь.
       А вот такой шанс упускать было никак нельзя. Не часто дядя Фил готов вот так взять и что-то сделать. Я стала лихорадочно раздумывать о том, чего мне больше всего хочется сейчас? Магический вентилятор в кабинет? Повышение зарплаты? Все не то, все не то…
       Как назло, в этот момент в голове крутилась всякая ерунда вроде новой шляпки или набора для письма, но это все такие мелочи за которыми я уже лет с восемнадцати не обращаюсь к дяде. Можно было бы еще попросить личный магопереговорник. Они как раз в моду вошли, маленькие такие, в карман или в сумочку помещаются. А женские модели, так и вовсе разноцветные делают, розовенькие там или голубенькие, камешками украшены. Я вон давече читала в колонке господина Молара о том, что дочка канцлера приобрела себе такой, так на его декорирование брильянтов ушло на такую сумму, какую я в «Голосе Тайра» за всю жизнь не заработаю. Взгляд мой заметался по сторонам, мысли пришли в движение. «Что же попросить? Что? Что?»
       Мой взгляд вдруг зацепился за листы бумаги, раскиданные на столе главного редактора. Под исписанными бумагами затесалось пара магоснимков, возможно даже…
       Вот оно! Я даже подпрыгнула в кресле, сообразив, что вот он – мой шанс и сделав глубокий вдох, выпалила:
       - Отдай мне статью о смерти той… дочки этого… ну, которую Брайт должен был писать! – от нахлынувшего вдохновения и чувств, я даже забыла, кто есть кто, но вроде бы смогла вполне внятно изложить свою просьбу.
       

Показано 1 из 24 страниц

1 2 3 4 ... 23 24