Не превратиться в зомби! Рецепт.

11.01.2019, 14:58 Автор: Нина Запольская

Глава "Остров Гаити".


– Здесь есть тропа, в этой трясине… Её сплели из лозы мароны много-много лет назад, – сказал бокор Вальдес и сплюнул в жижу, простирающуюся перед ним.
– Эта лоза уже сгнила, наверное, – ответил сквайр, он поморщился и брезгливо посмотрел на белёсый плевок бокора, расходящийся по тёмной мутной воде.
– Может и сгнила, – согласился бокор. – Только в таких болотах всё гниёт очень медленно.
Он опять сплюнул и повернулся к капитану, который стал переводить этот диалог доктору Леггу.
– Это от танина, который содержится в листьях мангровых, – вдруг пояснил доктор.
Бокор Вальдес вопросительно глянул на капитана. Капитан перевёл ему ответ доктора, и бокор удивлённо посмотрел на доктора Легга, потом – опять на капитана: он словно не понял, что капитан ему сказал, или очень удивился. Немного помолчав, бокор произнёс:
– Я пойду впереди, первым… Вы все – следом за мной, немного отступив. Только близко ко мне не приближайтесь… И двигайтесь быстро, я умоляю вас, быстро! В этом месте нельзя задерживаться.
Он немного постоял, словно собираясь с духом, и вдруг буквально ринулся в жижу, сразу провалившись в неё по пояс, потом, помедлив, неуверенно пошёл, странно покачиваясь из стороны в сторону. Корзинку с жабой он поставил к себе на голову и придерживал длинной цепкой рукой. Мистер Трелони, пропустив его шагов на пять, пошёл следом. Капитан, придирчиво поглядев в спину сквайру, повернулся к доктору Леггу и кивнул ему, разрешая движение. Доктор Легг поднял свою сумку над головой и двинулся за сквайром, буркнув сердито:
– Твою мать наперекосяк!
Капитан, сначала ощупав окружающие их заросли настороженным взглядом, медленно повернулся к этим зарослям спиной, и вступил в жижу за доктором Леггом.
Трясина под ногами капитана булькала и воняла. Это была какая-то мёртвая трясина – над ней не вились москиты, не было слышно лягушачьего крика, уток тоже не было. Даже меч-трава здесь не росла, а торчала кое-где из воды высохшими чёрными обломками среди наносов ила и ядовито-зелёной тины.
Капитан подумал, что они сейчас – как на блюде, и если к ним из-за спины сейчас кто-нибудь выйдет… Оглядываться, а тем более додумывать эту свою мысль до конца капитан не стал, внутренним окриком резко оборвав себя. Он шёл за доктором Леггом, привычно посматривая по сторонам, а под ногами его что-то пружиняще колыхалось… Что-то упругое… «Ну и хорошо», – опять подумал капитан.   
И тут же ему в голову влезла, нахально и без спроса, чья-то странная мысль: «Мертвецы работают на плантациях сахарного тростника» … Что это были за мертвецы, и почему они вдруг работали на плантации, капитан не знал, и сколько он не старался разгадать эту загадку, у него ничего не выходило – чужая мысль кривлялась, дёргалась, выгибаясь в диких конвульсиях, падала в корчах и жмурилась так сыто, нагло и отвратительно, что хотелось ей врезать по липким усам… Пивной кружкой!
– Быстрей, быстрее! – вдруг стал подгонять их всех бокор Вальдес, он, видимо почувствовал или услышал что-то.
Капитан прибавил шаг и затряс головой, и какие-то хвойные деревья впереди, наползающие на них потихоньку с того берега по мере их продвижения по трясине, зашевелились и заплясали у него перед глазами, а их ветки закачались в каком-то непристойном хоропо , и лианы, опутывающие эти ветки, зазмеились, не пуская его вперёд – они цеплялись за одежду и за абордажную саблю, норовя вырвать её из ножен, и всё время выхватывали из-за пояса его пистолеты… Чёрт! Он с ними измучился, с этими грёбаными лианами!
Наконец, беглецы выкарабкались из трясины на берег и сели в изнеможении. Тут капитан тоже что-то услышал – это был далёкий лай собак, чьи-то истошные вопли, а может быть, это кричали деревья.
– Странные деревья! – сдавленно выкрикнул капитан, с трудом переводя дух.
– Это саман . Они всегда так, – спокойно, даже равнодушно ответил бокор про деревья и добавил: – Мы здесь отсидимся, на этом островке… Хоть какое-то время переждём облаву. А завтра пойдём опять.
– Нам надо попасть в Северную бухту, – сказал капитан. – Там нас будут ждать корабли.
– Это в какую бухту? – на лице бокора Вальдеса было написано недоумение, он пояснил: – У нас тут свои названия, сеньор капитан.
– Ну… Там ещё камень такой… Странный, – попробовал объяснить капитан, но скоро запутался: он почему-то не смог подобрать нужные слова или, скорее, не смог произнести эти слова вслух.
– А-а, это, наверное, бухта Рити , – догадался бокор. – Мы так её называем.
– Да, камень, пожалуй, похож на скрипку, – согласился капитан, окончательно обессилев.
Он стал трясущимися руками стаскивать с ног сапоги и выливать из них воду, чтобы легче было идти. Его примеру последовали удивительно молчаливый сквайр и доктор Легг, выпачканный грязью с ног до головы. Подождав пока белые обуются, бокор Вальдес повёл их за собой через лес, опять тщательно выбирая места для прохода.
Болотная грязь стала подсыхать и больно стягивать тело, но мистер Трелони словно не чувствовал это – он шёл за бокором Вальдесом по тропическому, дикому лесу и, не переставая, смотрел по сторонам, и вековые деревья этого леса завораживали его своей грандиозностью. Он любовался листьями на этих деревьях, большими и маленькими, он слушал их шорохи, он видел их трепетанье и понимал, что эти листья осознанны, потому что они осознают себя и осознают друг друга, и каждый самый последний листочек на самой дальней ветке занимает идеальное место, и каждый расположен так, чтобы не только самому получать достаточно солнечного света, но ещё и не загораживать солнце остальным… «Ах, если бы человеческие существа могли стать такими же совершенными творениями, как листья!» – думал сквайр.
Бокор Вальдес остановился и, дождавшись, когда мистер Трелони с ним поравняется, сказал ему, доверительно коснувшись светлыми пальцами его предплечья.
– Вы не умеете ходить по здешнему лесу, amigo , – сказал бокор сквайру. – Я бы не советовал вам глядеть на деревья, потому что они приманивают нас к себе… Я бы не советовал вам слушать шелест их листьев, потому что этот шелест подражает человеческим голосам. С этим лесом нельзя шутить! Потому что он готов напустить на нас свои чары… А они пагубны, как зараза.
– И что тогда? – недоумённо спросил сквайр.
– Здесь полно злых духов, клянусь папой Иисусом, – сказал бокор так, словно это всё объясняло.
Мистер Трелони продолжал непонимающе смотреть на него.
– Сами увидите, – отрывисто бросил бокор и опять пошёл вперёд.
Мистер Трелони стал быстро переводить доктору Леггу слова бокора. Доктор скептически поджал губы и пошёл догонять капитана. Мистер Трелони двинулся за доктором.
Скоро они очутились в таких зарослях, что им пришлось буквально ползком перебираться по корням каких-то деревьев. Потом под их ногами оказался известняк, весь изъеденным карстом, и приходилось долго выбирать, куда поставить ногу, чтобы не провалиться в расщелину.
– Куда мы идём? – спросил капитан в спину бокора Вальдеса.
– Я ищу удобное место с источником, – ответил бокор Вальдес. – Для стоянки.
– То-то я смотрю, что вы ходите кругами, – ответил капитан и добавил, протягивая руку и показывая направление: – Родник находится там!
Бокор дико посмотрел на него, но пошёл туда, куда показывал капитан, и скоро они, в самом деле, нашли родник, вода которого была чистая и почти не солёная.

****


– Как называется это место? – спросил капитан и подложил в костёр ещё пару веток.
Они уже сидели возле костра и даже успели обсушить на себе одежду, кое-как замытую в роднике.
Бокор Вальдес охотно отозвался:
– Название этого места переводится с аравакского, как «место жительства злых духов».
Потом он заговорил каким-то замогильным голосом:
– Это место, где души умерших спрашивают себе дорогу в иной мир. И по поверьям араваков, души умерших, не нашедшие дорогу, не нашедшие себе пристанища, превращаются в духов… В злых духов!
Произнеся это, бокор Вальдес зловеще сощурился и посмотрел на доктора Легга. Капитан хмыкнул и стал переводить доктору слова бокора. Доктор Легг поморщился: по своему обыкновению он уже начинал покрываться красными пятнами от возмущения, потому что, как и все рыжие люди, он краснел и вспыхивал очень быстро.
– Слушайте, Вальдес! – резко сказал доктор, обращаясь к бокору. – Хватит кривляться!
Бокор, не дожидаясь перевода слов доктора, ядовито захихикал и мелко закачал косматой головой из стороны в сторону.
– А идите вы нахрен в свою канаву! – огрызнулся доктор по-русски, отворачиваясь от бокора.
Бокор Вальдес расхохотался уже по-настоящему, от души. Потом он посмотрел на капитана, и в его чёрных глазах капитан прочитал:
– Вот чудак!.. Уже и пошутить нельзя!
Полные губы бокора Вальдеса смеялись, только чёрное лицо, на котором страдания проложили множество резких морщин, было абсолютно серьёзным.
Тут над их поляной полетела бабочка, сверкая ярко-голубыми крыльями, огромными, как крылья летучей мыши.
– Какая красавица! – воскликнул сквайр, всегда более остальных чуткий к проявлениям прекрасного.
– Это полетела душа умершего от лихорадки, – тихо сказал бокор и добавил, словно извиняясь. – У нас так верят.
Мистер Трелони, опешив, поспешил отвезти от бабочки взгляд.
– А откуда вы родом, сеньор Вальдес? – спросил у бокора капитан.
Бокор вытянул полные губы так, словно собирался присвистнуть, погладил подбородок большим и указательным пальцами и сказал:
– Вы, белые, называете мою страну «Невольничий берег» .
– А-а… Известное место, – проговорил капитан.    
Он вытянул ноги в сторону от костра, подтащил к себе свой мешок и лёг на него головой, стараясь устроиться удобнее.
– Я немного посплю… Сегодня ночью я буду на вахте, – пояснил он и стал сдвигать на глаза свою шляпу, и уже из-под шляпы он добавил: – Вам всем надо хорошо выспаться, завтра с рассветом мы пойдём в бухту Рити.
Неожиданно бокор Вальдес произнёс:
– Ещё раз хочу напомнить вам, сеньор капитан, о вашем согласии взять меня на борт пассажиром.
Капитан сдвинул шляпу обратно с глаз на затылок и внимательно посмотрел на бокора. Голос бокора Вальдеса прозвучал, как всегда, насмешливо, но в горьких морщинках у рта и в умных глазах его затаилась тоска. Капитан, испытывающий почему-то тревогу последние несколько часов, – что-то не нравилось ему в происходящем, что-то, по его мнению, всё складывалось слишком гладко, – всё же сумел улыбнуться бокору и ответить ему укоризненно:
– Но мы же уже договорились, сеньор Вальдес.
Капитан опять накрылся шляпой и расслабил лицо, стараясь заснуть: он очень устал за этот кошмарный день, но засыпал тяжело – ему был не по душе и этот странный островок, и этот странный лес с его колдовскими деревьями, и вся эта их странная, чудовищная ситуация, в которую они неожиданно попали помимо своей воли, и даже запах охапки листьев, на которых он лежал сейчас, такой нежный, томительный, не туманил почему-то ему голову, а наоборот, словно бы возбуждал, заставляя кровь двигаться по жилам быстрее, отчего у него во всём теле словно бы гудели весенние шмели. Где-то неподалёку раздался крик птицы или зверя. Капитан с неохотой оторвался от гула своих внутренних шмелей и прислушался к тому, что бокор Вальдес рассказывал сейчас мистеру Трелони и доктору Леггу…
«А бокор зачем-то специально заводит нашего доктора», – спустя какое-то время подумал капитан и провалился в сон…

****


Капитан проснулся ближе к вечеру от яркого и острого видения: он увидел Марианну, которая что-то делала возле него, что-то плела из ниток своими звериными когтями…
«Кажется, мы скоро получим весточку от капитана Грей», – подумал капитан и проснулся окончательно. Он прислушался к окружающим его звукам, потом сел, поднимая с глаз шляпу, и огляделся: солнце явно стремилось к закату, а у почти погасшего костра бокор Вальдес что-то рассказывал мистеру Трелони, и тот записывал за ним в свою тетрадь для путевых заметок.
– Духи умерших очень обидчивы, клянусь папой Иисусом, – тихим, вкрадчивым голосом говорил бокор. – О них нельзя забывать, о них надо всегда помнить… Им надо на ночь обязательно оставлять немного еды в калебасе.
– В калебасе, – повторил мистер Трелони, старательно записывая, и, оторвавшись от своей тетради, спросил: – А почему на ночь?
– Потому, что они выходят из-под пола только ночью, – ответил бокор.
Мистер Трелони заморгал круглыми глазами.
– А почему из-под пола? – спросил он недоумённо.
– Потому что умершие там похоронены, – пояснил бокор.
Мистер Трелони продолжал непонимающе смотреть на него. Бокор Вальдес снисходительно кивнул головой и терпеливо добавил:
– Ну, в том месте, где я родился, такой обычай – хоронить умерших близких под полом своего дома.
– А-а, – протянул потрясённый сквайр, он опять склонился над тетрадью и стал быстро писать.
Бокор Вальдес поморщился и пояснил в оправдание:
– Но вы не думайте, сеньор Трелони… Класть в могилу вместе с усопшим, в качестве заупокойной жертвы, ребёнка с перерезанным горлом было принято только в семьях вождей. Среди простых людей ничего подобного не встречалось, клянусь папой Иисусом!
– Да-да, – быстро, но как-то невнятно поддакнул сквайр, продолжая записывать.
Успокоенный сквайром бокор Вальдес заметно приободрился. Потом он прищурился, приподнял левую бровь, словно в раздумьях, оценивающе посмотрел на сквайра, помолчал так какое-то время и, наконец, произнёс:
– Ладно! Теперь я расскажу вам, как сделать так, чтобы ваш умерший родственник, не дай бог, не превратился в зомби… А то станет бродить по дому! Не выведешь потом!
Мистер Трелони округлил глаза и с готовностью отложил тетрадь, сложив руки на коленях и весь превратившись в слух.
– Нет, вы лучше запишите это! – чуть ли не с отчаянием вскричал бокор Вальдес, вытягивая длинную чёрную руку к тетради сквайра и указывая на неё пальцем со светлым ногтем. – Ведь забудете же, а это очень важно!.. Это жизненно необходимо! Спасибо мне потом скажите!
Мистер Трелони схватил тетрадь и, моментально раскрыв её, приготовился писать. Тут капитан не выдержал и спросил у бокора:
– А я думал, сеньор Вальдес, что все бокоры специально оживляют себе мертвецов… Для услуг, так сказать.
Зрачки бокора Вальдеса, неподвижные и чёрные, как угли, расширились, белки глаз выкатились и стали огромными от изумления, готовыми, казалось, выпасть из орбит.
– Caramba! – воскликнул он и щёлкнул пальцами. – Зачем мне оживлять мертвецов, когда кругом полно живых, всегда покорных моей воле? А мертвецы и пахнут неприятно, и характер у них, знаете ли… Да и хлопот с ними, опять же, не оберёшься!
Тут мистер Трелони с упрёком, искоса посмотрел на капитана, поймал его взгляд и выразительно поджал губы.
– Ну-ну… Не буду вам мешать, – поспешно сказал капитан и спросил, вставая: – А где наш доктор?.. Где наше светило современной медицины?
Мистер Трелони нетерпеливо выдохнул, фыркнув носом. Капитан примиряюще поднял ладони обеих рук и произнёс:
– Не беспокойтесь, господа! Я сам его поищу!
#авантюрный_роман #зомби #капитан #мистика #обычай #рецепт
"Жареный козлёнок бокора Вальдеса"
https://feisovet.ru/магазин/Жареный-козленок-бокора-Вальдеса-Нина-Запольская

Категории: Анонсы



Обновление: 11.01.2019, 14:58 21 просмотров | 0 комментариев | 0 в избранном

Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, если Вы впервые на ПродаМане.

Обсуждения на сайте20