Космический принц и его заложница

21.08.2018, 02:08 Автор: Пашнина Ольга

Закрыть настройки

Показано 7 из 13 страниц

1 2 ... 5 6 7 8 ... 12 13


Бриллиана почти ничего не весила, она вообще сколько раз за этот день ела? Он точно покормил ее утром, затем была посадка, выход, затем она вернулась и съела шоколадку, потом просидела в каюте до тех пор, как они увидели бабочку и услышали крик, потом его не было почти час. И вот она здесь, сонная, сопит ему в шею.
       - Брилли, когда ты последний раз ела? Почему ты не сказала, что голодна?
       - Я голодна? - Она подняла голову и с удивлением на него посмотрела. - Да... наверное. Я забыла.
       Александр вздохнул.
       - Тебе нужен не муж, тебе нужен отец.
       Он не рассчитывал на ответ, мысленно прикидывал, чем в такой час можно накормить ее и нужно ли вообще это делать. Но Брилл, к его удивлению, тихо сказала:
       - Проблема не в том, что мне кто-то нужен. А в том, что у меня никого нет .
       Бедный ребенок. Наверное, ей и впрямь сейчас тоскливо. Последняя опора, отец, оказался не тем, кем она его считала. У него самого была полная и довольно большая семья, Александр всю жизнь стремился к уединению, но по правде говоря, не представлял, каково это: быть совсем одному. Всегда были родители. Жутко занятые, порой он за день гораздо чаще произносил «Ваше величество», чем «мама» и «папа». Была шебутная сестра, еще не знающая, что примет трон от матери. Был дядя, который редко приезжал, но с которым всегда можно было поболтать по душам. Недостаток близких — не про его семью. У Брилл не было и десятой части этого.
       - Заведем тебе зверушку. Или ребенка.
       - Мечтай.
       Маленькой несчастной девочке не удалось противиться его прикосновениям долго. Когда каждое касание разгоряченной кожи приносит удовольствие, смешанное с облегчением, не до гордости и неприступности. Она расслаблялась, засыпала, такая горячая, что становилось страшно за ее здоровье. Пальцы запутались в мягких шелковых волосах, коснулись чувствительной кожи за ухом. Брилл сладко зевнула и застонала.
       - Что? - Он от удивления даже замер. - Да ладно? Тебе нравится, когда тебя чешут за ушком?!
       - М-м-м... - Брилл, когда он остановился, сама потерлась головой о его руку.
       - Ну вот. Взяла и убила все надежды. Я не могу домогаться до ребенка, который хочет, чтобы его почесали за ушком.
       - А что, домогаться обязательно?
       - А для чего еще придумали фильмы?!
       - Бедный император.
       - Чего это?
       - Дурака вырастил.
       Ну вот, минута безграничного доверия и желания прошла, доброе утро, язва-Брилл. Интересно, по мере того, как она будет к нему привыкать, чего станет больше: сарказма или доверия?
       

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


       Я проснулась от того, что мне было очень и очень хорошо. Ну то есть это как проснуться за пять минут до будильника, чтобы с наслаждением доспать до звонка. Или завести будильник на шесть утра воскресенья, подскочить с перепугу и вдруг осознать, что можно спать.
       Вот и сейчас организм словно разбудил меня, чтобы похвастаться. Хозяйка, нам классно! Смотри, как мы хорошо спим, как у нас ничего не болит и как нам... жарко.
       Я скосила глаза на вторую половину кровати. Вот уж кому было по-настоящему хорошо. Александр спал, как убитый, развалившись в позе морской звезды. А еще он, словно плюшевую игрушку, прижимал к себе меня.
       Нам с организмом резко стало похуже.
       Еще я обнаружила на локте нечто, похожее на пластырь, закрывающий след от укола. Слов нет, одни эмоции, разлегся на моей постели, тискает меня, как поролонового зайца и еще какую-то фигню вколол. Хотя, наверное, лекарственную, раз я так выспалась и совсем ничего не чувствую.
       Вот только попытка выбраться из крепких стальных объятий ничем хорошим не увенчалась. Александр только вздохнул во сне и перевернулся на спину. А следом за ним я, оказавшись сверху.
       - Нет, ну нормально? - прямо в ухо ему возмутилась.
       Он делал вид, что спит, но именно делал, уж я-то свой голос знаю. Либо Александр помер, либо издевается.
       - Выпусти меня в душ!
       - Пошли вместе?
       - Ты что, дурак?
       - Так мы вчера выяснили, что да. Пошли?
       Я с сомнением посмотрела на этого нахала. Издевается? Или всерьез думает, что я вдруг соглашусь? Нет, все-таки издевается. А еще он жутко близко, горячий и, кажется, возбужден.
       - В общем, я пошла, - пробурчала я и с некоторым сожалением, но он все же меня выпустил.
       - Одевайся. Завтракать будем на природе.
       Мне даже показалось, что я ослышалась.
       - Чего? Вон там? И что мы будем есть? Твоего ученого или поймаешь каракатицу? В Таиланде едят жареных жучков и кузнечиков, говорят, как орешки на вкус. Но мне кажется, для здешних кузнечиков нужна сковородка побольше.
       - Просто попьем кофе на природе, а еще пообщаешься с нашей гостьей.
       - Зачем?
       Он пожал плечами. Нет, определенно Александр что-то темнил, но я не стала допытываться. Проще у стены спрашивать о ее дальнейших планах, чем у него. А еще не хотелось вспоминать прошедшую ночь. Кажется, я совершенно недостойно расклеилась и ныла, а еще он меня обнимал и это ощущения прикосновения теплых пальцев к коже, на контрасте с вечерней прохладой...
       Так, стоп-стоп. Какая вечерняя прохлада в наглухо закрытом корабле? Пора заканчивать со всем этим, брать себя в руки и думать, как выжить дальше.
       Казалось, в меня въелся его запах, свежий, отдаленно напоминающий тот, что возникает после грозы. Смесь озона, дождя и океана. Приятный, очень необычный запах, но он словно стер меня и оставил какую-то другую Брилл. Нужно срочно обзавестись своими духами.
       К каким порой интересным выводам приходит человек, когда у него слишком много свободного времени. Казалось бы, какая разница, чьим парфюмом я пахну, если глобально мы сидим посреди открытого космоса в большой консервной банке? Или того хуже, гуляем по лесу, где каждая каракатица норовит тебя сожрать. А может, и не каракатица, да и совсем не сожрать — это я об Александре и его чертовой татуировке.
       На нее, к слову, я старалась не смотреть. Взял и испортил мне всю фигуру. А что будет в старости? Кожа станет дряблой, бледной, татуировка поплывет. Буду стыдливо прикрывать платочком следы бурной молодости и гонять клюшкой какого-нибудь деда. Эта картинка так живо всплыла в голове, что я даже забыла, зачем пришла.
       Оказывается, когда нет жара и ломки, очень хочется есть. Как бы приятно не было стоять под горячим душем, как бы я не оттягивала момент выхода наружу, пришлось сушиться и одеваться.
       Александр уже не боялся, что я сбегу, по крайней мере, не заставил меня надеть ошейник и просто оставил каюту открытой. Я легко добралась до люка и вылезла на улицу, под жаркое летнее солнышко. Приветливое, золотистое.
       Впрочем, не солнышко, а звезду. Надо запомнить, что Солнце и Земля остались далеко позади, а новый мир имеет свои названия.
       - Брилли проснулась, - усмехнулся гад.
       И куда только исчез идиот, с которым мы препирались все утро. В присутствии гостьи Александр неуловимо изменился. До этого момента я думала, мы начали друг друга узнавать, но теперь поняла: нет, не начали. Одним взглядом он препарировал сидящую напротив женщину. Я бы даже сказала, раздевал, хотя ничего общего с сексуальностью этот взгляд не имел. Будь я на месте женщины, то уже драпала бы в лес, а она ничего. Пила кофе и щурилась, глядя в небо. Красивая, средних лет, с каштановыми волосами, собранными в хвост и тонкими, четко очерченными губами. На самом деле я всегда завидовала таким губам. Когда у тебя тонкие губы, тебя воспринимают всерьез. А если мужики видят полные и яркие, у них отключается опция «вникать» и включается какая-то другая. Точно не знаю, какая.
       - Чего задумалась, Брилли? - хмыкнул Александр, протягивая мне кофе. - Это Хелла. Ксенобиолог. Хелла, это Бриллиана — моя подруга. Чудесное утро.
       Я пробормотала нечто невразумительное и села в кресло рядом с Александром — оно единственное было свободным.
       Оказывается, на корабле нашлось что-то типа походного набора. Можно было выйти наружу, поставить небольшие, но удобные кресла и пить кофе из серебристых кружек. Все это совсем не стыковалось с образами космической цивилизации, навязанными кино.
       Там на незнакомую планету высаживались осторожно, в скафандрах, неуверенно делая первые шаги в новом и, возможно враждебном, мире. А мы вели себя как хозяева галактики. Нарушили уединение леса, распугали местных жителей, сидим тут, как короли, пьем кофе и по-светски беседуем.
       - Хелла, так что у вас с отчетами? Я, честно сказать, был удивлен, когда встретился с местными обитателями.
       - Да, - кивнула женщина. - Мы готовим первые сводки. Никто не ожидал, что насекомые здесь такого размера. Впрочем, это не такое уж уникальное явление. Многие миры когда-то населяли большие насекомые, если в атмосфере слишком много кислорода, обычный паучок может снести ваш дом.
       - Здесь кислорода, кажется, не слишком-то много.
       - Эволюция длится миллионы лет. - Хелла пожала плечами. - Может, состав воздуха изменился недавно.
       - Разве они не должны погибнуть в этом случае?
       Женщина замялась. Похоже, и ей было неуютно в присутствии Александра. Я старалась не показывать недоумения, но так и подмывало поинтересоваться, с какой ноги он встал, когда я ушла. Так и буравит ее взглядом, словно хочет прожечь дырку. С одной стороны хорошо, что его пристальное внимание в кои-то веки направлено не на меня. С другой... в какую игру он играет и неужели я недостойна, чтобы мне объяснили правила?
       - Я действительно благодарна вам, Ваше высочество, за то, что спасли меня. Вас послали звезды.
       - О, всего лишь конфетно-букетный период, - лениво отозвался Александр. - Показываю Брилли галактику.
       Я подавилась кофе и закашлялась. Конфетно-букетный? Ну, шоколадку я помню, букет что-то нет, разве что букет болячек, который я от его татуировки поймаю.
       - Кстати, - продолжил он, - Бриллиана родом с еще одной дикой планеты, Земля называется. Не участвовали в ее изучении?
       - М-м-м, нет, я еще училась, когда это происходило. Это моя первая планета.
       - В таком случае это объясняет то, что вы вдруг попали в такую неприятную ловушку в лесу. Должно быть, вас отправили к маяку впервые?
       Он словно подсказывал ей ответы, и мне почему-то хотелось крикнуть «Не ведись! Очнись!». Но, к счастью, я быстро вспомнила, с кем сюда прилетела и с кем должна улететь. Хелле не позавидуешь. Если бы на меня так смотрели, я бы уже упала в обморок. Александр, словно хищник перед беззащитной жертвой, расслабленно замер. Жертва никуда не денется, вот она, еле живая. Чего он добивается? Зачем так ее пугает?
       Я поняла, что ровным счетом ничего не понимаю.
       - Я... иногда слишком халатна, - сглотнув, отвечает Хелла. - Прошу прощения, Ваше высочество, я подвела вас.
       - Вы не в моем подчинении, Хелла, будете отвечать перед своим начальником. Однако...
       Он медленно поднялся, а у меня мороз пошел по коже. Ничего хорошего движения Александра не предвещали.
       - Прежде, чем я подброшу вас, Хелла, к вашим коллегам, хочу кое-что проверить.
       Она сжала кружку. Я заметила, как побелели пальцы женщины, как на бледном лице отразился испуг. Она совладала с собой, но глаза все выдавали.
       Александр остановился позади ее стула. Уперся в спинку руками и склонился к женщине, почему-то не отрывая взгляда от меня.
       - Посмотри на нее, Хелла. Посмотри внимательно и не сопротивляйся. Это неприятно, но не больно.
       Меня била мелкая дрожь от голоса, в котором хрипотца смешалась с угрозой и хорошо скрытой, но все же ощутимой, яростью. Показалось, я стала каким-то приемником его эмоций и они на пару с собственным смятением разрывали меня на части.
       Хелла отводила взгляд до последнего, морщилась и до крови кусала губу. Кружка выскользнула из ослабевших пальцев.
       - Я сказал, не сопротивляйся, Хелла. Смотри на нее и все закончится.
       Тонкая струйка крови медленно потекла из носа женщины и в этот момент я словно очнулась от оцепенения.
       - Хватит! - крикнула я. - Что бы ты ни делал, остановись немедленно!
       Удивительно, но он послушался. Выпрямился, тяжело дыша, смерил меня мрачным взглядом и отрывисто приказал:
       - Иди внутрь.
       - Что ты с ней сделаешь? Кто она такая?
       - Брилл, иди в корабль и позавтракай. Это приказ.
       Я не знала, продолжать упрямиться, сказать, что я не его рабыня, чтобы слепо следовать приказам, или послушаться. Но оставить Хеллу? Да в чем виновата исследователь дикой планеты? И что вообще он с ней сделал?
       - Брилл, - спустя секунду, уже мягче, повторил Александр, - иди на корабль.
       Бросив последний взгляд на бледную, вытирающую с лица кровь, Хеллу, я подчинилась.
       В прохладном коридоре корабля я села у стены и опустила голову, чтобы отдышаться. Ощущение, словно меня пропустили через пресс. Зачем был этот цирк? Зачем он вытащил меня на улицу и усадил перед Хеллой, что сделал с ней потом и... что будет делать сейчас?
       Вчера ночью мне показалось, он утешал меня, когда я испугалась. И шутил, говорил какие-то глупости, которые отвлекали от пережитой паники. А сегодня я вдруг поняла, что может быть и по-другому. Страшно. Непонятно и неправильно.
       Но на этот раз ожидание было недолгим. Александр вернулся на корабль и остановился, найдя меня рядом во входом, в коридоре.
       - Идем, будем стартовать. Они знают, где мы.
       - Что? - Я вскинула голову, чувствуя, как сильнее бьется сердце. - Откуда?!
       - От верблюда. Эту идиотку послали на разведку, выяснить, в каком мы сейчас составе и насколько защищены.
       - Она не ученый? - ахнула я.
       - Такой же, как из меня герцогиня. Иди к себе и пристегнись, будем взлетать. Она первая ласточка, больше идиотов в погоне за нами не будет.
       - Что ты с ней сделал?
       - Ничего, покопался в ее голове и выпер на все четыре стороны. Пусть или валит к своим или жуков кормит, мне плевать.
       А я... не поверила. Просто не поверила, потому что... не знаю, может, и правда стала приемником его эмоций или сработала природная интуиция. Но в то, что Александр отпустил ее, не поверила. Однако и спросить не решалась, почему-то подумав, что если узнаю все точно, это что-то изменит. Хотя довольно глупо ждать, что он будет добр, милосерден и ласков со всем миром.
       - Брилл, - с трудом сдерживаясь, сквозь зубы процедил Александр. - Я не воспитатель в детском саду. Для меня существует только одно задание, и если на пути кто-то встанет, последнее, о чем я буду думать — это милосердие. Понятно?
       Я вздрогнула.
       - Как ты это делаешь? Угадываешь, о чем я думаю?
       - Дгнарны — телепаты.
       - Ты читаешь мысли?!
       - Твои — нет. Твои красноречиво отражаются на очаровательном личике. Чтение мыслей ты видела на примере Хеллы. И еще раз, Бриллиана: иди в каюту, пристегнись и готовься к взлету. Я не желаю рисковать, мы отсюда сматываемся. Мне не нравится то, что они послали за нами какую-то дурочку со слабой легендой. Если это игра, то игрок в себе уверен.
       Что ж, это больше, чем мне рассказывали раньше и, пожалуй, можно считать прогрессом. Я мало что понимала в их играх. Хеллу послал отец... люди отца, зачем? Она не выглядела как убийца, так может, все совсем не так, и Александр врет о том, что у отца мне грозит опасность?
       Я вернулась в каюту, где меня снова ждало многострадальное кресло с ремнями. Экран управлялся извне, и демонстрировал мне панорамы мира, который мы покидали. Словно кто-то запустил дрон над планетой и записал туристический ролик. На самом деле, это здорово отвлекало. Я с удовольствием рассматривала прекрасные, не тронутые человеком, леса.

Показано 7 из 13 страниц

1 2 ... 5 6 7 8 ... 12 13