Школа темных. Избранница грозы

19.04.2019, 01:57 Автор: Пашнина Ольга

Закрыть настройки

Показано 1 из 4 страниц

1 2 3 4


ПРОЛОГ


       Кейман Крост каждое утро просыпался с надеждой, что девушка мертва.
       Он никому не говорил о своих ожиданиях, прекрасно понимая, как будет выглядеть. Но неизменно несколько секунд смотрел в потолок и представлял, как все упростится, если Деллин Шторм погибнет на Земле.
       Ведь есть там какие-то смертельные опасности, верно? Ее может сбить железная колесная машина, или убить какой-нибудь ненормальный из-за пары монет, а еще она может отравиться, или подхватить опасную болезнь, или... демон, ему в такие моменты становилось стыдно, потому что желать смерти юной девушке, ни сном ни духом не ведающей о существовании его мира - слишком даже для Кеймана.
       Но ничего с собой поделать он не мог. В конце концов, он ненавидел не столько Деллин, сколько сам факт того, что она существовала. Что неведомая сила вообще создала эту девушку, закинула на Землю и с каждым днем приближала его к моменту встречи с ней. Была в этом какая-то ирония, злая и жестокая.
       С каждым днем тонкая нить под стеклянным колпаком становилась все крепче и крепче, сияла ярче. Каких-то десять лет назад нить Деллин Шторм едва можно было различить в абсолютной темноте, а сейчас приходилось накрывать капсулу плотной тканью, чтобы можно было хоть немного поспать.
       Утренний ритуал был ему привычен и даже настраивал на нужный лад: подняться, стащить ткань с колпака, бросить короткий взгляд на нить, и отправиться в душ, чтобы успеть к самому началу совета или занятий в школе.
       Не в этот раз, магистр Крост.
       Этот момент столько раз ему снился, что в реальность увиденного поверилось не сразу.
       Но нить Деллин Шторм действительно изменилась, теперь она сияла так, словно вот-вот грозилась разнести стеклянную крышку капсулы. Она пульсировала, переливаясь всеми цветами, и от света делалось больно глазам.
       Очень захотелось выругаться, но Кейман сдержался. Рано или поздно это случилось бы, рано или поздно портал к Земле должен был открыться.
       Кейман Крост ненавидел Деллин Шторм больше жизни. Но вынужден был ради нее этой жизнью рискнуть.
       

ГЛАВА ПЕРВАЯ


       Анекдот гласит: человек с дислексией и дисграфией пишет письмо не Санте, а Сатане.
       Это про меня.
       Я всегда была особенной. Так говорила мама, ведь для каждой матери ребенок - единственный и неповторимый. Но на самом деле я была никакой не особенной, а просто больной. Дислексия, дефицит внимания, слабая память, отвратный иммунитет. "Переведите ее в специальную школу", - говорили все. Мама не сдавалась. Могла весь день учить со мной стихотворение или неделю объяснять одно и то же правило математики.
       - Не позволяй никому обижать себя, - говорила она. - Ценность человека не в том, насколько быстро он решает примеры или с каким выражением читает текст. Значение имеют только поступки.
       Ну, я и поступила. На работу, уборщицей, потому что выпускные экзамены сдала едва-едва. Оно и ожидаемо: очень сложно писать сочинения и тесты, когда буквы на бумаге пускаются в пляс и отказываются складываться в слова.
       Но я смирилась, не всем же быть учеными. Кто-то должен складывать полотенца и убирать номера в гостиницах. Если бы я не искала плюсы в любой работе, я бы уже скатилась в пучину депрессии. Но что такое работа? Подумаешь, всего лишь треть жизни. Остается столько времени!
       На аудиокниги, например, я обожаю их слушать. На фильмы, на музыку. На все, что не требует до головной боли всматриваться в прыгающие строчки или сосредотачиваться и запоминать. Пожалуй этот мир все же прекрасен, за исключением осени и весны. Именно тогда мой слабый иммунитет давал больше всего сбоев, и я постоянно то кашляла, как курильщик со стажем, то шмыгала носом в бессмысленных попытках хоть что-то унюхать.
       Но сегодня, как ни странно, нос дышал. Хотя лучше бы насморк и дальше продолжал меня терзать потому что на кухне какой-то идиот умудрился выбросить горящий соус в урну с бумагой, из-за чего все помещение заволокло мерзким черным дымом, а постояльцам в срочном порядке оплатили завтрак в ближайшем ресторане.
       Но именно из-за того, что мой насморк взял выходной, я и почувствовала еще один странный запах, никак не напоминающий гарь.
       Запах озона? Грозы? Дождя?
       Ничего особенного, разве не бывает в конце лета грозы? Вот только в крошечное матовое окно в ванной виднелось яркое августовское солнце, а я была занята тем, что чистила глянцевые поверхности кранов, смесителей и полотенцесушителя.
       Сначала подумала, что это новое средство какое-то, мало ли, что там закупили. Но все было как обычно. Показалось?
        Потом раздались шаги.
       От неожиданности, когда в мокром зеркале появилось отражение мужчины, я выронила из рук пульверизатор и подскочила. Черт, клиенты умеют появляться не вовремя. Все нетерпеливые, все с дороги. Ну вот приехал ты раньше часа заселения, зачем мешаешь людям работать? От того что будешь стоять над душой я быстрее не закончу.
       Украдкой я взглянула на него. Богатый. Спортивный, строгий темно-синий костюм смотрится неродным. Темные волосы зачесаны назад, на лице легкая небритость. Глаза... отсюда казались черными, а еще в них отражался свет и казалось, будто где-то в глубине вспыхивают и гаснут искры. И кольцо на руке - с большим черным камнем.
       Ух, ну и постоялец. Или звезда какая или бизнесмен из особо крутых.
       - Я скоро закончу, - пробормотала я.
       Но вместо дежурного "угу" или повелительного "побыстрее" он вдруг спросил:
       - Ты Деллин Шторм?
       - Да, мы знакомы?
       Сначала сердце совершило кульбит. Неужели отец? Я много раз представляла себе как меня находит давно потерянный родитель и увозит в закат на шикарном лимузине. Но это был бы бред. Сказки в реальности не случаются.
       - Сколько?
       - Что?
       - Сколько я должен заплатить, чтобы ты осталась на ночь?
       - Что-о-о?!
       Нет, это уже ни в какие ворота. Заигрывание с горничными мне было не в новинку. Иногда девочки действительно встречались с гостями за подарки или чаевые, а может, за надежду на светлое будущее, но вот так откровенно не предлагал никто! К тому же, если старшая бы узнала, мигом отправила на улицу пинком! Да и гости вели себя все же сдержаннее. Могли шлепнуть по заднице, могли предложить поужинать или позвать на кофе, но так...
       - Имейте совесть! - воскликнула я. - Я не шлюха, а горничная. Это разные вещи.
       - Да? И в чем разница?
       - В том, что горничная честно зарабатывает себе на хлеб.
       - А шлюха нечестно?
       Он загнал меня в угол.
       - Значит, ты этим не промышляешь. Хорошо. Идешь со мной.
       Я замерла с открытым ртом. От одной встряски к другой. Если я "этим" не промышляю, куда я должна идти с ним?!
       - Все, я звоню в полицию! - не выдержала моя душа, перепугалась.
       Правда, номер набрала на всякий случай не полиции, а старшей. В мои планы не входило скандалить с каким-нибудь мстительным миллиардером или политиком. Я еще жить хочу, желательно спокойно.
       Мужчина вдруг стремительно, за доли секунды, оказался рядом, схватил меня за руку, да так сильно, что наверняка останутся следы. Я упиралась и брыкалась но силы были не равны.
       - Что вы делаете? Псих! Ненормальный!
       Он все тащил и тащил меня прочь из ванной.
       - Помогите! - заорала я.
       Мне зажали рот рукой. Мы оказались в гостиной. Дверь, ведущая в общий коридор, виделась мне спасительным маяком. Только добравшись до нее можно было спастись от этого психа!
       - Да успокойся ты! Я просто открою портал!
       Я рвалась на свободу, как дикая кошка, и в один момент зубами вцепилась в ладонь нахала.
       - Ай! Сучка! - рыкнул он.
       Потом я вообще перестала понимать что происходит: там где был темно-красный, заботливо вычищенный мной от остатков сигаретного пепла ковер, вдруг показалась трещина. Сначала она была маленькой потом разрасталась и разрасталась, пока внутри темнота не сменилась темно-бордовым пламенем, искры которого больно обжигали кожу.
       И незнакомец потащил меня прямо к этому разлому! Я заорала так, что сама оглохла.
       - Помолчи! Ты совершенно невыносима!
       Последнее, что я запомнила в мире, именуемом Землей - обстановку гостиничного номера и темноту, надвигающуюся на меня прямо из кошмара.
       Я словно свалилась с лестницы, по крайней мере ребра болели дико. Опустилась на четвереньки, ощутила под пальцами мокрую траву. Вдохнула запах свежего леса, осмотрелась и поняла, что ничего не понимаю. Незнакомец лежал рядом и матерился.
       - Из-за тебя я промахнулся с порталом.
       - Что... что за...
       - Спокойно! - рявкнул он на меня. - Сядь!
       Пришлось привалиться к какой-то коряге. Вот блин, кажется, я еще и лоб разбила. По носу стекла густая теплая капелька крови. Аккуратно ощупав ссадину, я пришла к выводу, что в ближайшее время от кровопотери не умру. И занялась более серьезными проблемами.
       Что, блин, происходит?!
       - Значит, так, - осмотревшись, заключил мужчина. - Придется нам добираться до города. И впредь я хочу, чтобы ты вела себя благоразумнее, поняла?
       - Не поняла, - огрызнулась я. - Кто вы такой? До какого города? Что происходит?!
       - До Флеймгорда. Мое имя Кейман. Кто я, тебе знать необязательно. Просто один человек, работающий на корону.
       - На британскую? - зачем-то спросила я.
       - О, боги... ты совсем ничего не знаешь, так?
       - О чем?
       - О своем мире. О том, откуда ты.
       - Я... о чем вы вообще говорите?
       - Если я тебе расскажу, ты перестанешь вести себя, как дикарка? Не будешь кричать, кусаться, вырываться и привлекать к нам внимание?
       Я с самым честным видом покивала головой. В моем активном сопротивлении теперь не оказалось никакого смысла. Если я не сплю, не ударилась головой и не накачана наркотиками, то... из гостиничного номера я перенеслась в какой-то ночной лес. Темные, причудливо изогнутые, стволы деревьев рождали в фантазии жуткие образы монстров из кошмаров. Ногам в легких рабочих кедах мгновенно стало холодно.
       Но вот над головой... над головой раскинулось такое небо, что у меня дыхание остановилось! Никогда не видела так явно и четко Млечный Путь. Целая россыпь звезд на черном бархате! И еще три яркие, незнакомые мне, звезды. Не маленькие точки на небе, а сияющие и освещающие своим светом лес, будто небольшие луны.
       - Что это? Что за звезды?
       - Таара, Крост и Акорион. Три звезды, каждая из которых принадлежит одному божеству. Самая яркая - Кроста, самая тусклая - Акориона.
       - А... кхм... богов?
       - Вставай. Расскажу на ходу, до рассвета нужно добраться до города.
       За спиной - лес, сбоку тоже лес, впереди лес, и лишь этот не слишком вежливый человек знает, как выбраться к цивилизации и что вообще происходит. Слушаться его не хотелось, но вариантов не осталось. Я поплелась следом, стараясь не отставать, но ноги в кедах соскальзывали с влажных корней деревьев и путались в высокой траве и небольших колючих кустарниках.
       - Мир, в котором ты жила, связан с нашим. Граница очень тонкая, иногда открываются порталы-разломы. И люди могут, при желании, перейти в другой мир. Достаточно заплатить предсказателю, и он поможет найти нужный разлом. Так сделала твоя мать, когда ты была совсем маленькой, взяла тебя и сбежала через портал на Землю.
       - Зачем? - пораженно выдохнула я.
       - Понятия не имею.
       - И откуда вы знаете, что она сделала это?
       - Мы собираем информацию о наших детях, выросших в другом мире и по возможности возвращаем их назад.
       - В это сложно поверить, - призналась я.
       От Кеймана чувствовалась какая-то враждебность, будто я стала для него неприятной и тягостной обязанностью. Я невольно задумалась о том, что у него за профессия. Возвращатель утраченных детей? Сыщик? Местный полицейский?
       - И что теперь мне делать? Я могу вернуться добровольно назад? - спросила, когда поняла, что в этом разговоре инициатива будет исключительно за мной.
       - А что там такого хорошего, что ты жаждешь вернуться?
       Я задумалась и вдруг поняла, что эти слова родили внутри сомнение. Что я теряю? Работу горничной, небольшую зарплату, парочку шапочных друзей, на которых никогда не хватало времени. Огромный мир книг, фильмов, мест, вкусов и звуков, но... вдруг в этом мире есть что-то более интересное? Разломы, порталы... это то, о чем я слушала, лежа в темноте, в крохотной квартирке, которую снимала. Другие миры, магия...
       - Здесь есть магия?
       Кейман бросил на меня немного удивленный взгляд, словно не ожидал такого вопроса.
       - Есть. Стихийная, темная и светлая. Самая сильная темная, но встречается очень редко. Светлая слабая, но распространенная, большинство магов - светлые. Стихийной может овладеть почти каждый, но нужно купить лицензию у одного из четырех Домов Стихий. Каждая магия сама в себе разделяется на несколько видов. Тебе расскажут об этом в школе.
       - В школе?
       Густой, непроходимый лес сменился редким ельником. Повеяло Рождеством: такой запах стоял в отеле, когда в холле появлялась огромная трехметровая елка, а в номера гостям ставили вазы с еловыми веточками.
       - Все должны получить образование, ты не исключение.
       - И мы сейчас туда?
       - Нет.
       Кейман замолчал, а я недовольно поджала губы. Им стоит, раз уж озаботились возвращением граждан на историческую родину, нанять какого-нибудь более дружелюбного проводника.
       - Можно подробнее? Что мы будем делать, что будет со мной?
       - Сейчас придем в город и переоденем тебя во что-то более соответствующее нашему миру, потом отправишься на распределение. Маги Флеймгорда определят твою силу и назначат школу, где ты будешь учиться. Их всего пять: Огня, Воды, Земли, Воздуха и Светлая Школа. Дальше не мои проблемы.
       Я только вздохнула. Идти становилось все тяжелее, но, кажется, небо немного светлело. Может, рассвет, а вместе с ним и город, уже близко? Хотелось пить, есть, согреться и немного поспать.
       - Тебе нужна легенда. Что говорить любопытствующим в академии. Слушай внимательно, я повторяю только раз. Запоминай, иначе поимеешь проблем, иномирян здесь не любят.
       - Зачем тогда возвращают, если не любят? - хмыкнула я, но под многозначительным взглядом Кеймана, заткнулась.
       - Ты - моя троюродная племянница, которую давным-давно похитили и увезли в другой мир. Не нужно никому знать, что это сделала твоя мать. Образ жертвы похищения привлекательнее образа вернувшейся дочурки предательницы.
       - Кажется, я начинаю понимать, почему мама сбежала.
       - Забавно. Молодец, язык длинный. Впредь держи его за зубами, а не то по губам получишь.
       Если бы я так не устала и не замерзла, то задохнулась бы от возмущения. От Кеймана буквально исходили волны неприязни, а вот причин для них я не увидела. Стереотипы об иномирянах? Или что-то большее? Логика подсказывала, что он просто говнюк, а вот интуиция, как всегда, хотела верить в нечто таинственное.
       Но мужчина не собирался раскрывать все свои карты, а мне оставалось только слушать и запоминать.
       - О своем мире можешь рассказывать, что угодно, скажешь, что приютила и воспитала добрая женщина. Этот мир не помнишь, но рада вернуться. Держись скромно и незаметно, не влезай в передряги, относись уважительно к старшим. Мое имя тебе поможет, но если будешь использовать его в личных целях, очень быстро узнаешь, на что я способен.
       - А вы, значит, видная фигура? - хмыкнула я.
       Лес вдруг расступился, и мы вышли на дорогу. Огороженная хлипеньким забором, через который Кейман с легкостью перемахнул, к моему счастью шла под горку. И дальше идти стало проще.
       - Я один из темных.
       Ага, он говорил, что темная магия встречается редко.
       

Показано 1 из 4 страниц

1 2 3 4